История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Герои Днепра (А. Исаев)

Тысячи советских воинов прославили свои имена в боях на днепровском берегу. Сотням отважных, тем, кто вложил в успех форсирования Днепра все свое умение, всю волю, все мужество, Родина вручила Золотые Звезды Героев Советского Союза. А наш короткий рассказ - лишь о немногих...

... С реки дул холодный, пронизывающий ветер. Волны с шумом набегали на берег, на песке с Шипением таяла клочковатая грязно-серая пена. Генерал до боли в глазах вглядывался в противоположный берег, полы плаща сухо били по ногам. Между делениями бинокля проплывали бесконечные камыши, тускло блестела студеная вода в "окнах".

"Немцы, наверняка, чувствуют себя здесь в безопасности, - размышлял комдив. - Разведка докладывает: у противника на том берегу лишь несколько огневых точек. Надеются на болота и чувствуют себя как у Христа за пазухой. А мы как раз здесь и двинем!"

Вот и исполнились мечты каждого бойца: армии четырех фронтов, в жестоких боях отвоевывая у врага каждый метр земли, вышли к Днепру. Трудным, тяжелым был этот путь. Но советские воины не жалели сил и самой жизни, чтобы сломить сопротивление гитлеровцев, быстрее освободить Украину.

Вот он - заветный правый берег, пресловутый "восточный вал", за которым гитлеровцы надеялись отсидеться от наступающих советских войск. Пленный ефрейтор, лязгая от страха зубами, показывал на допросе:

- Каждый считал, что спасение возможно только там, за рекой. Офицеры уверяли нас, что через этот водный рубеж не пройдет ни один русский солдат...

В центре подковы, образованной излучиной Днепра, фашисты возвели высокую насыпь, оборудовали ее дотами, укрепленными огневыми точками, врытыми в землю танками. Эти укрепления да широкий водный простор, по их мнению, остановят наших богатырей! Генерал язвительно улыбнулся. А мы обманем вас: возьмем левее, вот здесь, где камыши.

Свой план генерал Шкрылев доложил на совещании у командующего армией Черняховского. Совещание дало "добро" этому замыслу.

С нетерпением ожидали солдаты и офицеры, пока на землю опустится ночь, с досадой поглядывали на неяркое сентябрьское солнце, слишком медленно ползущее по небу. В окопах шли летучие партийные и комсомольские собрания, агитаторы рассказывали о жестокой неволе, в которой томятся там, за рекой, советские люди. И тут же в окопе, пристроив листок бумаги на планшет или присев на край зарядного ящика, бойцы писали скупые, порой нескладные, но из глубины сердца идущие взволнованные слова: "Прошу принять меня в партию, так как, идя на штурм Днепра, хочу быть коммунистом".

И вот уже спущены на воду плоты, лодки. Весла завернуты в тряпки, чтоб меньше было шуму. Темные силуэты тихо отчалили от берега и растаяли, растворились в тумане. Какая напряженная, звенящая тишина! Но вдруг на том берегу застрочил пулемет, воздух прошили автоматные очереди. Огонь, однако, был слабый, нестройный - враг явно растерялся от внезапного нападения советских бойцов. И все новые и новые понтоны, надувные лодки, плоты с солдатами, орудиями, автомашинами двигались к правому берегу - дивизия закреплялась на плацдарме.

- Товарищ генерал! Вас к телефону. Говорил Черняховский:

- Из ставки беспокоятся о благополучии переправы.

- Передайте в ставку, - сказал Шкрылев. - Переправа завершена. Закрепились на плацдарме. Потери незначительные.

Дивизия генерала Шкрылева была в числе первых, успешно завершивших севернее Киева бросок через Днепр. Правительство высоко оценило боевые заслуги генерала, присвоив ему звание Героя Советского Союза.

Одновременно реку форсировали другие войска. Пресловутый "восточный вал" начал расползаться по швам. Немцы оказались не в силах противостоять великому наступательному порыву наших воинов, их безграничному мужеству, самоотверженности и воинской дерзости. "Вместо того, чтобы быть молотом, мы стали наковальней", - записал потом в своих мемуарах потрясенный фашистский генерал Николаус фон Форманн.

... Все больше советских войск переправлялось на правый берег Днепра. Добрым словом поминали бойцы неутомимых тружеников войны - саперов, под ураганным огнем строивших мосты, наводивших понтонные переправы, быстро ладивших плоты. Не один такой мост к победе построили и саперы Андрея Сухорукова, боевого офицера, уроженца азовского села Займо-Обрыв. Вражеские самолеты снова и снова пикировали со смертельным бомбовым грузом на его людей, работавших в воде, фонтаны разрывов то и дело вставали над рекой, но саперы не уходили: неподалеку в лесу нетерпеливо гудели танки, напоминая, что переправа нужна, необходима - сейчас, немедленно.

Сухоруков был всюду: взявшись за топор, помогал ладить мост; не обращая внимания на противное завывание фашистского штурмовика, ободрял оробевшего бойца; добивался, чтобы без задержки подвозили строительные материалы. Мост вырастал на глазах. И вот уже двинулись по его крепкому Настилу танки, тяжело покатились орудия. Легче теперь будет пехоте на том берегу Днепра громить врага!

Сухоруков и его солдаты провожали переправляющихся с чувством хорошо исполненного долга. Они потрудились на совесть. Потрудились героически, как подтвердило командование, представив Сухорукова к высшей воинской награде.

... Гитлеровцы бросались в контратаки, стремясь сбить в Днепр переправившиеся советские войска. Их офицеры не скупились на посулы, чтобы поднять угасавший боевой дух немецких солдат. "Расщедрился" и Гитлер: он обещал железные кресты и шестимесячный отпуск в Германию тем, кто сбросит в Днепр переправившиеся советские части. Но позади, не надеясь на посулы, гитлеровское командование поставило эсэсовцев. И немцы шли в атаки под наведенными на них из тыла пулеметами. Их гнали в бой страх и отчаяние.

... Несколько дней отбивал натиск озверевших гитлеровцев батальон капитана Рыбалко. Назад ни шагу! Позади Днепр! Это знал каждый боец. Вражеские атаки, как волна об утес, разбивались об упорство и мужество советских воинов. Они сражались с врагом до последнего вздоха. Во время одной из атак пал и капитан Рыбалко. Когда кончился бой, солдаты похоронили своего командира на центральной площади освобожденного украинского города Остер. И здесь, и в Сальске, где он родился, помнят о герое, отдавшем жизнь для победы над врагом.

... Насмерть стоял у Днепра и батальон капитана Быковского. Только узкая кромка берега была в его руках. Позади - Днепр, впереди - гитлеровцы. Выли бомбы, грохоча, ползли на позиции батальона "тигры". Атаку за атакой отбивали бойцы, которыми умело руководил Быковский. Потом, когда кончится бой, молодой капитан в короткие минуты передышки напишет домой, в Чертково, успокаивающее родных письмо: "Все в порядке. Бьем фрицев". А пока он диктует радисту радиограмму: "Атака отбита. Мой КП у подбитого танка. Занял населенный пункт..."

..."Атака отбита!.." - эти слова, умирая шептал стынущими губами командир батареи Александр Спиваков, смертельно раненный в бою у маленьких, ничем не примечательных деревушек Бородавки и Погребной. Осколок снаряда, выпущенный из пушки "тигра", поразил его в тот момент, когда он руководил боем с вражескими танками, мчавшимися на батарею.

- Товарищ капитан, вы ранены. Мы должны переправить вас на ту сторону, - настаивал санитар.

- Знаю!.. Подожди!.. Успеем! - с трудом говорил капитан. И собрав последние силы, он продолжал, лежа у орудия, руководить отражением атаки. То упорство, которое ему, несовершеннолетнему мальчишке из казачьей станицы Тацинской, когда-то подсказало прибавить себе лет, чтобы уйти в армию, - это упорство, помноженное на опыт и волю, закаленную в боях, помогало Александру Спивакову держаться, превозмогать боль и отдавать команды, после которых бешено мчавшиеся машины там, на бугре, начинали растерянно вертеться на месте и смрадно чадили, превратившись в груды железного лома. И это была победа.

... А победа была близка. Еще тогда, когда армии четырех фронтов готовились к переправе через Днепр, на дощечках у дорог, по которым двигались войска, появились надписи: "Даешь Киев!" Израненная и исстрадавшаяся столица Украины ждала своих освободителей. И вот настало утро 3 ноября 1943 года. Во всех частях и подразделениях зачитывали обращение Военного Совета Воронежского фронта. В ответ бойцы дали клятву освободить Киев к двадцать шестой годовщине Октября.

Сражение за столицу Украины было жестоким и упорным. В районе Киева немцы сосредоточили большие силы. Но советские войска рвались вперед. Исход сражения за Киев решили ожесточенные бои на оборонительном рубеже у Святошино. В этих боях отличился уроженец Морозовского района младший лейтенант Михаил Котельников, герой переправы через Днепр. В небе над Киевом бил врага Герой Советского Союза летчик-истребитель Александр Романенко, родом из Миллерова. И Котельникову и Романенко, как и многим их боевым товарищам, не удалось дожить до победы, увидеть свободный Киев - они погибли накануне полного разгрома фашистской группировки.

6 ноября Москва салютовала доблестным войскам, освободившим столицу Украины - Киев. А на западе грохотали залпы артиллерийской канонады: армия шла к новым подвигам, к новым победам.

А. Исаев

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Пользовательского поиска