НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ГОРОДА И СТАНИЦЫ   МУЗЕИ   ФОЛЬКЛОР   ТОПОНИМИКА  
КАРТА САЙТА   ССЫЛКИ   О САЙТЕ  






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Часть III. Торговля в капиталистическом развитии области войска донского

Если сельское хозяйство и промышленность на Дону были непосредственно связаны с экономикой всей страны, то это особенно относится к донской торговле.

В. И. Ленин, говоря о южных и восточных окраинах пореформенной Европейской России, отмечал: "Русский капитализм втягивал таким образом Кавказ в мировое товарное обращение, нивелировал его местные особенности - остаток старинной патриархальной замкнутости, - создавал себе рынок для своих фабрик"1.

1 (В. И. Ленин. Соч., т. 3, стр. 521)

Это определение В. И. Ленина очень точно отражает и положение на Дону. Потребляя донской хлеб, табак, каменный уголь, центр страны направлял на Дон изделия своей промышленности. Так, еще в 1863 г. с Дона на Волгу по Волго-Донской железной дороге было отправлено 9 видов товаров весом в 494102 пуда, в то время как с Волги на Дон по той же железной дороге было перевезено 12 видов товаров - 1860855 пудов1.

1 ("Статистический временник Российской империи". СПб., 1866, стр. 155 (подсчет по таблице))

Естественно, что этот обмен товаров происходил и по другим каналам - по Дону, по дорожным трактам, а впоследствии во все возрастающем количестве - и по железным дорогам. В 1868 г. Ростовское-на-Дону отделение Коммерческого совета вынесло так называемое "Определение" о необходимости проведения железной дороги через Ростов. В "Определении" говорилось, что "здесь находится ряд магазинов хлебных, далее железные магазины, опять хлебные, соляные, рыбные лавки и заводы; наконец, лесная пристань. Обороты на этой пристани производятся во время навигации: зерновым хлебом до 18 млн руб. в год, салом до 1 млн руб., шерстью до 2 млн, маслом до 500 тыс. руб., железом до 2 млн руб., лесом до 2 млн руб., разными другими товарами до 3,5 млн руб." и т. д.1

1 (ДВВ, 1868, 10 июня)

Основным предметом донской торговли была пшеница. В этом отношении Дон играл значительную роль в русском хлебном экспорте, особенно с начала 80-х годов, когда он вошел в состав обширного южностепного "пшеничного района". В 1883 г. из России было вывезено хлеба 26,5 млн четвертей, в том числе через Петербург - 7,8; через Одессу - 6,0; через Николаев - 2,5; через Ростов-на-Дону - 8,2, через Таганрог, Мариуполь, Бердянск - 2,1 млн четвертей.

Таким образом, через Ростов и порты Азовского моря, экспортировавшие преимущественно донскую пшеницу, было вывезено 10,3 млн четвертей, или 38,8% всего общерусского хлебного экспорта1.

1 ("Современное состояние промышленности на Юге России в связи с сельскохозяйственной и заводской выставкой 1884 г. в Одессе". Одесса, 1884, стр. 17 - 18)

Войско Донское как в сельском хозяйстве и промышленности, так и в торговле старалось препятствовать деятельности невойскового населения. С этой целью еще в 1804 г. было создано Донское торговое общество казаков, исключительной привилегией которого и являлась торговля на Дону1. История этого общества ярко отражает экономическую историю самого Войска и его ослабления.

1 ("Материалы для географии и статистики России", стр. 367)

Высшее войсковое начальство ограждало это общество от конкуренции прибывших из центра страны купцов. Еще в 1835 г. было установлено, что иногородние имеют право торговать "не по всему войску, а только в том округе, где получат свидетельство", а если пришлые купцы хотели торговать на территории всего Войска, то они должны были брать "торговое свидетельство отдельно на каждый округ"1.

1 (ЦГВИА, ф. 1, д. 25322, л. 6)

9.VI 1861 г. Военный совет иррегулярных войск постановил: "... никому из посторонних не дозволяется водворение и постоянное жительство в войске для торговли"1. Далее в этом решении Военного совета вновь разъяснялось, что при временном пребывании в Войске для торговли "посторонние" должны платить торговые сборы "особо по каждому округу"2. Но действительность ломала эту реакционную политику торможения торговли. Даже руководители Войска скоро почувствовали это.

1 (Там же, л. 40)

2 (Там же, л. 40 об.)

В отчете за 1866/67 г. войсковой наказной атаман Потапов писал: "Торговое общество и ныне далеко не занимает соответствующего ему места..." Протекционизм не принес никакой пользы местным торговцам и гибельно отразился на местной торговле1. Далее атаман признал, что "несмотря на запрещение иногороднему купечеству водворяться в земле войска Донского, в руках его сосредоточена почти вся местная торговля, которая вследствие того и должна была проявиться в несоразмерном пространству и населению числе 203-х ярмарок"2. Следовательно, даже ярмарочная торговля на Дону была по существу организована не столько казаками, сколько купцами, стекавшимися на Дон.

1 (ЦГВИА, ф. 4 л., оп. 35, д. 15, лл. 44 - 46)

2 (ЦГВИА, ф. 4 л., оп. 35, д. 15, л. 47)

Наказной атаман признавал малую эффективность деятельности "торговых казаков" и замкнутость Дона как обстоятельство, "преграждающее (Приток капиталов и людей предприимчивых, в которых ощущается здесь настоятельная потребность"1.

1 (Там же, лл. 47 - 48)

Имея в виду увеличение доходов войсковой казны от торговли, наказной атаман выдвинул мысль о создании на Дону "сословия, по преимуществу призванного к торговой и промышленной деятельности - сословия городского..."1 Но одновременно он беспокоился и о том, чтобы торговля не привела к развалу войсковой организации2.

1 (Там же, л. 49)

2 (Там же, лл. 47 - 48)

Законом 1868 г. для иногородних было расширено право торговли на Дону. Что касается Торгового общества, то 21.VIII 1868 г. членам его была предоставлена возможность "кредитоваться в Государственном Банке и его конторах наравне с прочими купцами в империи"1. И в дальнейшем по отношению к этому Обществу проводилась политика поддержки и поощрения, но иногда она менялась, чтобы торговая деятельность не втянула слишком большое число казаков и не ослабила тем самым Войско.

1 (Там же, л. 47)

К 80-м годам XIX в. на Дону торговля получила широкое развитие, причем в нее все больше втягивалось и казачье сословие. Поскольку члены Торгового общества пользовались льготою - "освобождались от личного отбывания служебной повинности"1, то все больше и больше казаков стремилось стать членами этого Общества. Однако Войско решило не допускать расширения рамок этого общества. Согласно новому Уставу военной службы донских казаков от 1875 г., были отменены льготы для членов Торгового общества2, и число их стало быстро сокращаться. Если в 1874 г. их было 3760, то в 1882 г. осталось только 11043.

1 (ЦГВИА, ф. 1, д. 40271, л. 1)

2 (Там же, л. 8)

3 (Там же, л. 9)

Зато увеличилось число купцов из иногородних. В 1874 г. на разные виды торговли им было выдано 6170 торговых свидетельств, в 1883 г. - уже 80161. В связи с этим, боясь полного вытеснения казаков из торговли, Военный совет внес новые изменения в правила о Торговом обществе казаков. (По закону от 19.III 1885 г. несколько расширялись возможности для участия казаков в этом обществе. Было решено, во-первых: "К поступлению в "Торговое общество казаков" допускать урядников и казаков приготовительного, строевого и запасного разрядов, бывших и не бывших на действительной службе"2, т. е. всех казаков. Во-вторых, хотя их и не освобождали от личной военной службы, но освобождали от учебных сборов, а в военное время могли призвать на службу только в последнюю очередь, т. е. вслед за старшим возрастом запасного разряда3.

1 (Там же, л. 10)

2 (ЦГВИА, ф. 1, д. 40271, л. 24)

3 (Там же, лл. 24 - 25)

Однако через несколько месяцев - 10.XI 1885 г. Военный совет в целях регулирования роста членов Общества и в интересах войсковой казны ввел довольно высокую плату для вступающих в Общество; для малолетков, казаков и урядников, отбывших службу в строю, - 150, а для неотбывших - 300 руб.1

1 (ЦГВИА, ф. 4 л., оп. 59, д. 58, л. 2)

Эти взносы были столь высокими, что против них запротестовало даже Областное правление войска Донского и поставило вопрос о снижении взносов для 1-й категории до 50, для второй - до 200 руб. в год. Но Военный совет постановил 22.11 1890 г. "ходатайство Обл. правления об этом отклонить" и вернуться к этому вопросу через 3 года1. В 1893 г. он в принципе согласился с предложением Областного правления, то практически закона 1885 г. не изменил2.

1 (ЦГВИА, ф. 1, д. 46965, л. 25)

2 (Там же, д. 55082, л. 61)

Но в годы бурного развития капитализма на Дону не указы и законы, а мощное развитие сельского хозяйства, промышленности, торговли на Юге России, возникновение многомиллионных торговых капиталов решило судьбу Общества - этой искусственно созданной организации.

Не имея возможности конкурировать с таким сильным противником, как общерусское купечество, Торговое общество стало свертывать свою деятельность, число членов его продолжало уменьшаться1. В 1886 г. их было 249, в 1887 г. - 238, в 1888 г. - 248, в 1889 г. - 216, в 1890 г. - 266, в 1891 г. - 257, в 1892 г. - 214, и к началу XX в. Торговое общество казаков фактически потеряло свое значение.

1 (Там же, д. 46965, л. 1; д. 55082, л. 11)

Развитие товарных отношений среди донского населения повысило интерес зажиточных казаков к торговле. Они стали уже тяготиться теми ограничениями, которые существовали в Войске. Казачья верхушка стремилась к уравнению казачьих войск в отношении торговли со всем населением России. Это вполне соответствовало тенденции общерусской торговли к распространению на окраины страны. В результате в 1869 г. в Комитете для переустройства казачьих законоположений, образованном при Главном управлении иррегулярных войск, был поставлен вопрос о распространении на казачьи войска общерусского торгового положения, а 7.XII 1870 г. появился закон, вошедший в силу с 1.I 1872 г. под названием "О распространении на земли казачьих войск общего торгового положения"1.

1 (ЦГИАЛ, ф. 20, оп. 4, д. 3209, л. 1)

В этом законе были предусмотрены важные принципы, согласно которым торговля в казачьих войсках должна была производиться на основании установленных правил вообще для империи1.

1 (Там же, л. 30)

Это было сильнейшим ударом по самой идее Войска как какой-то кастовой организации1. Теперь казаки могли становиться купцами, мало заинтересованными в существовании войсковых прав и привилегий.

1 (Там же, лл. 30 - 31)

Самодержавие понимало это и, боясь ослабления именно Донского войска, исключило его из действия только что принятого закона.

Поэтому закон распространился лишь на Терское, Кубанское. Астраханское, Оренбургское, Забайкальское, Сибирское, а с 1.I 1873 г. и Семиреченское1 казачьи войска.

1 (Там же, лл. 29, 99, 179)

Комитет по пересмотру казачьих законоположений объяснял исключение войска Донского из общего правила тем, что Военный совет пришел к заключению, "что применение к Войску Донскому общего положения было бы несвоевременным"1.

1 (Там же, лл. 1, 2)

Эта политика по отношению к Дону проводилась и в 70-х годах. В 1873 г. войсковой наказной атаман добился упразднения возникших там коммерческих судов1.

1 (ЦГВИА, ф. 4 л., оп. 43, д. 2. л. 13)

Но остановить развитие капитализма на Дону Войско было не в силах. Сами казаки охотно воспринимали новые формы экономики. В этом отношении очень характерен факт с раздачей мест для складов и торговли по обоим берегам Дона в станице Гниловской (пригород Ростова). Еще 14.VI 1849 г. было "высочайше разрешено": "Для удобного развития в Донском крае торговли и промышленности учредить в юрту Гниловской станицы, по обоим берегам реки Дон, торговую пристань, не изъемля оную из юрта станицы"1.

1 (Там же, оп. 35, д. 107, л. 3)

На этом основании за плату по 5 руб. в год за квадратную сажень было отмежевано из юртовой земли 39 мест. В течение 1868 г. 25 мест было арендовано Обществом Курско-Харьковско-Азовской железной дороги, 4 - Обществом Волго-Донского пароходства, 5 - Обществом донских углепромышленников, 5 мест было предназначено для постройки казенных магазинов1.

1 (Там же, л. 4)

Когда Войско отказывалось отводить новые места на пристани иногородним, они без труда получали их через подставных лиц1.

1 (Там же, оп. 38, д. 83, л. 2)

Иногороднее купечество, а также иностранцы стали требовать на основании закона 1849 г. прямой аренды для них новых мест в станице Гниловекой1. 20.IX 1871 г. Областное правление рассмотрело 36 заявлений о предоставлении им биржевых мест на левой стороне Дона, в станице Гниловекой, для постройки торговых помещений2.

1 (ЦГВИА, ф. 4 л., ап. 38, д. 83, л. 3 об.)

2 (Там же, л. 64)

Станица Гниловская превращалась в одну из торговых станиц области. Казаки, населявшие ее, не только получали выгоды от сдачи помещений под торговлю и склады, но и сами постепенно втягивались в коммерческую деятельность, в которой они, пренебрегая своим, сословным положением, активно участвовали вместе с иногородними. Недаром к 1898 г. в этой станице из 2364 казаков-домохозяев имели землю только 9321.

1 (П. С. Балуев. Статистический обзор. Приложение VI)

В течение всего пореформенного периода торговля на Дону непрерывно развивалась. Для этого было много причин. Прежде всего сельскохозяйственная специализация области. В связи с этим важно проследить обеспеченность хлебом донского населения.

Избыток пшеницы и ржи на одного жителя в 1883 - 1892 гг. был следующим: в области войска Донского 23,2 пуда1, в Таврической губернии 10,9, в Тамбовской 7,9, в Херсонской 7,5, в Бессарабской 7,4, в Тульской 6,3, в Екатеринославской 6,2, в Курской 6,1, в Рязанской губернии 4,6 пуда.

1 ("Влияние урожаев", т. 11, стр. 197)

Следовательно, товарность зернового хозяйства на Дону была наиболее высокой не только по сравнению с центральными губерниями России, но даже с рядом южных.

Значительную роль в товарном обращении на Дону играло мясное скотоводство и отчасти коневодство1. По наличию скота на душу населения Донская область уже в 60-х годах XIX в. стояла впереди многих губерний России, особенно центральных.

1 ("Военно-статистический сборник", вып. IV. СПб., 1871, стр. 271)

К концу XIX в. общая доходность станичного хозяйства составляла в год 20562531 руб., из них от продажи хлеба - 8147782, от продажи скота - 3467180, от продажи рыбы, вина, овощей - 6881056 руб. и т. д.1

1 (ЦГВИА, ф. 4 л., оп. 66, доклад генерала Маслаковца, стр. 57)

Значительную роль в развитии торговли играло то, что на шахтах, заводах и в городах, начиная с 70-х годов, быстро возрастало городское и промышленное население.

Как свидетельствуют материалы переписи 1897 г., на Дону в это время было уже 7 городов: Новочеркасск, Ростов-на-Дону, Нахичевань, Таганрог, Александровск-Грушевский, посад Азов, местечко Ейское.

В этих, городах проживало всего 297456 чел., или около 11% всего донского населения. Естественно, что для снабжения растущего городского населения требовалось все больше продуктов сельского хозяйства, а главное, Дон стал крупнейшим поставщиком пшеницы в центральные города России и за границу, получая оттуда промышленные товары. Донской уголь покупали железные дороги, фабрики и заводы, пароходства и города. Донские кони охотно приобретались как для армии, так и для личных нужд и т. д. Вот почему на Дон стали стекаться тысячи купцов из крупных городов страны и из-за границы.

Донская торговля до 60-х годов имела преимущественно ярмарочный характер. К 1860 г. в земле войска Донского функционировало лишь 187 магазинов: в Новочеркасске 2, в Усть-Медведицком округе 40, в Хоперском 44, в 1-м Донском 21, во 2-м Донском 25, в Донецком 15, в Миусском 29, в Черкасском 11. На ярмарки, которые долго функционировали и после 60-х годов, съезжались купцы со всей России и даже из-за границы - из Турции, Греции, Персии, Италии. Особенно большой известностью пользовалась Урюпинская, на которую привозилось товаров на сумму свыше 10 млн руб.

Привоз товаров на эти ярмарки очень характерен. Так, например, в 1859 г. на них было доставлено на 18 с лишним миллионов рублей, в том числе местных товаров - на 6 млн руб.1. Остальные товары были привезены из губерний России и небольшое количество - из-за границы.

1 (ЦГВИА, ф. 4 л., оп. 279, д. 16, л. 30)

Развитие торговли на Дону сопровождалось изменением ее формы. Количество ярмарок сокращалось - они заменялись сотнями и тысячами постоянных магазинов, торговавших как местными, так и привозными товарами1.

1 ("Вся Россия" за 1900 г., стр. 3148)

Сокращение ярмарочной торговли не было случайным, конъюнктурным явлением. В 1880 г. газета "Донской голос", подчеркивая, что "Ростов стал чуть ли не единственным важным коммерческим центром всей юго-восточной части России", и приводя данные об оборотах ростовской торговли, писала, что "в свое время, лет 10 - 12 назад, у нас пользовалась завидной известностью сентябрьская ярмарка, с торговым оборотом за 15 дней ее деятельности до 7 миллионов рублей. Но теперь, увы, она уже потеряла свое величие, и обороты ее не достигают даже Чю прежде выручаемой суммы. Причина скрывается в улучшении путей сообщения, в проведении Ростово-Владикавказской, Козлово-Воронежской и др. жел. дорог". Но "сожалеть об упадке нашей ярмарки никто не станет, Ростов ничего не потерял от этого, а напротив возрос еще более, чем прежде... теперь же... всякие ярмарки должны неминуемо падать и падать"1. Большая часть всех торговых оборотов приходилась на долю Ростова и Таганрога.

1 ("Донской голос", 1880, 6 марта)

Об этом свидетельствуют данные по обложению торговых предприятий раскладочным сбором, относящиеся к началу 90-х годов XIX в.1 (табл. 21).

1 (Н. С. Петлин. Опыт описания губерний и областей России в статистическом и экономическом отношениях, ч. 1. СПб., 1893, стр. 157)

Таблица 21. Торговля в области Войска Донского (начало 90-х годов XIX в.)
Таблица 21. Торговля в области Войска Донского (начало 90-х годов XIX в.)

Эти данные, относящиеся к торговым (предприятиям постоянного типа, свидетельствуют, что торговля на периферии, как и промышленность Дона, к 90-м годам была мелкой. Там существовали лавки и магазины, торговавшие преимущественно бакалейными и мануфактурными товарами, иногда сельскохозяйственными орудиями, хотя последние распространялись на Дону, кроме того, агентами - комиссионерами фирм или покупались в Ростове и Таганроге. На долю всех периферийных магазинов и лавок приходилось всего 12,7% всех торговых оборотов. Конечно, и эти торговые предприятия играли известную роль в развитии товарности сельского хозяйства и расслоении донского населения, но не они определяли общее состояние донской торговли.

Как видно из табл. 21, особенно крупную роль в этом отношении играл Ростовский округ, точнее Ростов-на-Дону. На долю Ростовского округа приходилось 65% всего торгового оборота области. Из этого видно, какое большое значение для всей области имело включение в ее состав Ростова и бывшего Ростовского уезда и Таганрогского градоначальства.

Подобную же роль, хотя и более скромную, играл город Таганрог. На долю Ростова и Таганрога вместе взятых приходилось 87,3% суммы всех торговых оборотов области.

