НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ГОРОДА И СТАНИЦЫ   МУЗЕИ   ФОЛЬКЛОР   ТОПОНИМИКА  
КАРТА САЙТА   ССЫЛКИ   О САЙТЕ  






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Станичные земли

Всестороннюю характеристику казачьего землепользования дал В. И. Ленин в труде "Аграрная программа социал-демократии в первой русской революции 1905 - 1907 годов". "Казачьи земли, - писал он, - сейчас представляют из себя настоящую муниципализацию. Большие области принадлежат отдельному казачьему войску: Оренбургскому, Донскому и т. д. Казаки в среднем имеют по 52 дес. на двор, крестьяне - по 11 дес... На почве этой "муниципализации" развиваются чисто феодальные отношения"1.

1 (В. И. Ленин. Соч., т. 13, стр. 306 - 307)

Казак-кавалерист обязан был всегда находиться в полной боевой готовности для несения военной и полицейской службы. На свои средства он должен был приобретать боевое снаряжение и коня, общей стоимостью в 250 - 300 руб.

Земля являлась собственностью Войска. Казак не имел права продавать свой паевой надел, он мог только отдать его в аренду.

Распределение земли по станицам производилось, согласно Положению 1835 г., из расчета 30 десятин на одну Душу мужского пола казачьего сословия. Надел, выделявшийся казаку с 17-летнего возраста, назывался паем. В него входили пахотная земля, луга и лес. Простому казаку полагался один пай, обер-офицеру - два, штаб-офицеру - четыре, генералу - шесть.

В 1860 г. в общественном владении 104 станиц и 3 калмыцких улусов было 9118109 десятин земли, а по данным Н. Краснова - 8837 тыс. десятин1. Генерал Маслаковец, по заданию правительства специально занимавшийся вопросами войсковой экономики, считал, что в 80-х годах на казачью семью приходилось в среднем в Черкасском округе до 72 десятин, в 1-м Донском - 54, в Усть- Медведицком - до 50, в Миусском - 73 десятины. А в среднем по Дону семейный надел составлял 58 десятин земли2. Эти данные свидетельствуют о том, что в донских станицах в 60 - 80-е годы существовали благоприятные условия для развития капитализма в сельском хозяйстве. В это время казачьи дворы имели земли значительно больше того минимума, который, как указывал В. И. Ленин, был необходим "для сведения концов с концами земельном состоятельном хозяйстве" (не менее 15 десятин)3.

1 (ЦГВИА, ф. 4 л., оп. 33, д. 66, лл. 33 - 53; "Материалы для географии и статистики России", стр. 75)

2 ("Объяснительная записка к вопросу о применении к области войска Донского земской реформы". Составил генерал Маслаковец. Новочеркасск, 1880, стр. 19)

3 (В. И. Ленин. Соч., т. 15, стр. 59)

К 70-м годам в казачьих станицах еще не ощущалось острой нехватки земли, но с начала 70-х годов земельное довольствие казаков систематически сокращается. Этому способствовали рост населения станиц, семейные разделы ври сохранении прежних размеров земельных угодий, выделенных станицам при обмежевании.

В 1870 г. и было приступлено к расширению станичных земельных довольствий путем вымежевывания из земель войскового запаса. Для этой цели было выделено 669594 десятины. Мера эта оказалась все же недостаточной1. В течение 70-х годов казачий пай продолжал сокращаться, хотя и незначительно2. В 1890 г. его размер уменьшился в среднем до 18,8 десятины всей земли и до 16 десятин удобной земли3. При этом почти треть всех станиц имела пай только 9,5 - 10 десятин на душу. К 1897 г. пай составлял в среднем 14 десятин.

1 (ЦГВИА, ф. 4 л., оп. 65, д. 313, ч. 1, лл. 78, 79)

2 (Там же)

3 (Новочеркасский музей, рукописный фонд. Войсковой отчет за 1890 г., л. 12)

Приведенные данные являются оптимальными, так как часть земли в станицах сдавалась в аренду, чтобы покрыть различные станичные расходы и получить средства для снаряжения на службу обедневших казаков. Недаром Маслаковец в докладе министру рисовал будущее казачества в самых мрачных красках. Он писал, что имеется даже вариант о "выселении излишка казачьего населения за пределы области войска Донского"1. Конечно, в 1898 г. не могло быть и речи о доведении размеров пая до установленной в 1835 г. нормы. От этого еще 27.XI 1898 г. официально отказался Военный совет, постановивший, что при переселении казаков в. новые юрты следует не придерживаться нормы пая в 30 или 25 десятин, а исходить из среднего душевого надела в станице.

1 (ЦГВИА, ф. 4 л., оп. 66, доклад генерала Маслаковца, стр. 83)

В отношении станичных земель и казачьих паев генерал Маслаковец пришел к следующему малоутешительному для Войска выводу: "В настоящее время в среднем на пай земли в Донской области приходится по 14 десятин. Вследствие прироста населения через каждые 10 лет зем. пай уменьшается на 2,5 дес... стало быть, через 30 лет у казака останется каких-нибудь 6,5 дес. или того меньше, т. е. приблизительно столько, сколько имеет теперь наш великорусский крестьянин..."1

1 ("Приазовский край", 1899, 8 февраля)

На Дону среди "казакоманов", главным образом среди богатой верхушки казачества, был распространен взгляд, что в уменьшении паев виновны иногородние. Один из рьяных сторонников "казачьей старины" предводитель дворянства Черкасского округа А. И. Леонов издал в 1906 г. брошюру, в которой с раздражением говорил о переходе казачьих паев по линии аренды в руки иногородних. Он отмечал, что разорение казаков непрерывно растет. Многие превратились в должников станичных правлений, и у них за долги "стали отбирать паевую землю и... отдавать ее в арендное пользование". "Образовался казачий пролетариат. Из 13 станиц Черкасского округа, - подчеркивал он, - арендаторами казачьих земель являются казаки лишь в четырех станицах, а в остальных исключительно иногородние"1.

1 (А. П. Леонов. Земельный вопрос в Донской области. Новочеркасск, 1906, стр. 4 - 5)

Действительно, иногородние арендовали много земли. Так, по материалам комиссии Полякова, к началу XX в. в руках арендаторов-иногородних находилось 71,1% войсковой свободной земли. Всего вместе со станичной землей они арендовали 1408088 десятин, т. е. 10% всей донской земли1. И все же не иногородние были повинны в разорении казачества.

1 (ЦГВИА, ф. 4 л., оп. 65, д. 6, ч. 2, л. 184)

16 июня 1898 г. была создана комиссия под председательством генерал-лейтенанта Маслаковца "для исследования причин, подрывающих хозяйственный быт Войска Донского и для изыскания мер к восстановлению его экономического благосостояния". Член комиссии П. Г. Мордвинцев, критикуя законы 1870 и 1891 гг., положившие начало экономической ответственности станиц за снаряжение казака на службу, говорил в своем докладе: "С этих пор наступает новое явление: как 1870 год положил начало уменьшению количества хозяйственно-используемой земли у коллективного казака, так 1891 год положил прочное начало полному обезземеливанию единоличного казака, лишенного основного его хозяйственного орудия производства - земли, казака-пролетария. Снарядив и отправив казака на службу, общества отбирают у семьи его пай и отдают его в аренду, группируя для того отобранные паи в площади для пополнения выручкой с них задолженности казаков"1. Но, конечно, не законы были основной причиной разорения казачества. П. Г. Мордвинцев и другие не понимали, что эти законы явились лишь следствием глубокого кризиса, который переживала Войско в связи с развитием капитализма.

1 ("Протоколы Комиссии 1899 г. генерала Маслаковца по улучшению экономического положения казаков ОВД". Новочеркасск, 1899, стр. 96)

Обобщающий материал об аренде казачьих паев дает доклад, генерала Маслаковца военному министру от 23.VIII 1899 г.1. В докладе говорится, что площадь казачьих наделов составляла 4599568 десятин, или только 61% всей Юрловой земли. Остальные 39% приходились на так называемые оброчные статьи станиц. Только 66% казаков были наделены паями. Лай составлял по области в среднем 11,3 десятины пашни и 2,5 десятины луга, а по округам соответственно в Черкасском - 12 и 3,5; в 1-м Донском - 9,2 и 2; во 2-м Донском - 9,7 и 0,8; в Донецком - 9 и 1,25; в Хоперском - 9 и 0,6; в Усть-Медведицком - 9,4 и 0,9; в Сальском - 16 и 6; в Ростовском - 12,5 и 4,5; в Таганрогском - 15 и 0,2.

