История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Прочие находки

Ритуальное назначение, видимо, имела тонкая круглая золотая пластина - нагубник, открытая в могиле 154 III в. н. э. Исследуя лицевые золотые пластины из мавзолея Неаполя Скифского, Н. Н. Погребова пришла к выводу, что употребление подобных пластин в некрополях греческих городов наблюдается только в первые века н. э (Погребова Н. Н. Погребения в мавзолее Неаполя Скифского, с. 108-110). Появление этого обычая в Северном Причерноморье она объясняет распространением понтийского культурного влияния, а не приходом сарматских племен, как считала Н. В. Пятышева (Пятышева Н. В. Ювелирные изделия Херсонеса, с. 35, 40), так как самим сарматским племенам этот обычай совсем несвойствен. Поэтому находка лицевой пластины в могиле Танаиса, видимо, может быть связана с влиянием обычая, получившего распространение в греческих погребальных обрядах античных городов.

Амулетом служила, видимо, маленькая бронзовая бляшка в форме человечка, открытая в погребении 138 конца IV - начала V в. н. э (табл. XXXI, 12). Подобные бляшки известны в памятниках IV-V вв. н. э (Шкорпил В. В. Отчет о раскопках в г. Керчи и на Таманском полуострове в 1907 г., с. 32, 33; он же. Отчет о раскопках в Керчи и окрестностях в 1909 г., с. 19, 31, прим. 1; Покровский М. В. Пашковский могильник № 1, с, 160, рис. 5, 6; Кругликова И. Т. Погребение IV-V вв. н. э. в дер. Айвазовское, с. 254, рис. 1, 3; Попов X. И. Каталог Новочеркасского (Донского) музея, с. 150-151, табл. 2, 3).

Таблица XLVIII. Антропоморфные надгробья погребений: 1 - 189; 2 - 187; 3 - 188
Таблица XLVIII. Антропоморфные надгробья погребений: 1 - 189; 2 - 187; 3 - 188

С ритуальными обычаями связана находка в могиле 232 одного трилистника из золотой фольги от погребального венка (табл. XXIX, б). Остатки погребальных золотых венков изредка встречаются в танаисских могилах (Книпович Т. Н. Танаис, с. 41, 42, 65; Каменецкий И. С. Катакомбное погребение в некрополе Танаиса, с. 128, 129).

Остатки железных накладок с ключами от деревянных шкатулок найдены в могилах 219 (табл. XLII, 7) и 260. Обычай класть в могилы деревянные шкатулки засвидетельствован и в курганном некрополе Танаиса III в. н. э (Каменецкий И. С. Катакомбное погребение в некрополе Танаиса, с. 129. 8 ).

Туалетное назначение, видимо, имела костяная ложечка, найденная в могиле 219 (табл. XXXIX, 2). Небольшие ложечки из самых разнообразных материалов довольно часто встречаются в могилах античных городов (См., например, Коровина А. К. Тирамба (городище и некрополь), с. 80, рис. 32, 7).

Для растирания красок, вероятно, служил обломок керамической стенки со стесанной поверхностью, найденный в могиле 207. В прежних раскопках была обнаружена небольшая каменная плитка, видимо, использовавшаяся для этих же целей (Шелов Д. Б. Некрополь Танаиса..., с. 81).

Особо следует остановиться на находках зеркал. Наиболее раннее по времени зеркало найдено в могиле 261 II в. до н. э. Зеркало имеет форму плоского диска без ручки и, возможно, лежало в футляре из ткани типа рогожки (табл. XXXVII, 6). Такие зеркала были распространены в Северном Причерноморье в III-I вв. до н. э (См., например: Погребова Н. Н. Погребение в мавзолее Неаполя Скифского, с. 174; Шилов В. П. Калиновский курганный могильник, с. 464). А. М. Хазанов выделяет зеркала этой формы в VI тип и отмечает их широкое распространение в сусловскую эпоху (Хазанов А. М. Генезис сарматских бронзовых зеркал. - СА, 1963, № 4, с. 65).

Зеркала, открытые в могилах 171, 252, 259, относятся к очень широко распространенному типу небольших зеркал с боковым ушком и орнаментированной оборотной стороной (табл. XXXVII, 1, 4, 5). Т. Н. Книпович подобные зеркала, известные из прежних танаисских находок, выделяет в пятую группу (Книпович Т. Н. Танаис, с. 55-57). А. М. Хазанов говорит, что такие зеркала имеют наибольшее распространение до конца III в. н. э., они им выделены в IX тип (Хазанов А. М. Генезис сарматских бронзовых зеркал, с. 66, 67).

Зеркала с центральной петлей открыты в могилах 154 и 195 первой половины III в. н. э. (табл. XXXVIII, 1; XXXVII, 3). В прежних раскопках Танаиса зеркала этой формы встречались, но комплексы, в которых они были найдены, не сохранились (Книпович Т. Н. Танаис, с. 56-58). Теперь можно определенно говорить, что в Танаисе в первой половине III в. н. э. сосуществуют зеркала с боковым ушком и с центральной петлей. Наиболее ранние зеркала с центральной петлей А. М. Хазанов датирует концом II-III в. н. э (Хазанов А. М. Генезис сарматских бронзовых зеркал, с. 67).

К сожалению, утеряно зеркало из могилы 267, поэтому о его форме ничего сказать нельзя.

Из других находок в погребениях нужно отметить астрагал, найденный в могиле 207 и, видимо, служивший амулетом (Вязьмитина М. И. Золото-Балковский могильник, с. 152), и кремневые отщепы, один из которых был открыт в могиле 207 вместе с астрагалом, второй - в могиле 249, третий - в могиле 242 (Казакова Л. М., Каменецкий И. С. Охранные раскопки некрополя Танаиса в 1968 году, с. 143). Кремневый наконечник стрелы был найден в засыпи могилы 100 (Шелов Д. В. Некрополь Танаиса..., с. 37, табл. XXXIX, 8).

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Пользовательского поиска