История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Украшения

Серьги, ожерелья. Среди ранних, открытых в Танаисе украшений представляет интерес набор предметов из погребения 261 II в. до н. э. (табл. XXX, 3, 4, 5, 6). Найденные в погребении ожерелье в виде золотой цепочки с головками львиных грифонов на концах и золотые серьги с львиными головками очень близки украшениям, открытым в одной из могил нимфейского некрополя. Исследуя нимфейские находки, Л. Ф. Силантьева отмечала, что цепочки, украшенные головками львиных грифонов, характерны для погребального инвентаря целой группы боспор-ских гробниц, открытых главным образом в курганах III в. до н. э., расположенных близ бывшего Карантинского шоссе (Силантьева Л. Ф. Некрополь Нимфея. - МИА, 1959, № 69, с. 91, рис. 50, 1а, 16, 2). Цепочка с грифонами близкой формы найдена в Артюховском кургане (OAK за 1880 г., табл. I, 3; IV, 3). Похожая на танаисскую головка грифона украшает золотую серьгу из Херсонеса, найденную в могиле 1016 в 1900 г (Косцюшко-Валюжинич К. К. Извлечение из отчета о раскопках в Херсонесе Таврическом в 1900 г.- ИАК, 1902, вып. 2, с. 11, рис 10). Аналогичные ожерелья имеются и в коллекциях Британского и Берлинского музеев, датируются они III в. до н. э (Marschall F. Н. Catalogue of the Yewellery Qreek. Etruscan and Romen in the British Museum. London, 1911, pi. XXXV, 1934; Zahn R. Sammlung Baurat Shiller. Werke antiken Kleinkunst. Berlin, 1907, Taf. 54).

Таблица XLIII Пряслица из погребений: 1,3 - 219; 2 - 224; 4 - 207; 5 - 177; 6 - 156; 7 - 210
Таблица XLIII Пряслица из погребений: 1,3 - 219; 2 - 224; 4 - 207; 5 - 177; 6 - 156; 7 - 210

Золотые серьги с львиными головками - очень распространенный вид украшений. В Танаисе, кроме погребения 261, львиноголовые серьги открыты в погребениях 180 и 203. Все танаисские серьги довольно грубой выделки, и изображение льва на них передано очень схематично. Между собою все серьги несколько различаются. У лучше сохранившейся серьги из погребения 261 к головке льва, обрамленной тремя-четырьмя тонкими рубчатыми проволочками, сразу же сзади подходит дужка (табл. XXX, 4).

Сережки из погребений 180 и 203 имеют более вытянутую форму и дополнительные украшения из зерни и псевдофилиграни (табл. XXIX, 3; XXXI, 1, 3). Дужки сережек из погребений 261 и 180 составлены из четырех перевитых проволочек, у серьги из погребения 203 дужка сделана из одной крученой проволоки.

Анализируя серьги с львиными головками, Н. В. Пятышева указывает, что они имели широкое распространение на территории всего античного мира с V в. до н. э. по III в. н. э. Серьги, украшенные псевдофилигранью, Н. В. Пятышева датирует концом II - началом I в. до н. э. Н. В. Пятышева считает, что подобные серьги происходят из сирийских или малоазийских мастерских (Пятышева Н. В. Ювелирные изделия Херсонеса, с. 18, 19, табл. VIII, 3).

Таблица XLIV. Бусы из погребения 261: 1 - ожерелье; 2, 3 - бусинные браслеты
Таблица XLIV. Бусы из погребения 261: 1 - ожерелье; 2, 3 - бусинные браслеты

К тому же типу золотых сережек относятся серьги из погребения 237 II в. до н. э. (табл. XXIX, 1). Дужки этих серег составлены из трех перевитых проволочек и оканчиваются они с одной из .сторон фигурками ежей. Серьги с ежами встречаются редко, чаще серьги этого типа украшены львиными головками, головками рыси, грифона или дельфина (Там же, с. 19).

В том же погребении 237 открыта еще одна серьга другого типа - свитое в два оборота проволоки золотое кольцо (табл. XXIX, 5).

В погребении 177 I в. н. э. открыта серебряная серьга в виде колечка и подвески к ней (табл. XXXI, 4, 7).

Две бронзовые серьги с несомкнутыми, но близко сведенными концами с утолщением в средней части открыты в погребении 253 первой половины III в. н. э. (табл. XXXI, 6, 7). Похожие серьги, но с ребром на месте утолщения, были найдены в погребении 39. Д. Б. Шелов на основании находок подобных сережек в позднеантичных и раннесредневековых памятниках датировал их второй половиной IV в. н. э (Шелов Д. Б. Некрополь Танаиса..., с. 17, 77, табл. XXXIV, 9). Видимо, этот тип сережек появляется уже в III в. н. э. Н. В. Пятышева такие серьги относит к позднеантичному времени, отмечает их варварский характер и появление их объясняет аланским влиянием (Пятышева Я. В. Ювелирные изделия Херсонеса, с. 46, табл. VIII, 2).

Таблица XLV. Бусы из погребений: 1, 2 - 180; 3 - 207
Таблица XLV. Бусы из погребений: 1, 2 - 180; 3 - 207

Две круглопроволочные бронзовые сережки с замочком в виде крючочка и петельки открыты в погребении 254 II в. н. э. (табл. XXXI, 5). Аналогичные серьги очень часто встречаются в могилах античных некрополей (См например: Арсеньева Т. М. Могильник у дер. Ново-Отрадное, с. 140, табл. 6, 2; 9, 8; 12, 12; 13, 10).

Более простую форму имеют бронзовые сережки в виде маленького колечка из погребения 154 первой половины III в. н. э., из погребения 248 II-III вв. н. э. - в виде кольца с заходящими друг на друга концами (табл. XXXI, 5), из разрушенного недатированного погребения - в виде кольца с закрученными концами (табл. XXXI, 10). Подобные серьги были открыты в Танаисе и в прежних раскопках (Шелов Д. Б. Некрополь Танаиса..., с. 76).

Перстни. Открытые в погребениях перстни чаще всего сделаны из бронзы, реже - из серебра и железа. Среди находок из погребений эллинистического времени наибольший интерес представляют литые бронзовые перстни с изображениями на щитках. На щитке перстня из могилы 180 II-I вв. до н. э. имеется изображение канфара (табл. XXIX, 7). В могиле 181 II-I вв. до н. э. найден перстень с изображением Геракла (табл. XXIX, 4). На одном из перстней могилы 237 II в. до н. э. довольно плохо прослеживается изображение какого-то знака (табл. XXXII, 3).

Таблица XLVI Бусы из погребения 181 142
Таблица XLVI Бусы из погребения 181 142

В могилах 178 и 180 II в. до н. э. открыты железный и бронзовый перстни с гладкими овальными крупными щитками (табл. XXXII, 1, 2). Железный уплощенный перстень с расширенным щитком открыт в погребении 237 II в. до н. э. (табл. XXXII, 4); там же найден бронзовый перстень со щитком, образованным витками проволоки (табл. XXXII, 5). Литой бронзовый перстень найден в могиле 207 I в. до н. э., вставка у него утрачена (табл. XXXII, 11), и обломок перстня со стеклянной вставкой открыт в могиле 223 (табл. XXXII, 9).

Бронзовый перстень с заходящими друг за друга концами открыт в могиле 181 II-I вв. до н. э. (табл. XXXII, 10).

В погребениях первых веков н. э. открыты перстни с небольшими стеклянными вставками, часть из них сделана из тонкой проволоки в виде простого колечка (погребения 208, 218, табл. XXXII, 6, 8). Серебряный перстень из могилы 195 имеет довольно широкую пластинчатую дужку (табл. XXXII, 14), литой бронзовый перстень из могилы 254 имеет расширенный щиток и маленькую трехслойную стеклянную вставку (табл. XXXII, 7). Трехслойная стеклянная вставка вделана и в бронзовый перстень из погребения 195 (табл. XXXII, 15). Подобные перстни встречались в Танаисе и раньше (См., например: Шелов Д. Б. Некрополь Танаиса..., с. 77).

Таблица XLVII Бусы из погребений: 1, 2 - 181; 3 - 171
Таблица XLVII Бусы из погребений: 1, 2 - 181; 3 - 171

Браслеты. Металлические браслеты открыты в девяти могилах. Почти все они сделаны из бронзы. Только в погребении 248 II-III вв. н. э. найдены обломки кольца, видимо, принадлежавшие железному браслету (табл. XXXIII, 2). Не восстанавливается форма бронзового браслета из погребения 174. Плохо сохранился браслет, открытый в могиле 194 II-I вв. до н. э., его уплощенная дужка орнаментирована (табл. XXXIII, 9). Это самый ранний по времени металлический браслет в рассматриваемых могилах. Браслеты с уплощенной орнаментированной дужкой встречаются в Северном Причерноморье и в первые века н. э (Арсеньева Т. М. Могильник у дер. Ново-Отрадное, с. 84, 138, табл. 5, 5).

Остальные браслеты круглопроволочные, по оформлению концов делятся на следующие типы:

Тип I - браслеты с конусовидными шишечками на концах. Такой браслет открыт в могиле 217 I в. н. э. (табл. XXXIII, 4). Именно этой формы браслеты получили особенно широкое распространение в Северной Причерноморье в I в. н. э (См., например: Вязъмитина М. И. Сарматские погребения у с. Ново-Филипповка, с. 238; табл. VI, 1; Анфимов Н. В. Меото-сарматский могильник у станицы Усть-Лабинской, с. 200, рис. 17, 16; он же. Тахтамукаевский могильник.- В кн.: Сборник материалов по археологии Адыгеи, т. П. Майкоп, 1961, с. 200, табл. III, 9; Капошина С. И. Раскопки Кобякова городища и его некрополя.- В кн.: Археологические раскопки на Дону. Ростов, 1962, с. НО, рис. И; она же. Итоги работ Кобяковской экспедиции. - КСИА-103, 1965, с. 47; Арсенъева Т. М. Могильник у дер. Ново-Отрадное, с. 138; табл. 6,1,12,13; 9,16; 11,15; 13, 16).

Тип II - браслеты с расплющенными и оформленными в виде змеиных головок концами. В рассматриваемых могилах их найдено три экземпляра, причем все они различаются между собою. Браслет из могилы 217 I в. н. э. имеет значительно заходящие друг на друга неорнаментированные концы (табл. XXXIII, 7). Браслет из могилы 172 II-III вв. н. э. сделан из проволоки, свернутой в четыре спиральных оборота. Небольшие расплющенные его концы украшены насечкой (табл. XXXIII, 1). Гравировкой украшены концы браслета из могилы 253 первой половины III в. н. э. (табл. XXXIII, 8). Браслеты с концами в виде змеиных головок встречались в Танаисе и в прежних раскопках (Книпович Т. Н. Танаис, с. 60, рис. 17, а; Шелов Д. В. Некрополь Танаиса..., с. 75, табл. XXXIV, 11). В Северном Причерноморье подобные браслеты получили распространение в памятниках первых веков н. э (См., например: Бабенчиков В. П. Некрополь Неаполя Скифского.- В кн.: История и археология древнего Крыма. Киев, 1953, с. 127, табл. III, 6-8, 10; Ebert М. Ausgrabungen auf dem Gute Maritzyn. P. Z., vol. V, 1913, Fig. 108; г; Богданова Н. А. Могильник I ст. до н. е. - III ст. н. е. бiля с Завiтне, Бахчисарайського'району. - «Археологiя», XV, Киiв, 1963, с. 101, рис. 4, 3; Дашевская О. Д. Земляной склеп 1949 г. в некрополе Неаполя Скифского. - ВДИ, 1951, N° 2, с. 134, рис. 4в; Арсеньева Т. М. Могильник у дер. Ново-Отрадное, с. 138, табл. 5, 7, 11; 7, 6, 15; 8, 8; 10, 4, 5, 11; Гущина И. И. О результатах исследования нового могильника I- II вв. н. э. в Юго-Западному Крыму. - КСИА-133, 1973, с. 85, рис. 34, 12; Высотская Т. Н. Поздние скифы в Юго-Западном Крыму. Киев, 1972, с. 155).

Тип III - браслеты с концами, привязанными к дужке спиральными оборотами проволоки. Видимо, к этому типу можно отнести один браслет из могилы 138 конца IV - начала V в. н. э. (табл. XXXIII, 3). Один из концов браслета заострен, второй загнут в виде крючочка. На дужке сохранились остатки проволочной обмотки. Этот тип браслетов встречается в Северном Причерноморье с I в. до н. э (Погребова Н. Н. Погребения в мавзолее Неаполя Скифского.- МИА, 1951, № 96, с. 163, рис. 32, 10; Бабенчиков В. П. Некрополь Неаполя Скифского, с. 124, табл. III, 9, 11, 12; IX, 10; Богданова Н. А. Могильник I ст. до н. е. - III ст. н. е. бiля с. Завiтне, с. 101, рис. 4, 1; Арсенъева Т. М. Могильник у дер. Ново-Отрадное, с. 138, 139, табл. 6, 4; 9, 12; 13, 15). В Танаисе подобные браслеты были открыты и в прежних раскопках (Книпович Т. Н. Танаис, с. 60, рис. 17, а; Шелов Д. Б. Некрополь Танаиса..., с. 75, табл. XXXVIII, 4).

Тип IV - браслеты в виде простого кольца. Они открыты в могилах 137 IV в. н. э. и 250 II в. н. э. (табл. XXXIII, 6, 5). Такие браслеты простейших форм были встречены в Танаисе и раньше (Шелов Д. Б. Некрополь Танаиса..., с. 75), аналогии они имеют в самых разнообразных памятниках.

Прочие украшения. Наиболее часто в инвентаре погребений Танаиса во все периоды его существования встречаются бусы. Из учтенных нами погребений бусы открыты в 45 могилах. Обилие найденных в Танаисе бус является одной из характерных его особенностей (Там же, с. 79). Материал бус и их форма самые разнообразные. Чаще всего бусы входят в состав ожерелий, иногда нескольких и довольно длинных, которые встречаются при одном погребенном (см. табл. XXIX, S; XLIV-XLVII). Часто из бус составляли браслеты. Часть бус, видимо, украшала одежду. Все танаисские бусы, в том числе и из рассматриваемых нами могил, подробно исследованы Е. М. Алексеевой и вошли в составленный ею свод «Античные бусы Северного Причерноморья». Поэтому на особенностях танаисских бус мы останавливаться не будем.

Как украшения, иногда вместе с бусами применялись отдельные про-низки и привески. Бронзовые пронизки открыты в могиле 172 (табл. XXXI, 17). Привески в виде маленьких цилиндриков с ушком открыты в нескольких погребениях (Шелов Д. В. Некрополь Танаиса..., с. 78). Золотые привески обнаружены в могиле 180 II-I вв. до н. э. (табл. XXIX, 2; XXXI, 2). Подобные привески из бронзы, но худшей сохранности, найдены в погребении 257 II-III вв. н. э. (табл. XXXI, 11). Такой формы украшения Н. В. Пятышева рассматривает как амулеты-обереги (Пятышева Н. В. Ювелирные изделия Херсонеса, с. 60-61). Как подвески к ожерелью, видимо, использовались бронзовая просверленная, совершенно стертая монета и ушко бронзового зеркала из могилы 251 (табл. XXXVII, 2).

В качестве украшений употреблялись, вероятно, и бронзовые колокольчики. Колокольчик открыт в могиле 140 конца IV - начала V в. н. э. (табл. XXXII, 13). В могилах, исследованных Д. Б, Шеловым, колокольчики открыты при трех более ранних захоронениях (Шелов Д. Б. Некрополь Танаиса..., с. 78).

Б. В. Фармаковский считает, что колокольчики служили амулетами (Фармаковский Б. В. Раскопки некрополя древней Ольвии в 1901 г. - ИАК, 1903, вып. 8, с. 25, 62).

Довольно часто в танаисских могилах встречаются небольшие золотые нашивные бляшки (Шелов Д. Б. Некрополь Танаиса..., с. 78, табл. XXXV, 1, 2, 4; XXXVII, 2). Такие бляшки открыты в могилах 154, (табл. XXXVIII, 2), 251, 260 и 267 (табл. XXX, 1, 2). Бронзовые полусферические бляшки найдены в могиле 140 (табл. XXXII, 12) и 172.

Вероятно, каким-то украшением служила и бронзовая плоская пластина с прорезями и чеканным орнаментом, открытая в погребении 171 первой половины III в. н. э. (табл. XXXVI, 9). Аналогии нашей пластине мы не нашли.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Пользовательского поиска