НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ГОРОДА И СТАНИЦЫ   МУЗЕИ   ФОЛЬКЛОР   ТОПОНИМИКА  
КАРТА САЙТА   ССЫЛКИ   О САЙТЕ  






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Войсковая собственность на землю

В 1793 г. правительством был принят закон, согласно которому все донские земли были переданы войску Донскому за его боевые действия против внешних врагов России. 3 июня того же года представители войска Донского бригадир Дмитрий Иловайский и полковник Иван Янов получили из собственных рук императрицы Екатерины II грамоту на владение землей и соответствующий план.

Этот закон был выработан еще в 1787 г.1, но не вводился в действие, так как Екатерина была сильно напугана крестьянской войной под предводительством Пугачева и ее отзвуками на Дону.

1 (С. Номикосов. Статистическое описание области войска Донского. Новочеркасск, 1884, стр. 35)

Передача земли донским казакам дополняла ряд многочисленных привилегий, полученных Войском ранее: право на беспошлинную торговлю, исключительное право на ловлю рыбы в Дону и его притоках, добычу соли на Маныче и др. За это Войско должно было служить прочной опорой самодержавия.

Из 14543053 десятин войсковой земли 8837 тыс. отводилось станицам, 2830103 - под частные наделы и 2875950 десятин составляли земли войскового запаса. Войсковой запас был создан для отвода земли казакам вновь образуемых станиц, под конные заводы, почтовые станции и т. д. Однако ухудшавшееся год от года финансовое положение Войска вынуждало его все чаще прибегать к сдаче земель войскового запаса в аренду. Аренда же, как говорил В. И. Ленин, есть "более гибкая форма, при которой приспособление землепользования к рынку происходит всего проще, всего легче, всего быстрее"1.

1 (В. И. Ленин. Соч., т. 18, стр. 128)

Трудно допустить, что руководители войскового правления не понимали, какую опасность представляет собой аренда для основ войска Донского, но они должны были силой обстоятельств привлекать для участия в торгах все больше желающих. Словесная мишура, фразеология о непоколебимости войсковых традиций отступали перед напором действительности, перед капитализмом.

Войсковое правление до того узаконило аренду земель, что каждый год планировало под видом так называемых "оброчных статей" сдачу с обычных торгов с правом субаренды все большего и большего количества земли всем желающим. Различные источники показывают, что в 1862 г. доход Войска от откупных сумм за войсковые земли был равен только 185821 руб. 14 коп.1, или примерно 10% всех доходных статей бюджета, а в конце XIX в. его в доля в бюджете Войска выросла до 38,9%2.

1 (ЦГВИА, ф. 4 л., оп. 30. д. 26)

2 (Б. Воробьев. Земельный вопрос у казаков. СПб., 1908, стр. 32)

В 1864 г. площадь арендуемых земель составила 1084167 десятин1, в 1881 г. - 14297052, в 1890 г. - 1285966 десятин3.

1 (ЦГВИА, ф. 4 л., оп. 32, д. 24, л. 45)

2 ("Статистический отчет по ОВД за 1881 г.", стр. 33)

3 ("Статистический отчет по ОВД за 1890 г.", стр. 13)

Наказной атаман Потапов, обеспокоенный уменьшением войскового запаса земель, еще в 1867 г. писал военному министру, что размер войскового запаса уменьшается столь быстро, что в недалеком будущем предвидится "значительное уменьшение средств войска, без того крайне ограниченных, и дальнейшая невозможность обеспечивать поземельной собственностью как станичные общества, так и самих войсковых чиновников"1. Однако изменить сложившееся положение он не мог. Такая форма предпринимательства, как аренда, не требовавшая особых знаний, вполне соответствовала возможностям инертного в экономическом отношении Войска. Со стороны могло даже показаться, что оно проявляло здесь кое-какую "инициативу", на деле же оно просто было втянуто в общее развитие капитализма, который подрывал пресловутые традиции Войска. Не удивительно, что Потапов в своем рапорте не мог указать никаких других способов повышения доходов Войска, кроме той же аренды. Он писал об арендаторах: "Чем их больше участвует (народа) в торгах, тем сильнее между ними конкуренция, тем выгоднее это для войска". Поэтому он предполагал сдавать землю в аренду мелкими участками, не крупнее 1000 десятин, а землю, лежащую между дачами, - участками, не крупнее чем в 100 десятин. Это предложение наказного атамана было утверждено Военным советом 13.II 1868 т.2

1 (ЦГВИА, ф. 4 л., оп. 35, д. 15, л. 15)

2 (Там же, оп. 34, д. 158, лл. 1, 16)

Такая форма аренды кривела вскоре к тому, что в арендных отношениях на Дону стали участвовать не только помещики, казачья и иногородняя верхушка, но также рядовые казаки, купцы, мещане и крестьяне.

