История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Сапун-гора (М. Грудкин)

Четыре танкиста сидели в стальной коробке и ждали. - Дают жару! - сказал лейтенант Рывков, широкоплечий блондин с веселыми, всегда смеющимися глазами.

- Перед смертью все равно не надышатся, - произнес заряжающий старший сержант Михаил Ханов, самый старший по возрасту в экипаже.

- Говорят, немцы получили от Гитлера приказ не оставлять Крыма. Сулит им подкрепление и технику подбросить, - вмешался в разговор радист Иван Минин.

- Пускай брешут! - махнул тяжелой рукой механик-водитель Николай Водолазкин. - Не те времена!..

Он был высок и грузен. В свое время это очень огорчало его, хотя и не мешало ему хорошо трудиться: и в придонском совхозе, и в Донбассе о парне вспоминали как о настоящем работнике. Но у него уже тогда была заветная мечта: будет призыв в армию - проситься только в танковые войска. И сколько раз досадовал он в те годы на самого себя - куда его, такого верзилу, в танк. Но на помощь неожиданно пришел военком.

- Тракторист и танкист - родня, - сказал он Водолазкину на призывной комиссии и резко, одним словом определил его судьбу:

- В танкисты!..

А сейчас, в майский день 1944 года, Водолазкин сидел, как и его товарищи, в танке и ждал приказа о начале атаки на Севастополь. "Тридцатьчетверка" под командованием лейтенанта Рывкова, с номером "10" на башне, стояла в узкой лощине между холмами. Прижатые к морю гитлеровцы нервничали, их артиллерия не умолкала. Уже несколько раз Водолазкина через смотровую щель обдавало копотью и землей, осколки снарядов звонко ударяли в броню машины.

Приказа не было долго.

- Рация у тебя исправна? - в который раз спрашивал радиста лейтенант Рывков.

- Все исправно, товарищ лейтенант, - откликался радист.

- Попробуй связаться со штабом полка, - приказал Рывков, открывая люк.

Он мгновение осматривался, потом позвал, указывая вперед:

- Гляди, Николай!

Невдалеке от танка появились две человеческие фигуры. В одной из них Водолазкин узнал санитарку Веру. Девушка, напрягая силы" тащила раненого бойца, метр за метром приближаясь к свежей воронке.

Николай поднялся.

- Куда? - спросил Рывков.

- Помочь надо.

- В машину!

- Товарищ лейтенант...

- В машину! - повторил Рывков.

Николай с досадой опустился на место. Послышался голос Ханова:

Влюбился я в Татьяну,
В девушку румяну...

- Товарищ лейтенант, - доложил Минин. - Поступил приказ: захватить Сапун-гору.

- Ну, Водолазкин, пора! - сказал лейтенант.

Мотор взревел, и танк, влившись в общий боевой порядок, понесся к Сапун-горе.

Заметив советские танки, немцы усилили артиллерийский огонь. Откуда-то, невидимый, бил шестиствольный миномет.

Танки прошли первую линию немецких окопов. Оставшиеся в живых гитлеровцы кинулись наутек.

"Тридцатьчетверка" лейтенанта Рывкова, вырвавшись вперед, понеслась к деревне, расположенной у подошвы Сапун-горы. Но путь оказался прегражден противотанковым рвом. Воспользовавшись минутной заминкой экипажей, немцы усилили обстрел. Две машины из взвода были подбиты.

- Засада! - негромко, сквозь стиснутые зубы произнес лейтенант Рывков. - "Тигр" бьет из укрытия.

Используя подбитые танки как прикрытие, Водолазкин стал маневрировать. Резкий удар встряхнул машину. Снарядом сбило крыло и запасной бак для горючего. Но это полбеды - способности двигаться танк не потерял.

- Обойдем слева, по склону горы, - не останавливая танка, предложил командиру Водолазкин.

- Там же крутой склон, перевернемся...

- А здесь наверняка подобьют...

- Давай! - согласился командир.

Танк миновал пристрелянное немцами место, полез в гору. Он шел медленно, натужно. Потом мотор заглох, и машина скатилась вниз.

- Не тянет? - спросил лейтенант.

- Ничего! - послышалось в ответ. - Так не вышло - по-другому попробуем...

Танк пополз наверх кормой вперед. Это удалось.

Для фашистов, засевших на Сапун-горе, появившаяся в их тылу советская машина была полной неожиданностью. Некоторое время они даже не били по ней. Тремя выстрелами почти в упор Рывков уничтожил два немецких танка, закопанных в землю, проутюжил гусеницами окопы.

Немцы бежали. Четверка советских танкистов заняла оборону на вершине Сапун-горы. Рывков предупредил:

- Скоро фашисты обратно полезут. Встретим как следует. Высоту не сдадим!

Ответная атака гитлеровцев не заставила ждать. Впереди шли четыре неприятельских танка, за ними - автоматчики. Хорошо пристрелявшись. Ханов зажег два танка, остальные повернули обратно. Минин из пулемета косил автоматчиков. Через несколько минут все было кончено, атака гитлеровцев захлебнулась...

- Что, не по зубам? - глядя на отступающих немцев, спрашивал, кого-то Ханов и, помолчав, запел песню, сложенную Мининым:

Над Родиной коршуном вьется фашист, 
Разлуку и смерть всюду сеет. 
Садись на машину, советский танкист, 
Чтоб Гитлера свору развеять... 
Уверен, что с битвы вернусь я домой 
Живым, невредимым, здоровым, 
Еще веселей заживем мы с тобой, 
И счастливы будем мы оба...

- Танк в укрытие, подготовиться к обороне! - приказал Рывков.

- Хорошо бы, товарищ лейтенант, нам с Мининым залечь в траншее, а вам с Водолазкиным остаться в танке, - предложил Ханов.

Командир одобрил его план.

Враг и ночью не оставил попыток вернуть Сапун-гору. На четверку танкистов фашисты бросили около батальона пехоты. Ханов и Минин ударили по немцам из пулеметов. Гитлеровцы залегли, затем опять поползли.

Танк молчал. "Неужели не видят, что фашисты лезут? Случилось что-нибудь?" - тревожился Минин. Как на грех у него отказал автомат, и немцы с криками бросились к нему.

"Хоть один бы снарядик из танка", - подумал Минин, хватая гранату. И вдруг из танка раздался пушечный выстрел, затем второй, третий, четвертый... Взревел мотор, танк вышел из укрытия.

По одинокой, хорошо видной машине ударили немецкие орудия, однако Водолазкин, маневрируя, уходил из-под огня. И все-таки еще один снаряд ударил по броне. Левую руку механика-водителя хлестнуло отлетевшей сталью. Брызнула кровь. Танк на мгновение остановился.

- Коля, ранили? - послышался тревожный голос Рывкова.

- Нет!..

Превозмогая боль, Водолазкин не переставал управлять танком. У немцев нервы оказались слабее. При свете луны Николай хорошо видел, как они стали отступать. Он посмотрел на часы: было два часа ночи.

Когда бой стих, прибежал Минин. Рывков приказал ему связаться с командным пунктом полка.

- Передай: нужна помощь. Горючее на исходе, боеприпасов нет.

"Держитесь, - ответили им. - Поможем".

Однако первая попытка оказалась неудачной. Танкисты отчетливо видели, как посланный на подмогу им танк подорвался на мине. К счастью, немцы новой атаки на Сапун-гору не предпринимали, ограничиваясь артиллерийским обстрелом.

Под утро к танкистам пробрались двенадцать разведчиков во главе с майором. В мешках они тащили боеприпасы. Подошла пехота, у каждого стрелка было по канистре горючего для танка.

Майор-разведчик передал танкистам флаг, посланный маршалом Толбухиным и его приказ: "Прорваться вперед, на последний оборонительный рубеж. Войти в Севастополь и водрузить над городом флаг победы..."

Утром на броне "десятки" разместился десант автоматчиков. Сопровождаемый пехотой, танк пошел в атаку, вырвался на окраину Севастополя. Автоматчики спрыгивали с него, ввязывались в бой с засевшими в домах фашистами.

- Водолазкин, вперед, с ходу! - приказал Рывков.

Танк врезался в каменную стену и, проскочив через нее, круто развернулся, обстреливая и давя гусеницами врага. Немцы уходили в глубь города.

- Пушки увозят, гады, - разглядел лейтенант. - А ну-ка, водитель, нажми!

Водолазкин прибавил газ, нагнал автомашину с двумя пушками. Танк перевернул ее и помчался дальше, подмяв по дороге еще и шестиствольный миномет.

Около полуразрушенного трехэтажного дома на улице Ленина Рывков остановил машину.

- Здесь флаг будет видно далеко, я этот домик еще издали приметил.

Он вылез из машины, быстро вскарабкался на крышу, прикрепил флаг к трубе.

На улице стали появляться жители. Танк, окруженный севастопольцами, медленно двигался по улице Ленина.

- Удивительное дело: кругом смерть гуляет, и вдруг - цветы.

Где они их набрали? - удивлялись танкисты.

... Указ Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 года о присвоении ему звания Героя Советского Союза Николай Водолазкин прочитал, будучи курсантом танкового училища. В газете он нашел фамилии и своих друзей по экипажу: лейтенанту Рывкову также присвоили звание Героя, Ханова наградили орденом Ленина, Минина - орденом Красного Знамени.

* * *

Вскоре после Дня Победы Николай Степанович Водолазкин демобилизовался. Сейчас он работает на одном из предприятий в городе Рыбинске. Активно ведет партийную и общественную работу, борется за звание ударника коммунистического труда.

М. Грудкин

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Пользовательского поиска