История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Пулеметы били точно (В. Горин)

Душная июльская ночь была на исходе. В напряженном ожидании медленно тянулось время.

Лейтенант Колесников был не новичком на фронте. Третий год продолжалась война, и третий год в самой ее гуще пролегали боевые дороги кагальницкого казака Владимира Михайловича Колесникова. Он привык и к грохоту разрывов, и к свисту пуль, и к шуршанию осколков. Четыре раза пулевые и осколочные ранения бросали его на госпитальную койку...

Пулеметная рота Колесникова с боем заняла важную высоту и закрепилась на ней. Фашисты с вечера пытались вернуть утерянные позиции, но их первые контратаки захлебнулись. Однако командир роты предполагал, что с рассветом противник вновь попытается отбить высоту.

До боли в глазах всматривался Колесников в рощу, растянувшуюся в полукилометре перед передним краем. Но там было тихо. Роща словно вымерла.

Лейтенант не доверял этой тишине. Коварна и обманчива она на фронте.

Предчувствие не обмануло его. Внезапно послышался завывающий свист, и тишина раскололась десятками разрывов.

- В укрытие! - скомандовал Колесников.

Огненный ураган обрушился на позиции, занимаемые ротой. Бледное пламя разрывов бушевало по всей сопке. Земля фонтанами взлетала вверх. Казалось, ничто живое не могло уцелеть под этим шквалом. Не успел еще рассеяться дым, окутавший сопку, как немцы ринулись в атаку. Они бежали в полный рост, на ходу строча из автоматов. Зеленая волна гитлеровцев приближалась к высоте.

- Не открывать огня без команды! - передал по цепи Колесников. Рота, затаившись, молчала. И лишь когда противник подошел метров на триста, донеслась команда:

- Огонь!

Неистово ударили пулеметы. Передние цепи гитлеровцев сразу поредели, откатились назад, залегли. Потом, поддержанные подкреплениями, снова пошли вперед. И снова, подпустив их на близкое расстояние, пулеметчики почти в упор расстреляли вражеские цепи. Равнина перед высотой, ее склоны покрылись трупами гитлеровцев. Лейтенант стремительно выскочил из окопа и, пригнувшись, побежал к пулеметам:

- Раненых перевязать - и в укрытие! Сменить огневые позиции! - на ходу приказывал он. - Эта контратака - не последняя.

Солдаты не успели докурить самокрутки, как над их головами с воем и скрежетом пронеслись снаряды. В течение двадцати минут высоту обрабатывали артиллерия и минометы. Из рощи опять выкатилась ломаная цепь серо-зеленых мундиров. Прячась за неровностями местности, лихорадочно стреляя, гитлеровцы пошли в очередную атаку.

Колесников бросился к нише, вытащил два запасных пулемета и, установив их рядом, залег за одним. Не узнавая своего охрипшего голоса, приказал:

- Вести огонь самостоятельно, бить наверняка, беречь патроны!

Советские воины изредка били короткими очередями по открывавшимся целям. Колесников попеременно стрелял из двух пулеметов. Связной быстро перезаряжал их.

А враги подбирались все ближе. Уже можно было различить потные физиономии фашистов.

- Рус, сдавайс! - кричали они. - Рус, плен! Лейтенант в ответ швырнул одну за другой три гранаты.

- Вот вам плен! - и снова припал к пулемету.

...Сколько в тот день контратак предприняли фашисты - никто не подсчитывал. Бой продолжался до вечера. Рота удержала высоту. Более четырехсот гитлеровцев нашли могилу перед позициями пулеметной роты Владимира Колесникова.

* * *

Герой Советского Союза гвардии капитан Колесников не дожил до Дня Победы. Он погиб в самом конце войны, 16 апреля 1945 года, на земле братской Чехословакии, в бою за освобождение Братиславы.

По весне на могиле капитана ярко расцветают тюльпаны. Они алеют, как капли крови, пролитой героем. Они напоминают о тех неисчислимых жертвах, которые несет война, и о том, что свобода и мир даром не даются. За них нужно бороться.

В. Горин

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Пользовательского поиска