История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

В неравном бою (А. Захаров)

О тех, кого знал лично и кого нет сегодня в живых, писать особенно трудно...

Александр Горовец погиб летом 1943 года, в дни ожесточенных боев на Курской дуге.

Многие в Шахтах до сих пор помнят его. Он был членом райкома комсомола, депутатом райсовета. Здесь, в горняцком городе, его принимали в ряды Коммунистической партии.

Мне он памятен по-особому. В числе многих, кому он дал "путевку в небо", был и я. Прекрасный командир, чуткий, отзывчивый товарищ - таким запомнился он мне.

Он погиб, сделав то, чего не удалось до него совершить никакому другому летчику в мире.

... Только что окончился бой. Командир эскадрильи приказал группе истребителей развернуться и лечь на обратный курс. Александр Горовец шел замыкающим. Немного приотстав, он внимательно осмотрел небо и увидел в стороне большую группу немецких бомбардировщиков.

"Пять, десять, пятнадцать... Двадцать!" - быстро сосчитал Горовец самолеты противника. Включив радиоприемник, он попытался сообщить о приближении врага ведущему, но рация молчала, товарищи уходили все дальше. Никто из них ничего не подозревал.

Он принял решение, единственное, какое мог принять: вступить в неравный бой с двадцатью вражескими бомбардировщиками.

Развернув "ястребок", он пошел в лобовую атаку на врага. С первой же очереди был сбит фашистский флагман.

Немцев это не обеспокоило. Что значил какой-то один истребитель против девятнадцати тяжелых машин? Они надеялись легко разделаться с ним.

Десятки огненных трасс прошили воздух. И каждая предназначалась ему, советскому летчику. Может быть, отступить? Нет, только вперед, в атаку...

Он идет на сближение молча, не стреляя. И лишь когда враг совсем близко, следует безошибочная очередь из пушек. Еще один бомбардировщик сорвался в штопор, из которого не выходят.

А Горовец схватился уже с третьим бомбардировщиком. Он оставался верен правилу - бить врага только с коротких дистанций. И опять удар был неотразимым: с высоты двух тысяч метров "юнкере" врезался в землю...

Это было уже что-то необычное. Гитлеровские летчики начали терять самообладание, но продолжали вести прицельный огонь. Вновь и вновь пытались они зажать советский истребитель. Не удалось. Маневрируя, Горовец сбил четвертый бомбардировщик, пятый... Охваченный пламенем, пошел к земле шестой, затем в воздухе возник еще один черный факел.

У гитлеровцев сдали нервы. После того как Горовец загнал в землю еще два "юнкерса", остальные повернули назад.

Он вышел победителем, но у него кончалось горючее, он устал. И в это мгновение на него свалились сверху четыре вражеских истребителя "Фокке-Вульф".

Он принял неравный бой. В небе снова закружилась смертная карусель. Кто знает, чем она кончилась бы, но у Горовца вышел боезапас. Пушки молчали.

Оставалось последнее, самое крайнее - таран. Советский самолет ринулся на ближайшую машину врага, но гитлеровцы опередили его огнем...

Так погиб лейтенант Горовец. Ни одному летчику в мире не удавалось сбить в одном бою девять вражеских самолетов.

В наградном листе на Александра Константиновича Горовца есть резолюция:

"Достоин звания Героя Советского Союза".

Генерал армии Н. Ватутин

Член Военного Совета Воронежского фронта генерал-лейтенант Н. Хрущев

А. Захаров

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Пользовательского поиска