История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

За Тиссой (В. Евсевьев)

Стрелковый полк вышел к Тиссе. Вырвавшись из горных теснин, река стремительно несла свои воды среди дамб, защищавших окрестные поля от половодья и внезапных разливов. Между дамбами и покатым берегом тянулись полосы плавней.

Преодолеть широкую преграду под огнем закрепившегося на другом берегу противника было трудно. Но преодолеть ее надо - это понимал каждый. И роты начали "репетиции".

Под прикрытием дамбы бойцы ежедневно тренировались в гребле. Вместе со всеми до изнеможения махал тяжелыми веслами невысокий худощавый паренек в форме старшего сержанта - командир пулеметного отделения Николай Корниенко. Деревенели плечи и спина, горели привычные к черенку лопаты ладони, но команда следовала за командой, и лопасти весел мелькали в воздухе. Каждый сознавал, что успех предстоящей операции во многом будет зависеть от того, с какой быстротой лодки пересекут Тиссу под огнем вражеских орудий и минометов.

Наконец подготовка закончилась, батальон, который первым должен был форсировать водный рубеж и захватить плацдарм на том берегу, сформирован. В состав его вошло и пулеметное отделение старшего сержанта Корниенко.

Переправа была назначена в ночь на 6 ноября 1944 года. Еще и еще раз в эти последние часы Корниенко придирчиво осматривал снаряжение бойцов отделения. Каждый старался захватить больше боеприпасов. В карманы, в заплечные мешки вместо консервов и сухарей солдаты совали гранаты и автоматные диски.

Готовые к решительному броску через Тиссу, замерли подразделения. Николай, как и многие другие, всматривался в противоположный берег и думал.

Вспоминалась родная Мало-Кирсановка в примиусской степи под Матвеевым-Курганом, отец и старший брат, ушедшие на фронт в первые же дни войны. Брата уже нет - погиб. До Николая весть об этом дошла, когда он был в госпитале. Желание отомстить было так сильно, что он добился ускоренной выписки.

... Сзади тяжело загрохотало. Советская артиллерия обрушила шквал огня на позиции врага. Снаряды разворачивали траншеи, дробили дзоты, разбивали блиндажи. Казалось, что за полтора часа артиллерийской подготовки на том берегу все перемолото, разрушено, смято. Однако, едва лодки скользнули в воду, враг открыл ответный огонь. Быстрая Тисса закипела от взрывов.

Многих не досчитались в батальоне после переправы, но цель была достигнута. Тисса осталась позади, впереди - вражеские окопы.

В первой же траншее завязалась рукопашная схватка: стреляли в упор, прыгали на противника вслед за брошенной гранатой, бились прикладами, саперными лопатами.

Батальон, которым командовал старший лейтенант Кузьменко, захватил плацдарм. Он был невелик, этот клочок непрерывно обстреливаемой земли, - всего каких-нибудь триста метров отделяло батальон от берега. Но сбросить отсюда советских солдат не могла уже никакая сила.

Трое суток гитлеровцы непрерывно атаковали редеющие роты. Отделение старшего сержанта Корниенко ни на минуту не выходило из боя. Слезились покрасневшие от бессонницы глаза, болели от непрестанного напряжения руки, смерть вырывала все новые жертвы. Оставшиеся в живых продолжали сражаться.

На четвертый день стал ощущаться недостаток в боеприпасах. Пришлось пустить в ход трофейное оружие. В батальоне было много опытных бойцов, которые владели оружием противника не хуже, чем своим.

Ночью на плацдарм пробилось несколько лодок, в окопы доставили термосы с едой, цинки с патронами. На отвоеванный у врага пятачок земли начали прибывать подкрепления...

Двенадцати отважным, двенадцати из тех, кто первым форсировал Тиссу у Тиссадержа и Шаруда, правительство присвоило звание Героя Советского Союза. И одним из двенадцати был Николай Ильич Корниенко.

В. Евсевьев

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Пользовательского поиска