Кроме Ростова и Таганрога, можно указать на несколько других, менее значительных торговых центров: станицу и пристань Аксайскую, Гниловскую, Урюпинскую, Александровск-Грушевский, станицу Каменскую, Манычскую, Калач и др. Из описания станицы Аксайской видно, что положение ее было очень выгодным - рядом города: Ростов (18 км), Новочеркасск (12 км), Таганрог (90 км). Через эту станицу проходил почтовый тракт на Кавказ. Расположена была станица при впадении Аксая в Дон и имела хорошую пристань. Главным занятием жителей являлись земледелие и рыболовство, но они были в очень сильной степени втянуты и в торговлю. Торговали здесь хлебом, скотом, солью. Имелись мануфактурные и бакалейные магазины. В станице Аксайской около 80 лет существовала лесная биржа. Лес отсюда вывозился в станицы Дона, на Кавказ и в Причерноморье. Наиболее крупными лесоторговыми предприятиями здесь были торговые дома Мухина и Планидина, которые возникли еще в начале XIX в.

Рынок в станице был очень оживленным, на нем "можно достать все что нужно", процветала деятельность спекулянтов-"кулашников". Общий оборот торговли в Аксае даже в 60-х годах от продажи хлеба достигал 200, леса - 700 тыс. руб.1

1 (ДВВ, 1861, 31 января)

Очень крупным торговым центром того периода являлась станица Каменская Донецкого округа.

Хлебопашество к концу XIX в. в станице Каменской уже уступило место торговле, добыче каменного угля и известняка на продажу и т. д. Сельское хозяйство здесь настолько потеряло значение, что урожай хлеба часто не покрывал даже нужд казаков этой станицы.

Казаки при хорошем урожае продавали хлеб тут же в станице на хлебных ссыпках агентам торговых фирм. Но для казаков этой станицы "хлебный рынок служил и обратную службу. Вместо того, чтобы сбывать на нем свой хлеб, они нередко покупали его в греческих и армянских конторах для своего собственного потребления"1.

1 ("Труды", стр. 14)

Главными предметами торговли в Каменской были; хлеб (через ссыпки и хлебные конторы), скот и фрукты, отправляемые отсюда в центр страны - в Москву, Петербург и другие города России. Хлеб отправлялся также к портам Азовского моря для экспорта.

В Каменской находились десятки магазинов, в которых продавались товары центральнорусской промышленности (мануфактура, обувь, металлоизделия, сельскохозяйственные машины и т. д.), расходившиеся отсюда по всей области. Из станиц в Каменскую доставлялось для продажи одного хлеба до 15 млн пудов. Всего же торговый оборот станицы к концу XIX в. достигал 15 млн руб. В торговле участвовали тысячи человек, но выходцев из казачьего сословия среди них было только 67, в том числе 20 крупных торговцев скотом - прасолов1.

1 (Там же, стр. 13)

Промыслы и торговля неузнаваемо изменили лицо этой старой донской станицы.

Обследователи донских станиц так описывали ее: "...станица Каменская многолюднее и богатеет не по дням, а по часам. Она ворочает десятками миллионов. В ней электрическое освещение, телеграфная сеть и другие новинки. Но в ней уже нет места казаку-земледельцу. Он находится в стороне от ее богатства и жизни, денно и нощно он на нее работает, но с таким результатом, что материальное благосостояние его прогрессивно год от года понижается. Это наблюденный факт"1.

1 (Там же, стр. 12)

Результатом развития донской торговли было появление хлебных ссыпок - крупных хлеботорговых узловых складов и контор, принадлежавших в большинстве случаев ростовским и таганрогским хлеботорговцам и иностранцам. Агенты этих хлебных фирм разъезжали по станицам Дона, скупали хлеб и свозили его в осыпки. Отсюда хлеб шел за границу или во внутренние губернии России.

К 90-м годам на Дону имелись следующие наиболее крупные хлеботорговые пункты, список которых составлен на основе сведений податных инспекторов1.

1 (ЦГИАЛ, ф. 20, оп. 5, д. 603, л. 11)

В Донецком округе - в станицах Каменской, Казанской, Вешенской, Усть-Белокалитвенской, сл. Тарасовской, пос. Миллерово. В Таганрогском округе - в Таганроге, сл. Амвросиевке, на бирже графа Платова (20 км от станицы Ново-Николаевской, на хуторах Кривая Коса и Безыменном). В Черкасском округе - в городах Новочеркасске, Александровск-Грушевском, станице Багаевской. В 1-м Донском округе - в станицах Константиновской, Цимлянской, Романовской, Семикаракорской, Екатерининской, Николаевской, Н.-Курмоярской. Во 2-м Донском округе - в станице Н.-Чирской и в хут. Калач. В Ростовском округе - в городах Ростове, Нахичевани, в посаде Азове, в станице Гниловской. В Усть-Медведицком округе - в станицах Серебряковской, Арчадинской, Усть-Медведицкой. В Хоперском округе - в станицах Урюпинской, Ярыженекой, Филонсвской, Панфиловской. В Сальском округе - в станице Великокняжеской.

На Дону регулярно функционировало 37 хлеботорговых ссыпок.

Хлеботорговлей в Ростове и Таганроге занимались крупные экспортные конторы. К их числу в 1885 г. в Ростове относились конторы М. С. Вальяно, Скараманга - Мапусси и К°, Емес и К°, Сканави и Максимова, К. Н. Маврокордато, Бр. Мордовцевых, Бр. Дрейфус и К°, И. Э. Скамаранга, К. Севастопуло, Е. А. Зифо, Бр. Зифо, Ф. Рейнгерца, В. И. Петрококинс1. Из всех этих ростовских фирм три или четыре производили закупку хлеба и в Ростове, и на местах его производства, остальные же ограничивали свои операции Ростовом.

1 (М. П. Федоров. Указ. соч., стр. 29)

В Таганроге в 1885 г. имелась 21 крупная хлеботорговая фирма. Наиболее значительными были фирмы М. С. Вальяно, Ассерето, Дестуни, Дрейфуса, Негропонте, Диамантиди, Емеса, Звороно, Скараманга.

К концу XIX в. Ростов и Таганрог играли огромную роль во внешней хлеботорговле. Через эти города было ввезено товаров на 4 млн руб., из них на долю Ростова приходилось 2, а на долю Таганрога - 1 млн руб.1 Среди импортных товаров по стоимости занимали первое место апельсины, лимоны, масло деревянное, машины, орехи, виноградное вино, турецкие рожки, кожа, кирпич, кровельная черепица.

1 (ЦГВИА, ф. 4 л., оп. 67, л. 58)

Вывоз за границу через эти порты в несколько раз превышал ввоз. Так, через Ростов было вывезено товаров на 41201670 руб., через Таганрог - на 12428174, т. е. всего на 53629844 руб.1 Главными предметами вывоза были пшеница, ячмень, рожь, овес, семя конопляное и сурепное, масло коровье, икра. Хлеба было вывезено на 50,2 млн руб.: через Ростов на 38,5 и через Таганрог на 11,7 млн руб.2 Эти цифры в основном подтверждаются данными проф. А. И. Гозулова, относящимися к более позднему периоду - 1902 г.3

1 (Там же. л. 58)

2 (ЦГВИА, ф. 4 л., оп. 67, л. 59)

3 (А. П. Гозулов. Указ. соч., стр. 10)

В торговлю хлебом было втянуто почти все сельское население области.