Отданная в аренду земля считалась собственностью Войска, но установленный 16.XI 1867 г. войсковым правлением десятилетний срок аренды сводил это право к фикции, так как на Дону существовало негласное, а потом и узаконенное право субаренды1. Им широко пользовались различного рода предприниматели. Так, например, в 1868 г. некто Саблин и другие лица были оштрафованы войсковым правлением на 15226 руб. "за сдачу в пользование иногородних лиц в субаренду земли"2.

1 (Там же, л. 6)

2 (Там же, оп. 35, д. 25, л. 1)

Вокруг арендных цен на земли войскового запаса шла настоящая борьба между откупщиками и войсковым правлением. Она особенно обострилась в конце 60-х годов XIX в. В это время начали быстро расти площади "торговых посевов", землевладельцы стремились любым путем получить больше земли, а Войско - выручить больше денег.

Нормальные арендные цены на войсковую землю вообще были низкими. Так, войсковой наказной атаман сообщал в 1869 г. военному министру, что войсковые запасные земли ежегодно отдаются 2 под попас и сенокос по нормальным ценам, определенным ст. 193 устава о благоустройстве в казачьих селениях 1851 г., а именно: в Миусском и Хоперском округах - по 7 коп. за десятину, в 1-м и 2-м Донских округах - по 14, во всех остальных округах - по 5 коп.1 Поэтому войсковая администрация стремилась всячески повысить щ цены.

1 (ЦГВИА, ф. 4 л., оп. 36, д. 55, л. 1)

Одно из первых столкновений между откупщиками и войсковым правлением в связи с этим произошло при отдаче в аренду с торгов 47 участков войсковой земли 1-го Донского и Донецкого округов. На торгах 30.VI 1867 г. откупщики полковник Павлов, урядник Катков и казак Шапошников, видимо, сговорились, отстранили от участия в них всех других и предложили за 83598 десятин 21469 руб., т. е. 25 коп. за десятину в год, цену довольно высокую по сравнению е ценами предыдущих лет. Войсковое правление не утвердило сделку, оно записало в своем решении от 26.1 1868 г.: "...при настоящем положении хлебной торговли стоимость земель должна возвыситься" и установило новую, более высокую цену за аренду земли. И на новых торгах земля была сдана по 321/7 коп, за десятину в год1.

1 (Там же, оп. 35, д. 23, л. 4)

Однако сдача в аренду войсковой земли шла не так успешно, как хотелось бы Войску, страдавшему от безденежья. Войсковое правление поставило перед центральным правительством вопрос окоренном изменении арендных правил1. Решением Войскового правления от 28.VII 1869 г., утвержденным Военным советом и Александром II 15 ноября того же года, были внесены серьезные изменения в порядок аренды. Были сформулированы новые статьи закона об аренде войсковых земель, содержание которых сводилось к следующему:

1 (Там же, оп. 36, д. 55, л. 3)

"Разрешить войсковому начальству отдавать войсковые запасные земли в оброчное содержание лицам как казачьего, так и неказачьего сословия".

"В аренду по нормальной цене отдавать земли только тогда, когда предвидится скорое поступление их в надел или когда они не могли быть отданы с торгов".

"Нормальную плату за войсковые земли, отдаваемые в годичное пользование под попас и покос определить следующую; а) в Хоперском и Миусском округах 30 коп. за десятину в год, б) в Донецком и Усть-Медведицком - 20 коп., в) в Черкасском - 15; коп., г) в 1-м и 2-м Донских - 7 коп.".

"К участию В пользовании означенной землей, на общих правах, допустить и донских крестьян отдельно и целыми обществами- (курсив наш. - И. Х.).

"Взявшим в откуп, по нормальной цене, войсковые земли дозволить передавать их в пользование посторонним лицам войскового и невойскового сословий. Причем поставить правилом, что принявший земли по передаче подвергается штрафу по 10 руб. за десятину, если дозволит себе распахать откупную землю"1.

1 (ЦГВИА, ф. 4 л., оп. 36, д. 55, лл. 3, 11)

Решение Войскового правления означало отмену всяких ограничений в деле аренды для всех слоев общества, открывало возможности для широкой капиталистической эксплуатации войсковых земель. Правда, последний пункт его ограничивал арендатора и субарендатора в их правах распахивать откупную землю. Здесь еще сквозила боязнь Войска совсем потерять контроль над отданной в аренду землей. Несмотря на это, в 70-х годах арендаторы стали самовольно распахивать арендованные участки. Войсковое правление сначала штрафовало их, а затем, убедившись, что оно не в состоянии помешать этому, отступило. Сначала было разрешено распахивать не более 1/3 части арендуемых земель, а затем - не более 1/2.

Спрос на землю увеличивался. На Дон стекались различного рода предприниматели, которые брали в аренду огромные площади войсковой земли, а затем сдавали ее крестьянам мелкими участками. Так, 15.XII 1875 г. получили в аренду через торги: ростовский купец Шпехт 32233 десятины по 60,5 коп. за десярину; торговый казак Шапошников 18213 десятин по 68,5 коп.; хорунжий И. Кащеев 10857 десятин по 923/4 коп. и 4824 десятины по 1 руб. 30 коп.; швейцарский подданный Филиберт 17076 десятин по 55 коп.; войсковой старшина Фомин 5400 десятин по 98 коп. и по 1 руб. за десятину; сотник Карасев 115 десятин по 43,5 коп. за десятину и т. д.1

1 (ЦГВИА, ф. 1, д. 32704, л. 11)

Арендные цены непрерывно росли. К 1881 г. средняя арендная плата за десятину была равна: в Хоперском округе 1 руб. 70 коп., в Миусском 1 руб. 20 коп., в Черкасском 85 коп., в Донецком 73 коп., в Усть-Медведицком 70 коп., в 1-м Донском 52 коп., во 2-м Донском 52 коп. и только в Калмыцком кочевье она не превышала 7 коп. за, десятину1.

1 (Там же, д. 57224, лл. 34 - 37)

По данным смотрителей земли войска Донского, арендаторы войсковых земель путем субаренды и непосредственной эксплуатации земли получали крупные доходы, особенно с десятины пашни. В 1892 г. средний чистый доход с десятины составлял: в Черкасском округе 45 руб., в 1-м Донском 65 руб., во 2-м Донском 30 руб., в Усть-Медведицком 40 руб., в Донецком - 25 руб., в Ростовском 90 руб.1.

1 (Тем же, д. 50177, лл. 17 - 18)

Вполне втянувшееся в арендные отношения и забывшее о "неотчуждаемости" войсковых земель Войсковое правление в 1891 г. пошло уже на продажу их. В 1891 г. было продано частным лицам 273 мелких участка общей площадью в 8247 десятин. Однако Военный совет одернул увлекшегося атамана и его коллег. Он не утвердил эту сделку, но удлинил срок аренды на эти участки до 12 лет.

После реформы 1861 г. многие крестьяне, посаженные на "песочек", брали землю в аренду. Разбросанность и отдаленность паевых участков от жилья, а также плохое качество земли часто заставляли и казаков прибегать к аренде. Но аренда скоро попала в руки крупных откупщиков. Вот что говорилось по этому поводу в докладе Главного управления иррегулярных войск от 14.XII 1877 г. Военному совету: "Новый способ торгов образовал особый слой предпринимателей, единственным занятием которых стала торговля участками войсковых земель... Они постоянно являются на все торги и если не удастся им взять с нуждающихся в земле, тут же на торгах, отступных - "отсталых", то они возвышают до невозможности цены, оставляют за собой землю и сбывают ее самыми мелкими участками местным жителям со значительной для себя пользой..."1

1 (ЦГВИА, ф. 1, д. 28245, лл. 68, 70, 118, 123)

В том же докладе отмечалось, что крестьянские и казачьи представители, прибывающие на торги, обычно уполномочены обществом давать за землю только определенную цену, и поэтому спекулянты войсковой землей забирают землю себе, имея возможность набавлять цену во время торгов. В результате крестьяне и казаки вынуждены арендован землю из вторых, а иногда и из третьих рук, сильно переплачивая за нее.

В подтверждение этого в докладе приводился ряд фактов. Так, купец Зайцевский, арендовавший землю в сл. Курниковой 1-го Донского округа по 21 коп. за десятину, отдавал ее местным жителям: один участок под распашку по 6 - 8 руб. за десятину, а другой под попас крестьянского скота по 35 коп. с головы крупного рогатого скота и по 18 коп. в лето1.

1 (Там же, л. 71)

Крестьяне пос. Нижне-Житов, несмотря на все усилия, не смогли взять с торгов землю в аренду из-за острой конкуренции. В результате они получили эту землю из рук перекупщиков, переплатив ему втрое1.

1 (Там же, лл. 72, 73)

В докладе отмечалось, что "то же самое встречается везде". Поэтому многим беднякам и середнякам часто приходилось отказываться от аренды войсковых земель. Главное управление иррегулярных войск выражало даже опасение, что они могут вообще покинуть область и переселиться в другие губернии. "Соседственные с войсковыми землями жители, доведенные до крайности прогрессивным возвышением "кулаками" арендных цен, найдут более производительные и дешевые земли в других округах и даже губерниях, и тогда земли, лишенные населения, обратятся в непроизводительную пустыню и будут служить бременем для войска..."1.

1 (ЦГВИА, ф. 1, д. 28245, л. 73)

В результате Военный совет вынес решение сдавать землю "казачьим и крестьянским обществам без торгов на срок от 6 до 12 лет, но не более 20 десятин на одну душу мужского пола"1. Однако это постановление касалось только 2-го Донского округа, да и то самых плохих, бросовых земель по левую сторону р. Дона, общей площадью в 334867 десятин.

1 (Там же, лл. 79, 90)

В 1900 г. казаки арендовали 18,56% всей находившейся в аренде земли, казачьи общества - 9,56, крестьяне и мещане - 47,52, крестьянские общества - 12,78, купцы, дворяне, разночинцы - 11,58%1. Из этих данных видно, насколько сильно основные войсковые устои были подорваны капитализмом.

1 (ЦГИА, ф. 1233, оп. 1, д. 370, л. 47)

Как уже упоминалось, к 60-м годам XIX в. войсковой земельный запас составлял 2875950 десятин. Но он уменьшился в результате расширения долгосрочной аренды и субаренды, организации новых станичных юртов, отвода земли под антрацитовые шахты, железнодорожные пути, почтовые и другие тракты и т. д. к 1868 г. до 23986741. Войсковой запас продолжал уменьшаться. К первой переписи населения на Дону (1873) он был равен 1864070 десятинам2, а в 1898 г. - 1062088 десятинам3.

1 (ЦГВИА, ф. 1, д. 27796, л. 20)

2 (Там же, д. 36483, лл. 1, 3)

3 (Там же, ф. 4 л., оп. 66, доклад генерала Маслаковца военному министру, л. 38)

Тревога руководства Войска и самодержавия о судьбе войскового запаса особенно ясно проявилась в книге Б. Воробьева "Земельный вопрос у казаков". Автор приводил данные, свидетельствовавшие о том, что в "оброчных статьях" к началу XX в. состояло 49,3% всех войсковых земель. В уменьшении земель войскового запаса Воробьев видел угрозу для казачества. "Расхищение идет, - писал он, - по линии т. н. "войскового запаса" земель, который должен быть неприкосновенным. А на самом деле этот войсковой запас явился той брешью в общеказачьем земельном фонде, через которую были расхищены миллионы "неотчуждаемых" казачьих земель"1.

1 (Б. Воробьев. Земельный вопрос у казаков. СПб., 1908, стр. 23)

Вопрос об уменьшении войсковых земель и казачьего земельного пая обсуждался неоднократно как на месте, так и в Петербурге в "Особом совещании о нуждах сельскохозяйственной промышленности" при Государственном совете. Особый интерес в связи с этим представляет протокол от 10.X 1902 г. Выступивший на этом заседании представитель Войска Ежов подчеркивал, что войсковой земли "далеко не достаточно для урегулирования казачьего землепользования, поэтому необходимо организовать покупку частновладельческих земель"1. Такой остроты земельная проблема в истории "Всевеликого" войска Донского никогда еще не приобретала. По существу это было официальным признанием банкротства войсковой системы землепользования.

1 (ЦГВИА, ф. 1, оп. 1, д. 370, л. 35)

В конце XIX в. на Дону происходил переход двух с лишним миллионов десятин земли войскового запаса в руки капиталистических элементов. Для того времени это было положительным явлением, так как ускоряло капиталистическое развитие не только Донской области, но в известной степени и всей страны.

предыдущая главасодержаниеследующая глава












© Елена Александровна Абидова (Пугачёва), автор статей, подборка материалов;
Алексей Сергеевич Злыгостев, разработка ПО, оформление 2001-2019

При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://rostov-region.ru/ 'Достопримечательности Ростовской области'
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru