История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Предметы одежды

Фибулы. Фибулы в могилах Танаиса встречаются очень часто, они открыты в 20 погребениях. Большая часть фибул из рассмотренных выше могил вошла в публикацию А. К. Амброза (Амброз А. К. Фибулы из раскопок Танаиса, с. 248 и сл), в которую не вошли только фибулы, открытые после 1965 г. Одна из них, найденная в погребении 259 первой половины III в. н. э., уже известного в Танаисе так называемого «инкерманского» типа. Это крупная лучковая подвязная фибула с расширенной ножкой и со спинкой, украшенной проволочной обмоткой (табл. XXXIV, 4).

К довольно распространенному как в Танаисе, так и в Северном Причерноморье типу относится одна фибула из могилы 254 II в. н. э. Фибула цельнотянутая, пружинная, с плоской дужкой и спиральным завитком на конце пластинчатого приемника (табл. XXXIV, 5).

Вторая фибула из этой же могилы более редкой формы. Она шарнирная, с ромбовидным щитком, украшенным эмалью (табл. XXVIII, 2). Фибулы этого типа происходят из мастерских Галлии II в. н. э. или начала III в. н. э (Almgren О. Studien uber nordeuropaischen Fibelformen. Stockholm, 1897, S. 99, Taf. X, 222; Patek E. Verbreitung und Herkunft der romischen Fibel typen in Pannonien. Budapest, 1942, S. 118-123, Taf. XV). На нашей территории находки подобных фибул известны (См., например: Фурманська А. I. Фiбули з розкопок Ольii. - «Археологiя», VIII. Киiв, 1953, с. 90 и сл., табл. VI, 9, 11; Амброз А. К. Фибулы юга Европейской части СССР, с. 33, табл. 15, 7). На Нижнем Дону близкой формы фибула открыта в могиле правобережного,Мокро-Чалтырского городища (Косяненко В. Находки из некрополя Правобережного Мокро-Чалтырского городища. - В кн.: Археологические памятники Нижнего Подонья, II. М., 1974, с. 169, табл. 1, 10).

Особо следует остановиться на фибуле из могилы 260 с нарушенным захоронением. Сохранившийся инвентарь погребения относится ко времени не ранее III в. н. э. Фибула бронзовая, литая, массивная. Она имеет Т-образную форму с раздвоенной дужкой. Пружина ее помещена в коробчатую обойму, ось пружины, вероятно, железная. Впереди слабо выступает фигурный щиток (табл. XXXIV, 8). Подобные фибулы на нашей территории нам неизвестны. А. К. Амброз полагает, что фибулы этого типа производились единично, поэтому они все отличаются друг от друга. К той же группе фибул А. К. Амброз относит двупластинчатые фибулы, распространенные на нашей территории в IV-VI вв. н. э (О двупластинчатых фибулах см.: Амброз А. К. Фибулы юга Европейской части СССР, с. 76, и сл., рис. 4). Наиболее близкие аналогии танаисской фибуле имеются у О. Альмгрема и Е. Патек (Almgren О. Studien uber nordeuropaischen Fibelformen, Taf. VIII, 189; Patek E. Verbreitung und Herkunft der romischen Fibel typen in Pannonien, Taf. XXIV). И. Ковриг датирует фибулы этого типа серединой II-III в. н. э (Kovrig Y. Die Haupttypen der keiserzeitlichen Fibeln in Pannonien. Budapest, 1937, Taf. XVII).

Пряжки. Почти так же часто, как и фибулы, встречаются в могилах пряжки. Они открыты в 15 разновременных погребениях (137, 140, 141, 162, 166, 176, 179, 214, 222, 225, 232, 253, 255, 256, 267). Чаще всего пряжки имеют округлую или овальную форму с подвижным язычком. Только в одном погребении сохранился обломок пряжки четырехугольной формы (табл. XXXVI, 8). Пряжки встречаются как железные, так и бронзовые и серебряные. У отдельных пряжек сохранились обоймы от ремней (табл. XXXV, 2, 3, 4; XL, 1, 2, 3). Округлая пряжка - сюльгама - из могилы 162 имеет несомкнутые концы, закрученные спиралью (табл. XXXV, 1). Подобные пряжки изредка встречаются в сарматских памятниках (Синицын И. В. Археологические исследования Заволжского отряда, с. 200, рис. 25, 7; Шилов В. П. Калиновский курганный могильник, с. 452, 508, рис. 44,16). И. В. Синицын считает, что своим происхождением эти пряжки обязаны племенам Волго-Камского района. Значительно отличается своею формой железная пряжка из могилы 232 (табл. XXXV, 12). Она имеет вытянутую форму в виде треугольника, к основанию которого прикреплен длинный стержень - язычок, и заканчивается округлой головкой. Пряжки подобной формы встречаются в памятниках I-II вв. н. э (Вязьмитина М. И. Сарматские погребения у с. Ново-Филипповка, с. 239, табл. VI, 10; она же. Золото-Балковский могильник. Киев, 1972, с. 133, рис. 66, 7).

В могиле 267 рядом с поясной пряжкой нажодились серебряные пластины, очевидно, накладки от пояса (табл. XL., 4y 5) и еще одна поясная застежка (табл. XL, в).

Видимо, к застежкам от обуви принадлежали железные двойные бляхи трапециевидной формы из погребения 214 (табл. XXXVI, 5, 6).

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Пользовательского поиска