История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Начало Козачества. Начало жительства Козаков между реками Доном и Днепром. 948 г.


Сих ради обстоятельств любопытство мое привело, живучи близ их и между ими, исследовать, отколь бы их прямое начало и из каких народов, давно ли при своих местах и как они происходили до нынешних времен своих. Но как по ведомству войска Донского и в самом городе Черкаском, за неимением у них о себе никаких древних письменных повестей или записок и никаких от прежних государей данных грамот, а паче той, о которой баснословят, Царя Иоанна Васильевича, не могут более объявить, как только то, кто что читал малое напоминание об них в историях и летописях и нечто о прежних удальствах предков своих баснословно же рассказывает, сыскивал сего для я в разных, каких сыскать мог, летописях и историях о точном начале их, но не более сыскать мог, как только то, что, во-первых, Греческий Царь Константин Порфирогенет упоминает, что начало Козаков происходит со времени 948-го году от славного победителя Татар Косака, и по его имени проименовалось воинство его Козаками*, о чем и Синопсис Киевский пишет также, что, победивши Татар, Козаки жительствовать остались между реками Доном и Днепром.

* (Стремление возвести казаков к незапамятным временам - еще одна традиция, заложенная А. И. Ригельманом и поддержанная, например, Е. П. Савельевым, который был готов вести начало донского казачества едва ли не от Адама и Евы. Разумеется, византийский император Константин Багрянородный, проделавший путь "из варяг в греки" и описавший свое путешествие в книге "О народах" (949 год), ни о каких казаках повествовать не мог, тем более донских, поскольку путешествовал по Днепру, да и Косак никак не мог победить татар, появившихся здесь спустя три столетия. Но такова была традиция, восходящая у нас, например, к Нестору, автору "Повести временных лет", и Ригельман в этом смысле ничем не отличается от своих предшественников.)

А Краткая Московская Летопись напоминает нам, что пред сражением Московского Великого Князя Димитрия Ивановича с Мамаем поднесена ему Донскими Козаками икона Донская, которая ныне в Москве, в Донском монастыре, находится; и если то так, то происходило оное по тысяча триста семьдесят пятом годе, и были, может быть, оные из числа самых тех Козаков, отдавшихся частию из них в подданство Великих Российских Князей, Донскими Козаками проименовались, или из Российских людей, определенных на Дону в Козаки, но в коих именно местах они пребывание свое тогда имели, того нигде не уведомляет. Однако ж думать можно, что по обстоятельствам тогдашним оные, если были тогда уже Донские Козаки, гораздо выше нынешних их мест, как-то: от Воронежа реки вверх по Дону, жительство свое имели, затем что по тем самым местам, где ныне обитание свое Донцы имеют, тогда находились вышеобьявленные народы, Козаки, простираючись, как сказано, между Доном и Днепром и далее около тех мест.

Точию когда потом Тактамыш Хан всю Украину и самую Москву повоевал (1382 г.), а оного нашествием своим Темир Аксак, тогда вся та страна была опровержена и, может быть, как неминуемо, со всеми теми Донскими Козаками, и стало быть там обиталище народа Татарского, как о том в историях и летописях Российских повествуется.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Пользовательского поиска