История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Случаи благодатной помощи, полученной чрез старца Павла больными (исцеления) при жизни старца и после его смерти-случаи благодатной помощи в других обстоятельствах (несчастиях)

Своею высокою жизнью подвижническою старец Павел стяжал себе у Бога дар молитвенной помощи, проявленной им в отношении людей несчастных и бедствующих. Так, одна благодетельница старца, некая Матрена, таганрогская мещанка, свидетельствовала: пришла она к старцу со своим мужем за советом, чем и как излечиться ей от своей долговременной и мучительной болезни ног (ревматизма). Из-за сильной боли она почти не могла ходить без посторонней помощи, так что сама едва могла перейти через улицу. Старец и говорит ей: "Матрена, собирайся-ка ты в Киев и в Почаев". Она подумала про себя: смеется батюшка, и сказала ему: "Батюшка, я не могу через дорогу перейти, как же я в Киев пойду?" Но старец твердо и настойчиво ей ответил: "Пидышь!" и велел ей собираться в дорогу. "Когда мы уже собрались в путь, - рассказывала она, - то старец сам надел на меня сумку, подвязал поясом, дал мне в руки палку, перекрестил, и я, к своему удивлению, пошла из его келий бодро, почувствовала себя здоровою и, несмотря на далекий путь в Киев, шла всю дорогу пешком и благополучно воротилася обратно. Я верю, что Господь послал мне исцеление чрез молитву за меня старца Павла".

Из села Ряженого Донской области, Таганрогского округа, одна крестьянка, по имени Елена, ходила к старцу Павлу и очень часто бывала в воскресные дни в городе Таганроге, посещала службы в св. храмах, и каждый раз заходила обедать к старцу Павлу по его повелению.

В том же селе Ряженом жила ее родственница некая Ксения (фамилия неизвестна), которая много лет страдала припадками и от этих припадков очень болела голова, так что в последнее время потеряла даже зрение и временами не могла сама ходить, и ее водили за руку. Елена, веря в праведного старца Павла и зная, что он многим помогал в нуждах своими молитвами, неоднократно и настоятельно советовала Ксении обратиться в своей болезни к старцу, но та все не хотела, отговаривалась тем, что болезнь не пускает ее пойти в Таганрог. Наконец, видя, что болезнь ее не проходит и даже усиливается, Ксения решилась по совету Елены пойти к старцу Павлу. Приехав в Таганрог, она пошла в собор, чтобы увидеть там старца, так как в то время старец ходил еще на церковные службы в соборную церковь. Только что она вошла в ограду и стала всходить на ступени паперти, вдруг, где ни взялся старец Павел, подошел к ней сзади и с такою силой ударил ее в затылок кулаком, что, по ее словам, у ней как будто фонари в глазах засветились, и с головы ее как бы что-то слезло. Эта больная была уже пожилой женщиной, лет пятидесяти, имела веру в Бога и проводила хорошую жизнь.

Опомнившись от неожиданного и сильного удара, Ксения хотела войти в собор, но старец, стоявший пред ней, вынул из своей сумки кусок хлеба и дыню, сказал ей: "На тоби оце, пиды сядь в огради на скамеечку и зъишь, тоди прийдешь в собор и будем молыцця". Исполнив сказанное старцем, она вошла в собор и начала молиться, но вдруг старец опять подошел к ней сзади и вторично с силою ударил ее по голове, и она почувствовала, что глаза ее прозрели и стали видеть хорошо. С того времени, по ее словам, она окрепла здоровьем, припадки уничтожились, и головная боль больше не возвращалась. Она поблагодарила Бога и батюшку старца Павла и отправилась домой с великою радостью, получив исцеление, и прожила она в добром здоровье несколько лет, прославляя доброго старца Павла.

Из села Александровка одна женщина, по имени Пелагея, очень страдала сильными припадками, кричала разными голосами и бегала в исступлении по селу, лишенная ума. Муж ее Феодор не раз бывал у старца Павла; он решил повезти жену в Таганрог к старцу, говоря: "Что еще батюшка скажет, чем и как лечить ее?" У него не хватало уже терпения и сил возить ее по разным лекарям и бабкам, и главное, сколько ни лечил он ее, она не получала никакой пользы. Привозит он ее к старцу Павлу; их впустили в приемную, где старец принимал посетителей. И вот, когда старец вышел к ним и Феодор поведал ему свое горе, прося его св. молитв и совета, чем лечить больную, старец вдруг обратился к больной и начал сильно кричать на нее: "Выгоните оцю дуру до хозяина, нехай вин йи зориже". И выгнал ее из своей келий. Она вышла, заливаясь горькими слезами, подошла к скирде сена, которое стояло во дворе (сено это было хозяина дома, у которого жил старец), легла под ним и безутешно плакала, что батюшка, вместо помощи, прогнал ее от себя. Так старец и не позвал ее больше в келию, и она вместе с мужем, погоревавши и вдоволь наплакавшись, отправилась домой в свое село, верст за 50 от Таганрога. Но слезы ее, по молитвам старца, обратились ей в радость; еще не доезжая до дому, дорогою она почувствовала в себе перемену: ей стало хорошо, как будто какая тягота с нее спала. С того времени припадки ее стали уничтожаться, и она, получив облегчение от своего недуга, с великим усердием и радостью пришла поблагодарить старца за его св. молитвы. Преподав ей наставление, старец послал ее в странствие в г. Мариуполь к чудотворной Смоленской иконе Божией Матери; она сходила туда и с того времени получила полное выздоровление от своей болезни. После этого Пелагея часто посещала своего благодетеля старца Павла и всем рассказывала, что "по молитвам праведного старца получила от Господа исцеление".

Прошло немного времени после исцеления этой женщины; в том же селе Александровке один бедный крестьянин, занимавшийся земледелием, заболел страшной болезнью. Болезнь его проявлялась сначала в большом росте живота, так что ему в тягость было носить его, а затем он весь стал пухнуть - лицо, руки и ноги. Сначала он лечился у докторов, но лечение это не принесло ему пользы, обращался он и к простым средствам, но и эти средства не приносили ему пользы в его тяжкой и неизвестной болезни. И вот эта Пелагея, испытавшая на себе силу старческих молитв и получившая исцеление а своей болезни, посоветовала больному обратиться к старцу Павлу, говоря: "Поедем к батюшке, что он тебе еще скажет". И сама согласилась повезти его в Таганрог. Привезла его в келию старца; их впустили, и вот старец, вышедши к ним с палкою в руках, обратился к Пелагее и сердитым голосом начал говорить ей: "У-у! Дура така, прывезла до мене прыкащыка, пойдем, каже, до батюшки, шо батюшка скажыть", а затем, обращаясь к больному, так же сердито сказал ему: "А ты! Напрыкащыкував пузе, тай кажешь, шо больный", да палкой его в живот и ширнул, и выгнал их из келий во двор. Получив укоризну от старца, они сели около своей подводы, не зная, что делать и что думать о таком поступке старца. Выходит к ним послушник старца Емельян и, увидя их, сетующих, начал утешать их, говоря: "Не плачьте, рабы Божий, Бог даст, батюшка вас еще позовет". И действительно, недолго им пришлось ожидать; чрез несколько времени старец высылает свою послушницу позвать их опять в келию, и, когда они вошли, он снова начал кричать, говоря одной из своих послушниц: "Ульяна! Налый бутылку св. воды и дай оций дури, а то дорогою, як растопе сало з оцею прыкащыка, то вона хоть водою буде залывать его". И старец сейчас же велел им отправляться домой в свое село. Проехали они уже верст 30 от Таганрога, и вдруг с больным сделалось так нехорошо, такое сильное расстройство желудка, что от сильной слабости делался без памяти, так что только св. водою она и облегчала его тяжелое состояние, давая ему пить эту св. воду. Пока они доехали домой, это расслабление желудка было раз десять, и живот его с каждым разом становился все меньше и меньше, принимая свой естественный вид. Когда они приехали домой, то вся опухоль его опала, и живота не стало, и он имел вид обыкновенного здорового человека, а через несколько времени совершенно поправился здоровьем и прожил после сего немалое время, благодаря Бога и прославляя Его подвижника старца Павла, глубоко веря, что он получил исцеление именно по молитвам старца.

В одно время у старца Павла было много посетителей и между ними был один человек из Петрушиной, именем Стефан. В то самое время приехали из Иерусалима два поклонника, и о них доложили старцу Павлу, что они желают видеть его лично. Он велел впустить их в кухню и посылает к ним этого Стефана: "Пиды, Степан, та спросы у тих странныков, шо воны на Черном мори бачилы, та нехай кажут правду". Стефан вышел к ним и говорит: "Батюшка спрашивает вас, что вы видели на Черном море, да говорите правду". Они содрогнулись от старцевой прозорливости и открыли ему всю" истину. "Когда мы ехали по Черному морю, - рассказывали те странники, - была сильная буря и шторм, пароход качало из стороны в сторону, так что волны переливались через него, и мы были в большой опасности и приходили в отчаяние. Не надеясь на человеческие усилия помочь беде, мы обратились тогда к молитве и призывали имя старца Павла, чтобы он своими молитвами исходатайствовал нам у Бога помощь и спасение. И вдруг, о чудо! Увидели мы старца, прошедшего по пароходу в белой одежде, подобной снегу, подвязанного поясом, с палкою в руках, и он стал невидим, после чего буря начала стихать, и скоро сделалась на море тишина, и мы благополучно доехали до пристани и теперь заехали поблагодарить его, великого молитвенника за бедствующих людей". Когда Стефан вошел в келию и передал старцу этот их рассказ, который слышали все посетители, тогда старец призвал этих странников и просил их и всех слышавших никому не рассказывать об этом событии: "Пока я не помру, - говорил старец, - а як помру, то хоть и всем рассказувайте".

Во всех приведенных случаях мы видели, как действенна была молитвенная помощь старца Павла в отношении людей страждущих при его жизни, но и по смерти его сильна его молитва для верующих, по свидетельству людей, испытавших на себе благодатную силу этой молитвы праведника.

Прошло после смерти старца Павла лет восемь; одна девица, по имени Татьяна, жившая в келий старца в качестве послушницы, однажды зимою пошла без благословения на море принести воды. Придя к ополони, она стала набирать из нее воду, и вдруг ведро (вероятно, от сильного холода рука ее окоченела) сорвалось с ее руки и скрылось под водой. Испугавшись случившегося, она не знала, что делать и как ворочаться в келию с одним ведром, тем более, что она нарушила келейное послушание, выйдя без позволения. Она долго употребляла все усилия, чтобы достать ведро, опускала в ополонку руку и коромысло во все стороны, но ничего не получалось; промучившись так долгое время и изрядно намерзшись, она стала молиться Богу, и тут ей пришли на память слова старца Павла, как он говорил одному посетителю: "Як у тебе буде яке горе, хоть на мори, хоть на воли, а ты крычы: "Павло, ратуй!" - и я буду помогать тебе". Со слезами на глазах, она в отчаянии стала кричать и просить старца: "Батюшка, старец Павел! Ты ж так учил людей просить тебя и обещал им помогать, помоги же и мне, живущей в твоей келий, найти потерянное!", и, осенив себя крестным знамением и сказавши: "Господи, благослови, батюшка дорогой, помоги", она закинула коромысло в воду, и вдруг как бы кто руками накинул ведро на крючок, и она вытащила его из ополонки, радуясь и благодаря Бога и дорогого старца, веря, что именно он помог ей в ее несчастии.

В 1902 году, в Великий пост, одни синявские рыбаки ловили рыбу на Дону компанией. В то время наказным атаманом некоторые места в реке были строго запрещены для ловли и за ними следила стража: случалось даже, что некоторые хищники, ловившие рыбу в запретном месте, даже убивались стражею, а рыболовные снасти отбирались в пользу казны, но эти вышеупомянутые рыбаки ловили рыбу на разрешенном месте. Улов их Господь благословил, и они поймали много рыбы и приставили ее для продажи в Таганрог и сейчас же по приезде тут же на пристани ее продали, сторговавшись с покупателями, за 700 рублей. Только что они успели ее сдать покупателям и готовились получить за нее деньги, как вдруг к ним подбегает полиция и всех их здесь же арестовывает; проданную рыбу отобрали, а их посадили в участок по доносу неизвестных лиц, здесь же присутствующих, обвинивших их в том, что якобы они ловили эту рыбу в запретных местах. Сидят они в участке и не знают, что им делать, за что их посадили и что их ожидает? Находясь в такой напасти и не чувствуя за собой никакой вины, они начали молиться, чтобы Сам Господь их защитил. И вот, одному из этих рыбаков, по имени Василий, который был зятем одного благочестивого благодетеля старца, по имени Леона Катрича, пришло на память воспоминание о великом старце Павле, который во время своей жизни много помогал бедствующим людям в их несчастиях. Он и говорит своим товарищам: "Братцы, знаете, что я надумал? Есть здесь недалеко в городе келия старца Павла, давайте пообещаем пожертвовать в нее хотя бы немного на деревянное масло для лампады, если мы получим деньги за проданную рыбу". Все с радостью ухватились за эту мысль и с усердием пообещали принести свою жертву в келию старца, молитвенно призывая при этом на помощь прашедника, чтобы он помолился о них Господу об избавлении их от напасти. И о, чудо! Только что они это сделали, вдруг открывается дверь, где они сидели, входит к ним полицейский и сопровождает их к начальнику. Начальник с честью отдал им деньги 700 рублей, успокоил их и отпустил домой с добрым расположением, говоря: "Идите себе с Богом", а тех клеветников осрамил и выгнал их вон, и они с позором при многочисленной толпе, осыпавшей их насмешками, принуждены были почти что бежать и моментально скрылись из виду. Тогда те рыбаки, приписывая свое освобождение молитве старца Павла, тотчас же отправились исполнить свое обещание - поблагодарить своего заступника и помолиться в его келий. Пришедши к воротам старцевой келий, они попросили впустить их туда, но послушница, вышедшая к ним, когда увидела этих людей, - их было четыре человека, и все они были необыкновенно большого роста и на вид суровые, - она испугалась и не хотела их впускать, но, узнав от них, что они пришли издалека и по очень важному делу, наконец, решилась открыть им фортку. Вошедши в келию, они с усердием помолились Богу и рассказали живущим там послушницам о всем случившемся с ними, приписывая свое спасение молитвам великого подвижника старца Павла, и пожертвовали обещанное на неугасимую лампаду. В то время был в келий старца один благодетель, приехавший из Ростова-на-Дону, по имени Иван Калинович Омельченко, который видел этих рыбаков и все рассказанное ими слышал, и он прославил Бога и Его подвижника старца Павла.

Упоминаемый уже в этом жизнеописании Антон Харитонович Мерошниченко после кончины блаженного каждый год неопустительно раз или два ездил на его могилу и в келию в Таганрог из любви к старцу, который своими молитвами много помогал ему. Перед смертию старец Павел завещал ему не оставлять его келий и живущих в ней, и Антон Харитонович свято исполнял это завещание и много жертвовал туда как деньгами на наем обеден, так и вещественными приношениями. Это продолжалось лет 20 после смерти старца, но вот незадолго до смерти на Антона Харитоновича напало искушение, враг начал внушать ему нехорошие мысли в отношении старца: зачем он все в Таганрог дает деньги нанимать по старцу обедни, когда он мог бы пожертвовать эти деньги и в свою приходскую церковь и дать заработать своему храму, а также и своим духовникам. Вняв этой злой вражеской мысли, он один год решил не поехать в Таганрог и заказал в своем храме годовой сорокоуст по старцу, уплатив за ежедневное служение литургий 700 рублей и успокоив себя мыслию, что он сделал все должное по отношению к старцу. Но спокойствие его продолжалось недолго; на него напала такая тоска и досада, что не было для него радостного ни одного дня с тех пор, как он перестал ездить в Таганрог. К тому же служба в приходском храме совершалась небрежно и с пропусками: приедет он в церковь среди недели, а службы или вовсе нет, или служится обедница, что очень его огорчало и тревожило его совесть, что он неправ в отношении к почившему старцу, так сильно его любившему. В семействе у него также было что-то неладное: сыновья его, прежде скромные люди, свихнулись, часто стали проводить время в компании среди гуляющих и вели себя далеко не так, как прежде. Народ все это видел и, раньше всегда относившийся с уважением к Антону и всей его семье, теперь стал даже смеяться, говоря его сыновьям: "Отец ваш годовой сорокоуст нанял, а вы гуляете да пьянствуете", и много ему пришлось вынести порицаний и огорчений от своих односельчан. Но это было еще не все. При такой неурядице Господь наказал его еще стихийным бедствием: пронеслась большая буря над его имением, которая сильно разорила его: посрывала крыши с его амбаров и разных строений и разнесла много зернового хлеба; много также пропало и других предметов хозяйства, так что он понес большие убытки в течение того года в своей экономии, и Антон Харитонович упал духом, а главное, в будущем не видел для себя ничего отрадного, и начал он задумываться, не оттого ли это все ему приключилось, что он стал забывать своего друга и благодетеля старца Павла. Тогда во сне явился ему старец и, став у порога его дома, как бы наяву своим обычным громким голосом говорит ему: "Антон! Пора в Таганрог ехать". Сон этот разбудил и встревожил его; он немедленно собрался и поехал в Таганрог, в келию старца: нанял обедню по нем, отслужил панихиду над его могилой и попросил у старца прощение, и мгновенно сердце его успокоилось, и стала в душе радость. С того времени до конца своей жизни Антон Харитонович опять стал ездить в Таганрог и посещать могилу и келию блаженного старца Павла. Этот случай вразумления, данного старцем своему бывшему другу, ясно показывает, что старец Павел, так много послуживший ближним своим при жизни, не забывает их и после своей смерти. Стяжавший пламенную любовь к Богу и возлюбивший ближнего своего по заповеди Божией, он воистину имеет дерзновение к Господу, испрашивая верующим и обращающимся к нему помощь и заступление от Господа.

Не ограничиваясь изложенными к сей главе случаями, в которых проявилась благодатная помощь старца верующим людям, приведем еще примеры такой помощи, явленные блаженным старцем уже много лет спустя по его кончине. Для большей достоверности описываемых ниже поистине дивных деяний почившего старца предоставим говорить о них лицам, испытавшим на себе эту благодатную помощь.

Смоленской губернии, Гжатского уезда, села Рождественского крестьянка Наталья Ф. Потапенкова, имевшая от роду 40 лет, проживающая в г. Таганроге около тридцати лет, в доме по Старопочтовой ул., № 64, рассказывала, что с 1889 г. от самого замужества страдала она внутренней болью, сопровождавшейся удрученным состоянием души: развратные мысли не давали ей покоя, какая-то невидимая сила заставляла ее ругаться бранными словами, и, несмотря на лечение, она не получала облегчения. Зависела ли ее болезнь от ее слабого организма или от частых родов (у нее было шестнадцать душ детей) - неизвестно, но только болезнь эта не поддавалась лечению и в последние годы все больше усиливалась: брань и ругательства до того ею овладевали, что она, не отдавая себе отчета, кляла и бранила своих детей-малюток, просила им у Бога смерти, иногда же в порыве исступления на нее находили страшные мысли - умертвить ребенка или искалечить его. Неудивительно посему, что дети эти под влиянием материнских проклятий в большинстве долго и не жили и скоро умирали; из шестнадцати душ только трое остались в живых. Выше сказано, что она обращалась к таганрогским докторам, но помощи от них в своей болезни не получала. Как-то однажды купила она у одного развозчика молоко, и, когда опорожняла кувшин, то развозчик и говорит ей: "Скорей, тетка, давай кувшин, а то мне непременно нужно заехать на кладбище". А время было уже позднее. Она спросила его, отчего он так спешит на кладбище, разве есть у него кто там похоронен. Тогда тот развозчик начал ей рассказывать о благочестивом старце Павле Павловиче; как он, когда был жив, говорил ему: как хорошо будет человеку тому, кто будет ходить в его келию, а после его смерти на его могилу. "Вот я стараюсь исполнять его слово и часто посещаю его могилу и чувствую себя в своей жизни хорошо. Смотрю я на тебя и замечаю, что ты больная, вот я и тебе советовал бы сходить на старцеву могилу и в его келию". Женщина эта исполнила совет развозчика и пошла искать келию старца (три дня искала ее), затем пришла на могилу его и со слезами стала просить его св. молитв. Почувствовав некоторое облегчение в своей скорби, она тайно от своего мужа стала часто посещать его могилу, усердно прося старца о выздоровлении. В скором времени брань и дурные помыслы исчезли, внутренняя боль облегчилась, и она стала жить спокойно и с тех пор вот уже двадцать три года чувствует себя совершенно здоровой, прославляя Бога и приписывая свое исцеление заступничеству праведного старца Павла, которого она с великою верою почитает и к которому прибегает во всех обстоятельствах своей жизни.

У вышеупомянутой женщины Натальи Потапенковой, получившей исцеление у старцевой могилы, была родная сестра Анна, по мужу Сорокина, также проживающая в городе Таганроге, имеющая теперь от роду 47 лет. Получив благодатную помощь от старца, Наталья, по чувству родственной любви, стала молиться и просить старца за свою погибающую от сильного пьянства и разврата сестру, и молитва эта, растворяемая обильными слезами и подкрепляемая верою в силу молитв старца, не осталась тщетной. Вот что рассказывала о себе эта самая Анна Сорокина, как она провела свою жизнь: прожила она в замужестве как следует, по-христиански, - пять лет, последние же тринадцать лет вела очень распутную жизнь, без водки не могла прожить ни одного дня во все эти годы; пропила все свое имущество, которое получила она от родителей в приданое, а также все оставшееся от свекрови; пила так сильно, что снимала последнюю сорочку, как говорят, и ту меняла на водку. Пропивши все свое, она нередко захватывала и чужое и несла в кабак. Часто бросала свой дом и шлялась по кабакам, где с такими же, как и сама, распутными мужчинами гуляла и развратничала, допиваясь нередко до того, что валялась без чувств на улицах под заборами, одним словом, дошла до того в своей жизни, что, потерявши человеческую совесть и стыд, обратилась в босовичку, погибая и нравственно, и физически. В последнее время от великого и чрезмерного пьянства у нее стали появляться припадки белой горячки, при которых она доходила до того, что хватала в руки топор и веревку с намерением лишить жизни себя или мужа. Припадки болезни повторялись все чаще и чаще; ум ее начал как бы помрачаться, и она не знала уже, что ей и делать, но Милосердный Господь, "не хотящий смерти грешника, но еже обратитися и живу быти ему", показал этой погибающей женщине путь спасения в сонном видении. Видится ей во сне, рассказывала она, будто она на Таганрогском кладбище пришла к какой-то гробнице и увидела там свою родную сестру, которая стояла там и, обращаясь к этой гробнице, усердно молилась за нее об избавлении ее от пьянства. Выслушав ее моление, Анна тут же спросила сестру: "Кого ты просишь за меня?", но она, вместо ответа, взяла меня за руку и толкнула меня на ту гробницу со словами: "Молись и ты и проси, здесь прозорливый лежит". Поднявшись с гробницы и оглянувшись назад, я тут увидела своего Ангела-хранителя, который сказал мне: "Покайся, а то я тебя брошу, и ты погибнешь". Здесь я проснулась и не могла понять, что со мной... Тогда я отправилась к сестре и рассказала ей про свою болезнь, также и какой сон видела. Выслушав меня, сестра с первого же слова начала говорить мне о старце и советовала просить его св. молитв: "Ты бы, сестра, ходила на гробницу батюшки старца Павла и на его обедню, да пила бы св. воду, взявши с его молебна, которая освящается по литургии, да взяла бы земли с его могилы, может быть Господь исцелил бы тебя по молитвам старца".

Эти слова как бы пронзили мое сердце до глубины души, и я, исстрадавшись от великого горя, воскликнула: "Веди, веди меня, сестра, куда хочешь, лишь бы я только не погибла!" Через два дня по обычаю была обедня по старцу Павлу в Кладбищенской церкви, и мы с сестрой пришли туда, и, когда после обедни священник пошел служить панихиду на могилу старца, тут-то я и рассмотрела ту самую гробницу, которую видела во сне, и от душевного волнения и в ужасе закричала: "Сестра, сестра, вот это та самая гробница, что я видела во сне, тут мое спасение от погибели; прошу тебя и умоляю, не оставляй меня и всегда води до этого гроба". С того времени я часто начала посещать могилу старца и бросила пить водку. Теперь расскажу, каких трудов стоило мне мое исцеление от этой гнусной и тяжкой болезни - пьянства; невидимый враг человеческого спасения полагал мне великое препятствие на пути к обращению; больших трудов стоило мне вначале посещать могилу старца, я с неохотою шла, но все-таки старалась принудить себя, так как от каждого посещения могилы старца я чувствовала облегчение. Видя мое твердое намерение к своему исправлению, враг начал разжигать мою плоть всеми мерами: мне так хотелось водки, что внутренности мои, казалось мне, горели, и от великого воспаления я не могла удержаться и кричала неистовым голосом, а также рвала на себе всю одежду; хлеба и другой пищи я не могла принимать в это время, только и находила себе спасение у могилы старца. Измучившись припадком, я бросаю все, накидываю на себя шаль и, не считаясь со временем (даже зимою), скорее бегу на кладбище к могиле старца, которая стояла еще без часовни, падаю на могилу и кричу, прося у него помощи от этого вражия разжигания, беру с могилы землю, ем ее и осыпаю ею все тело, которое, казалось мне, находилось в пламени; тут-то я и чувствую облегчение, у меня является аппетит, и, придя домой, я могла принимать пищу. Так я мучилась целых полгода и все это время боролась со своим тяжелым положением, ежедневно бегая на могилу старца, которая давала мне облегчение и поселяла в душе надежду, что Милосердный Господь и Матерь Божия спасут меня от этой ужасной болезни по молитвам праведного старца. И действительно, надежда моя не осталась тщетной, через полгода вражия борьба меня оставила, я почувствовала успокоение в душе и полное выздоровление от своей болезни; с того времени пошел уже седьмой год; я чувствую себя очень хорошо, как будто я на свет народилась; все соседи мои удивляются перемене моей жизни и, зная мою прошлую жизнь, с недоумением спрашивают, как и кто мог отвлечь меня от такой мерзкой и распутной жизни, я же твердо уверена, что Господь меня исцелил по молитвам Своего угодника благочестивого старца Павла, в чем даже могу свидетельствовать под присягою. Адрес мой: г. Таганрог, Александровская улица, № 19. Свидетель моей болезни и выздоровления Ф. Черидов.

Села Николаевки, Таганрогского округа, крестьянка Марфа И. Паравская, имевшая от роду 40 лет, страдала десять лет расслаблением всех членов и болезнью внутренних органов, особенно позвоночный столб не давал ей никогда покою. Испытала она все простые средства и ничего от них пользы в болезни своей не получила. Тогда она обратилась в г. Таганрог к врачам, которые, внимательно осмотрев ее, нашли у нее серьезную болезнь и сказали, что ей необходимо тщательное лечение и хороший уход, на что требовались средства, но так как последних у нее не было, то она решилась отправиться в с. Шабельск, где была бесплатная земская лечебница. Там доктора пользовали ее две недели, и она не только не получила облегчения, а, напротив, состояние ее сделалось очень тяжелым, и врачи, опасаясь ее смерти, отправили ее обратно домой, где она долгое время находилась между жизнью и смертью. Испытавши и простое лечение, и врачебную помощь, она решила прибегнуть к последней и единственной помощи - Божией. Услыхав от людей про старца Павла, она решилась поехать на его могилу и со всем усердием стала молиться там о своем исцелении, прося старческих молитв за себя пред Богом. Вера ее в силу старческих молитв не посрамила, и она почувствовала облегчение. Взявши с могилы земли, она уже дома привязала ее к позвоночному столбу и носила, отчего стала замечать, что боли ее членов уменьшились и все тело ее укрепилось, так что понемногу она начала даже делать домашнюю работу, между тем как раньше она в силах только была в постели лежать. Через несколько времени она совсем выздоровела от своей болезни, приписывая свое исцеление милости Божией и св. молитвам старца Павла. В благодарность за свое исцеление она обещала часто посещать могилу старца и посещает ее два раза в неделю до настоящего времени. "Свидетели моей болезни и выздоровления муж мой Павел Паравский и Наталья Мартыненкова".

Таганрогского округа, хутора Бесергеновки жена крестьянина Романа Надольского, по имени Евдокия, 48 лет, рассказывала, как она в 1909 году получила исцеление от могилы старца Павла. "Восемнадцать лет я страдала хроническим помешательством, как признали мою болезнь доктора. Каждый год два или три месяца у меня появлялись припадки умопомешательства является у меня какой-то безотчетный страх. Я боюсь людей, бросаю дом и даже грудных детей на произвол судьбы и бегу в степь, и живу там недели по две, а иногда и больше, чем много хлопот доставляла мужу и домашним, которые принуждены были часто и подолгу искать меня, но у меня опять являлась мысль бежать из дома, нередко я даже обманывала мужа, говоря, что пойду в церковь, г. между тем убегала в степь и скиталась там. Муж мой все старания прилагал к моему лечению; за эти восемнадцать лет мы пролечили шесть коров, а по мелочи и сосчитать нельзя; долечились до тех пор, что пришли в крайнюю бедность; испытала я и простых лекарей, и ученых докторов, и кто бы чего ни посоветовал, то исполняли. В последнее время доктора отказывали в моем лечении и советовали отправить меня в Новочеркасск в сумасшедший дом. Ездили мы по совету людей и к святыням Киевским, но и там Господь не благоволил подать мне исцеление, но Своими неисповедимыми судьбами привел меня на могилу Своего нового угодника старца Павла, где благоволил послать мне Свою небесную помощь. Пролечивши все свое состояние, мы пришли в крайнее убожество, а мое болезненное несчастное состояние не улучшалось и только вызывало сострадание людей, видевших меня. Одна таганрогская госпожа, у которой я жила в прислугах девушкой, жалея меня, из своих собственных средств истратила на мое лечение 300 рублей, но болезнь моя не поддавалась лечению и становилась горшей; мои односельцы, жители села Бесергеновки, видя мои страдания, горевали надо мной, и вот одна старушка, узнав о моем несчастном положении, посоветовала мне пойти на обедню, совершаемую по старцу Павлу, и подать о упокоении его просфору и затем ту просфору кушать, а также пойти на его могилу и помолиться ему об исцелении, что я с великим трудом исполнила: в церковь я сходила и просфору за упокой старца подала, но когда я решилась пойти на могилу его, то какая-то невидимая сила мне препятствовала и внушала мне такие мысли: неужели поможет тебе эта мертвая могила, и я два раза ворочалась назад, наконец, в третий раз с великим усилием пришла на могилу старца и усердно просила его о своем исцелении. Накануне этого посещения старцевой могилы мне было сновидение, будто какой-то старец взял меня за голову и подавил ее руками крестообразно, и при этом сказал: "Теперь будешь здорова". По описанию вида старца - это был именно старец Павел. С того времени прошло уже три года, припадки моей болезни более не повторяются, и я чувствую себя совершенно здоровой, благодаря Бога и праведного старца Павла".

Одна молодая женщина, крестьянка Черниговской губернии, проживающая в Таганроге Агафия Терещенкова, двадцать пять лет страдала от младенчества припадками, и в такой болезни вышла замуж. Припадки ее не оставляли и с возрастом, и доводили ее до всевозможных мучений, ни днем, ни ночью она не находила себе покоя; во время ночи припадки ее еще более ожесточались, ее бросало в постели, и ей казалось, что тело ее разрывается на части, и, бывало, так ее измучит за ночь, что молодая женщина не имела на себе никакого вида, и в таком несчастном состоянии ей нередко приходила мысль покончить жизнь самоубийством. Не имела она утешения и в храме Божием, когда, бывало, придет помолиться в церковь; страшные и хульные мысли на Бога и Божию Матерь одолевали ее, и она не могла даже смотреть на божественные лики св. угодников, а когда ее подводили к Св. Тайнам, то от великого трясения и нервного расслабления она едва стояла на ногах. В таком горестном несчастном состоянии обратилась она в Греческую церковь к священнику Матфею Попандопуло, который вычитывал над нею заклинательные молитвы, но Господь не благоволил подать ей исцеление, и болезнь ее продолжалась; сколько раз она служила молебны с водосвятием, но все напрасно. Тогда она по совету людей добрых отправилась на могилу старца Павла и, помолившись здесь, почувствовала успокоение, а затем и облегчение от припадков болезни. "С того времени я неоднократно стала посещать могилу блаженного старца и раз от разу мне становилось лучше, так что в настоящее время (прошло уже пять лет) я чувствую себя совершенно здоровой; не знаю, как благодарить мне Бога, что теперь в храме Божием имею возможность спокойно молиться, радуюсь и благодарю великого старца Павла за его св. молитвы о мне, грешной, так как с твердою верою свидетельствую, что по его молитвам Господь дал мне исцеление. Свидетель моей болезни о. Матфей Попандопуло".

У одного крестьянина Донской области, Таганрогского округа, Тимофея Голотина, четырехлетняя дочь Варвара страдала частыми припадками. Все эти четыре года родители употребляли все средства, чтобы видеть своего единственного ребенка здоровым, но болезнь не уменьшалась, а напротив, усиливалась, так что припадки временами повторялись два-три раза в сутки! В 1903 году, когда они переезжали на жительство в Таганрог, то везший их с вокзала извозчик, увидя страдания девочки от случившегося с ней припадка, дал матери такой совет: "Вот что вы сделайте: здесь у нас на кладбище похоронен старец Павел, так вы подайте об упокоении его просфору и кормите этой просфорой свою дочь, и она, Бог даст, будет здорова". Они послушались этого совета, начали давать девочке просфору, и ей стало лучше. Тогда они стали водить, по совету людей, девочку еще на могилу старца и на обедню, совершаемую по нем, и в скором времени припадки болезни совсем уничтожились, и теперь девочка эта в полном здравии растет на радость родителям. В настоящее время ей уже 18 лет. Мать этой девочки Параскева Голотина также страдала внутренней женской болезнью, так что работать она не могла, и только кое-что делала, и то с трудом, по домашности. Хотя и искала она помощи в лечении, но таковой не получала. Когда же, водя свою девочку на могилу старца и на его обедни, стала молиться и за себя и просить помощи у старца, то почувствовала и себя лучше, а затем и вовсем стала здорова и в благодарность за свое выздоровление дала обещание всегда посещать могилу старца, что и исполняет до настоящего времени, посещая ее три раза в неделю.

Проживающий в г. Таганроге, Смоленской губернии, Гжатского уезда крестьянин Спиридон Потапенко заболел желчной болезнью. Немедленно же был приглашен к больному таганрогский врач Шамкович, который нашел его болезнь тяжкой и опасной и, признав надежду на его выздоровление сомнительной, отказался его пользовать. Тогда домашние его обратились за помощью к старцу Павлу, взяли от его гроба земли и св. воды из его келий, которой больной так сильно желал; стали давать ему пить эту воду, и больной скоро почувствовал себя лучше, внутреннее воспаление стало уменьшаться, и желчная болезнь стала проходить, к удивлению и радости всех домашних, которые и не надеялись уже его видеть в живых, считая его почти безнадежным; теперь же говорили, что он воскрес из мертвых. Выздоровление свое больной приписывает силе молитв старца. Свидетели его болезни - кассир Таганрогского вокзала Георгий Кочергин и Наталья Китова. Старопочтовая улица, дом № 64.

В 1909 году у одной таганрогской мещанки Софии Сидовой, проживающей на Дачном переулке, № 15, семилетняя девочка Анна по неосторожности обварила свое лицо кипятком. Мать в великом испуге, не зная, что делать, схватила в руки мелкой соли и ладонью начала тереть по обваренному лицу, так что вся кожа с лица осталась в руках ее, глаза, рот и шея слились в одно, и не было на ней подобия лица человеческого. Эта девочка, привыкшая всегда бывать на могиле старца, стала просить и кричать: "Мама, мама, несите меня скорей на могилочку старца Павла". Мать в испуге схватила свою дочь и побежала с ней к гробнице старца и, когда вошла в часовню, посадила ее на могилу, а сама с горькими слезами припала также к гробнице и кричала: "Батюшка дорогой, что же мне теперь с нею делать?" Тут ее сейчас же осенила мысль взять от лампады era масла, и она, взявши в рот масла взбрызнула им в обваренное лицо своей дочери, которое скорее походило" на мясо, и продолжала плакать и просить у старца его св. молитв. Посидев немного у могилы, она обернула девочку в простыню и отправилась домой, взявши и туда масла, от старцевой лампады. Когда она раскутала девочку, то увидала на лице ее крупный пот, девочка же от великой боли продолжала стонать и по временам вскрикивала. Когда сбежались соседи, то все пришли в ужас, что она мазала обваренное лицо деревянным маслом, и предлагали каждый свое лекарство, но девочка, ничего не видя от большой опухоли, слыша все эти предложения, наотрез отказывалась от них и все только кричала: "Мама, мажьте мне лицо батюшкиным маслом". С великими криками и стонами она, наконец, заснула, и вот ей снится сон, будто несут гроб со старцем Павлом, и она подбежала к нему и кричит: "Батюшка, исцели меня!" Тогда старец протянул свою руку и сделал на ее лице крестное знамение. Когда девочка проснулась, боль ее немного стихла и в четырех сторонах на ее лице (следы, как она рассказывала, перстов старца) стали обозначаться места заживления; кожа стала заживать, и лицо постепенно очищалось от ожогов, так что и следов не осталось от сильного обвара. Все случившееся с девочкой Анной могут подтвердить свидетели, живущие также на Дачном переулке, Матрена Лукьяновна Жилина, № 17, и Мария Савронова, № 12-й.

Крестьянин Харьковской губ., Изюмского уезда, Цареборисовской волости, Антон Леонтьев Манжура, в 1910 году в феврале месяце принес на могилу старца Павла свою больную трехлетнюю дочь Елену, которая болела около трех месяцев неизвестною, но тяжкою болезнью. Ребенок почти ничего не ел, и состояние его здоровья угрожало смертию, но когда его положили на гроб старца, с того времени у него явился аппетит, и он стал выздоравливать и в скором времени совершенно оправился от болезни. Свидетели этого исцеления Андрей и его жена Феодосия Терещенковы.

Таганрогская мещанка Мария Пилищелкова свидетельствует: "Я страдала пороком сердца десять лет, и все эти годы без лекарств не могла жить ни одного дня и все-таки не получала никакой пользы; тело мое иссохло до костей, потому что от этой томительной сердечной болезни не было у меня никакого аппетиту. По совету добрых людей я начала ходить к могиле старца Павла и просить его св. молитв, прикасаться к его могиле и бывать на обеднях, которые совершаются по нем в храмах Божиих два раза в неделю, и почувствовала в скором времени исцеление своего наболевшего сердца. Это было в 1905 году; с тех пор я считаю своим долгом посещать его могилу и заупокойные литургии по нем в благодарность за свое выздоровление. Живу я на Старопочтовой ул., № 34".

Рязанской губернии Касимовского уезда, жена крестьянина Ксения Волкова, проживающая в Таганроге в собственном доме, по Николаевской улице, № 84, имевшая от роду 59 лет, заболела нервным расстройством: хульные помыслы против лика Божия и против Самого Бога и Его святыни не давали ей покоя день и ночь, она сильно страдала, чувствовала сильную боль в подгрудной области, и ей казалось, что так образовался как бы нарост, который не давал ей не только наклониться, но даже препятствовал дыханию, и она тяжело дышала. Она сначала старалась скрывать свою болезнь от домашних, ходила не раз в церковь и служила молебен о своем выздоровлении, но молитва ее не принесла ей облегчения, хульные мысли по-прежнему преследовали ее, и она решила высказаться пред мужем и поведать ему о своем горе, говоря: "Веди меня, старик, на кладбище к могиле старца Павла, а иначе я погибну". И вот 10 марта, в день памяти старца Павла, они явились на могилу его и усердно молились там об исцелении болящей. Как свидетельствует сама исцелевшая, с того дня ей стало лучше, хульные помыслы исчезли, нарост под грудью стал уменьшаться, и в настоящее время она совершенно здорова. Этому пошел уже второй год, что может подтвердить муж ея Никита Волков.

Крестьянка Курской губернии, проживающая в Таганроге, Елена Черкасова, 46 лет, страдала двадцать восемь лет черной болезнью: "чувствовала боль в членах, отвергала святыню и крестное знамение не могла положить на себя, как будто сила какая удерживала мою руку, и я не могла довести ее до лба. В храм Божий, если и ходила, то с великим принуждением, и тяжело мне было стоять в нем; какое-то сильное раздражение нападало на меня, и я всегда выходила из него раньше времени. При этой душевной болезни у меня были сильные рвоты, так что иногда повторялись на день несколько раз. Все эти двадцать восемь лет провела я в болезненно-угнетенном состоянии, страдая духом и телом, но когда я узнала могилу праведного старца Павла, с того времени я почувствовала облегчение, и, по милости Божией и молитвам старца, до сего времени живу спокойно и благополучно. Адрес мой: Полтавский переулок, №78. Свидетельница моей болезни и выздоровления Неонила Егавцова, Екатериновская ул., 125".

Таганрогская мещанка Ефросинья Попова рассказывала: "Заболела у меня девятилетняя дочь Елена; болезнь эту доктора назвали сивопляской; три с половиной месяца девочка сильно страдала; обращалась я с ней к доктору г. Заку, который прописал ей пить какую-то микстуру, но она не принесла ей ни малейшего облегчения, и она по-прежнему испытывала сильные боли во всех членах; на ногах не могла стоять, голова и руки подергивались непрестанно, а в половине времени болезни она и совсем перестала ходить и слегла. Тогда я оставила все лечение искусных врачей и обратилась за помощью к могиле старца Павла. Когда в Греческой церкви была обедня по старцу Павлу, я принесла на руках туда свою больную дочь, где о. Матфей Попандопуло приобщал ее Св. Христовых Тайн; он видел страдания моей больной дочери и может подтвердить ее бывшую болезнь, но Господу неугодно еще было подать исцеление больной; когда же я в день памяти старца в 1910 году 10 марта пришла с своей расслабленной дочерью на могилу старца Павла и, положивши ее на ту могилу, стала от великой скорби кричать и просить старца о помощи, помощь эта не замедлила явиться: не успели мы выйти из кладбища, как мою больную дочь начало сильно рвать и таким смрадом, что нельзя было близко к ней подойти, после чего по приходе домой она успокоилась и с тех пор начала выздоравливать, вскорости стала ходить и сделалась совершенно здоровой. Свидетели болезни и исцеления моей дочери: Мария Вишневская, Подгорная ул., № 21, и Ксения Старченкова, Акушерск. ул., № 53. Адрес мой: Камышовская ул., № 10.

Таганрогская мещанка Параскева Гончарова семь лет страдала запоем, сильно пила водку и притом старалась больше пить тайком от мужа. Муж ее, человек трезвый, ходил ежедневно на поденную работу и, когда приходил домой к обеду, никогда почти не обедал, так как жена его в пьяном состоянии не могла вовремя приготовить обед, а если и готовила его, то такой, что невозможно было его есть; при этом она обыкновенно встречала его ругательствами, придиралась к его словам и нередко вступала с ним в драку, и это продолжалось почти что каждый день, в продолжение семи лет. В наказание за такую ее жизнь Господь попустил, что враг наслал на ее имение множество лягушек, которые наполнили не только двор, погреба и кадки с варевом, но проникли даже в жилое помещение, и их было великое множество. Женили они своего единственного сына, но и тут их, вместо радости, постигло несчастье: невестка их Фекла в скором времени разбита была параличом, голову ей повернуло лицом к плечам, руку правую откинуло на грудь, а левую на спину, ноги также были скорчены, шесть недель ее кормили с рук, как младенца, и положение ее было ужасное. Тогда-то Милосердный Господь положил на сердце матери вдуматься в свою распутную и непостоянную жизнь и искать спасения. Добрые люди посоветовали ей ходить в храм на обедни, совершаемые по старце Павле, и пойти на его могилу; она исполнила этот совет, побывала на заупокойной литургии по старцу, принесла св. воды, освященной на молебне, окропила этой водой все свое жилище, а также взяла земли с могилы старца и осыпала ею весь свой двор, - после чего лягушки моментально исчезли; также и сама начала пить св. воду и есть просфору с старцевой обедни и давать эту святыню своей больной невестке, разбитой параличом, и Господь, по молитвам старца, даровал ей и всему семейству в течение месяца совершенное исцеление. Это произошло в 1908 году. Все рассказанное может подтвердить свидетельница несчастной нашей семейной жизни - Анастасия Потапенкова, живущая по Мостовой улице, д. № 22.

У таганрогского мещанина Козьмы Ковалева десятилетняя дочь Клавдия от самого рождения страдала падучей болезнью, которою много причинила скорби своим родителям, с сожалением смотревшим на страдания своего ребенка, но не имевшим возможности помочь ей чем-нибудь. Но когда мать повела ее в келию старца Павла и помолилась там о ее выздоровлении, с того самого дня падучая болезнь стала проходить и совершенно уничтожилась в 1905 году. Свидетели этого исцеления Параскева Шуляпчикова, Чеховская улица, № 169, и Феодор Лавуров, Мясницкая, № 36.

Таганрогская мещанка Параскева Васильевна Сальникова, 43 лет, страдала долгое время болезнью сердца и принимала всевозможные средства к облегчению своей болезни. "Два доктора: железнодорожный г. Грабовский и заводской г. Попов лечили меня, но не принесли мне никакой пользы; тогда я пошла на могилу старца Павла и стала просить его св. молитв; через две недели явился мне во сне старец Павел и прикоснулся своими руками к моему больному сердцу со словами: "исцелися", и затем стал невидим. Когда я проснулась, то к радости своей почувствовала, что сердце мое успокоилось, и я не замечала в нем никакой боли; вскоре я совершенно сделалась здоровой, за что и благодарю Бога и Его верного служителя старца Павла".

В городе Петровске, на Кавказе, по Нагорной улице проживает одна женщина, 38 лет, Параскева Хорунжая. Один год страдала она припадком, от которого у нее сильно болели голова, руки и ноги; голова, казалось ей, раскалывалась надвое; много раз ходила она к местным докторам и к частным, и железнодорожным, и не получала выздоровления. В 1909 году приехала она в Ростов-на-Дону к доктору; знакомые посоветовали ей поехать в Таганрог к могиле старца Павла. Она послушала их совета, побывала на могиле старца и в его келий и почувствовала облегчение в своей болезни. Когда же, немного спустя, посетила в другой раз могилу старца Павла, головная боль ее совсем прошла, и вот два года уже она чувствует себя совершенно здоровой.

Города Лебедина, Харьковской губернии, крестьянка Соломония Руденкова, живущая в Таганроге двенадцать лет, - шесть лет страдала нервным расслаблением, которое страшно влияло на сердце и голову. "Я испытывала сильное сердцебиение и головную боль, которая часто доходила до помрачения сознания; при этом у меня были сильные рвоты, без слабительного я не могла прожить ни одного дня; испытала я много лекарственных средств, но помощи от них не видела; когда я узнала могилу старца Павла и стала брать с нее землю, которую в большом количестве поедала в неделю, то первая болезнь моя стала уничтожаться, и теперь, по милости Божией и молитвам старца Павла, я живу в добром здоровьи без всяких лекарств. Исцеление я получила в 1909 году".

Азовская мещанка, живущая постоянно в Таганроге, Параскева Антоновна Шуляпченкова, 38 лет, страдала с первых лет своего замужества женской болезнью тринадцать лет. "Было сделано три операции, и все бесполезно, но когда я стала ходить к могиле старца Павла, то начала чувствовать себя здоровой. При последней операции я сильно боялась, не надеялась уже в живых остаться, но в сонном видении старец явился мне и ободрил, говоря: "Ну, живи, живи", и при этом протянул эти слова голосом, тем указывая, что мне еще придется пожить на свете. Действительно, вот уже шесть лет после того я живу в добром здоровье. Исцеление я получила в 1906 году. Мой адрес: Чеховская улица, № 169. Свидетельствовать о моей длительной болезни и исцелении могут Василий Гусев, Карантинная улица, № 48, и Мария Ковалева, Мясницкая, № 36".

Четырнадцатилетняя девочка Анастасия Абраменкова, дочь таганрогской мещанки, живущей в селе Барандаки, в семи верстах от Таганрога, заболела сивопляской; лечили ее в Красном Кресте в городе Таганроге, но болезнь ее не оставляла; но когда мать привезла больную на могилу старца Павла, больной сделалось легче, и теперь, по милости Божией, она совершенно здорова. Исцеление это было в 1908 году. Свидетельницы его: Анна и Матрона Ивановы и Дарья Рыбинская, живущие в том же селе Барандаки.

Таганрогский мещанин Константин Николаевич Усачев заболел тифом. От этой болезни лечил его доктор г. Федоров, но, предвидя плохой исход болезни, отказался его пользовать. Тогда родители, возложив надежду на Бога, привезли его чуть живого на могилу старца Павла и, усердно помолившись там Богу и приложившись к гробу старца и попросивши его молитв о болящем, получили утешение. К их радости больной почувствовал себя сейчас же лучше, так что своими ногами пошел от гроба старца домой и в скором времени оправился от своей тяжелой болезни. Проживает Усачев по Кузнечной улице, № 13. Достоверность случившегося с Усачевым могут подтвердить свидетельницы: Матрона Топченкова, Буяновская улица, № 33, и Марфа Рукова, № 41.

Ростовская мещанка, живущая в Таганроге, 38 лет, Екатерина Буценкова рассказывает. "Страдала кровотечением; меня лечили врачи в Красном Кресте и признали, что у меня неизлечимая язва, почему и отказались меня лечить, прибавив, что только тогда можно использовать, если сделать операцию, которая будет стоить 80 рублей. Я, как женщина бедная, не имевшая средств на такое дело, отказалась от операции и прекратила свое лечение, которое, кстати сказать, мне больно не нравилось, так как при лечении доктора заставляли меня есть всегда мясное и скоромное, несмотря на Великий пост, а у родителей своих я была приучена к строгому соблюдению св. постов, так что совесть меня всегда мучила, что я ела скоромное и пища эта была для меня отвратительной, и я с великой нуждой ее ела. Выписавшись из Красного Креста, я всю надежду возложила на Господа и Божию Матерь, усердно моля Их об исцелении, и Милосердный Господь указал мне место, где я могу получить исцеление. В одну ночь явился мне во сне старец, в белой сияющей одежде; вид его был такой благолепный, что и описать трудно; старец сказал мне: "Приди на мою могилу и ляг в длину ея". И еще прибавил: "Хоть раз приди". Я спросила его: "А кто Вы такой, дедушка?", а он ответил мне: "Я - Павел Павлович", - и стал невидим. Когда я проснулась, то мне стало очень радостно, что я видела такого дивного старца и рассказала свой сон своему семейству и знакомым. На это домашние и знакомые стали говорить мне, что" сон этот к тому, что я скоро умру от родов, так как в та время я была в положении. После виденного мною сна я пошла на могилу старца Павла и усердно молилась там о том, чтобы мне не умереть; затем я пошла в келию старца и обратилась за советом к послушнице старца Павла - Марии: что мне делать в своей болезни и какую пищу принимать? Она сказала мне: "Брось все твои лечения и не ешь скоромной пищи, а ешь хлеб и овощную пищу и будешь здорова". Все это я исполнила, и с того же дня ток кровотечения начал уменьшаться, и в течение месяца я сделалась здоровою и благополучно родила младенца. Таким образом, то, что было сказано домашними и знакомыми к моему несчастию, послужило мне к благополучию, за что усердно благодарю Господа, и праведного старца Павла. Это случилось в 1910 году в Великий пост. Свидетельницы моего исцеления: Мария: Кузьминична и Мария Григорьевна Шейниковы, Касперовка по Конторск., ул., 4, а я живу по Харьковской улице, 7".

Жена таганрогского мещанина Мария Вишневецкая, 37 лет, страдала около десяти лет внутренней болью; доктор, лечивший ее, признал в ней какие-то налеты в легких и прописал ей пить свиное сало с молоком и лекарства какого-то на три рубля. "Как женщина бедная, с трудом добывавшая себе с мужем кусок хлеба и имевшая шесть душ малолетних детей, я не могла исполнить докторское предписание и тратить такую сумму в один раз, а посему оставила докторское лечение, но болезнь моя ухудшалась так, что в последнее время я совсем слегла в постель, не могла даже свободно слово сказать, так как у меня были страшные хрипы и боли; бывало, как стану говорить, то мне казалось, будто внутри меня ножами режут; но Всемилостивый Господь благоволил еще мне на свете пожить ради малолетних детей, вложил Он в сердце добрых людей дать мне совет, куда обратиться за выздоровлением. Знакомые мои посоветовали мне съездить на могилу старца Павла и там попросить его об исцелении, что я и сделала. Взявши земли с его могилы, ела ее, разбавляя св. водою, и в скором времени поправилась и теперь совершенно здорова. Это произошло в 1910 году, что может удостоверить муж мой Федот Вишневецкий и Ефросиния Попова, Камышовская улица, 10. Мой адрес: Касперовка, Подгорная улица, 21".

Ростовского н/Д округа, села Койсуга, вдова Фекла Чирвенкова страдала падучей болезнью и одержима была кликушеством. Три года не могла принимать Св. Христовых тайн; бывало, как подведут ее к Причастию, то зубы ея смыкались невидимою силою, и когда поест, то непременно подавится, и в таком состоянии, задыхаясь, бегает по хате, показывая тем, что пришел ее конец, Единственная дочь ее, тогда еще девочка, видя происходящее с матерью, перепугивалась чуть ли не до смерти, но когда услышала она, что в Таганроге есть старец Павел, который исцеляет больных, приехала она на могилу старца, где припадок ее болезни проявился во всей силе; она неистово кричала страшными голосами, но затем, приложившись к могиле старца, успокоилась и почувствовала облегчение в своей болезни. Исцеление ее произошло после посещения могилы старца в 1904 году. Свидетельница всего описанного того же села Койсуга, крестьянка Варвара Лопатина.

Таганрогского округа, Федоровской волости, села Щербаковка крестьянин Андрей С. Рыженко рассказывает: "Шестнадцати лет я сильно простудился и два года болел, затем немного поправился. Когда мне было двадцать лет, меня родители женили, и я с первых же дней женитьбы опять заболел вследствие той же простуды, и болел двадцать лет. Все зимы этого времени я лежал в постели и принимал всевозможные средства к своему выздоровлению; летом кой-как поработаюсь, но все-таки к трудной работе я был неспособен, а зимою снова ложился. Четыре раза сидел я на "декокте", шесть дней в пару парился. Паренье было такого рода: летнею порою растапливают русскую печь до самого сильного каления, кипятят два больших чугуна воды, стелют на печь овсяной соломы и обливают ее этой водою, затем расстилают простыню и кладут меня на ту солому и укрываюсь одеялом и еще свитой и кожухом; и лежу я в таком положении с утра до вечера, а вечером снимают меня с печки, и лекарь начинает растирать все мои члены перцем, настоянным на водке; от какового массажа я остаюсь чуть живой, питая в душе надежду, что получу облегчение. Шесть дней продолжалось такое лечение, но, к великому сожалению, болезнь моя не проходила, а все больше усиливалась. Четыре раза я бросал кровь, ставил по двадцать банок на груди и спине, и чего только со мной не делали, что вспомнить грустно, как я мог все это переносить. Однажды принял такую растирку, что на ногах кожа сгорела и потрескалась, и ноги мои сделались черные, как уголь; два дня я не мог повернуть их от острой боли, но, видимо, Сам Господь поддерживал мои силы и давал мне терпение, чтобы прославить Своего подвижника Старца Павла. Ездил я по совету людей лечиться и в другие места, ездил и к святыне, был в Киеве у мощей свв. угодников, но Господу неугодно было подать мне выздоровление. В последний двадцатый год своей болезни пользовался я у многих искусных врачей, ездил и к немецкому доктору в колонию "Русафель". Доктор этот был опытный в болезнях и многим больным помогал; к нему всегда собиралось много народа, и он известен был по всей окружности. Повез меня, отец к нему; он внимательно осмотрел меня, нашел у меня сильную простуду, сделал мне ванну, которая мне нисколько не помогла, и прописал лекарства на пять рублей. Все это я исполнил, но пользы не получил никакой, напротив, я даже оглох, и ноги мои и все члены как болели, так и продолжали болеть. Невозможно описать всего, что я перенес во время своего лечения в продолжение двадцати лет, - такие испытал боли, что ни сидеть, ни лежать было невозможно. Отец мой был человек при средствах, и ему очень хотелось видеть меня здоровым, так как у меня была семья - четыре сына, и Господь Милосердный не оставил меня Своею милостью: нашлась добрая женщина, которая, советуя, говорила мне: "Ты бы еще поехал в Таганрог, там есть раба божия Мария, она тебе может посоветовать, чем и как лечиться, да еще в Таганроге есть могила старца Павла, она тебя и туда поведет, может, Господь пошлет тебе здоровье. Этот совет крепко запал мне в душу, и я целый месяц мечтал, как бы мне там побывать. В одно время отец мой отправлялся в Таганрог; я начал просить его взять и меня туда с собою, но он, видя мою слабость, не хотел меня брать с собою; но я все-таки упросил отца и поехал с ним. По приезде в Таганрог, я отправился искать келию старца Павла, а отцу объяснил, что пойду к какому-то лекарю, и долго искал ее. Когда я пришел туда, в тот день была обедня по старцу Павлу в Троицкой церкви, и сестры направили меня идти туда, а затем с людьми пошел и на могилу старца, чтобы усердно помолиться там и, удивительно, несмотря на слабость своих сил, я шел бодро, и сила у меня как будто явилась, и я мало устал, хотя пройденное расстояние было довольно значительно.

Помолившись у старцевой могилы, я по совету матушки Марии остался пожить в келий старца четыре дня, отговелся и причастился Св. Христовых Тайн и чувствовал в продолжение этих дней, что силы у меня прибавляются, все боли мои как будто занемели, и я сам себе не верил. Ноги, которыми еще недавно с таким трудом переходил по комнате, стали крепкими, и я решил идти, и отправился пешком в свою деревню, которая находится от Таганрога в сорока пяти верстах. Все это я прошел в полдня, и когда вышел из города, то от радости даже бежал: пробегу верст пять и смотрю на свои ноги, не болят ли они, но они, напротив, сделались твердыми и здоровыми, легко, как бы воздухом поднимались к ходьбе, и я не мог придти в себя от радости. Поистине, это - дивное чудо милости Божией, на мне, грешном, совершившееся по молитвам великого подвижника блаженного старца Павла. Это исцеление мое совершилось в 1910 году, и теперь я совершенно здоров. Свидетели моего исцеления крестьяне моего села: Федор Мазуренко и Андрей Сазонов".

Таганрогская мещанка Домникия Жданова в 1904 г. принесла на могилу старца своего ребенка, которому было один год от роду; имя его Димитрий. С самого рождения он болел сухотами и, несмотря на докторское лечение, оставался безжизненным и иссох до костей; когда же мать положила его на гроб старца и, усердно помолившись, взяла травы, которая лежала на могиле, и искупала ребенка в этой траве, младенец стал оживать и в скором времени сделался здоровым, что может подтвердить свидетельница сего Ирина Пинкова (Александровская улица, 13). Родители младенца живут на той же улице, 136.

Ростовского округа, села Батайска крестьянка Мария Шевцова в 1910 году в мае месяце привезла свою трехлетнюю дочь Евгению, которая от рождения страдала глазной болью; глазами она не могла смотреть и все их щурила, а в последнее время совсем не могла их открыть. Ее долго лечили домашними средствами, а затем мать повезла ее в Ростов к известному глазному врачу г. Гурвичу. Возили ее туда три раза, и однако, лечение не принесло ей никакого облегчения, с каждым разом становилось все хуже, и она, не открывая глаз, кричала день и ночь. Потерявши надежду на лечебную помощь, родители в горе повезли ее, по совету людей, в Таганрог на могилу старца Павла, чтобы там еще попросить помощи Божией в своем великом несчастии. Надежда их не обманула. Помолившись у гробницы старца, они прожили там еще два дня, побывали на заупокойной литургии по старце и приобщили ослепшую девочку Св. Христовых Тайн, и Господь, по молитвам Своего угодника, благоволил дать прозрение их ослепшей дочери. По прибытии домой, девочка стала смотреть глазами ясно, и не прижмуривая их. Свидетели этого исцеления того же села Екатерина Попова, Васса Корниенкова и Ксения Девичова.

Таганрогская мещанка Мария Платоновна Демиденкова, 32 лет, два года страдала вражьим страхованием. Враг казался ей в виде страшного змия, который везде ее преследовал, куда бы она ни пошла и что бы ни делала. Начнет молиться Богу, он видится ей лежащим в св. углу под угольником; станет ли есть, он опять пред нею лезет головою в посуду или стакан; пойдет ли в погреб взять соленья, он ворочается в кадушке, и она, не взявши ничего, от страха бежит в дом. От такого страхования все члены ее были взволнованны, и не могла она вследствие сего ни есть, ни пить, ни спать спокойно, страшно исхудала и потеряла силы, так что не могла ничего работать, и за ней смотрели домашние, как за ребенком. Обращались с ней родственники к докторам, но последние, вместо лечения, советовали отправить ее в Новочеркасск в сумасшедший дом; на что мать больной никак не согласилась и взяла ее к себе в дом, где и смотрела за ней. Служила она о ее здравии молебны, но болезнь ее не проходила; тогда добрые люди посоветовали ей повезти больную на могилу старца Павла, и, когда ее ввели в часовню, то она страшно рвалась и кричала неудержимым голосом, так что ее с великим трудом подвели и приложили к могиле старца. С того времени здоровье ее начало возвращаться, и видимое бесовское страхование исчезло. В настоящее время она чувствует себя совершенно здоровой и работает все. Исцеление это произошло в 1910 году, его могут удостоверить свидетели: Параскева Сальникова, Николаевская улица, № 14; Анна Афонина, Гоголевский переулок, № 9 и Агафья Чеботарева, слобода Гуляй-Борисовка Таганрогского округа.

Азовский мещанин Филипп Иванов Половинка, 20 лет, служил на месте у хозяина-шорника в Ростове-на-Дону. В одно время служившие у этого шорника ребята-мастеровые завели вольный разговор касательно религии, причем этот парень Филипп крайне дерзко выражался о Боге и Его Св. Промысле. В ту же ночь за свою дерзость он был наказан Богом: Господь отнял у него ум, и он сделался как бесноватый и лишился дара речи. Хозяин не мог уже его держать в мастерской и определил в лечебницу по нервным болезням, где заплатил за него 45 рублей в месяц. Там его лечили целый месяц, но не могли привести его в сознание: родители его, престарелые отец и мать, очень скорбели за ним и не знали, чем ему помочь. В больнице его больше не стали держать, так как нечем было платить за него, и родители принуждены были взять его домой. В скором времени они услыхали от людей, что в Таганроге есть могила праведного старца Павла; они с великим желанием и верою отправились туда с своим больным сыном и со слезами стали просить старца Павла об исцелении его от тяжкой болезни. С великим трудом десять человек едва привели его к могиле связанного по рукам, но он часто вырывался из рук и упирался ногами, не желая подойти к могиле. Ежедневно родители водили его в Греческую церковь, где бесовская сила еще больше его ломала и сгибала его члены, но отец его имел великую веру к старцу Павлу и, молясь, говорил ему: "Старец Павел, исцели сына моего, не отойду от могилы твоей, пока не дашь мне твоей помощи". Так молился несчастный отец, любящий своего сына, и Господь не оставил его Своею милостью, но по молитвам старца послал его сыну исцеление от болезни. Сын его постепенно начал приходить в чувство, заговорил и стал креститься. Обрадованный отец не знал, как и благодарить Бога за исцеление сына; пробыл здесь еще немного времен и, взявши земли от гроба старца и св. воды, освященной после Литургии по старце, а также подаваемых о его успокоении просфор, возвратился домой. Вскорости больной совсем оправился от болезни и стал работать вместе с отцом по рыбной ловле. После своего выздоровления больной еще раз приезжал в Таганрог поклониться на могиле старца и благодарить его за его св. молитвы, в силу которых он получил выздоровление. Все бывшие здесь, видевшие его больным, а теперь здоровым, изумлялись такому чуду и прославляли Бога и Его подвижника благочестивого старца Павла. Достоверность происшедшего может подтвердить бывший хозяин его Александр Иванович Рыхлов, г. Ростов-на-Дону, Степная улица, 41, и азовская мещ. София Левченкова, Мало-Садовая улица, 2. Адрес исцеленного: Азов, балка близ Крепостной церкви, 21.

Азовская мещанка Евдокия Васильевна Кудлаева, 45 лет, вследствие случившегося несчастия с ее сыном, от сильного волнения заболела болезнью пищевода. Она не могла принимать никакой пищи, даже крошку хлеба и воду пила с трудом, отчего стала слабеть силами, не могла работать и в конце концов дошла до такого состояния, что не могла поднять трех фунтов, так она обессилела и по временам лежала в постели. По совету людей она поехала в Таганрог на могилу старца Павла, где усердно молилась об исцелении. После панихиды, взявши кусочек земли с могилы, она попробовала проглотить его, когда же свободно проглотила его, тогда стала есть кусок хлеба, раздаваемый на могиле старца в память его, и почувствовала, что пища стала проходить беспрепятственно. Поблагодарив Бога и старца Павла за облегчение своей болезни, она стала принимать без труда всякую пищу, и силы начали к ней возвращаться. В одно время, желая испытать себя, в состоянии ли она работать, она взяла корзину, положила в нее двадцать бутылок квасу и понесла через несколько кварталов для продажи; свободно донесла ее без посторонней помощи и нисколько не устала; после этого она стала работать всякую работу, благодаря Бога и старца Павла за свое исцеление. Это было в 1906 году, и вот уже 5 лет чувствует себя совершенно здоровой и в благодарность за свое выздоровление часто посещает могилу старца. Адрес исцеленной: г. Азов, Московская улица, № 1. Свидетельницы Матрона Мальцева, там же, № 39, и Вера Резникова, Гимназическая улица, № 55.

Таганрогского округа, Мало-Кирсановской волости и села крестьянка Мария Кошило, 25 лет, болела пять месяцев острым умопомешательством, от которого страшно буянила, разрывала на себе одежду и веревки, которыми ее связывали. Когда ее родные, набравшись с нею много горя, привезли ее в Таганрог к могиле старца Павла, то там она своим неистовым криком многих привела в страх и ужас, на людей плевала и страшно ругала. Целую неделю ее родственники приводили ее на могилу старца, а также водили ее в церковь царя Константина, где с великим трудом и усилием приобщили ее Св. Христовых Тайн. Священники Греческой Церкви о. Матфей и о. Георгий видели проявления ее болезни. От крика ее в церкви стоял большой шум, и никакая сила не могла остановить ее болтовни. По приезде домой больная сделалась тише, и в течение месяца она совсем выздоровела от этой тяжкой болезни. Это произошло в 1910 году в сентябре месяце. Свидетели ее исцеления того же села крестьяне: Степан Беланов и Евфимия Приходина.

Житель Таганрога Яков Скороходов, 32 лет. живущий по Второй Гимназической улице, № 17, около десяти лет сградал хроническим катаром желудка, тошнотой, головокружением и рвотами; обращался он к медицинской помощи, но все это было тщетно, и никакое врачебное средство не могло улучшить состояние его здоровья. В 1909 году Скороходов узнал о дорогом батюшке старце Павле. Когда 3 февраля совершалась обедня в церкви царя Константина по старце Павле, то Скороходов пошел туда и начал там усердно молиться о своем выздоровлении. Отслушав молебен и панихиду по старце, он вместе с другими людьми отправился на могилу старца на кладбище, и там у гроба его также просил себе исцеления от своей долгой болезни, и Господь не оставил его молитвы и послал ему облегчение: на другой же день он стал чувствовать себя лучше, головокружение уничтожилось, и, продолжая ходить на его могилу, он получил полное исцеление в непродолжительном времени и теперь чувствует себя совершенно здоровым. Жена его Ефросиния также долгое время страдала головокружением, причем часто нападали на нее хульные помыслы против Бога и Его свв. угодников, так что она не в силах была бороться с ними, но когда она стала посещать могилу старца Павла и совершаемые по нем обедни, Господь по молитвам старца дал ей здоровье, и хульные помыслы не стали ее беспокоить. Хотя свидетелей сей болезни мужа и жены Якова и Евфросинии и не найдется, кроме одного Бога и их самих, но сами исцеленные, твердо веря, что исцеление им дано Богом по молитвам праведного старца Павла, готовы всегда дать присягу в том пред Богом и Его служителем.

Азовский мещанин Николай Полуэктов, 35 лет, страдал три месяца внутренней болью, от которой сделались большие нарывы на боку. Три раза делали ему операцию, лежал он и дома и в больнице, и как он ни старался вылечиться, ничего не получалось; но когда его родная сестра привезла от лампады масла из часовни старца Павла, тогда больной бросил все свое лечение и начал пить понемногу это масло и мазать им больные места, и сразу почувствовал облегчение: нарыв на боку прорвался и из него начала выходить материя, и рана стала очищаться, так что в скором времени он выздоровел и сам приехал на могилу старца Павла поблагодарить его за его св. молитвы и исцеление, которое совершенно приписывает старцу.

Таганрогская мещанка Евдокия Жданова, 39 лет, семнадцать лет страдала внутренней болезнью и головной болью. За это время много испытала она и докторских лекарств, и простых средств, но пользы от них не получала. Она иссохла в болезни до того, что можно было пересчитать все ее кости, которые, казалось, ввалились внутрь тела. Вышедши из терпения, она бросила всякие лечения и обратилась с усердною молитвою к Богу о своем исцелении, и Господь не оставил ее Своею милостью: услышала она от людей о старце Павле и стала ходить на кладбище на его могилу и стала чувствовать себя лучше. Через несколько времени она во сне увидела самого старца Павла, который, подошедши к ней в часовне, сказал ей: "Падай к этому гробу и будешь здорова", что она и сделала. Проснувшись, она отправилась к могиле старца, приложилась в то самое место, куда указывал ей явившийся во сне старец, и с того времени сделалась совершенно здоровой, приписывая свое исцеление заступничеству за нее перед Богом старца Павла. Это произошло в 1910 году. Свидетели ее болезни и выздоровления по молитвам старца Павла - Анна и Матрона Ждановы, живущие по Кузнечному переулку, № 6.

Из села Николаевки крестьянин Павел Степанов Поревский, 49 лет, заболел прогрессивным параличом, - у него постепенно стали отниматься правая рука и нога; с великим трудом явился он, конечно, с помощью людей, на могилу старца, чтобы просить его помощи, но тут с ним сделалось совсем плохо, паралич разбил его, и с помощью бывших у гроба старца богомольцев больного пришлось перевезти в келию старца Павла, чтобы он мог полежать там до извещения его родственников, которые бы его взяли домой. Пришедши в себя после случившегося с ним припадка болезни, он попросил у послушниц масла от лампады, которая неугасимо горит в старцевой келий, и стал растирать им себе парализованную руку и ногу, которыми перестал он владеть совершенно; при этом он с великим чувством изумления просил Господа и молитв старца о своем исцелении. И что же? "Поистине Господь сотворил чудо Своей милости и не оставил моей надежды на исцеление тщетно; к утру я почувствовал облегчение и нашел в себе столько сил, что решил с людьми отправиться домой. Твердо верю, что по молитвам праведного старца Господь послал мне столь неожиданное и скорое выздоровление от болезни". Свидетели видимого сего чуда крестьянин Андрей Рыженко, села Щербаковки, и Евдокия Цюрютина, крестьянка села Николаевки Таганрогского округа.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Пользовательского поиска