Войсковой чиновник обследователь И. Тимощенков писал, что в станице Казанской Донецкого округа быстро строятся амбары для ссыпки хлеба, который свозится сюда для продажи. "Амбаров здесь настроено больше, чем существует в них надобность, жителей станицы обуяла какая-то "амбарная" лихорадка... Амбаров настроено уже на 180 тыс. четвертей хлеба и все-таки продолжают строить..."1

1 ("Приазовский край", 1899, 17 апреля)

В других станицах этого округа тоже существовали крупные хлебные конторы. В Вешенской и Еланской - по 4 конторы, причем в Вешенской ссыпалось до 60 тыс., а в Еланской - до 100 тыс. четвертей хлеба и т. д.

В 1-м Донском округе выделялась хлеботорговлей станица Константиновская. В ней имелись отделения почти всех наиболее крупных контор области, было построено много хлебных амбаров, возле которых всегда толпились агенты по скупке хлеба. Обследователь И. Тимощенков так описывал деятельность этих агентов-маклеров: "Во всякое время дня можно видеть около базарной площади "агентов", выжидающих свою добычу. Завидя воз, вся эта стая немедленно на него набрасывается; "Стой, урядник! какой хлеб везешь?" И не успевает еще простодушный "урядник" ответить на вопрос, как лошадь его останавливают, мешки развязывают, взятый хлеб подбрасывается с руки на руку - живое кольцо окружает казака и его телегу. Далее начинается история маклаческого торга..."1

1 (Там же, 1899, 19 ноября)

Увеличение спроса и цен на донскую пшеницу, возникновение хлебоскупочных центров, покрывших территорию всей области, привело к сильной активизации сельского хозяйства, способствовало дальнейшему росту его товарности. Газета "Приазовский край" писала в статье "Вести о Хопра", что "с проведением Грязе-Царицынской линии Юго-Восточной железной дороги в 1868 году, экономический быт нашего казака начал быстро изменяться. Со всех концов России налетели в наш богатый в то время край новые доселе невиданные здесь птицы с железными носами. Они десятками приютились по железнодорожным станциям и предъявили свои требования прежде всего на хлеб, предлагая за него дотоле неслыханные цены. Одурманенные видом нарядных кредиток, казаки быстро опустошили свои амбары, полные зерном, и гумна, заставленные старыми, и смолоченными в течение нескольких лет скирдами хлеба"1. Как сообщала дальше газета, казаки начали увеличивать площади посевов, беспорядочно распахивая и превращая в золу вековые целинные земли. По этим же сведениям, площадь посевов в округе быстро росла; например, в станице Арженовской в 1876 г. она равнялась 1808 десятинам, а в 1897 г. - 6499.

1 ("Приазовский край", 1899, 25 января)

Газета называет продажу хлеба и других сельскохозяйственных продуктов, охватившую всю область, "продажной горячкой".

Чрезвычайно характерные сведения И. Тимощенков сообщал о торговле в станице Еланской. Эта станица расположена на Дону. Ссыпка хлеба в ней существовала с давних пор, но только "в последние годы" торговля хлебом стала "весьма бойкой". Однако казаки станицы Еланской были недовольны тем, что постройка Козлово-Воронежско-Ростовской и Грязе-Царицынской железных дорог "сильно повредила им", так как до этого они ежегодно и постоянно возили хлеб на 500 - 600 фурах в Ростов, Камышин, в станицу Чертковскую и в Дубовку на Волге, хорошо зарабатывая на этом (по 20 - 35 коп. за провоз пуда хлеба). Многие из них покупали в Ростове соль и, возвратившись домой, выгодно продавали ее односельчанам1. С постройкой железных дорог положение изменилось. Извоз сократился даже в урожайные годы до 100 - 150 фур, а казаки еще не видели новых возможностей для получения доходов, предоставляемых им железными дорогами.

1 (Там же, 24 мая)

Донской хлеб из глубинных районов стекался в ссыпки, а оттуда в порты для экспорта. Так, например, в урожайные годы только по Дону из округов Донецкого и Усть-Медведицкого, от станицы Казанской до Кременской отправлялось в Ростов до 400 тыс. четвертей (или до 4 млн пудов) хлеба1.

1 (Там же, 17 апреля)

Ростов уже в конце 50-х годов XIX в. стал играть крупную роль во внутренней торговле. В то время на Ростовской пристани Дона разгружалась для продажи главная масса товаров, прибывшая на Дон из станиц и селений, из соседних губерний и из центра страны. Ростов был единственной пристанью на Дону, где этих товаров разгружалось более чем на 500 тыс. руб.1

1 ("Статистический временник Российской империи". СПб., 1866, стр. 131)

В 1859 - 1862 гг. на Ростовской пристани разгружалось в среднем 2205632 пуда на сумму 1229832 руб. В числе товаров, прибывавших по Дону в Ростов для внутренней и внешней торговли, были: хлеб 953212 пудов на 266781 руб., спирт на 68190 руб., пенька и изделия из нее на 31806, смола, деготь на 48673, лес и изделия из дерева на 230787, масло на 90140, соль на 48673, металлотовары на 294352 руб. и др.

Кроме речного пути, товары шли в Ростов по многочисленным сухопутным дорогам. К 60-м годам в Ростов прибывало товаров более чем на 15 млн руб.1

1 (Г. И. Иноземцев. 200. Ростиздат, 1949, стр. 47)

70 - 90-е годы XIX о. для Ростова были десятилетиями, которые отразили бурный рост капитализма не только в России, но и в Западной Европе. Торговые обороты Ростова возрастали быстрыми темпами. В 1900 г. общая сумма торгового оборота достигла 179,3 млн руб.1. Теперь он увеличился по сравнению с 60-ми годами более чем в 11 раз.

1 (А. И. Гозулов. Указ. соч., стр. 10)

Поскольку главным занятием населения Дона и смежных с ним областей было сельское хозяйство, в Ростов доставлялось огромное количество сельскохозяйственных продуктов и в первую очередь хлеба, отсюда он вывозился в центральные губернии России и за границу. Одновременно Ростов получал большую часть промышленных товаров из Москвы, Петербурга, Нижнего Новгорода для станиц, селений и городов Дона.

Пшеница вывозилась через Ростов в Грецию, Италию, Францию, Испанию, Швецию, Германию, Бельгию и Голландию, а также в Англию, где донские хлеботорговцы принуждены были преодолевать сильную конкуренцию американских экспортеров хлеба. Рожь отправлялась из Ростова в Германию, Бельгию, Голландию и в Норвегию.

Кроме хлеба, в торговле стали играть все более значительную роль и другие продукты сельского хозяйства Дона; фрукты, виноград, вино, овощи, продукты животноводства. В некоторых станицах, например в Луганской (Донецкий округ), хлеботорговля даже уступила первое место, "как более выгодным промыслам", огородничеству и садоводству1.

1 ("Приазовский край", 1899, 5 апреля)

Такие станицы, как Мелеховская, Раздорская, Цимлянская и другие, стали специализироваться также на садоводстве, восточные районы - на скотоводстве и коневодстве. Но в целом все же именно хлеботорговля определяла характер донского внутреннего и внешнего рынков.

Если хлеб шел на продажу главным образом через Ростов и Таганрог, то скот, вино, виноград, рыба, овощи продавались, кроме Ростова и Таганрога, на местных рынках в других городах области - Новочеркасске, Алекеандровск-Грушевском и т. д. и вывозились даже в другие губернии.

Торговля скотом играла крупную роль. Так, еще в начале 70-х годов гурты донского скота доставлялись в главные города России. В Москву в 1870 г. было доставлено для продажи из Донской области 65802 головы скота, а в Петербург - 54748, т. е. в несколько раз больше, чем из других южных губерний1. В 1878 г. в Петербург было доставлено из Донской области на скотопригонный двор уже 78963 головы скота (45,5%) из 173249 голов, доставленных сюда из всех губерний России, в том числе из Прибалтики и Финляндии2. В этом смысле Донская область занимала первое место.

1 ("Сельское хозяйство и лесоводство", 1877, кн. 2, вып. 3, стр. 72)

2 (Там же, 1879, кн. 4, стр. 362)

Донской скот пользовался в Петербурге настолько большим спросом, что донским называли весь скот, прибывавший сюда из Ставропольской, Воронежской и Харьковской губерний и даже из восточных районов Украины1.

1 ("Сельское хозяйство и лесоводство", 1879, кн. 4, стр. 362)

Торговое скотоводство также усиливало капиталистическое направление донской экономики.

Крупную роль в развертывании торговли на Дону сыграло открытие многочисленных обществ взаимного кредита. Из § 2 устава Новочеркасского общества взаимного кредита явствует, что "общество имеет целью посредством учета срочных обязательств доставлять лицам всякого звания, занимающимся торговлей и другими промыслами, необходимые им капиталы в размере соответствующей степени благонадежности каждого лица..."1. Эти общества, появившиеся на территории войска Донского, были явлением новым, они ставили перед собой совершенно четкую цель - капиталистическое предпринимательство и торговлю "лиц всякого звания", а не только казаков.

1 (ЦГВИАЛ, ф. 4, оп. 36, д. 51, лл. 18, 19)

Следует отметить, что учреждение Новочеркасского общества взаимного кредита произошло по инициативе не Войска, а углепромышленников и торговцев, среди которых ведущую роль играл ростовский купец и грушевский углепромышленник С. Кошкин. Эта группа предпринимателей еще 13.IV 1869 г. составила проект устава общества, который 21 мая 1871 г. был утвержден1. В 1872 г. общество начало функционировать.

1 (Там же, л. 19)

Во второй половине XIX в. на Дону возникло шесть таких обществ: Ростовское в 1869 г., Таганрогское в 1870, Новочеркасское в 1872, Нахичеванское в 1872, Ростовское общество приказчиков в 1872, Александровск-Грушевское в 1898 г. В 1900 г. появилось седьмое -Дометавгиновское1.

1 ("Сборник Областного Войска Донского присутствия", вып. XI Новочеркасск, 1913, приложение № 1)

Большую роль в развитии торговли играли донские банки и их отделения как в городах, так и на периферии. К важнейшим банкам, имевшимся на Дону к 1898 г., следует отнести: 1) Ростовский купеческий банк, открыт в 1892 г. в Ростове; 2) отделение Волжско-Камского коммерческого банка в Ростове, открыто в 1870 г.; 3) Азово-Донской коммерческий банк, открыт в 1871 г., имел отделения в Ростове, Харькове и других городах; 4) Донской земельный банк, открыт в 1873 г. в Таганроге; 6) отделение Санкт-Петербургского частного коммерческого банка, открыто в 1864 г. в Ростове; 7) отделение Санкт-Петербургского коммерческого банка, открыто в 1898 г. в Новочеркасске; 8) Харьковский земельный банк, открыт в 1872 г. в Харькове, распространял свои действия и на ОВД; 9) городской общественный банк в Азове; 10) городской общественный банк в Ростове; 11) банкирский дом Чикатова в Ростове, имевший годовой оборот в 7 млн руб.; 12) городской общественный банк в г. Нахичевани; 13) городской общественный банк в Таганроге1.

1 ("Акционерное дело в России", вып. II. СПб., 1898, стр. 1630 - 1650)

Кроме этих банков, имевших годовые обороты в десятки миллионов рублей и влиявших на всю экономику области, существовали, главным образом на периферии, ссудо-сберегательные товарищества. В Хоперском округе они имелись в станицах Михайловской, Аннинской, Луковской, Котовской. В Ростовском - в станицах Кагальницкой, Александровской, Маргаритовской, Елизаветинской, Екатерининской, Ново-Николаевской, в с. Семибалках. Такие товарищества имелись и в других округах. К 1898 г. годовой оборот этих товариществ достигал довольно значительной для сельской местности суммы - 1301 тыс. руб.1.

1 (П. С. Балуев. Статистический обзор. Приложение № 10)

Значительным событием в торгово-промышленной деятельности на Дону явилась организация 3.XII 1885 г. Ростовского-на-Дону биржевого комитета и торговой биржи1. Эта организация стала активно руководить торговлей на Дону совершенно независимо от Войска. Так, например, в протоколе заседания от 17.IV 1896 г., которое проходило совместно с комитетом торговли и мануфактур, были отражены многочисленные решения по улучшению фабрично-заводской промышленности, судоходства и торговли.

1 ("Сборник журналов Ростовского-на-Дону Биржевого Комитета" за 1885 - 1905 гг., 1906, стр. 1, 88, 109)

Для более успешной торговли было решено: 1) ввести метрические меры; 2) произвести стандартизацию товаров; 3) в хлебной торговле ввести общеобязательную и узаконенную пурку; 4) в порлах создать арбитражные комиссии; 5) "упростить таможенные обрядности". Любопытно, что на этом заседании не было ни одного войскового представителя, руководил им владелец мельницы Ф. Н. Солодов, присутствовали ростовские купцы и промышленники - И. С. Кошкин, Д. А. Пастухов, Н. И. Чурилин, И. С. Леванидов и др.1.

1 (Там же, стр. 83 - 84)

Большую роль в торговле играл сбыт донского угля, но этот вопрос был уже затронут в 3-й главе в связи с историей угольной промышленности, поэтому здесь нет необходимости возвращаться к нему вновь.

Торговля на Дону развивалась в неразрывной связи не только с состоянием экономики области, но и страны в целом и отражала ее изменения.

Это, в частности, проявилось в усиленном развитии на Дону хлебопашества за счет скотоводства, особенно с 80-х годов. Гак, в 1860 г. стоимость проданного хлеба составляла 13% к общему обороту торговли, а скота - свыше 66%, в 1898 г. соответственно - свыше 39 и около 17%1.

1 (ЦГВИА, ф. 4 л., т. 66, доклад генерала Маслаковца, стр. 57)

Торговля расширялась и в округах области. Здесь ее оборот составил в 1860 г. 6,6 млн руб.1, в 1880 г. - 17,82, в 1894 г. - 18,5 млн руб.3.

1 (ЦГВИА, ф. 4 л., оп. 28, д. 14, л. 31 (подсчет))

2 (Там же, оп. 38, д. 63, л. 59)

3 (Стат. отчет по ОВД за 1895 г.)

Главную роль в торговле стали играть не казаки, а иногородние, ростовские, центральнорусские и иностранные купцы (табл. 22)1.

1 (ЦГВИА, ф. 4, оп. 67, д. 35, ч. 1, л. 269 (подсчет); П. С. Балуев. Статистический обзор- Приложение к ведомости № 11)

Таблица 22. Торговля в области войска Донского в 1894 г.
Таблица 22. Торговля в области войска Донского в 1894 г.

Примечание. В расчет не приняты торговые заведения типа питейных, транспортных поручений и т. п.

Весь оборот городской торговли в 1894 г. составил 94,3 млн руб., периферийной - 18,5. Следовательно, центр торговли, как и промышленности, находился в городах. К середине 90-х годов в руках представителей войскового сословия в городах области было лишь около 7% торговых заведений, что составляло 3% суммы оборота. Во всех донских городах, кроме Новочеркасска, где казачество еще крепко держалось за свои прежние позиции, влияния войскового сословия почти не чувствовалось. Торговля оказалась в руках русских и иностранных купцов и "иногородних".

Что касается станиц, то и там торговля в основном была уже в руках представителей невойскового сословия. Так, из материалов, подготовленных не для опубликования, а для военного министра Куропаткина, видно, что в 1894 г. из 2439 торговых заведений казакам принадлежало только 964, или 39,5%; из всей суммы оборота в 12,2 млн руб. на их долю приходилось только 3,2 млн руб., или 26,2%. Из 246 заведений, торговавших хлебом, им принадлежало 53, или 21,5%, и из 7,0 млн руб. оборота - всего лишь 2,5 млн руб., или 35,7%1.

1 (ЦГВИА, ф. 4 л., оп. 67, д. 35, ч. 1, лл. 268 - 269)

К середине 90-х годов наибольшее количество торговых заведений было в 1-м Донском округе1 - 727 (274 у казаков и 453 у неказаков), за ним следовал 2-й Донской округ - 538 (238 у казаков и 300 у неказаков) и т. д. Менее всего торговля была развита в Сальском округе2. В учет торговых заведений не приняты распивочные заведения.

1 (П. С. Балуев. Статистический обзор. Ведомость № 1)

2 (Там же)

Взаимосвязь торговли и экономического состояния станиц можно иллюстрировать рядом типичных фактов. Например, 1-й Донской округ. Он, во-первых, был чрезвычайно удобно расположен для развития торговли. В экономике его выгодно сочетались хлебопашество и широкоразвитые виноградарство и рыболовство, имевшие преимущественно торговый характер. Наличие в составе округа таких богатых станиц, как Цимлянская, Семикаракорская, Константиновская, Романовская, Н.-Кундрючепская и другие, способствовало развитию торговли всех видов, в том числе и оптовой, как в самом округе, так и в Ростове.

Если взять для сравнения 1-й Донской и Хоперский округа, то, несмотря на наличие в последнем известных Урюпииских ярмарок, преимущества первого перед вторым в 90-е годы становятся неоспоримыми. Так, например, по данным канцелярии войскового наказного атамана за 1898 год видно, что в 1-м Донском округе было всего 968 торговых заведений, имевших оборот 6140600 руб., в Хоперском округе было только 618 с оборотом в 3061370 руб. В 1-м Донском округе в этом же году в среднем торговых оборотов приходилось на одно хозяйство 123 руб., а в Хоперском - 70 руб.1.

1 (П. С. Балуев. Список населенных мест области войска Донского по первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г Новочеркасск, 1915 (подсчет))

В станице Цимлянской, по словам обследователей, "земледельцы стараются захватить как можно больше земли, и, кое-как ее обработав, получить в данный год возможно больше зерна [для продажи]. Будущее их не интересует"1. Это находилось в полном соответствии с общим капиталистическим развитием станицы. В станице под виноградниками было занято около 600 десятин земли. С них ежегодно снималось около 20 тыс. пудов винограда, из которого вырабатывалось до 15 тыс. ведер вина стоимостью до. 100 - 200 тыс. руб. Богатые казаки Копылковы и Сергеевы поставляли вино даже царскому двору. Вино скупалось и новочеркасскими купцами А. Соколовым, Сушенковым и др.

1 ("Груды", стр. 95 - 96)

Станица Цимлянская была крупным торговым центром, имела 140 магазинов и лавок с оборотом 100 - 150 тыс. руб. Имелось пять крупных хлебных контор с оборотом до 2 млн руб. (Е. Парамонова, Дрейфуса, братьев Вороновых, Целентиса).

Станица Вешенская (Усть-Медведицкий округ) также играла значительную роль в донской торговле. В ней было 49 различных лавок и одна хлебная ссыпка. Особенно крупными торговыми заведениями были магазины Хренниковых М. С. и И. В., Мохова К. В. и др. Среди торговцев было 24 мещанина, 16 крестьян, 7 казаков, 1 дворянин и 1 купец1.

1 (ГАРО, ф. 338, оп. 2, д. 693, лл. 1 - 30 (подсчет))

Слабее, чем в других округах, была развита торговля в Сальском округе. Это объясняется односторонним развитием хозяйства - преимущественно скотоводческого, кочевым образом жизни части населения (калмыков), отдаленностью от крупных городов и от важнейших торговых путей.

Немалую роль в донской, особенно в хлебной, торговле играли иностранцы. Следует сказать, что проникновение иностранного капитала в экономику Дона происходило не только по линии промышленности, но и торговли. В Ростове, Таганроге, а также в крупных центрах хлебной торговли на периферии (Хоперский, Донецкий, Усть-Медведицкий и другие округа) действовали десятки иностранных фирм, скупавших хлеб для экспорта1.

1 (М. Н. Федоров. Хлебная торговля в главнейших русских портах и в Кенигсберге. М., 1888, стр. 17 - 29)

В 1894 г. им принадлежало в области 141 торговое заведение с оборотом в 3,2 млн руб. и 50 заведений, торговавших хлебом, с оборотом в 38,9 млн руб.1. Так что их хлебная торговля более чем в 2 раза превышала всю торговлю всех округов (без городов) в 1894 г.

1 (П. С. Балуев. Статистический обзор, стр. 38)

Необходимо отметить, что торговый крупный капитал на Дону развивался в тесной связи с промышленным капиталом. Такие крупные углепромышленники, как Парамонов, Кошкин, Максимов и др., были одновременно и крупнейшими купцами. Значительные капиталы образовались в большинстве случаев в связи с экспортной хлебной торговлей. Из 13 ростовских хлебных контор только одна была частично основана на русском капитале (Скинави и Максимов), что же касается крупных таганрогских купцов-экспортеров, то они все были иностранцами1.

1 (М. Н. Федоров. Указ. соч., стр. 29 (подсчет))

С участием иностранного капитала в конце XIX в. на Дону, преимущественно в Ростове и Таганроге, образовался и ряд других крупных торговых акционерных обществ и товариществ. К ним можно отнести:

1. Российское общество колониальной торговли (Ростов-на-Дону). Учреждено 17.VIII 1898 г. Основной капитал по уставу - 1 млн руб. Состав правления: Черневский, Домолов, Каменко. Из всех 4 тыс. акций на долю иностранцев не приходилось ни одной1.

1 ("Вся Россия" за 1900 г, стр. 3148; П. С. Балуев. Указ соч., ведомость № 10 (приложение))

2. Русское общество вывозной торговли (Таганрог). Учреждено 15.IV 1896 г. Основной капитал - 1 млн руб. Акции на предъявителя1.

1 ("Вся Россия" за 1900 г., стр. 3148)

3. Товарищество устройства мукомольных мельниц и торговли мельничными машинами, А. Эрлангер1.

1 (Там же)

4. Торгово-промышленные предприятия Брадле и К0 в г. Александровск-Грушевском (иностранный капитал). Основной капитал - 200 тыс. руб. и др.

Крупный капитал, образовавшийся в сфере торговли, безусловно, стимулировал ее развитие и способствовал уничтожению таких устарелых форм ее, как ярмарки.

К концу XIX в. на Дону не было уже ни одной станицы или слободы, где бы не чувствовалось влияния торговли.

Как же развитие торговли влияло на казачество, на ту среду, которая оберегалась верхушкой Войска от "тлетворного" влияния торговли?

По данным комиссии генерала Маслаковца, в 1898 г. из общей суммы доходов казачества, равной 20562532 руб., доход от продажи хлеба составлял 8147782 руб., или 39,6%; от продажи скота и продуктов животноводства - 3467180 руб., или 16,6%; от торгово-промышленных заведений-805066 руб., или 3,9%; от сдачи в аренду казачьих паев - 712415 руб., или 3,5%; от заработков в торговых заведениях - 549033 руб., или 2,7%; от рыболовных и других промыслов - 6881056 руб., или 33,5%1, и т. д.

1 (ЦГВИА, ф. 4 л., оп. 66, доклад генерала Маслаковца, л. 57, табл. 6)

Казачество получало непосредственно от торгово-промышленной деятельности только 3,9% всех доходов, но нужно иметь в виду, что его доходы составлялись также от продажи хлеба и скота (56,6% от суммы всех доходов). Следовательно, торговлей заснималась значительная часть казачества.

По тем же данным доходы на одного казака (мужчину) равнялись: в Черкасском округе 45 руб. 85 коп., в Донецком 25 руб. 65 коп., в 1-м Донском 48 руб. 98 коп., во 2-м Донском 29 руб. 72 коп., в Усть-Медведицком 27 руб. 70 коп., в Хоперском 34 руб. 85 коп., в Сальском 32 руб. 80 коп., в Ростовском 278 руб. 49 коп. и в Таганрогском 136 руб.1.

1 (Там же)

Эти данные, характеризуя общий денежный доход казаков от торгово-промышленной деятельности, вместе с тем подтверждают факт выделения в первую группу наиболее развитых в капиталистическом отношении округов - 1-го Донского, 2-го Донского и Донецкого, не говоря уже о Ростовском и Таганрогском.

Для общей характеристики донской торговли имеет большое значение подсчет проф. А. И. Гозулова, который говорит о том, что уровень торгового оборота в Донской области к 1900 г. на душу населения достиг 99 руб., т. е. был почти вдвое большим, чем в целом в европейской части России1. Это вместе с рассмотренными выше данными говорит о значительном развитии донской торговли.

1 (А. И. Гозулов. Указ. соч., стр. 10)

С ростом торговли в крупных казачьих станицах появляются новые учреждения, существование которых на войсковой территории было ранее просто немыслимым, - коммерческие клубы. Так, 19.XI 1880 г. был открыт коммерческий клуб в Урюпинской станице, а в 1882 г. - в Новочеркасске. В 1880 г. в станице Цимлянской было открыто Всесословное общественное собрание, одно название которого говорило об очень многом1.

1 (ЦГВИА, ф. 1, д. 38258, лл. 4, 5)

14 мая 1899 г. в станице Константиновской представители "нового общества" - 26 купцов, 19 казаков торгового общества и 9 мещан, минуя станичное войсковое начальство, обратились к войсковому наказному атаману с просьбой об открытии коммерческого клуба и у них в станице. 22.111 1900 г. просьба их была удовлетворена. Содержание устава общества ярко отражает новые социальные отношения, которые все более и более утверждались на Дону. Так, в § 1 устава говорилось: "Константиновское Коммерческое Собрание имеет целью дать своим членам возможность взаимного обмена мыслями, касающимися вопросов торговли и промышленности на Дону, а также и доставить способы как членам, так и их семействам проводить свободное от занятий время с удобствами, приятностью и пользой"1. § 7 устава устанавливалось, что "членами клуба могут быть лица мужского пола всех сословий и национальностей"2 и т. д.

1 (ЦГВИА, ф. 4 л., оп. 66, д. 73, л. 31)

2 (Там же, л. 32)

Торговля способствовала тому, что Дон постепенно переставал резко отличаться в экономическом отношении от других русских губерний.

Очень меткую оценку области войска Донского давала газета "Приазовский край" в 1899 г. Она писала: "Донская область переживает в настоящее время чрезвычайно интересный фазис своего развития - переход от одних жизненных порядков своей сельской жизни к другим... 1868 - 1898 годы - тридцать лет, как в областной жизни идет это глубокое внутреннее движение..."1.

1 ("Приазовский край", 1899, 5 января)

Развитие торговли на Дону ускоряло отрыв населения от земледелия. Это привело к усилению перестройки социальной и классовой структуры донского населения, к ускорению полного развала казачьей "монолитности", о которой так заботилось самодержавие.

предыдущая главасодержаниеследующая глава












© Елена Александровна Абидова (Пугачёва), автор статей, подборка материалов;
Алексей Сергеевич Злыгостев, разработка ПО, оформление 2001-2019

При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://rostov-region.ru/ 'Достопримечательности Ростовской области'
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru