НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ГОРОДА И СТАНИЦЫ   МУЗЕИ   ФОЛЬКЛОР   ТОПОНИМИКА  
КАРТА САЙТА   ССЫЛКИ   О САЙТЕ  






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава 4. Характер крупной фабрично-заводской промышленности

В. И. Ленин, рассматривая промышленное развитие России в пореформенный период, в частности с 1879 по 1890 г., определил "важнейшие центры фабрично-заводской промышленности в Европейской России". В число их он включил города Донской области: Нахичевань, Новочеркасск, Ростов-на-Дону1.

1 (В. И. Ленин. Соч., т. 3, стр. 531, 535)

Данные таблицы, составленной В. И. Лениным, говорят о том, что южнорусская фабрично-заводская промышленность значительно обгоняла промышленность других губерний по темпам развития. Так, если за рассматриваемый период количество фабрик и заводов данной категории в Европейской России выросло в 1,2 раза, то в главных городах области войска Донского - Нахичевани, Ростове, Новочеркасске (без периферии) - в 2,2 раза. Рост по сумме производства выразился соответственно в 1,3; 4; 2,9 раза1. Эти данные следует принимать как минимальные, поскольку в них не были включены сведения по Таганрогу, пос. Сулину с его металлургическим заводом и Александровск-Грушевскому.

1 (В. И. Ленин, Соч., т. 3, стр. 535 (пересчет данных таблицы))

Центром фабрично-заводской промышленности на Дону являлся в то время Ростов. Здесь количество предприятий выросло с 1879 по 1890 г. более чем в 3,5 раза, в то время как в Новочеркасске - всего лишь в 1,8 раза

Развитие донской фабрично-заводской промышленности с начала 70-х годов XIX в. приняло бурный характер в тесной связи с широким железнодорожным строительством. Оно приобрело особенно широкий размах в 90-х годах, когда на Дону стали возникать крупнейшие металлургические заводы. Постройка железных дорог Козлов - Воронеж - Ростов, Харьков - Николаев, Лозовая - Севастополь, Мариупольской, Фастовской, Екатерининской и других, вступивших в строй в 1872 - 4884 гг., привела к созданию выгоднейших условий для (развития южной металлургии. К концу XIX в. все зоны области войска Донского были связаны с центром страны и с портами Черного и Азовского морей. И если до 80-х годов на Юге страны было только два значительных металлургических завода (Д. А. Пастухова в Сулине и Д. Юза в Екатеринославской губернии), то к концу XIX в. на Юге действовало более 20 крупных сталелитейных, машиностроительных, трубопрокатных и механических заводов, которые перерабатывали уже готовый чугун или железо1.

1 (Д. И. Шполянский. Монополии угольно-металлургической промышленности Юга России в начале XX в. М., 1953, стр. 25)

Такова общая характеристика темпов и (размаха южнорусской и донской заводской промышленности после реформы.

Донская область не сразу стала играть заметную роль в развитии крупной фабрично-заводской промышленности Юга страны. Вплоть до начала XX в. на Дону рядом с крупнейшими заводами и фабриками существовало множество мелких и мельчайших заведений мелкотоварного и мануфактурного типа.

Таблица 18. Состояние фабрично-заводской промышленности на Дону в 1861 г.1
Таблица 18. Состояние фабрично-заводской промышленности на Дону в 1861 г.1

Примечание. В расчет не приняты мелкие кузницы и мелкие мельницы

1 (ГАРО, ф. 46, оп. 1, д. 5757, лл. 32 - 460 (подсчет))

Как показывают отчеты окружных сыскных начальств1, в 1861 г. промышленность, вернее промыслы мелкотоварного и мануфактурного характера, были распространены на всей территории Войска. Однако они распределялись далеко не равномерно (табл. 18). Ни на одном из этих донских "заводов", как они назывались в отчетах, не было паровых машин, а число рабочих, приходившихся в среднем на каждое заведение, не превышало: на салотопенных 5 чел., на мыловаренных 5, на кожевенных 4, на рыбоспетных 11, на воскобойных 4, на винокуренных 65, на крахмальных 3, на пивоваренных 14, на ваточных 14, на кирпичных 13 чел.2

1 (ГАРО, ф. 46, оп. 1, д. 5757, лл. 32 - 460 (подсчет))

2 (Там же, л. 460 (подсчет))

Наиболее значительным событием в развитии промышленности в 60-е годы было возникновение в 1866 г. механического завода И. Г. Иловайского в сл. Зуевке Миусского округа. Несмотря на то, что на нем с 1866 по 1868 г. работало лишь от 45 до 50 чел., это был завод новой, капиталистической формации. Завод Иловайского имел назначение "исправлять паровые машины для земледельческой промышленности". Он, как писали донские газеты, "окруженный со всех сторон земледельцами, где уже в ходу и локомобили и молотильные машины, постоянно осаждается заказчиками"1. Владелец завода рассчитывал после завершения работ по строительству всех цехов довести число рабочих до 150. Но уже в 1875 г. завод расширился настолько, что на нем работало 336 чел.2

1 (ДВВ, 1868, 18 марта)

2 (ЦГВИА, ф. 4 л., оп. 43, д. 61, л. 56)

В 70-е годы на Дону в Черкасском округе были введены в действие 3 настоящих индустриальных предприятия: чугунолитейный завод Д. А. Пастухова (пос. Сулин), механический завод Э. М. Зубова (станица Гниловская) и стекольный завод К. С. Кондожаки (станица Аксайекая), что свидетельствовало о наступлении нового этапа в экономическом развитии области

Особое значение имел среди всех фабрик и заводов Дона Сулинский завод Д. А. Пастухова. Он был первым крупным металлургическим предприятием и одним из первых предприятий этого разряда на Юге России вообще.

Еще в 1869 г. потомственный гражданин сибирский заводчик Д. А. Пастухов подал через своего доверенного в Войсковое правление заявку об отводе ему участка земли около 300 десятин в районе пос. Сулина Черкасского округа для устройства чугунолитейного и железоделательного завода. Войсковое правление тщательно изучало этого нового предпринимателя, явившегося на Дон. Наконец, удостоверившись, что миллионер Д. А. Пастухов является достаточно "надежным", чтобы допустить его на территорию Войска, правление согласилось отдать ему в аренду земельный участок размером в 312 десятин сроком на 99 лет. Постановление об этом было принято 23.XII 1869 г.

Входя в сделку с Пастуховым, Войско рассматривало будущее предприятие лишь как объект денежных сборов. В постановлении правления почти так буквально и говорилось: "Этот завод, кроме выгоды Войску, не принесет ничего, так как земля, где он будет расположен для земледелия не годится"1. Военный совет Главного управления иррегулярных войск 8.IV 1870 г. утвердил эту арендную сделку, затем 12.V 1870 г. последовало и согласие царя2.

1 (ЦГВИА, ф. 4 л., оп. 37, д. 4, л. 6)

2 (Там же, л. 51)

Поскольку военно-морское министерство было заинтересовано в этом заводе, то Пастухову были предоставлены некоторые льготы. Военный совет постановил, что "по открытии действий завода, в течение первых десяти лет арендатор освобождается от взносов в пользу Войска горных податей; в продолжение 20 лет он платит в казну по 1/3 положенной горной подати с каждого пуда выплавленного металла. По прошествии же 20 лет со времени открытия заводского действия арендатор уплачивает в пользу Войска с каждого пуда полную подать"1. В § 6 решения Военного совета говорилось, что "с каменного угля и антрацита, открытых арендатором, и которые идут для нужд производства - не взимается в пользу Войска никакой пошлины", что же касается угля, "идущего сверх того в продажу", то с него "оплачивается в пользу Войска, на общих основаниях, пошлины в 1/4 копейки серебром с пуда"2 § 8 разрешалось арендатору передать свою аренду другому, "но только надежному лицу"3.

1 (Там же, л. 53)

2 (Там же)

3 (Там же, л. 54)

По замыслу хозяина и властей, этот возникавший на Дону завод "должен был работать на донском антраците и руде". Как явствует из официальных документов, связанных с проектированием Сулинского металлургического завода, в России того времени "устройство горных заводов на минеральном топливе (т. е. на антраците) представляло совершенно новое дело"1.

1 (Там же, л. 6)

Строительство в Сулине завода определялось целым рядом благоприятных условий - близостью залежей руды, неисчерпаемыми запасами антрацита и угля, расположением завода вблизи важнейших линий железных дорог, близостью к центру страны и к Азовскому и Черному морям.

В октябре 1870 г. (Пастухов заложил фундамент первой доменной печи и начал разведку железных руд на обширном пространстве около Сулина и в Миусском округе1. Решением правительства от 6.XI 1870 г. Пастухову было предоставлено право беспошлинного ввоза машин из Англии2.

1 (ЦГВИА, ф. 4 л., оп. 38, д. 4, л. 20)

2 (Там же, л. 20 об.)

Завод Д. А. Пастухова, возникший фактически в 1869 г., был первенцем южнорусской металлургической промышленности, хотя англичанин Д. Юз почти одновременно тоже готовился к постройке завода в Екатеринославской губернии. При планировании завода Пастухова предусматривалось сооружение четырех доменных печей, действующих на грушевском антраците и местной руде, которые должны были давать 1 млн пудов железа в год. Первоначально была установлена только одна доменная печь небольшого размера вместимостью в 150 куб. м, одна воздуходувная машина в 250 л. с., выписанная из Англии, и ряд других машин. Однако дело пошло успешно не сразу. Первая плавка на антраците была произведена осенью 1872 г. главным строителем и инженером завода Н. Ф. Мещериным. Но она была неудачной в результате прогорания стен печи. Скоро сделали еще две пробные плавки на антраците1. Но только в конце октября 1874 г. в "Горном журнале" была опубликована важная телеграмма "Первый чугун, выплавленный на антраците". В ней говорилось: "29 октября 1874 г. на новом чугуноплавильном заводе Юга России Д. А. Пастухова - доменная печь действует на антраците; чугун получается хороший"2. Это было большой победой русских инженеров.

1 ("Горный журнал", 1889, т. I, стр. 66)

2 (Там же, 1874, т. IV, стр. 288)

Одновременно продолжалось техническое оборудование и расширение завода. К началу 80-х годов на нем, кроме доменной печи, имелись три вагранки, пудлинговая, прокатная, литейная и механические фабрики. У завода были собственные антрацитовые копи, местные железные рудники (впоследствии, правда, выяснилось, что они бедны запасами руды) и фабрика для выделки огнеупорных материалов. На заводе были установлены: паровой молот в 2,5 т, 13 сварочных печей, 4 прокатных стана, работавших от двух паровых машин общей мощностью в 330 л. с. Завод получил название предприятия, принадлежащего "Обществу антрацито-чугуноплавильного и железоделательного завода"1.

1 (Там же, 1883, т. II, стр. 51 - 52)

Выплавка чугуна на заводе не была устойчивой, резко колебалась. В 1874 г. она составила 70 тыс. пудов в штыках и 2 тыс. пудов в припасах1, в 1877 г. - 37 тыс. пудов, в 1883 г. - 275555, в 1884 г. - 42945, в 1887 г. - 304916, в 1888 г. - 230084 пуда2. Как говорилось в отчете по заводу за 1875 год, выплавка чугуна, медных отливок, выделка железа на нем "производились на антраците"3. Из этих данных видно, что выплавка чугуна на антраците не сразу принесла успех. И в 1875 г. доменная печь работала на антраците всего три месяца, борьба за освоение его для плавки чугуна продолжалась.

1 (Там же, 1876, т. III, стр. 339)

2 (Там же, 1889, т. I, стр. 71)

3 (ГАРО, ф. 46, оп. 1, д. 1515, л. 38)

В начале 80-х годов во время кризиса печь простаивала из-за дороговизны и нехватки антрацита. Только с 1888 г. после преодоления различных технических трудностей плавка на антраците была окончательно налажена и производство чугуна и железа стало непрерывно возрастать. В 1892 г. было выплавлено уже 614309 пудов чугуна и прокатано 238719 пудов различных сортов железа. Число рабочих на этом заводе с 577 чел. в 1875 г.1 выросло до 1880 чел. в 1894 г., а сумма производства за это время увеличилась с 700 тыс. руб. до 1,2 млн руб.2.

1 (Там же, л. 37)

2 (Там же, ф. 353, оп. 1, д. 414, лл. 243 - 246)

Уже в 70-е и тем более в 80-е годы он сыграл крупную роль в развитии капитализма на Дону. 11.VIII 1892 г. Д. Пастухов продал этот завод ярославскому купцу 1-й гильдии Н. П. Пастухову1.

1 ("Горный журнал", 1892, т. II, стр. 433)

Вторым довольно значительным предприятием стал основанный в 1873 г. в станице Гниловской механический завод Э. М. Зубова1. В донесении заводчика Войсковому правлению говорилось, что назначением завода являлось: "Устройство железных каботажных судов для Азовского и Черного морей, в которых в последнее время чувствуется настоятельная необходимость" и что "завод не отказывается при этом и от других котельно-механических работ"2. В 1885 г. на этом заводе работало 170 чел., имелось 7 паровых машин, завод выпустил продукции на 80900 руб., в том числе на 27500 (руб. "земледельческих снарядов"3. Впоследствии он превратился в механическое предприятие, имевшее судостроительную верфь.

1 (ГАРО, ф. 46, оп. 1, д. 1515, л. 42)

2 (Там же, л. 43)

3 (Там же, лл. 41 - 42)

Третьим крупным предприятием, возникшим в 70-е годы, был стекольный завод К. С. Кондожаки в станице Аксайской Черкасского округа. Как явствует из донесения самого заводчика, "работа на этом заводе началась с ноября 1875 г."1. На заводе в этом году работало до 273 чел., в числе которых "было 50 - 100 человек ежедневно работавших за поденную плату"2. Завод приобрел известность тем, что на нем была сделана попытка выработки самого "лучшего и белейшего стекла", которое до этого производилось только в Бельгии. На этом основании владелец завода писал в своем отчете: "Я вполне имею право считать себя первым фабрикантом в России, который стремится к достижению подобных результатов"3.

1 (Там же, л. 39)

2 (Там же, л. 41)

3 (Там же, л. 40)

Таким образам, в 70-е годы на территории области войска Донского вместе с заводом И. Г. Иловайского в Миусском округе работало четыре завода, из них три находились на Нижнем Дону.

Анализ состояния промышленности по округам в 1875 г. показывает, что в Черкасском округе находились самые крупные предприятия: завод Д. А. (Пастухова - 577 рабочих и сумма производства 700 тыс. руб., завод 3. М. Зубова - 170 рабочих и сумма производства 80,9 тыс. руб., стекольный завод К. С. Кондожаки - 273 рабочих, мыловаренный завод Х. Норкина (в Новочеркасске) - 30 рабочих и сумма производства 30 тыс. руб. и два кирпичных завода Н. Краснянского и И. Кащеева (на окраине Новочеркасска), на них работало всего 100 рабочих, а сумма их производства составляла 15,9 тыс. руб. Остальная промышленность округа была представлена мелкими и мельчайшими предприятиями.

Вторым по значению был Миусский округ, где, помимо мелких заведений, имелись: литейно-механический завод И. Г. Иловайского с 336 рабочими и суммой производства в 14 тыс. руб. и принадлежавший ему же винокуренный завод с 35 рабочими и суммой производства в 120 тыс. руб.

В остальных пяти округах в 1875 г. не было ни одного настоящего завода. Следовательно, из 261 предприятия, числившегося в 1875 г., можно назвать настоящими заводами только восемь1.

1 (ЦГВИА, ф. 4 л" оп. 3, д. 61, л. 56; ГАРО, ф. 46, оп. 1, д. 1515 (подсчет))

Таковы изменения, происшедшие за 15 лет (после реформы 1861 г.) в фабрично-заводской (промышленности на территории собственно войска Донского.

Но картина будет неполной, если не учесть состояния фабрично-заводской промышленности в Ростове-на-Дону и в Таганроге, непосредственно примыкавших к области войска Донского, хотя они и были присоединены к области лишь в 1888 г.

В Ростове еще в 50-х годах XIX в. в числе первых промышленных предприятий возникли табачные фабрики Я. С. Кушнарева и В. И. Асмолова и К°, превратившиеся впоследствии в крупнейшие предприятия.

Фабрика Кушнарева, основанная в 1853 г., сначала располагала незначительным основным капиталом в 2 тыс. руб. Но развитие табаководства на Кавказе и на Дону, общее оживление торговли способствовали расширению ее производства. В 1883 г. оборот фабрики достиг уже 4 млн руб., на ней работало 1300 рабочих (в том числе 900 женщин). К этому времени на фабрике был установлен паровой котел в 30 л. с. В 1884 г. производство табака достигло 60 тыс. пудов, а выделка папирос составила почти 200 млн штук. Изделия этой фабрики распространялись во всей России, в Германии, Бельгии, Швейцарии, Норвегии, Англии и Сев. Америке1.

1 (Н. И. Мельников. Современное состояние промышленности на Юге России. Одесса, 1884, стр. 37)

Вторая крупная табачная фабрика Ростова В. И. Асмолова и К° возникла в 1857 г. на базе небольшого кустарного заведения, как и другие ростовские табачные фабрики. В. И. Ленин писал об Асмолове: "Фабрикант Асмолов был погонщиком лошадей у коробейников, потом мелким торговцем, владельцем маленькой мастерской табачных изделий - затем фабрики с многомиллионными оборотами"1.

1 (В. И. Ленин. Соч., т. 3, стр. 476)

Зверски эксплуатируя рабочих, Асмолов все время расширял производство. На фабрике широко применялся ручной труд. Табаки резали ножами, гильзы клеили руками, папиросы набивали при помощи "машинки" - трубки и палочки. Но в целях еще большего увеличения прибыли Асмолов, как и другие фабриканты, вводил и машины для переработки табака. Уже с начала 80-х годов на фабрике действовало 18 паровых машин, но первые набивные папиросные машины появились здесь только в 1898 г. В 1883 г. фабрика выпустила 200 млн папирос и выработала до 100 тыс. пудов табаку. Уже в 80-х годах она являлась крупнейшим табачным предприятием в России. В 1895 г. на ней работало 1920 рабочих1.

1 (Стат. отчет по ОВД за 1395 г., стр. 48)

Кроме этих двух предприятий, табачная промышленность Ростова была представлена фабриками Асланиди (220 рабочих и 1 паровая машина в 8 л. с.), С. И. Кистова (56 рабочих и 1 паровая машина) и небольшой фабрикой В. Ф. Файермана. Число этих фабрик увеличилось, но главную роль среди них продолжали играть предприятия Асмолова и Кушнарева1.

1 ("Вся Россия. Русская книга промышленности, торговли, сельского хозяйства и администрации", т. 1. СПб., 1914, стр. 413 - 430)

Возникали в Ростове и другие предприятия: механический завод Фронштейна (200 рабочих), перешедший в 1879 г. к Д. А. Пастухову, завод Г. С. Кукса (50 рабочих), завод Грагама (36 рабочих) и др.1

1 ("Статистический атлас главных отраслей фабрично-заводской промышленности России". СПб., 1873, стр. 1106 - 109, "Отчет Ростовского-на-Дону Комитета торговли и мануфактур" за 1894 г., 1895, стр. 8)

Важную роль в истории донской фабрично-заводской промышленности сыграли Главные мастерские Владикавказской железной дороги (ныне завод им. В. И. Ленина), которые начали работать в 1874 г. и впоследствии превратились в крупное транспортно-заводское предприятие, в один из крупных центров революционного движения на Дону и Юге России.

В 1874 г. мастерские имели 4 цеха: паровозосборочный, токарно-колесный, вагонный и кузнечный. Техника производства находилась еще на очень низком уровне. Так, в паровозосборочном цехе не было никаких механических приспособлений, кроме ручной тележки. Она передвигалась по середине цеха и "разводила" ремонтируемые паровозы по 18 стойлам, расположенным по обеим сторонам цеха. Цех был настолько низок, что целиком подать в него паровоз было невозможно, поэтому с него предварительно снимали трубу и будку. Вся работа производилась вручную при помощи молотка, зубила и напильника.

В токарно-колесном цехе имелась одна паровая машина в 25 л. с., через трансмиссию приводившая в движение 21 станок.

В кузнице при одной сварочной печи имелся маленький паровой молот, настолько маломощный, что крупные детали приходилось ковать вручную с помощью трех-четырех молотобойцев.

В 1874 г. в мастерских работало в паровозном цехе 12 чел., в токарном - 50, в вагонном - 100, в кузнице - 30, а всего - около 300 чел. Производительность мастерских была низкой. Из капитального ремонта в год выпускалось не более 12 - 15 паровозов.

В 1879 г. производство расширилось, были созданы малярная, лекальная и модельная мастерские. В 1880 - 1887 гг. были построены отдельные здания для тендерной и чугунолитейной мастерских, причем в последней была установлена вагранка системы Кербедза. Затем была создана вагоносборочная мастерская, надстроен второй этаж над главным корпусом для токарного и слесарного отделений, оборудована краснодеревная мастерская1. Вместе с этим росло и количество рабочих: в 1874 - 1876 гг. их было 300, в 1880 - 1884 гг. - 310, в 1885 г. - 360, в 1886 г. - 440, в 1887 г. - 600, в 1888 г. - 770, в 1889 г. - 9502, в 1894 г - 18003.

1 (Сб. "Полвека борьбы и побед". Ростов-на-Дону, 1924, стр. 10, 11, 14)

2 (Там же, стр. 22)

3 ("Былое", 1922, № 18, стр. 125)

Так мастерские превратились в крупный завод.

В 1879 г. Д. А. Пастухов купил в Ростове небольшой в то время механический завод, основанный купцом Фронштейном. Завод был расширен и приспособлен для выпуска всяких заводских и углеподъемных паровых машин и механизмов, а также паровых котлов, поворотных кругов и т. д. С 1881 по 1894 г. Пастухов как в Ростове, так и в Сулине создал на заводах специальные отделения для отливки водопроводных труб. В 1888 г. при ростовском заводе Пастуховым была построена судостроительная верфь, одно из первых отечественных предприятий судостроительной промышленности на Юге России. Она выпускала небольшие пароходы, различные баржи, землечерпалки, паровые шхуны, суда для перевозки угля, хлеба и т. д.1 Детали этих судов изготовлялись на верфи в Ростове, а сборка их производилась в Царицыне на Волге, где для этой цели была построена специальная верфь. В 1881 г. оборот завода достиг 375 тыс. руб. На нем работало 300 чел. В 1894 г. их число увеличилось до 500 - 800.

1 ("Отчет Ростовского-на-Дону Комитета торговли и мануфактур" за 1899 г. Ростов-на-Дону, 1900, стр. 8)

Из числа заводов, возникших на Дону в 80-е годы, следует назвать чугунолитейный завод Мартин Д. и К°, основанный в Ростове в 1880 г. - 120 рабочих и 3 двигателя в 70 л. с.; железоделательный и сталепрокатный завод Русско-Донецкого товарищества каменноугольной и заводской промышленности в пос. Дмитровском Макеевской волости Таганрогского округа, основанный в 1878 г., - 400 рабочих и 13 двигателей в 170 л. с.; механический завод А. М. Стороженко, основанный в Ростове в 1888 г., - 50 рабочих; фабрика плугов и бричек Г. И. Емельянова, основанная в 1880 г. в Ростове, - 160 рабочих и 1 двигатель в 30 л. с.; чугунолитейный и машиностроительный завод А. В. Миненкова, основанный в 1880 г. в г. Новочеркасске, - 148 рабочих и два двигателя в 30 л. с.; чугунолитейный завод И. Г. Попова, основанный в 1888 г. в станице Цимлянской (1-й Донской округ), - 43 рабочих; гвоздильно-проволочный завод Н. А. Паника, основанный в 1887 г. в Ростове, - 200 рабочих; чугунолитейный завод Ф. Х. Фаслера, возникший в 1887 г. в г. Новочеркасске, - 77 рабочих, 1 двигатель в 7 л. с.; корабельная верфь и механические мастерские Ф. Х. Феофани, основанные в 1875 г., но развернувшие свою деятельность лишь в 80-х годах, в станице Гниловской, - 206 рабочих и 2 двигателя в 18 л. с.

В эти же годы как в городах, так и на периферии Дона возникало множество небольших мастерских по производству карет, ящиков, папиросной бумаги, мыла и т. д. С расширением городского строительства появились небольшие заведения по выделке кирпича, стекла, предметов бытового обслуживания и т. п. В связи с этим возникло в Ростове, Новочеркасске и Азове 7 небольших постоянно работавших с механическими двигателями заводов с количеством рабочих от 10 до 50. Наиболее крупным из предприятий этого типа был кирпичный завод в пос. Сулине, на котором работало до 200 чел. и имелось 3 двигателя в 200 л. с. Известно, что этот завод добился больших успехов в выработке специальных силикатов1.

1 (Фабрики и заводы всей России". Киев, 1913, стр. 11 - 768 (выборочно))

70 - 80-е годы были периодом резкого роста товарности хлебопашества, поэтому и мельницы, которых насчитывалось несколько тысяч (вместе с временно действующими), переставали в значительной своей части играть роль домашнего производства. Некоторые из них превращались в крупные предприятия. К числу наиболее значительных принадлежала паровая мельница Ф. Н. Солодова в Ростове-на-Дону, основанная в 4870 г. Эта самая крупная и наиболее хорошо оборудованная мельница называлась также Ростовское товарищество вальцовой мельницы. После пожара в 1881 г. она была построена заново и оборудована стальными и фарфоровыми вальцами. Кроме того, были установлены 4 пары жерновов, 2 паровых котла и одна паровая машина в 80 л. с. Впоследствии на ней появился двигатель в 670 л. с. На мельнице работало от 80 до 155 рабочих. Мельница имела годовой оборот до 5,5 млн руб., мука вывозилась в города не только России, но и Западной Европы.

Не менее крупной являлась ростовская мельница Е. Т. Парамонова, построенная в 1860 г. На ней работало до 300 чел., имелось несколько паровых двигателей общей мощностью до 1800 л. с. Оборот ее достигал 5 млн руб.

Довольно известными были основанные в 80-х годах ростовские мельницы Я. И. Ходякова (30 рабочих) и братьев Парамоновых в Нахичевани, а также новочеркасская, принадлежавшая Товариществу вальцовой мельницы, основанная в 1874 г. Она имела 115 рабочих, двигатель в 250 л. с. и годовой оборот до 1,8 млн руб. На периферии действовали мельницы: И. И. Зозулина - в станице Урюпинской Хоперского округа, построена в 1889 г.; В. И. Коваленко - в станице Каменской Донецкого округа, основана в 1882 г, и др.

Все эти мельницы, особенно ростовские и новочеркасская, уже в 80-х годах стали капиталистическими предприятиями1.

1 (ЦГВИА, ф. 4 л., оп. 43, д. 61, л. 56)

Таким образом, 70 - 80-е годы по сравнению с 60-ми были временем значительного прогресса фабрично-заводской промышленности. Это особенно относится к Ростову и Таганрогу. Не случайно, когда встал вопрос о присоединении этих городов к Войску, их буржуазия была всерьез напугана такой перспективой. Она откровенно заявила, что боится попасть под управление такой архаической организации, как Войско1.

1 (ЦГИАЛ, ф. 560, оп- 21, д. 477, л. 114)

В особом докладе комиссии, специально созданной из ростовских капиталистов, говорилось: "Екатерина II выделила для развития торговли и промышленности небольшой кусок земли, где и вырос Ростов, свободный от военного казачьего влияния... То, что Ростов создался и развился вследствие отсутствия влияния военных начал, доказательством тому служит, что на Дону много станиц, возникших ранее Ростова, но в течение нескольких веков существования казачества там не образовалось ни одной фабрики или завода, не открылось ни одной экспедиционной конторы"1. Противопоставляя Ростов Войску, авторы доклада писали: "Ростов существует менее 100 лет, а насчитывает 93 фабрики и завода с производством в 12 млн рублей, 2150 торгово-промышленных заведений, с оборотом 83 млн. рублей, отпускает за границу товаров на 40 млн. рублей, оборот конторы банка и 4-х кредитных учреждений равен - 675 млн. рублей"2.

1 (Там же, л. 115)

2 (Там же, л. 115 об.)

В заключении комиссия делала вывод: "...при полном присоединении Ростова к ОВД торговля его (а следовательно, и промышленность), т. е. то, чем он живет и чем создался, неминуемо должно пасть". "Комиссия, - говорилось в докладе, - опасается за судьбу Ростова"1. Примерно так же была настроена и таганрогская буржуазия. Таганрогская дума в ответ на предложение городского головы Алфераки вынести благодарность царю и правительству за проект присоединения Таганрога к Войску "отклонила, как преждевременный, вопрос о выражении этой благодарности за присоединение, которого все боятся"2.

1 (Там же, л. 113)

2 (ЦГИАЛ, ф. 560, оп. 21, д. 477, л. 110)

Когда вопрос о включении этих городов в войсковую систему был поставлен практически, недовольство буржуазии еще более усилилось. Ростовские промышленники и купцы в ответ на нажим, оказанный на них городским головой Байковым, устроили обструкцию: "24 человека гласных думы покинули зал заседаний"1.

1 (ЦГИАЛ, ф. 560, оп. 21, д. 477, л. 111)

Буржуазия видела в Войске организацию, чуждую капиталистическому предпринимателю, и потому довольно смело выражала свой протест против присоединения Ростова и Таганрога к области войска Донского1. И все же в 1888 г. Ростов и Таганрог были включены в область войска Донского.

1 (Там же, л. 113)

В 90-е годы XIX в. происходит дальнейшее формирование донской фабрично-заводской промышленности. Возникают крупнейшие предприятия, которые начинают играть решающую роль в промышленном производстве. Однако по-прежнему создание и укрепление их сопровождалось увеличением числа мелких и даже мельчайших заведений. Например, в 1894 г. число их по сравнению с 1875 г. выросло вдвое1. В данном случае в расчет не приняты мельницы, подавляющее большинство которых представляло собой мельчайшие заведения без рабочих (работал сам хозяин), и без паровых машин. Число их год от года сильно колебалось в зависимости от урожая.

1 (ЦГВИА, ф. 4 л., оп. 43, д. 61, л. 56; Стат. отчет по ОВД за 1895 г. Новочеркасск, 1896, стр. 47)

В 1890 г. на Дону насчитывалось 8620 предприятий (вместе с мельницами) с общей суммой производства в 22,6 млн руб. Как и ранее, промышленность наиболее интенсивно развивалась по нижнему течению Дона, где концентрировались наиболее крупные предприятия, принадлежавшие главным образом лицам невойскового сословия. В отдельных же округах работали тысячи мелких и мельчайший заведений, хозяевами которых являлись преимущественно казаки. Так, в Черкасском и Ростовском округах было всего 1398 предприятий, или 16,2%, но сумма производства их составляла 20,2 млн руб., или 89,3%. На одно предприятие приходилось в среднем 14453 руб. В остальных же округах, включая и Таганрогский, было 7222 предприятия, или 83,8%, но общая сумма их производства равнялась лишь 2,4 млн руб., или 10,7%. На одно производство здесь приходилось в среднем 333 руб., т. е. в 43 раза меньше, чем в Черкасском и Ростовском округах1.

1 (ЦГВИА, ф. 4 л., оп. 54, д. 54, л. 47 (подсчет))

Таким образом, фабрично-заводская промышленность развивалась преимущественно поблизости от железных дорог, залежей угля и антрацита, вокруг Ростова, Таганрога и Александровск-Грушевского. Ведущее место и в начале 90-х годов занимали ростовские табачные фабрики, сумма производства которых достигала 9 млн руб. (Асмолова - 4,8 млн руб., Кушнарева - 3,4 й другие - 0,8 млн руб.). За ними шел Сулинский металлургический завод Пастухов (1,8 млн руб.). На нем в это время работало уже 1200 рабочих, кроме поденных, имелось 6 паровых машин общей мощностью в 865 л. с., 32 паровых котла. В 1890 г. завод выплавил более 447 тыс. пудов чугуна и выработал около 1,4 млн пудов чернового железа, из которого было прокатано 126 тыс. штук различных изделий1. В одном ряду с этим заводом стояли Главные мастерские Владикавказской железной дороги в Ростове. Хотя на них рабочих было несколько меньше, чем у Пастухова (950 чел. в 1889 г.), но значение их в развитии промышленности и транспорта было очень большим. За ними следовали судостроительные верфи, чугуно-меднолитейные заводы и мастерские, винокуренные заводы и т. п.

1 (ЦГВИА, ф. 4 л., оп. 54, д. 54, лл. 48 - 49)

Сводные данные о производствах 1890 г.1 показывают, что в этом году действовали среди мелких предприятий 19 салотопенных, 119 рыбоспетных, 64 кожевенных, 7 шерстомойных, 16 спиртоочистительных и винных, 14 медо-пивоваренных, 246 маслобойных, 192 кирпичных и черепичных, 18 известковых и т. д.

1 (Там же, л. 46)

Среди всех предприятий главными были чугуно-меднолитейные (8), табачные (9), мельницы (7708)1. Это свидетельствует о том, что и в начале 90-х годов мелкая промышленность, перерабатывавшая сельскохозяйственное сырье, продолжала еще играть на Дону известную роль2.

1 (Там же, л. 48)

2 (Там же, л. 47)

В условиях относительно слабого в то время развития крупной промышленности на Дону она помогла связывать сельское хозяйство с рынками.

В 90-е годы, характеризовавшиеся бурным (ростом железнодорожного строительства в стране, усилением проникновения иностранного капитала в южную металлургию, на Дону, как и вообще на Юге страны, появился ряд крупнейших металлургических предприятий. Гливиц писал об этом: "Пустынный юг наш, еще недавно представляющий одни лишь "безбрежные ковыльные степи", ожил. Среди былых пустынь выросли гиганты, извергающие миллионы пудов железа. Потянулись во все стороны России рельсовые пути. Нагруженные железом пароходы стали разносить по всему свету неведомое дотоле имя Донецкого бассейна"1.

1 (И. Гливиц. Указ. соч., стр. 19)

Начало 90-х годов XIX в. знаменовалось не только абсолютным увеличением числа крупных предприятий, но и разорением мелких, а главное, подготовкой центральным русским и иностранным капиталом строительства на Дону и на всем Юге крупнейших металлургических заводов.

Строительство этих заводов свидетельствовало о том, что капитализм начал перерастать в монополистическую стадию. Хотя в полной мере производство на них развернулось лишь к концу XIX - началу XX в., возникновение их относится к середине 90-х годов XIX в. Поэтому исследование истории фабрично-заводской промышленности на Дону в домонополистический период целесообразно завершить 1894 - 1895 гг.

Что же представляла собой донская промышленность к середине 90-х годов?

Область войска Донского к этому времени превратилась в один из значительных промышленных районов страны. Большие изменения произошли в горной промышленности. В 1861 г. на Дону было добыто всего 8,0 млн пудов антрацита, на всех шахтах работало 2 тыс. чел.1, в 1875 г. добыча угля составляла 37,1 млн пудов2, число шахтеров достигло уже 5 тыс.3 В 1894 г. добыча угля (130,5 млн пудов) превысила уровень 1861 г. более чем в 16 раз, а число шахтеров - более чем в 7,5 раза (15188 чел.)4.

1 (ГАРО, ф. 301, оп. 14, д. 229, лл. 2, 3)

2 ("Горный журнал", 1877, т. II, стр. 294)

3 (ЦГВИА, ф. 4 л., оп. 42, д. 80, л. 1)

4 (ГАРО, ф. 46, оп. 5, д. 540, лл. 5 - 11)

Быстро развивалась в это время и фабрично-заводская промышленность (табл. 19).

Таблица 19. Развитие фабрично-заводской промышленности в области войска Донского (без Ростова, Ростовского уезда и Таганрога)1
Таблица 19. Развитие фабрично-заводской промышленности в области войска Донского (без Ростова, Ростовского уезда и Таганрога)1

1 (Расчеты сделаны на основе официальных отчетов окружных начальств, фабрикантов и заводчиков: ЦГВИА, ф. 4 л., оп. 42, д. 80, л. 1; ГАРО, ф. 46, оп. 5, д. 540, лл. 5 - 11; ф. 46, оп. 11, д. 5757, лл. 32 - 460; ф. 46, оп. 1, д. 1515, лл. 1 - 86; ф. 353, оп. 1, д. 414, лл. 15 - 26. Стат. отчет по ОВД за 1895 г., стр. 46 - 47)

Данные табл. 19 показывают, что фабрично-заводская промышленность в области войска Донского в пореформенный период вполне оформилась. За 34 года (1860 - 1894) количество предприятий в области выросло в 1,6 раза при одновременном увеличении числа рабочих на них в 1,1 раза, а суммы производства - в 3,6 раза. С 1875 г., когда промышленность приобрела более устойчивый характер, чем в 1861 г., по 1895 г., этот рост выразился соответственно: в 2; 1,3 и в 1,7 раза.

Вместе с этим следует сказать, что если имевшиеся тогда немногочисленные крупные предприятия стали играть решающую роль в производстве, то на долю донской периферии и подавляющего большинства промышленных заведений приходилась незначительная часть суммы производства и рабочей силы. Так, в 1875 г. на четырех более или менее крупных предприятиях, которые только еще начинали разворачиваться, - на Сулинском заводе Д. И. Пастухова, механическом заводе Э. Зубова, стекольном заводе К. Кондожаки и механическом заводе И. Г. Иловайского - было 1080 рабочих, или 36,3% от общего числа их. Они вырабатывали на 794,9 тыс. руб. продукции (51,5% суммы производства всех фабрично-заводских предприятий)1.

1 (ГАРО, ф. 46, оп- 1, д. 1515, лл. 1 - 86 (подсчет))

Роль крупных предприятий (без Ростова, Ростовского уезда и Таганрога, без мельниц), по-прежнему немногочисленных, еще более возросла в 1894 г. К числу их в то время можно отнести: Сулинский металлургический завод, механический завод Герцберга (Новочеркасск), завод по производству плугов Е. Воинова (Новочеркасск), чугуно-меднолитейный завод Грибова (Черкасский округ), стекольный завод К. Кандожаки (станица Аксайская), чугунолитейный завод И. Петрова (2-й Донской округ) и механический завод И. Иловайского (сл. Зуевка). На них работало в общей сложности 2630 чел., или 64,4% от общего числа донских рабочих; они выпускали продукции на 1926,7 тыс. руб., что составляло 72,8% общей суммы производства всех фабрично-заводских предприятий1.

1 (ГАРО, ф. 46, оп. 1, д. 1515, лл. 15 - 261 (подсчет))

Характер донской фабрично-заводской промышленности изменялся медленно, по-прежнему существовали сотни мелких и мельчайших заведений по переработке сельскохозяйственного сырья и различных мастерских, дававших ничтожный производственный эффект. Это определялось общим аграрным характером экономики области Но все же одновременно получил развитие и другой тип промышленности - настоящие фабрики и заводы, которые приобретали все большее значение в экономике области.

Большое влияние на развитие фабрично-заводской промышленности оказало присоединение к области городов Ростова и Таганрога с их округами. Так, в данном случае в 1894 г. по сравнению с 1875 г. число промышленных предприятий области (с Ростовом и Таганрогом) увеличилось в 4,5 раза, рабочих - в 5,3 раза, сумма производства - в 15,3 раза. И это было не формальное изменение в экономике области. Присоединение Ростова и Таганрога к. Войску способствовало ускорению развития капитализма на Дону, поскольку были ликвидированы некоторые формальные рогатки, препятствовавшие проникновению капитала ростовских и таганрогских предпринимателей в экономику Войска и в то же время более сильному втягиванию войскового населения в активное капиталистическое предпринимательство.

Рассмотрим теперь состояние фабрично-заводской промышленности области в 1894 г., включая Ростов, Таганрог и их округа, с учетом всех видов производств, в том числе и мельничного. Согласно официальному статистическому отчету, на Дону в 1894 г. было всего 9134 предприятия1 с общей суммой производства в 28,8 млн руб. Все эти предприятия в отчете значатся, как "заводы", с чем согласиться, конечно, нельзя, так как среди них было всего несколько настоящих заводов. К тому же отчет дает настолько обобщенные данные по группам производства, что их очень трудно использовать для глубокого анализа. Поэтому в целях более полной характеристики фабрично-заводской промышленности следует проанализировать официальные данные, собранные для департамента торговли и мануфактур, - донесения окружных полицейских управлений и фабричных инспекторов2. В этих материалах не числятся такие карликовые заведения, как бумажно-коробочные, каретноремонтные и т. п., содержащиеся в отчетах войскового наказного атамана. Они благодаря этому дают более верную картину состояния промышленности.

1 (Стат. отчет по ОВД за 4895 г. Новочеркасск, 1896, стр. 47)

2 (ГАРО, ф. 353, оп. 1, д. 414, лл. 15 - 26 (подсчет))

Согласно этим данным, на Дону в 1894 г. было 2618 предприятий. Все они то своему удельному весу в производстве делились на три разряда. Первое место по сумме производства занимали пять ростовских табачных фабрик; Я. Кушнарева - 1230 рабочих и сумма производства 1,2 млн руб.; В. Асмолова - 1695 рабочих и сумма производства 4,1 млн руб. и более мелкие фабрики И. Асланиди, П. Хохладжиева и С. Кистова1. Они производили продукции на 5,8 млн руб. Остальные три табачные фабрики в то время еще не играли существенной роли и потому не учтены.

1 (Там же, лл. 225 - 235)

За табачными фабриками следовали мельницы (7947). Большинство составляли водяные и ветряные и только 45 из них были паровыми. 2 паровые мельницы находились в Черкасском округе, 9 - в Ростове, 10 - в Ростовском округе, 5 - в Донецком, 1 - во 2-м Донском, 5 - в Сальском, 2 - в Таганроге, 2 - в Таганрогском округе, 9 - в Хоперском округе. Общая сумма производства всех мельниц равнялась почти 4,5 млн руб., в том числе паровых - 3919128 руб.1 В числе мельниц было много карликовых заведений, управлявшихся самими хозяевами. Например, в Черкаском округе было 65 водяных и ветряных мельниц с общей суммой производства в 5561 руб., т. е. на каждую мельницу в среднем в год приходилось около 85 руб.2

1 (Там же, лл. 15 - 261 (подсчет))

2 (Там же, лл. 241 - 247 (подсчет))

Совершенно ясно, что не они определяли характер мукомольной промышленности. Огромное число их, колебавшееся в разные годы, говорит о направленности донского сельского хозяйства. Наиболее крупные паровые мельницы были сконцентрированы в Ростове и Ростовском уезде. Из 19 мельниц, имевшихся там, 8 были крупными предприятиями. Это мельницы Ф. Солодова с 75 рабочими и суммой производства свыше 1 млн руб., купца Елицера с 73 рабочими и суммой производства в 700 тыс. руб., Чурилина с 63 рабочими и суммой производства в 650 тыс. руб., Я. Худякова, А. Ерошева, Балабанова, Х. Рысс и Ф. Шепина. Общая же сумма производства паровых мельниц Ростова и его округа превышала в этом году 3,7 млн руб.

Третье место по сумме производства (3,5 млн руб.) занимали металлургические и механические заводы: Сулинский завод Д. П. Пастухова - 4,2 млн руб. и 1880 рабочих; чугунолитейный завод И. Герцберга (в Новочеркасске) - 130,3 тыс. руб. и 180 рабочих; завод по изготовлению плугов Е. Воинова (Новочеркасск) - 30 тыс. руб. и 70 рабочих; чугунолитейный завод Грибова (Черкасский округ) - 230 тыс. руб. и 155 рабочих; завод Н. Панина (Ростов) - 275 тыс. руб. и 96 рабочих; чугунолитейный завод П. Лимарева (Ростов) - 138 тыс. руб. и 130 рабочих; чугунолитейный завод Мартин и К° (Ростов) - 100 тыс. руб. и 75 рабочих; Ф. Нитнер - 65 тыс. руб. и 14 рабочих; механическо-литейный завод Д. Пастухова (Ростов) - 600 тыс. руб. и 569 рабочих; завод Общества пароходства (Ростов) - 250 тыс. руб. и 220 рабочих; чугунолитейный завод И. Петрова (2-й Донской округ) - 74 тыс. руб. и 38 рабочих; механический завод И. Г. Иловайского (Зуевка Таганрогского округа) - 200 тыс. руб. и 230 рабочих и другие более мелкие1.

1 (ГАРО, ф. 353, оп. 1, д. 414, лл. 15 - 261 (подсчет))

Значительное место в экономике Дона заняли маслобойни, перерабатывавшие конопляное семя и подсолнечник, их насчитывалось в 1894 г. 314. Появилось 83 более или менее постоянных кожевенных заведения, 23 салотопенных, 107 рыбоспетных и сотни других, перерабатывавших продукты сельского хозяйства1. Но, как говорилось ранее, по сумме производства они уже не превышали 2 - 3% от общего выпуска продукции промышленности области.

1 (Стат. отчет по ОВД за 1895 г., 1896, стр. 47)

Удельный вес различных отраслей промышленности в 1894 г. можно определить следующим образом: а) предприятия по переработке сельскохозяйственного сырья (в том числе мельницы и табачные фабрики) - 70,0%; б) предприятия по выплавке и обработке металла - 16,7%; в) кирпичные, гончарные, известковые заводы - 4,4%; предприятия по обработке дерева - 2,2%; прочие (ваточные, по изготовлению минеральных вод, стекольные, писчебумажные, пороховые и т. п.) - 6,7%1.

1 (ГАРО, ф. 353, оп. 1, д. 414 (302а), стр. 1 - 261 (подсчет))

Следовательно, несмотря на то, что с 70-х годов XIX в. промышленность области достигла значительного прогресса, развитие фабрик и заводов в ней было еще в большей степени связано с аграрным характером ее экономики и с сельскохозяйственными занятиями преобладающего казачьего и крестьянского населения. Именно этим следует объяснить то, что на Дон продолжали ввозить много промышленных товаров из центральнорусских областей, а с Дона в центральные города страны и за границу отправлялось большое количество продуктов хлебопашества и животноводства.

Общее состояние донской промышленности к середине 90-х годов можно определить и следующими итоговыми данными. В угольной промышленности действовало 156 шахт, на которых работало 15188 рабочих. Эти шахты дали 130,5 млн пудов угля, что составляло 24,3% общероссийской добычи угля (534,9 млн пудов)1.

1 (ГАРО, ф. 46, оп. 5, д. 540, лл. 5 - 11; "Сборник статистических, сведений о горно-заводской промышленности России в 1894 заводском году". Составил А. Лоранский. СПб., 1896, стр. 329; Статистический отчет по ОВД за 1895 г., 1896, стр. 47; ГАРО, ф. 353, оп. 1, д. 414, лл. 15 - 261; "Былое", 1922, № 18, стр. 125; ГАРО, ф. 46, оп. 5, д. 540, лл. 4 - 11. (Число рабочих, согласно Стат. отчету по ОВД за 1894 г., находится с данными А. Лоранского на 92 чел.))

В фабрично-заводской промышленности, включая Главные мастерские Владикавказской железной дороги, а также все мелкие предприятия, насчитывалось 9135 предприятий с общей суммой производства свыше 28 млн руб.1, а общее число рабочих достигло 20151. Таким образом, к середине 90-х годов в донской промышленности было занято 35339 рабочих, не считая портовых грузчиков, чернорабочих мелких мастерских, число которых точно неизвестно. Донской пролетариат в это время представлял собой уже значительный отряд общерусского рабочего класса, а донская промышленность стала играть заметную роль не только на Дону, но и в России вообще.

1 ("Сборник стат. сведений", стр. 329; Стат. отчет по ОВД за 1895 г.)

К середине 90-х годов территориальное размещение донской промышленности по сравнению с 60 - 70-ми годами почти не изменилось. По-прежнему, как говорится в отчете войскового наказного атамана за 1895 г., "заводы в области войска Донского сосредоточиваются преимущественно в Ростовском на Дону округе, сумма производства всех фабрик и заводов которого составляет свыше 3/4 всего заводского производства области и отчасти в Черкасском и Таганрогском округах"1. Угольная промышленность также находилась преимущественно в Черкасском и Таганрогском (бывший Миусский) округах.

1 ("Всеподданнейший отчет войскового наказного атамана" за 1895 г., стр. 47)

Наиболее полное представление о территориальном расположении фабрично-заводской промышленности дают сведения о 2618 предприятиях, представлявших донскую фабрично-заводскую промышленность в 1894 г., содержащиеся в докладных записках фабричных инспекторов и окружных полицейских начальств (табл. 20)1.

1 (ГАРО, ф. 353, оп. 1, д. 414, лл. 1 - 261 ((подсчет))

Таблица 20. Территориальное размещение фабрично-заводской промышленности на Дону в 1894 г.
Таблица 20. Территориальное размещение фабрично-заводской промышленности на Дону в 1894 г.

Примечание. Сумма производства взята округленно.

Анализ табл. 20 показывает, что большинство фабрик и заводов - 83,6% находились на периферии и только 16,4% - в городах. Но на долю периферийной промышленности приходилось лишь 42,1% рабочих и 17,7% суммы производства, а на долю городов соответственно - 57,9 и 82,3%.

Если иметь в виду, что на Сулинском заводе Д. Пастухова, единственном крупном металлургическом заводе Дона, расположенном на периферии Черкасского округа, работала четвертая часть (24,3%) рабочих периферийной фабрично-заводской промышленности и 34,8% общей суммы производства последней давал этот завод, то станет еще яснее, какой слабой была промышленность в районах, отдаленных от городов.

Среди городов по развитию промышленности выделялся город новой, капиталистической формации - Ростов (с Нахичеванью), на его долю в 1894 г. приходилось 49,6% рабочих и 74,9% суммы производства всех 2618 предприятий области.

Ростов превращался в крупнейший торгово-промышленный центр Юга страны, а не только области войска Донского. Ростовский пролетариат, начиная с 90-х годов, играл большую роль в революционном движении как один из славных отрядов общерусского пролетариата.

В 90-е годы другой город - Таганрог1 далеко отставал от Ростова. Из 114 предприятий, имевшихся в городе в 1894 г., не было ни одного крупного. Самый значительный из них - механический и чугунолитейный завод купцов Бесчинских и Коллегерских, имевший 29 рабочих, а остальные предприятия - это средние и мелкие кирпичные, колбасные, салотопенные, экипажные и другие заведения, две паровые мельницы, две табачные фабрики турецкого подданного Н. Самирогло (53 рабочих) и купца А. Танатара (17 рабочих).

1 (ГАРО, ф. 353, оп. 1, д. 414, лл. 219 - 223)

Примерно такую же картину представляла собой и промышленность г. Новочеркасска. Из 96 предприятий в кем более значительными были чугунолитейный завод К. Герцберга - 180 рабочих, завод плугов Е. Воинова - 70 рабочих, паровая мельница Т. Башмакова - 17 рабочих. Остальные - мелкие заведения медо-пивоваренные, винодельные, салотопенные, колбасные и т. п.1.

1 (ГАРО, ф. 353, оп. 1, д. 414, лл. 214 - 218)

Что же касается предприятий периферии, то большинство из них все же концентрировалось вблизи городов Ростова, Таганрога, Новочеркасска и в нижнедонских округах. Так, на территории Черкасского, Ростовского и Таганрогского округов вместе взятых находилось 465 (21,2%) из всех 2188 предприятий, расположенных вне городов, но на их долю приходилось 61,7% рабочих и 81,8 общей суммы производства всех периферийных фабрик и заводов. Следовательно, на Нижнем Дону концентрировалась вся основная промышленность области войска Донского.

Наиболее крупными предприятиями в угольной промышленности были копи наследников И. Г. Иловайского, Кошкина, РОПИТа и различных акционерных обществ; в фабрично-заводской - ростовские табачные фабрики Я. Кушнарева, В. Асмолова, И. Асланиди, Хохладжиева и других; писчебумажная фабрика И. Панченко, паровые мукомольные мельницы Ф. Солодова, Н. Чурилина, Елицера и других, а также ростовские чугунолитейные и механические заводы П. Лимарева, И. Мартин и К°, Д. Пастухова, Ф. Нитнера; судоверфи. К числу этих предприятий можно отнести и периферийные заводы близких к Нижнему Дону районов - Сулинский металлургический завод Д. Пастухова, Новочеркасский завод К. Герцберта, Аксайский стекольный завод Дондожаки, паровые мельницы, наиболее крупные кирпичные заводы Ростова, Новочеркасска, Сулина1, а также Главные мастерские Владикавказской ж. д.

1 (Там же, лл. 15 - 261 ((подсчет))

В целом же к середине 90-х годов донская фабрично-заводская промышленность была еще относительно слабой. В 1894 г. на долю донской промышленности приходилось менее 1% выплавки чугуна, 1,1% производства железа и только по добыче угля она занимала почетное место - 24,3%1.

1 ("Сборник стат. сведений" за 1894 г. Новочеркасск)

Итак, развитие капитализма в России в пореформенный период привело к крупнейшим изменениям в промышленности Дона. За 34 года после крестьянской реформы в области войска Донского, где занятие сельским хозяйством считалось ранее единственно возможным занятием казаков, выросла передовая для тех времен капиталистическая промышленность. Однако аграрный характер области накладывал свой отпечаток на растущую промышленность. Даже в 1900 г. из 530 предприятий донской промышленности 261 являлось заведением пищевкусовой промышленности, главным образом мукомольной. На долю их приходилось 46,2% всей промышленной продукции области1.

1 (А. И. Гозулов. Народное хозяйство Дона до и после Октября Ростов, 1947, стр. 6)

* * *

Большое значение для истории донской промышленности имеет выяснение роли иностранного капитала. Но поскольку этот вопрос обстоятельно освещен в кандидатской диссертации и в специальной статье А. Г. Задеры1, нет необходимости здесь исследовать его специально.

1 (А. Г. Задера. Последствия вторжения иностранного капитала в тяжелую промышленность пореформенного Дона (1890 - 1917). В сб. "Очерки экономического развития Дона". Ростиздат, 1960, стр. 154 - 173)

Иностранный капитал проникал как в угольную, так и в металлургическую промышленность Дона. Однако на Дону вплоть до 90-х годов XIX в. металлургия была представлена лишь одним крупным металлургическим заводом Д. Пастухова и несколькими средними предприятиями, которые возникли и развивались исключительно на отечественном капитале, поэтому мы будем говорить в основном о проникновении иностранного капитала в угольную промышленность.

Иностранный капитал стал широко внедряться в донскую угольную ^промышленность лишь в 90-е годы. Правда, в числе донских углепромышленников и до 90-х годов было немало иностранцев. Но они далеко не всегда представляли иностранный капитал. Это были обрусевшие немцы, англичане или бельгийцы, вроде инженера Отто, купцов Эльтеровича, Шредера и др.

Проникновениев донскую угольную промышленность иностранного капитала связано с возникновением различных акционерных обществ, например Алексеевского горнопромышленного общества, возникшего в 1879 г. на смешанном франко-русском капитале1, Азовской угольной компании, основанной на английском капитале в середине 70-х годов2, Голубовско-Берестово-Богодуховского горнопромышленного товарищества, возникшего в 1889 г. с участием французского капитала3, и др.

1 ("Фабрики и заводы всей России". Киев, 1913, стр. 7)

2 (Там же, стр. 25 - 36)

3 ("Указатель действующих в империи акционерных предприятий и торговых Домов". СПб., 1905, стр. 1430)

Все иностранные угольные объединения возникали на базе уже действовавших до их появления отечественных копей, поэтому не они были организаторами русской угольной промышленности. До 90-х годов на Дону иностранные предприятия серьезной роли не играли, ведущее положение в ней занимали угольные копи Иловайских, Кошкина, РОПИТа и др. Как писал "Горный журнал", Грушевский антрацитовый рудник развился вполне самобытно1.

1 ("Горный журнал", 1861, вып. 1, стр. 399)

Положение изменилось с 1895 г., когда на долю только пяти объединений, действовавших с участием или на основе иностранного капитала: Азовской угольной компании, Голубовско-Берестово-Богодуховского горнопромышленного товарищества, Алексеевского горнопромышленного общества, Русско-Донецкого общества и Франко-Русского общества - приходилось около 30% всей добычи донского угля1.

1 ("Сборник стат. сведений", СПб., 1897, стр. 315 (подсчет))

В первое десятилетие после реформы 1861 г. иностранный капитал только прощупывал почву для своей деятельности в угольной промышленности на Дону. Бурно растущей русской промышленности требовались в огромных количествах уголь, чугун, железо и сталь. Русский капитализм был еще не в состоянии удовлетворить эти быстро растущие потребности, поэтому возникла временная необходимость в ввозе иностранного угля, проката черных металлов и машин.

Ввоз иностранного угля в Россию все время увеличивался. В 1866 г. он равнялся примерно 39 млн пудов, в 1870 г. - 51, в 1875 г. - 61 и в 1880 г. - 114 млн пудов1.

1 ("Горный журнал", 1882, т. I, стр. 450; т. II, стр. 159)

В 1872 г. в России было добыто 67,0 млн пудов угля, а ввезено из-за границы 64,2 млн пудов1. Правда, с увеличением отечественной добычи доля ввозимого из-за границы угля относительно уменьшалась - в 1880 г. в России было добыто 200,0 млн пудов угля, а ввезено из-за границы 114,9 млн пудов, т. е. 57% по отношению к добыче отечественного угля2. И все же страна продолжала расходовать огромные средства на покупку иностранного угля, в то время как в России имелись неисчерпаемые естественные запасы разнообразного минерального топлива.

1 (Там же, 1874. т. IV, стр. 333, 359)

2 (Там же, 1882, т. II, стр. 151, 159)

Добыча угля в стране непрерывно возрастала. За десятилетие, с 1870 по 1880 г., она увеличилась с 42,2 млн пудов до 200,0, т. с. в 4,7 раза1. Не удивительно, что русские заводчики и промышленники стремились освободиться от расходов на ввоз иностранного угля. Типичным фактом в этом смысле было сокращение в бюджете правления РОПИТа расходов по статье "английский каменный уголь"2. Лондонский агент РОПИТа Савич писал в правление, что представитель английской угольной компании "обвиняет его в том, что он не берет у них уголь"3. Когда эта компания попыталась повысить цены, Савич предупредил ее, что он вообще перестанет брать у нее уголь. В 1874 г. против покупки английского угля выступил и директор РОПИТа Чихачев4. Объяснялось это очень просто: пуд английского угля обходился РОПИТу в 18,6 коп., а пуд донского антрацита лучшего качества, чем ввозимый английский уголь, - в 16,9 коп.5 Если в 1879 г. расходы РОПИТа на английский уголь составляли 1013 тыс. руб., то в 1880 г. - 716,1 тыс. руб.6.

1 (Там же, 1872, кн. 9, стр. 556; 1882, т. II, стр. 159)

2 (ЦГИАЛ, ф. 107, оп. 1, д. 727, л. 32)

3 (Там же, д. 196, л. 136)

4 (Там же. д. 521, л. 42)

5 (Там же, д. 727, лл. 20 - 32 (подсчет))

6 (ЦГИАЛ, ф. 107, оп. 1, д. 727, л. 32)

Аналогичное положение наблюдалось и в русской металлургии. В 1880 г. отечественная металлургическая промышленность удовлетворяла потребности страны в чугуне на 64%, в железе - на 58, в меди - на 25, в стали - на 90%1.

1 ("Горный журнал", 1882, т. II, стр. 155)

Южные металлургические заводы, в том числе Сулинский, в этот период играли очень скромную роль в производстве металла. В 1880 г. из-за неполадок Сулинский завод плавки чугуна вообще не производил, а выработал лишь 423221 пуд железных и других изделий1, в том числе 15063 луда рельсов2. Поэтому для ввоза иностранного чугуна, стали, железа дорога была открыта. Если в 1876 г. в Россию было ввезено только 2,9 млн пудов чугуна, то в 1880 г. - уже 15 млн пудов3. Это также вызывало большое недовольство русских капиталистов, боровшихся с иностранными конкурентами. Русские горнозаводские, особенно южные промышленники уже в 60-х годах требовали введения повышенных тарифов на ввозимый из-за границы уголь, паровозы, металлы, а в 1877 г. на съезде углепромышленников Юга России разрабатывались широкие мероприятия, которые должны были обеспечить интересы русских капиталистов4. Но здесь столкнулись интересы южных углепромышленников и капиталистов других отраслей русской экономики заинтересованных в покупке иностранных товаров. Например, петербургская, рижская, либавская и другие биржи выступили против повышения пошлин на английский уголь5. Как известно, в целях ускорения в России железнодорожного строительства в 1857 г. чугун и железо было разрешено привозить и морем, причем пошлина была сильно снижена (на чугун до 15, на железо до 50 - 90 коп. за пуд в зависимости от сорта). В 1859 г. пошлина на чугун была еще раз снижена до 5,25 коп. за пуд, а в 1861 г. был разрешен даже беспошлинный ввоз чугуна, железа, стали. Паровозы и другие машины для железных дорог также ввозились беспошлинно, чем, в частности, воспользовался строитель Грушевско-Аксайской железной дороги Панаев.

1 (Там же, стр. 132, 188)

2 (Там же, стр. 188)

3 (Там же, стр. 151 - 152)

4 (Там же, 1877, т. IV, стр. 412; ЦГИАЛ, ф. 20, оп. 6, д. 27, л. 1)

5 (ЦГИАЛ, ф. 20, оп. 6, д. 27 - материалы VI - XV съездов горнопромышленников Юга России)

В 1868 г. в тарифной политике произошли серьезные изменения. Паровозы были обложены пошлиной в 75 коп. за пуд, а машины (за исключением сельскохозяйственных, текстильных и бумагоделательных) - по 30 коп. за пуд. Пошлина на железо была установлен в 35 (сортовое), 20 (рельсовое) и 50 (листовое) коп. с пуда. Но, как свидетельствует Гливиц, в течение 70-х годов все еще преобладал беспошлинный ввоз, причем чугуна беспошлинно ввозилось до 90%, а железа - 60 под маркой использования их для машиностроительной промышленности1.

1 (И. Гливиц. Указ. соч., стр. 58)

3.VI 1880 г. правительство отменило беспошлинный ввоз чугуна и железа и для машиностроительных заводов, оно восстановило тариф 1868 г., но с рядом изменений. Через год была установлена десятипроцентная надбавка до всем старым тарифам. 16.VI 1884 г. постановлением Государственного совета была введена пошлина и на импортный уголь в портах Черного и Азовского морей в размере 2 коп. золотом с пуда, в портах Балтийского моря - 0,5 коп., а на западной сухопутной границе - 1,5 коп. с пуда. Пошлина на чугун была установлена с 1.XII 1884 г. - 9 коп. золотом с пуда, с 1.III 1885 г. - 12, с 1.III 1886 г. - 15 коп. золотом с пуда. В 1886 г. тариф на уголь на Черном и Азовском морях был вновь увеличен до 3 коп. золотом с пуда1. Поскольку, несмотря на введение этих пошлин, ввоз металла все увеличивался, в 1887 г. пошлина на чугун была доведена до 25 коп. золотом за пуд, доставленный морем, и 30 коп. - через сухопутную границу, а в 1890 г. была введена 20%-ная надбавка к тарифу2.

1 (И. Гливиц. Указ. соч., стр. 58, 59)

2 ("Горный журнал", 1896, т. II, стр. 383)

Так к концу 80-х годов по настоянию русских промышленников была создана целая цепь искусственных препятствий для проникновения из-за границы в Россию товаров угольной и металлургической промышленности.

Все эти мероприятия были с удовлетворением приняты русскими капиталистами. Материалы VI - XV съездов углепромышленников Юга России говорят о том, что закон о повышении пошлин на уголь от 16.VI 1884 г. действительно произвел "благоприятное влияние в общем и в некоторой степени повлиял на уменьшение привоза иностранного угля. Отчасти благодаря этому донецкий уголь заменил на юго-западных дорогах уголь английский в количестве 5 млн пудов"1. Однако в середине 80-х годов в порты Черного моря все еще поступало в течение года от 16 до 19 млн пудов английского угля, кроме того, до 10 млн пудов поступало в Москву2.

1 (ЦГИА, ф. 20, он. 6, д. 27, лл. 1 - 2)

2 (ЦГИАЛ, ф. 20, оп. 6, д. 27, лл. 3 - 4)

Благоприятное влияние введенных пошлин отмечается и в "Записке" о применении в морском ведомстве железа, стали и донецких каменных углей, составленной главноуправляющим имениями Балашевых - М. Филипченко. Называя введенные пошлины "почти запретительными", он связывал с ними строительство Донецкой и Екатерининской железных дорог и Мариупольского порта и считал, что именно этим определялась "изумительная быстрота развития как угольной, так и заводской промышленности на Юге России"1.

1 (Там же, ф. "Балашовы", № 892, оп. 1, д. 1633, л. 34)

В этой же "Записке" Филипченко старался убедить военно-морское министерство в необходимости и возможности создать отечественную металлургию на базе собственных залежей железных руд и освободиться от иностранного влияния1.

1 (Там же, л. 5)

Конечно, нельзя отрицать известную роль тарифов в создании благоприятных условий для развития русской и в том числе южно-русской горной и металлургической промышленности. Но главную роль сыграли все-таки не тарифы, а общий рост производительных сил России, получивших в пореформенный период известный простор для своего развития.

Значение тарифной политики заключалось в том, что она принудила иностранных капиталистов изменить форму получения прибылей в России. Отказавшись от ввоза, в Россию товаров, ставшего невыгодным, они начали ввозить туда капиталы, основывая различные акционерные общества и предприятия.

Проникновение иностранного капитала на Дон проявилось прежде всего в угольно-антрацитовой промышленности. В 1863 г. среди углепромышленников Дона не было еще ни одной иностранной фамилии1. Но в конце 60-х годов прусские подданные Кох, Хернер и Шренберг имели участок для добычи угля в юрте станицы Каменской. В начале 70-х годов они "приобрели у урядника Орлова право на выработку угля в течение 10 лет"2.

1 (ЦГВИА, ф. 4 л., оп. 30, д. 76, лл. 56, 57 об.)

2 (ГАРО, ф. 32, оп. 1, д. 145. лл. 1, 2, 10; А. Г. Задера. Указ соч.)

В 1872 г. англичане Дж. Брадле и 3. Стурм приобрели у торговых казаков Шапошниковых право на добычу антрацита в Черкасском округе на площади в 60 тыс. кв. сажен с условием, что после уплаты полной стоимости рудника (100 тыс. руб. в течение 10 лет) он переходит в собственность Стурма и Брадле. При этом англичанам были переданы две действующие шахты с машинами, котлами и другим оборудованием1. Это были первые попытки иностранцев обосноваться в сфере угольной промышленности Дона. В том же году группа южных промышленников, возглавляемая С. Поляковым, основала при участии французского капитала Общество южной русской каменноугольной промышленности с основным капиталом в 5 млн руб.2 На Дону организуется еще одно товарищество - Калиновская компания каменноугольного производства с основным капиталом в 500 тыс. руб., в котором наряду с русскими капиталистами участвовали иностранцы Ф. Зек и Дж. Д. Гиббс3.

1 (ГАРО, ф. 32, оп. 2, д. 1083, л. 17)

2 ("Горный журнал", 1872, № 5 - 6, стр. 465 - 469)

3 (Там же, стр. 469 - 473)

В 1873 г. Стурм и Брадле, купив у инженера Антипова Николаевский рудник, организовали Азовскую угольную компанию в хут. Власовка около Грушевки1.

1 ("Горный журнал", 1875, т. 1, стр. 78)

Последующие годы характеризовались все более и более активным проникновением иностранного капитала в донскую угольную промышленность. Таможенный барьер, воздвигнутый в 70 - 80-х годах, не препятствовал этому. "Международный капитал не затруднился переселиться внутрь таможенной стены и устроиться на "чужой" почве", - говорил В. И. Ленин1. На Дону стало появляться много иностранных угольных предприятий на базе уже действовавших до них русских. В 90-е годы XIX в. начался процесс перехода крупных русских рудников в руки иностранцев. Так, Франко-Русское общество Берестово-Крынских копей в 1893 г. купило рудник Хлопицкото, на котором работы велись с 1888 г. Рудник полковника Рыкове кого в 1898 г. перешел в собственность Франко-Бельгийского общества. Оно же приобрело рудник Рутченковского общества, основанный в 1889 г., и Чулковский рудник. Макеевские копи, принадлежавшие Иловайским, были проданы ими в 1895 г. Русско-Донецкому обществу. Копи Прохорова перешли к Бельгийской компании за 3, копи Максимова - за 3,5 млн руб.

1 (В. И. Ленин. Соч., т. 3, стр. 427)

Из восьми крупных рудников Дона иностранные акционерные общества купили семь, отбирая те, доходность которых не вызывала сомнений. К 1900 г. доля угля, полученного на предприятиях, принадлежавших иностранным капиталистам, составляла 76,2% всей добычи в области войска Донского1.

1 (А. Г. Задера. Указ. соч., стр. 156, 157)

Примерно такая же обстановка сложилась в 90-х годах XIX в. и в донской металлургии.

В 1890 г. благодаря введению тарифа ввоз чугуна по сравнению с 1880 г. уменьшился с 15,01 до 8,5 млн пудов2.

1 ("Горный журнал", (1882, т. II, стр. 151)

2 ("Сборник стат. сведений" за 1890 г., стр. XXXVII)

Совершенно естественно, что в связи с этим иностранные капиталисты спешили компенсировать себя путем строительства на Дону металлургических и машиностроительных заводов, стараясь воспользоваться относительной слабостью русского промышленного капитала. Проф. Тиме писал в 1897 г., что "в настоящее время заводы, сооруженные с неимоверной быстротой и нередко все имеют спешный, коммерческо-спекулятивный характер"1.

1 ("Горный журнал", 1897, т. I, стр. 20)

На Дону крупные металлургические и машиностроительные заводы, кроме завода Пастухова и Главных мастерских Владикавказской железной дороги, начали возникать с 1895 г. и все они являлись иностранными. В 1897 г. начал действовать Макеевский металлургический завод генерального общества. В 1896 г. в Таганроге возник котельный завод Нев, Вильде и К° и Таганрогский завод металлургического общества. Однако эти заводы до конца XIX в. не смогли в полной мере развернуть производство.

Засилье иностранного капитала вызывало возмущение и технической интеллигенции России. Проф. Тиме взывал в 1889 г. в одной из своих статей; "Где наши патриоты-капиталисты?"1

1 (Там же, 1889, стр. 342)

Не отрицая того, что иностранный капитал в известной степени активизировал формирование крупной угольной и металлургической промышленности на Дону, мы снова подчеркиваем, что эти виды производства возникли до его появления. Иностранный капитал, особенно со второй половины 90-х годов XIX в., хищнически эксплуатировал естественные богатства нашей страны и русский рабочий класс.

Развитие промышленности в области войска Донского в пореформенный период имело в основном те же черты, что и во всей стране, но оно происходило ускоренными темпами, так как пережитки феодализма здесь были менее ощутимы, чем в центре страны. Даже существование на Дону "прав и привилегий" Войска не могло существенно повлиять на развитие капитализма.

Во второй половине XIX в. развитие промышленности было особенно значительным в районах, прилегавших к железным дорогам, крупным пристаням на Дону и на Азовском море, в таких городах нового типа, как Ростов Здесь возникали десятки крупнейших угольных шахт, заводы, верфи и т. п.

Что же касается периферийных районов, особенно удаленных от железных дорог, то промышленность в них и через 35 лет после реформы 1861 г. оставалась по преимуществу в рамках мелкого товарного производства или мануфактуры, занятых переработкой сельскохозяйственных продуктов. Это важное обстоятельство свидетельствует о том, что промышленное предпринимательство во второй половине XIX в. достигло первых успехов.

Мелкая обрабатывающая промышленность была широко распространена к середине XIX в. и в городах, даже в таких, как Ростов, но, будучи представлена огромным количеством карликовых предприятий, среди которых главную роль играли мельницы, уже значительно уступала по сумме производства, количеству рабочих и особенно по наличию механических двигателей крупным фабрично-заводским предприятиям.

Особенно сильный подъем донской промышленности наблюдался со второй половины 90-х годов XIX в., когда в результате широкого железнодорожного строительства стала возникать крупнейшая металлургическая промышленность.

Развитие донской промышленности, особенно угольной и металлургической, сопровождалось проникновением иностранного капитала, который с 90-х годов захватил на Дону довольно сильные позиции.

Начиная с 80-х годов в донской промышленности наблюдалось зарождение крупных акционерных объединений, которые с начала 90-х годов становились постоянными представителями оформлявшегося монополистического капитала.

Необходимо заметить, что при бурных темпах развития донской промышленности она, как и в целом по стране, была сравнительно отсталой. Область войска Донского вплоть до XX в. оставалась преимущественно районом сельскохозяйственного производства, что наложило свой отпечаток и на характер промышленности. Количественно она была представлена главным образом предприятиями, перерабатывающими продукты сельского хозяйства.

Развитие капиталистической промышленности на Дону способствовало дальнейшему ослаблению и устранению феодальных пережитков в деревне.

Возникновение и рост капиталистической промышленности на Дону способствовали отрыву сельского населения от земли и переходу его в ряды пролетариата и частью в ряды буржуазии. К середине 90-х годов XIX в. из пришлых крестьян и рабочих, разорявшихся донских крестьян и казаков образовался на Дону значительный отряд русского рабочего класса.

Развитие промышленности имело серьезное значение также для дальнейшего ослабления одного из пережитков средневековья - войсковой системы.

предыдущая главасодержаниеследующая глава












© Елена Александровна Абидова (Пугачёва), автор статей, подборка материалов;
Алексей Сергеевич Злыгостев, разработка ПО, оформление 2001-2019

При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://rostov-region.ru/ 'Достопримечательности Ростовской области'
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru