История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Душа батальона (Л. Карасев)

Наши части с боями подошли к Днепру. Форсировать реку сразу не удалось. Фашисты прочно закрепились на противоположном берегу и вели интенсивный артиллерийский и минометный огонь. Наступившая ночь была тревожной: казалось, горела сама земля, содрогаясь от взрывов.

- Товарищ гвардии капитан! - сваливаясь в свежевырытый окоп, крикнул связной. - Вас срочно вызывают на командный пункт полка... Вас и командира батальона...

- Добро! - Василий Григорьевич Карпенко вылез из окопа и по-пластунски, толкая впереди себя автомат, пополз к роще.

Неподалеку, справа, разорвалась мина, ее горячий выдох опалил лицо, ослепил. Минуту спустя, ощупав себя, капитан пополз дальше.

В овражек, заросший терновником, он просто скатился, потом поднялся на ноги и побежал.

В блиндаже несколько человек склонились над картой. Начальник штаба водил по ней красным карандашом.

- Товарищ подполковник, по вашему приказанию... - приложив к зеленой каске руку, начал было докладывать Карпенко, но его прервали.

- Подходи, изучай, - сказал начальник штаба и, обняв за плечи, подвел капитана к карте.

Через полчаса батальон, в котором Василий Григорьевич Карпенко был заместителем командира по политической части, получил боевой приказ: на рассвете форсировать Днепр и закрепиться на противоположном берегу.

Огонь противника не утихал всю ночь. Фашисты знали, что советские части не остановятся у реки.

После того, как командир батальона поставил задачи командирам рот, капитан Карпенко пошел к солдатам. Переползая из окопа в окоп, он подолгу беседовал с бойцами. И после душевного, откровенного разговора не один из них протягивал замполиту листок с коротким текстом: "Если погибну, считайте меня коммунистом".

Ночью батальон форсировал реку и под прикрытием артиллерийского огня закрепился на маленьком пятачке. Гитлеровцы, собравшись с силами, предприняли контратаку. На позиции батальона двинулось несколько легких танков. Бронебойщики подожгли их, однако враг продолжал наседать.

Карпенко замечал, что силы батальона тают. Но он видел и другое: раненые не покидали поля боя. Дороги назад не было - это знал каждый.

Вместе с солдатами беззаветно сражался и замполит. Он до конца был рядом с бойцами, ему были послушны и автомат, и пулемет.

Здесь, на высоком днепровском берегу, он и погиб - горняк, уроженец Новошахтинска, гвардии капитан Василий Григорьевич Карпенко.

Л. Карасев

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Пользовательского поиска