История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Где находился древний город?

Прошло несколько месяцев, и ранним апрельским утром хозяин единственных в Ростове «нумеров» для проезжающих вновь увидел запомнившегося ему молодо черноглазого полковника. Иван Алексеевич Стемпковский, выполняя свое намерение, заехал в Ростов на обратном пути с Волги. Расспрашивая городских обывателей находках древностей в низовьях Дона, Стемпковский надеялся получить необходимые сведения, которые могли указать местонахождение древнего Танаиса. И он не обманулся в своих надеждах. Ростовские жители не только рассказали ему о таких находках, но и принесли некоторые древние вещи: обломки амфор и другой посуды, каменные рыболовные грузила, монеты, найденные на Недвиговском городище и в некоторых других местах по течению Мертвого Донца.

На столе перед Иваном Алексеевичем - несколько медных монет, покрытых зеленоватой патиной, образовавшимся от времени налетом. На одной из монет изображено узкое худое лицо молодого мужчины с длинными волосами, схваченными повязкой. Греческая надпись свидетельствует о том, что на монете изображен боспорский царь Савромат I, правивший в 93-123 гг. н. э. А на оборотной стороне монеты - целая сцена: крепостная зубчатая стена, в стене ворота, с двух сторон от ворот прямоугольные оборонительные башни, к одной из башен прикован стоящий на коленях длинноволосый пленник, может быть скиф или сармат. Можно не сомневаться, что на этой боспорской монете изображена одна из боспорских крепостей, скорее всего, столица Боспорского царства Пантикапей - современная Керчь. А прикованный к башне пленник, конечно, должен напоминать о какой-то победе царя Савромата над соседними кочевыми племенами. А вот другая монета. На одной стороне ее - портрет боспорского царя Котия II (123 - 132 гг. н. э.), а на другой - изображение царя на скачущем во весь опор коне, с развевающимся за плечами плащом, с поднятым в правой руке копьем. И еще монеты Котия I, Евпатора, Рискупорида III, Ининфимея и других царей Боспора. Все эти монеты собраны на городище в Недвиговке.

Монета боспорского царя Савромата I
Монета боспорского царя Савромата I

О чем же говорят они? Во-первых, о том, что поселение на месте Недвиговки существовало в I-III вв. н. э., когда были выпущены монеты, лежащие теперь перед Стемпковским. Во-вторых, о том, что это поселение, очевидно, подчинялось власти боспорских царей, раз там имели хождение боспорские медные монеты. Это все вполне подходит для Танаиса. Однако подобные монеты найдены не только в Недвиговке, но и в некоторых других местах по берегу Мертвого Донца, между Ростовом и Таганрогом. Значит, нужно осмотреть и обследовать все эти места и выяснить, в каком из них мог находиться древний город.

И вновь по дороге между Ростовом и Таганрогом, но уже в обратном направлении, увязая в разбитых глинистых колеях, движется коляска Стемпковского. Первая остановка у казачьей Нижне-Гниловской станицы, в нескольких верстах от Ростова. Здесь Стемпковскому показывают большой плоский холм, расположенный на берегу Мертвого Донца между двумя оврагами. Воды реки лениво плещутся у подножия холма, подмывая его южный склон. Сползает в воду земля, и в образовавшемся обрыве видно, что холм в значительной степени состоит из золы и слоев обожженной глины. В многосаженном обрезе заметны скопления угольков, какие-то черепки и кости. Именно так выглядит почва на месте древних поселений, насыщенная остатками человеческих жилищ, разбитыми сосудами, разным мусором. Значит, и у Нижне-Гниловской станицы была в древности жизнь - недаром здесь найдено несколько монет, которые показывали Стемпковскому в Ростове.

Несколькими верстами дальше по берегу Мертвого Донца внимание Стемпковского привлек высокий почти круглый холм, расположенный вблизи устья маленького Ручейка Сухой Чалтыр. И тут были обнаружены те же остатки давно ушедшей жизни, следы древнего поселения, еще в нескольких местах по высокому правому берегу Мертвого Донца острый глаз Ивана Алексеевича замечал то вывороченные из земли плугом и разбросанные по пашне древние черепки, то в береговом обрезе пятна золы и прослойку угля, то едва заметные на поверхности остатки древних валов. Нет, весь этот район не был пустынным в древности: поселки довольно часто располагались по берегу донской дельты.

Но какое же из этих древних поселений могло быть Танаисом?

Осмотр древних береговых поселений укрепил Стемпковского в его первоначальном предположении: только городище у хутора Недвиговки может претендовать на то, чтобы считаться остатками славного города Танаиса, - ведь оно по площади больше всех других древних поселений этого района, которые Стемпковскому пришлось видеть. Только на Недвиговском городище заметны остатки каменных оборонительных стен и башен, и только там сохранились глубокие искусственные рвы, окружавшие город. Именно там найдено подавляющее большинство древних монет и кувшинов, что встречаются в небольших коллекциях у донских любителей старины в Таганроге, Ростове и даже Новочеркасске. И наконец, вокруг Недвиговки тянутся в степи длинные цепочки древних могильных холмов - курганов, всегда располагающихся вблизи больших греческих городов юга России. Все говорит за то, что древний Танаис надо искать в окрестностях хутора Недвиговки, думал И. А. Стемпковский, возвращаясь из своей поездки. Он так и напишет об этом Ивану Павловичу Бларамбергу, одесскому нумизмату и археологу, давно занимающемуся греческими древностями нашего юга. А потом, - кто знает? - может быть, удастся начать раскопки Недвиговского городища. Уж эти раскопки наверняка определят, насколько правильна его гипотеза.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Купить мрамор в москве. По доступный цене за в москве.


Пользовательского поиска