1 (ЦГВИА, ф. 4 л., оп. 66, доклад генерала Маслаковца)

Разорение казачества достигло такой степени, что только 52% казаков Дона лично обрабатывали свои паи, а число казаков, официально сдающих паи в аренду, составило 11%. Следовательно, 48% паев перешло в руки других хозяев. Это подтверждается документами, находившимися в распоряжении управляющего канцелярией наказного атамана полковника П. С. Балуева1. Правда, данные Маслаковца и Балуева несколько отличаются друг от друга, так как последние представляют собой средние цифры за 5 лет (1894 - 1898 гг.). Согласно сведениям Балуева, из 355366 паевых донских казаков свои паи обрабатывали лично только 187444 человека, или 56,17%, и 37319 человек, или 9,09%), отдавали свои паи в аренду. Паи остальных 34,74% казаков по приговорам станичных обществ частично или полностью сдавались в аренду станичным правлениям, а деньги шли на оплату долгов за снаряжение к службе или сдавались их хозяевами, не имевшими необходимого инвентаря, в пользование более состоятельным жителям станицы из половины урожая2.

1 (П. С. Балуев. Статистический обзор торгово-промышленной деятельности казачьего населения области войска Донского за пятилетие с 1894 по 1898 г. Новочеркасск, 1899, стр. 24)

2 (Там же)

Сдача паев казачьей беднотой богатым из половины урожая представляла иной вид аренды. Эта вынужденная аренда означала захват казачьих наделов состоятельной верхушкой.

Согласно сведениям П. С. Балуева, в Черкасском округе самостоятельно обрабатывали паи 11548 казаков (36,41%); в 1-м Донском - 33852 (52,55%); во 2-м Донском - 32740 (51,35%); в Донецком - 40614 (54,67%); в Усть-Медведицком - 30851 (54,32%); в Хоперском - 33065 (60,46%); в Ростовском - 218 (4,65%); в Таганрогском - 482 (28,27%); в Сальском - 1033 (42,07%). Маслаковец в своем втором докладе комиссии отметил: "...нельзя не прийти к заключению, что северные три округа Донской области: Хоперский, Усть-Медведицкий и Донецкий в деле приложения личной энергии хозяев к обработке находящихся в пользовании земельных паев - довольствий далеко оставляют за собой все прочие части области"1.

1 ("Приазовский край", 1899, 5 июня)

Разорение казачества происходило особенно быстро в округах, близких к Ростову и Таганрогу, где капитализм действовал активнее.

Что же касается вопроса о состоянии фондов станичных земель, то он также постоянно сокращался. К началу XX в. малоземелье наблюдалось уже в 24 станицах (19%) из 127.

От малоземелья особенно страдала беднота, положение которой (количество земли на двор) стало приближаться к положению не только донского, по и общерусского крестьянства.

Чтобы завершить характеристику станичного землепользования, необходимо привести еще ряд фактов.

Как известно, административным центром Войска являлся Новочеркасск. Естественно предполагать, что и весь Черкасский округ должен был служить опорой и наиболее надежным хранителем старых, войсковых традиций, в том числе и войсковой системы землевладения и землепользования. Но даже этот округ, где каждый хутор по-особому опекался начальством, являл собой пример ослабления всей войсковой системы. (Причиной этого были более активный, чем в соседних округах, капиталистический процесс, охвативший и сельское хозяйство, и промышленность, а также соседство Ростова и Таганрога, богатых Грушевских антрацитовых месторождений, где капитализм уже с 70-х годов совершенно не считался ни с какими пережитками прошлого, в том числе и с войсковой опекой. Большую роль играли торговля, особенно активная на Нижнем Дону, развитие железнодорожного и речного транспорта и т. д.

Аренда войсковых и станичных земель приняла здесь большие размеры. Об этом свидетельствуют многочисленные данные, в частности станичные и окружные отчеты за 1895 год1. Так, например, если во всей области число домохозяев-казаков, сдававших свои земельные паи в аренду, составляло 11,0%, то в Черкасском округе оно равнялось 26,2%2. Более всего земельных паев сдавалось в аренду в Ростовском округе, например в станице Гниловской - около 97,4%, и в целом по станицам округа - почти 100%3. Но следует сказать, что в нем было всего две казачьи станицы, причем жители одной из них - Гниловской станицы, находившейся на окраине Ростова, занимались торговлей и промыслами, а другой, Елизаветинской - рыболовством. Что же касается остальных семи округов, то домохозяев-казаков, не обрабатывавших свои паи, а сдававших их в аренду, было больше всего в Таганрогском округе, где они составляли 43,0% общего числа домохозяев; за ним следовали Сальский округ - 12,7%, 1-й Донской - 10,6, Донецкий - 10,3; 2-й Донской - 8,8, Хоперский - 5,2; Усть-Медведицкий - 3,8%4.

1 (ГАРО, ф. 301, оп. 17, д. 102, лл. 2 - 1149 (подсчет))

2 (Там же (подсчет))

3 (Там же (подсчет))

4 (Там же (подсчет))

Следовательно, хотя аренда получила развитие во всех казачьих округах, наибольшего размаха она достигла именно в низовых станицах, находившихся вблизи Ростова и Таганрога, где капиталистическое перерождение сельского хозяйства было наиболее активным, а наименьшего размаха - в отдаленных от главных торговых и промышленных центров области округах, где главным занятием населения было сельское хозяйство. Это подтверждается и другими данными. Так, например, из среды казаков-домохозяев "другими ремеслами, т. е. рыболовством, торговлей и т. п."1 в Ростовском округе из 2181 чел. занимались 1266 чел., т. е. 58%; в Таганрогском из 848 чел. - 207, т. е. 24,4%; в Черкасском из 11822 чел. - 2792, т. е. 23,6%; в остальных округах число таких домохозяев было крайне незначительно: в 1-м Донском округе 2,7%, в Донецком 2,8, во 2-м Донском 2,3, в Хоперском 2,4, в Усть Медведицком 2,3, в Сальском 0,7%2.

1 (Там же (подсчет))

2 (ГАРО, ф. 301, оп. 17, д. 102, лл. 2 - 1149 (подсчет))

Совершенно естественно, что и внутри округов в станицах положение было неодинаковым. Это зависело от более близкого соседства станиц к городам, к окружным торговым пунктам, в частности к хлебным ссыпкам, к пристаням рек и Азовского моря, к угольным районам и т. п. Так, например, даже в таком отдаленном округе, как Хоперский, из всех станиц выделялась станица Урюпинская (в настоящее время г. Серафимович). Она издавна являлась одним из центров донской торговли и довольно развитого ремесла. Вот почему если в целом по округу домохозяев-казаков, сдававших свои паи, было только 5,2%, то в ней их было 15,8%; в 1-м Донском выделялись станицы Цимлянская, Мелеховская, Раздорская и др., где население кроме хлебопашества занималось виноградарством. В Цимлянской сдавали свои паи в аренду 16,2%1 и занимались промыслами 11,1% домохозяев-казаков, в то время как в среднем по округу соответственно - 10,6% и 2,7%. В Донецком округе число домохозяев-казаков, сдававших паи в аренду, составляло 10,3%, а в станице Каменской их было 42,4, число домохозяев, занимавшихся и "другими промыслами", составляло лишь 2,8%2.

1 (Там же, (подсчет))

2 (Там же (подсчет))

В станице Новочеркасской (Черкасский округ), как записал во время своего посещения Дона военный министр Куропаткин, "только за долги казаков сдавалось их земли в аренду 12089 дес.". Домохозяев-казаков, сдававших свои паи в аренду, в целом по округу было 26,2%, а в станице - 44. Число отрывавшихся от сельского хозяйства казаков-домохозяев официально составляло только 17,1 %1, а по округу в среднем - 23,6; в действительности же, как записали обследователи в материалах, относящихся к концу 90-х годов - началу XX в., в этой станице "большинство граждан (казаков) станицы живут не в хуторах своих, а в Новочеркасске, Ростове и других городах области, в столицах, за границей и наконец даже некоторые в Манчжурии, Индии и в других странах"2.

1 (ЦГВИА, ф. 4 л., оп. 67, д. 35, л. 134)

2 ("Труды по обследованию ОВД (Черкасский округ)". Новочеркасск, 1909)

Точно так же обстояло дело во всех округах и станицах. Это свидетельствовало о развитии капитализма в донском сельском хозяйстве, проявившемся, в частности, в аренде станичных земель.

Для примера можно взять 1-й Донской округ в целом, в котором капиталистический процесс в сельском хозяйстве шел не так бурно, как в низовых станицах Дона, и не так "спокойно", как в северных - верховых станицах, тем более, что в нем хорошо сочетались и хлебопашество, и скотоводство, и садоводство.

В этом округе и в большинстве других основным занятием продолжало оставаться хлебопашество. Даже в такой станице, как Цимлянская, в 1899 г. "главным занятием было хлебопашество" и лишь "значительным подспорьем к нему являлось виноградарство и виноделие, дающие населению ежегодно до 50 тысяч рублей дохода"1. Таким образом, виноградарство как одно из проявлений специализации сельского хозяйства в целом еще не играло крупной роли. (Производство пшеницы на экспорт продолжало определять товарность хозяйства. Это подтверждается сведениями по одной из крупнейших станиц округа - Константиновской. Так, в станичном отчете за 1899 год говорится: "Станица Константиновская, лежащая на реке Дон, как центральная в округе, по своей торгово-промышленной деятельности составляет главный пункт сбыта зерновых продуктов со всех довольно отдаленных окрестностей, как с правой, так и с левой стороны реки Дон. Зерновых продуктов отправлено до 2-х миллионов пудов в города Ростов и Таганрог"2.

