НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ГОРОДА И СТАНИЦЫ   МУЗЕИ   ФОЛЬКЛОР   ТОПОНИМИКА  
КАРТА САЙТА   ССЫЛКИ   О САЙТЕ  






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Часть I. Развитие капиталистических отношений в донском сельском хозяйстве

Глава 1. Землевладение на Дону после реформы 1861 года

Как уже упоминалось, феодально-крепостнические отношения на Дону были слабее развиты, чем в центральнорусских губерниях. Казачья часть донского населения была свободна от крепостничества. Большинство округов области войска Донского (5 из 7) имело очень мало крестьян и помещиков, связанных друг с другом крепостническими отношениями, которые законодательно оформились на Дону лишь в конце XVIII в., т. е. примерно "а 150 лет позже, чем в центральных губерниях. Поэтому они не смогли здесь развиться в классическую форму.

Однако нельзя не учитывать того, что из 14,5 млн десятин войсковой земли 2,8, т. е. свыше 19%, было выделено для частного помещичье-дворянско-чиновничьего владения1, что на Дону было свыше 2900 поместных владельцев, которым принадлежало по числу крестьян, записанных за ними по 8-й ревизии, свыше 1,5 млн десятин земли, или более 10% всей площади земли Войска. Кроме них, насчитывалось несколько тысяч личных дворян - генералов, офицеров, чиновников. Это был слой населения, который хотя и втягивался довольно быстро в капиталистический процесс, но по своей классовой сущности был всегда готов поддерживать и укреплять все старое, отживающее, в том числе и крепостничество. И, наконец, нельзя пренебрегать тем, что к моменту реформы 1861 г. среди донского населения было около 32% помещичьих крестьян2 (в Московской губернии, например, их насчитывалось 38,8%, в Орловской - 47,2 и т. д.). Эти данные подтверждаются подсчетами А. Тройницкого и В. К. Яцунекого3.

1 ("Материалы для географии и статистики России", стр. 75 - 76)

2 (ЦГВИА, ф. 4 л., оп. 26, д. 14 (подсчет))

3 (А. Тройницкий. Крепостное население России по 10-й народной переписи. СПб., 1861, стр. 27 - 49; В. К. Яцунский. Изменения в размещении населения Европейской России в 1724 - 1916 годах. "История СССР", 1957, № 1, стр. 204)

Положение донских помещичьих крестьян было очень тяжелым в экономическом и личноправовом отношении. Помещичьи порядки, как и войсковая система землепользования, тормозили в какой-то степени развитие внутреннего рынка и товарных отношений, а также задерживали отвлечение крестьян в промышленность, в торговлю и т. д., поэтому необходимость в революционных преобразованиях порядков на Дону была налицо.

Дальнейшее развитие производительных сил в стране, в том числе и в такой богатой области, как Донская, требовало устранения всех и всяческих помех развитию капитализма. Известную роль в этом сыграла крестьянская реформа 1861 г., хотя в прямом смысле она относилась лишь к крестьянству, не затрагивая казачества.

Изучение системы донского землевладения и его эволюции после реформы 1861 г. помогает отчетливее представить себе процесс дальнейшего исторического развития области и многих других бывших окраин России: Причерноморья, Приуралья и др. К сожалению, исследование этого важного вопроса затруднено из-за недостатка материалов, так как вплоть до 80-х годов XIX в. официальная сельскохозяйственная статистика России, а следовательно, и в области войска Донского отсутствовала1.

1 (П. И. Лященко. Указ. соч., т. II, стр. 63)

Область войска Донского по своим земельным богатствам занимала одно из первых мест среди губерний страны. Общая земельная площадь ее с 1861 г. до начала XX в. оставалась почти без изменения, составляя округленно в 1860 г. 14,5 млн десятин, а в 1898 г.- 15,1 млн десятин1. И хотя количество земли на одного жителя области войска Донского в 90-е годы уменьшилось и равнялось примерно 7,1 десятины2, тем не менее оно было большим, чем в соседних губерниях. В 1894 г. на душу населения в Курской губернии приходилось 1,3 десятины, в Тамбовской - 2,2, в Орловской - 2,0, в Тульской - 1,8, в Рязанской - 1,9, в Воронежской - 2,2, в Екатеринославской - 3,8, в Херсонской - 3,1, в Таврической - 1,3, в Калужской - 2,3, в Тверской - 3,3 десятины3.

1 (ЦГВИА, ф. 4 л., оп. 26, д. 14; там же, оп. 66, доклад генерала Маслаковца, 1898, стр. 38)

2 ("Свод статистических материалов, касающихся экономического положения сельского населения в России". Табл. 2. Изд. Канцелярии комитета министров. СПб., 1894)

3 (Там же, табл. 2)

Очень интересны данные, касающиеся распределения донской земли по угодьям. В 60-х годах было пашни 3,6 млн десятин (25,8%), сенокосов - 8,7 млн десятин (60,5%), 1,4 млн десятин (10%) представляли собой неудобные земли, 0,3 млн десятин (2,4%) были покрыты лесами и т. д.1

1 ("Материалы для географии и статистики России", стр. 76)

Следует отметить, что луговой земли было почти в 2,5 раза больше, чем пахотной1. В то время на Дону еще не развернулась борьба за расширение площадей "торговых посевов". Большие пространства свободных земель представляли собой лишь потенциальную возможность для активной эксплуатации их по-новому, по-капиталистически. Но очень скоро свободные земли стали привлекать внимание различного рода предпринимателей, зажиточных казаков и крестьян, купцов, мещан и т. п. Именно в связи с этим В. И. Ленин, говоря о развитии торгового земледелия на Юге и Востоке России, подчеркивал, что "обилие свободных земель привлекало сюда громадный приток переселенцев, которые быстро расширяли посевы"2.

1 ("Хозяйственно-статистический атлас в России". Изд. 4-е. Сост. И. Вильсон, СПб., 1869, стр. 41)

2 (В. И. Ленин. Соч., т. 3, стр. 218)

Быстрый рост цен на пшеницу на внутреннем и внешнем рынках дал толчок к расширению запашки в казачьих станицах, крестьянских слободах и в помещичьих имениях.

К 1881 г. лугов оставалось всего 42,2%, а в 1892 г. - 31,2%, в то время как к началу 60-х годов их площадь составляла 62,2%1. Началась так называемая "пшеничная лихорадка", которая губительно отражалась на качестве донской почвы. Если к 60-м годам почти на всей территории области имелся еще довольно значительный слой чернозема, то хищническое, бесхозяйственное отношение к лесам, площадь которых сократилась с 2,4% территории области в 60-х годах до 1,6 - 1,7% в 1892 г.2, привело к резкому уменьшению слоя чернозема, к увеличению площади песков. В ряде округов, например в Ростовском, леса почти исчезли. На это обратил внимание военный министр Куропаткин, объезжавший донские станицы в 1900 г.

1 ("Свод статистических материалов", 1898, стр. 4)

2 (Там же. стр. 45)

Валуевская комиссия, учрежденная правительством в 1872 г. для выяснения экономического положения страны (а следовательно, и Дона), отмечала, что обезлесение "идет с такой ужасающей быстротой, что оно уже начинает отражаться на изменении климата, который делается суровее и суше, на обмелении рек... на культуре некоторых полевых растений"1.

1 ("Доклад высочайше учрежденной комиссии для исследования нынешнего положения сельского хозяйства и сельской производительности в России". СПб., 1873, стр. 7)

Факт истощения донской почвы подтверждают и официальные материалы комиссии генерала Маслаковца. Он отмечал, что в 1898 г. площадь сыпучих песков в области составляла не менее 550-600 тыс. десятин1.

1 (ЦГВИА, ф. 4 л., оп. 65, д. 313, ч. 1, лл. 92, 144)

Ухудшение почвы, рост песчаных площадей были результатом распространения на Дону капиталистической системы ведения хозяйства, ставшей во второй половине XIX в. господствующей. И все же донская земля в это время обладала еще достаточным плодородием.

Землевладение на Дону в пореформенный период подразделялось на 3 разряда: войсковое, крестьянское и помещичье. Что они собой представляли?

предыдущая главасодержаниеследующая глава












© Елена Александровна Абидова (Пугачёва), автор статей, подборка материалов;
Алексей Сергеевич Злыгостев, разработка ПО, оформление 2001-2019

При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://rostov-region.ru/ 'Достопримечательности Ростовской области'
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru