История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

ПОЛКОВНИК СТЕМПКОВСКИЙ

Вдоль берегов Мертвого Донца

Осень в 1823 г. стояла на редкость сухая и солнечная. Погожим октябрьским днем по большому почтовому тракту, что соединял военную крепость Таганрог с уездным городом Елисаветпольской губернии Ростовом, катилась в клубах густой желтой пыли дорожная коляска, запряженная тройкой рослых лошадей. В коляске, глубоко задумавшись, сидел молодой чернобровый офицер с высоким чистым лбом и живыми глазами.

Полковник Иван Алексеевич Стемпковский следовал в Ростов и далее на Волгу, в Саратов, по казенной надобности, но мыслями был далек от цели этой поездки. Закрыв глаза и слегка откинувшись на подушки сидения, полковник думал о том, как странно складывается его жизнь. С юных лет носил он военный мундир, службу исполнял ревностно и в войне на Кавказе успел отличиться. И наградами и чинами не был обойден - в 29 лет был он уже полковником. Высокие покровители его - герцог Ришелье и граф Воронцов ценили молодого полковника не только как храброго офицера, но и как способного администратора. И все же не военная и не чиновничья карьера составляла его призвание. Весь смысл его жизни заключался в другом - в изучении древностей, в отыскивании древних вещей, надписей, монет, так много говоривших его сердцу. Воссоздание по этим обломкам древней жизни, славной истории родной земли - его патриотический долг. Ведь недаром, будучи в течение нескольких лет адъютантом дюка де Ришелье в Париже, он тратил долгие часы на рассматривание древних монет в Кабинете медалей. Недаром ученая беседа со знаменитым французским археологом Рауль-Рошеттом или штудирование сочинений древних авторов Плутарха и Сенеки привлекали его куда больше, чем менуэты и котильоны пышных балов при дворе Людовика XVIII, чем военные- парады и разводы на Марсовом поле. Недаром он с таким вниманием слушал ученые споры во Французской Академии надписей, и не случайно эта прославленная Академия избрала молодого русского офицера своим членом-корреспондентом. Иван Алексеевич уже попробовал свои силы на поприще науки, напечатав несколько статей по древней истории юга России.

Иван Алексеевич Стемпковский
Иван Алексеевич Стемпковский

Совсем недавно он подал генерал-губернатору Новороссии светлейшему графу М. С. Воронцову докладную записку об организации исследований древностей южной России и теперь ожидал, что из этого выйдет. Он не мог еще, конечно, знать, что следствием этой записки будет организация двух первых в Причерноморье археологических музеев - Одесского и Керченского, и что сам он несколько лет спустя ради возможности заниматься раскопками и исследованиями крымских древностей примет пост керченского градоначальника, что недолгое его пребывание на этом посту ознаменуется открытием одного из самых замечательных памятников греко-скифской культуры - знаменитой впоследствии царской гробницы Куль-оба, открытием, с которого начнется новый этап в истории русской археологии, что и умереть ему предстоит в той же Керчи и в очень скором времени, от чахотки, навеки утвердив свое имя в истории отечественной науки.

Не знал Иван Алексеевич Стемпковский и того, что нынешняя его поездка вдоль берегов устья Дона положит начало археологическому исследованию этого богатейшего остатками древности уголка русской земли. Теперь же, покачиваясь на мягком сиденье коляски, подъезжавшей уже к Ростову, он вновь и вновь вспоминал отрывок из сочинения древнего греческого географа Страбона, которого много раз перечитывал во французском переводе. В отрывке этом говорилось о том, что при впадении реки Танаис в Меотийское озеро лежал город, основанный греками, тоже называвшийся Танаисом. Город этот был разрушен царем Полемоном за неповиновение его жителей, а до этого он служил местом торговли греков и окрестных кочевников: в нем шел торг рабами, а также мехами, винами и другими товарами. Все это было написано Страбоном более 1800 лет тому назад, в I в. н. э., но занимало Стемпковского потому, что он ехал сейчас по тем самым местам, о которых писал Страбон. Ведь Меотийским озером греки называли Азовское море, вдоль берега которого еще сегодня утром катилась его коляска, а река Танаис - это греческое название тихого Дона, блестящего и переливающегося под солнцем справа от дороги. Где же находился древний город Танаис, основанный при впадении реки в море? Там, где правый рукав Дона Мертвый Донец вливается в Азовское море, нет никаких следов города. Но ведь за многие сотни лет береговая линия могла измениться. А может быть, Танаис находился не на правом, а на левом берегу донской дельты, в окрестностях современного Азова? Во всяком случае большой торговый город, даже и разрушенный и покинутый жителями, не мог исчезнуть бесследно. Его можно и нужно найти и, таким образом, открыть еще одну страницу в древней истории страны. Стемпковский нарочно завернул на этот пустынный почтовый тракт, чтобы осмотреть места по высокому правому берегу Дона, где, по его убеждению, мог располагаться древний город. И он был почти уверен теперь, что нашел его остатки.

Еще находясь в Таганроге, он настойчиво расспрашивал местных жителей, особенно стариков, о развалинах о находках каких-нибудь древностей в окрестностях. Но ничего определенного ему рассказать не могли. Стемпковский узнал только, что на половине пути из Таганрога в Ростов, невдалеке от дороги, но которой ему предстояло ехать, около небольшого сельца Недвиговки, что приютилось на высоких склонах коренного правого берега Дона, заметны какие-то «окопы», может быть оставшиеся со времени войн с турками, а может быть и более древние. Там местные крестьяне находят иногда медные монеты и черепки каких-то старинных кувшинов, вероятно турецких. А впрочем, добавляли собеседники Стемпковского, ничего интересного в этом месте нет и ездить туда, конечно, не стоит. Но он не послушался этих советов, завернул в Недвиговку и нисколько не жалеет об этом.

Недалеко от Недвиговки, в нескольких верстах от моря на возвышенном плато, откуда открывался чудесный вид на широкое русло Мертвого Донца, на подернутые дымкой плавни донской дельты с разбросанными, там и сям группами желтеющих деревьев, на далекий, едва заметный противоположный азовский берег, нашел Иван Алексеевич Стемпковский древние укрепления. Они живо напомнили ему хорошо знакомые остатки древнего греческого города Ольвии около крепости Очаков, где не раз доводилось ему бывать во время службы в Одессе. Глубокий ров окружал то, что осталось от укреплений. Над рвом виднелся вал, а под его насыпью угадывались фундаменты каменных стен и основания башен. Повсюду валялись обломки древней глиняной посуды. Но это не были турецкие кувшины, нет, он прекрасно знал эти большие хорошо обожженные сосуды с острым дном, он видел их в парижских музеях - подобные сосуды выделывали только греки. В таких сосудах - амфорах - греки хранили и перевозили вино, воду, растительное масло. Но если на месте древней крепости встречаются обломки греческих амфор, это значит, что в ней жили греки или что они торговали здесь своими товарами. Место это как нельзя лучше было приспособлено и для торговли по реке и по морю, и для обороны от нападения врагов: прямо под горою у самой подошвы городища протекал судоходный Мертвый Донец. Где же еще, если не здесь, мог существовать Танаис, древнейший город Приазовья и Подонья, торговый центр придонских степей? И наконец, монеты, найденные на месте древнего города, - ведь это монеты боспорских царей, владения которых охватывали Крым, Таманский полуостров и простирались по берегам Азовского моря до устья Дона. А из сообщений древних авторов известно, что Танаис подчинялся царям Боспора. Все говорило за то, что развалины у села Недвиговки - это остатки древнего Танаиса.

Глубокий ров окружает остатки древнего города
Глубокий ров окружает остатки древнего города

Размышляя таким образом, Иван Алексеевич не заметил, что коляска миновала полосатый шлагбаум с будкой, отдающего ему честь будочника и уже катилась по пыльным улочкам уездного городка. Но тряска по булыжной мостовой главной улицы Ростова вернула его в мир действительности и заставила вспомнить о неотложных делах службы, от коих отвлекся он так далеко. Все же на обратном пути, подумал Стемпковский, он обязательно вновь посетит эти места и постарается окончательно решить загадку древнего города.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Пользовательского поиска