1 (ГАРО, ф 301, оп. 17, д. 746, л. 847 (подсчет))

2 (ГАРО, ф. 301, оп. 17, д. 746, л. 788)

Следовательно, хотя специализация сельского хозяйства прогрессировала, она еще не достаточно сильно расслаивала население округа по роду его занятий. Казачество в этом смысле было в значительной степени инертной массой и боялось отрываться от хлебопашества, столь привычного для него. В отчете по станице Камышовской есть характерное примечание, что даже при неурожаях, что часто случалось, когда доходы от хлебопашества "сводятся к нулю, станичники наши и слышать не хотят о каком-либо побочном промысле, почему они и не могут похвалиться своей достаточностью и зажиточностью. Ремесло тоже в загоне, и им только иногородние занимаются"1.

1 (Там же, л. 784)

В округе в 1895 г. из 17943 домохозяев-казаков 1567, или 8,7%, не обрабатывали свои земельные паи, а сдавали их в аренду. Эти казачьи хозяйства, безусловно, стояли на пути разорения. Они не имели скота для обработки земли. Всего же по округу было 1994 казачьих хозяйства (11,1%), не имевших рабочего скота. Следовательно, в округе среди казаков было 9 - 11% бедноты. Но, кроме этого, там еще имелось 2735, или 15,2%, хозяйств, которые имели недостаточное количество рабочего скота1. Они представляли собой ту часть казачества, которая являлась потенциальной беднотой. И, наконец, 589, или 3,2%, домохозяев-казаков порвали связь с земледелием и занимались различными промыслами2.

1 (Там же, лл. 2 - 1149 (подсчет))

2 (Там же (подсчет))

Следует подчеркнуть, что процесс имущественного расслоения казачества в дальнейшем прогрессировал. Так, если в станице Цимлянской того же округа в 1895 т. было из 1290 210, или 16,2%, домохозяев, сдававших свои паи в аренду, то в 1899 г. их стало 432 из 1568, т. е. 27,5%1. Из 432 домохозяев-казаков, не обрабатывавших свои земельные паи, было "59 чел., занимавшихся торговлей, 20 - служивших в различных должностях, 52 - ремесленники, 62 - находились на частной службе, а остальные 239 домохозяев в своей станице не проживали"2.

1 (Там же, оп. 17, д. 746, лл. 847, 848)

2 (ГАРО, ф. 301, оп. 17, д. 746, л. 848 об.)

Таково одно из проявлений капитализма в сельском хозяйстве. Обезземеливание стало обычным явлением для казачьей бедноты и части середняков. Не случайно генерал Маслаковец считал, что к началу XX в. безземельные казаки в большинстве донских станиц составляли около 20%1.

1 ("Приазовский край", 1899. 14 февраля)

Характерное заявление в этом же смысле сделал в 1909 г. на войсковом круге, собранном с целью разрешения вопроса о малоземелье, представитель Гундоровской станицы Донецкого округа дворянин Краснянский. "Земельная нужда казака, - сказал он, - давно уже признана. Войсковое начальство приходило на помощь казакам образованием новых юртов. Но юрты эти уже заселены, и вновь назрела острая потребность в расселении. В настоящее время казаки Гундоровской и Луганской станиц вследствие малоземелья принуждены бросать дома и искать заработка на стороне, поступая на фабрики и заводы, железные дороги и на шахты, где они встречают другие взгляды... и где они забывают старые казачьи традиции"1.

1 ("Протоколы общего собрания представителей от станиц войска Донского по распределению войсковой запасной земли". Новочеркасск, 1909, стр. 4)

Таким образом, общинное казачье землепользовнание не могло устоять перед напором капитализма, оно все более к более распадалось. Аренда (официальная и неофициальная) вела к тому, что казачья земля переходила постепенно в руки сельскохозяйственных предпринимателей.

предыдущая главасодержаниеследующая глава












© Елена Александровна Абидова (Пугачёва), автор статей, подборка материалов;
Алексей Сергеевич Злыгостев, разработка ПО, оформление 2001-2019

При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://rostov-region.ru/ 'Достопримечательности Ростовской области'
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru