История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Азов в русско-турецких отношениях

На протяжении XV-XVII вв. Турция вела наступательную политику в Восточной Европе, на Кавказе и в Иране. Мирные дипломатические и торговые сношения России с Турцией время от времени уступали место политическим и территориальным спорам и разногласиям, очень часто доходившим до военных столкновений. В войнах с Россией (1569, 1637-1642, 1677-1678 гг.) активным союзником Турции являлся крымский султан - владетель вассального от Турции Крымского ханства.

Наступления Турции на Россию шли отчасти через Молдавию и Валахию на Украину, но, главным образом, - через Крым на центральные районы Московского государства, а через Черное море, устье Дона и Азов - на Поволжье и юго-восточные окраины и границы России. Устье Дона и азовская крепость всегда играли крупную стратегическую роль, являясь исходным пунктом турецкой экспансии.

Как правильно указывает новейший исследователь русско-турецких отношений XVI-XVII вв. профессор Н. А. Смирнов, «Эрзерум в Азии и Азов в Европе являлись важнейшими базами турецкого наступления», после того, как, потерпев неудачу при осаде Вены (1529 г.), турки стали переносить направление своего военного удара на юго-восток Европы (Н. А. Смирнов - Россия и Турция в XVI-XVII века, том I, XVI век, М.,1946). Именно этим объясняется то упорство, с каким турки всегда удерживали Азов с помощью своего флота и крупных гарнизонов лучших полков янычар. Потеря Азова грозила утратой господства Турции на Черном море и концом самостоятельного существования Крыма. Азов был и как бы «залогом возможного расширения империи в сторону Дона, Донца, Волги, Кавказа и даже Ирана» (Насколько крупное значение придавали турки Подонью-Приазовью и как далеко шли их стратегические замыслы, свидетельствует относящаяся к 1568 году попытка султана Селима II (1566-1574) прорыть в месте наибольшего сближения Дона с Волгой (от станицы Качалинской) канал. Через этот канал турецкий морской флот долженствовал пройти через Дон и Волгу в Каспийское море с тем, чтобы нанести решающий удар по Ирану. По приказу султана, азовский паша согнал к намеченному месту прорытия канала военнопленных. Из Турции в Азов двинулись морские и сухопутные караваны с рабами, пленными и насильно уведенными крестьянами. Из Турции же доставлялись мотыги и лопаты. Во избежание противодействия со стороны Москвы район работ был прикрыт с севера вооруженной конницей крымского хана. Все же нападения русских, особенно донских казаков, а также неблагоприятная погода, волнения среди рабочих и другие причины обрекли предприятие султана на неудачу. Кстати сказать, по мнению компетентных специалистов, и с технической стороны прорытие канала было обречено тогда на провал. Различие уровней Дона и Волги требовало сложной системы шлюзования, осуществить которую турецкие «строители», естественно, были не в состоянии).

Через Азов осуществлялись военные, политические, религиозные связи султана-халифа Турции с Казанью и Астраханью, с мусульманскими ханствами и владениями Средней Азии и Кавказа. Азов стоял на водном пути, связывавшем его с южными районами Московского государства и Поволжьем. Через Азов в XV-XVI вв. велась немалая торговая между купцами русскими и турецкими (собственно, не столько турецкими, сколько жившими в Турции купцами греческими, армянскими, грузинскими и другими). В Азове и Константинополе русские купцы продавали конскую упряжь, седла, меха, холсты и другие товары, а закупали ткани, ковры, парчу, драгоценные камни и т. д.

Развитие торговых операций служило поводом и к установлению дипломатических отношений и ведению переговоров между Россией и Турцией. Уже в конце XV в. Москва направляла в Турцию свои посольства - Михаила Плещеева в 1492 году, Алексея Голохвастова - в 1499 году. С 1515 по 1699 гг. все русские послы ходили в Турцию через Азов. До Азова от Воронежа посольства шли на стругах по Дону. С течением времени около Азова возник специальный «разменный» пункт, где по особому церемониалу «разменивались» послами. Любопытно, что русским послам вменялось в обязанность собирать в Азове, как благоприятном для этой цели пункте, различные сведения как о Турции и ее соседях, так и о Крыме.

Трудно сказать, с какого именно времени установились торговые операции русских купцов через Азов. Известно, однако, что основным вопросом дипломатических переговоров XV века между Россией и Турцией был вопрос о посещении русскими купцами Азова и Каффы и что уже при Иване III (1462-1505 гг.) возникла переписка великого князя с турецким султаном Баязидом II, который запрашивал Ивана, почему русские купцы перестали ездить в Азов и Каффу. Выяснилось, что обстоятельство это было вызвано притеснениями со стороны азовского паши, который «велел им (русским купцам) ров копати и камень на город носити», а также допускал произвол и грабеж. Запретив русским купцам поездки в Азов, Иван III с гордостью и достоинством сообщал турецкому султану, что «где над нашими гостьми сила чинится, и мы там своих гостей не отпускаем».

Франция, Голландия и Англия стремились занять в Черном море былое место Венеции. Под нажимом французских дипломатов Турция со второй половины XVII в. вовсе лишила Венецию ее торговых привилегий. Место венецианцев заняли английские и голландские купцы, которые еще в начале XVII в. получили у Турции льготные права на торговлю с Россией через Азов и Дон. Вместе с тем, ревниво оберегая свои права, Турция упорно уклонялась тогда от предоставления французам, англичанам и голландцам права на плавание их купеческих кораблей в Черном и Азовском морях.

Укрепившись в Азове, сами турки не проникали в глубь донских степей. Большая часть этих степей была совершенно не заселена, в другой - порой появлялись крымские татары, кочевали ногайцы, несколько позже (в восточной части Подонья-Приазовья) - калмыки. Лишь временные станы и юрты русских «бродников» - рыболовов, охотников, скотоводов - продолжали напоминать здесь о временах русской Белой Вежи (Количество «бродников» стало увеличиваться после победы русских на Куликовом поле (1380 г.), в результате которой монголо-татары перестали быть неограниченными властителями южно-русских степей). Полоса оседлого населения Московского государства кончалась в тульских, калужских и рязанских местах, за которыми на юг {в первой половине XVI века) простиралась пустыня, как говорил летописец, - «Поле бе» («было поле»)

«Диким полем» прозвали тогда на Руси безбрежные просторы южно-русских степей между Окой и Доном.

Отсюда, из Дикого поля, шли непрестанные набеги татар и, в частности, татарских «казаков» на южные границы Московского государства, на его украинные земли («Украины» - степи, прилегающие к пограничным городам Руси).

Азов был, как сказано, опорным пунктом и базой этих хищнических и грабительских набегов.

Именно поэтому уже в 1569 году Азов стал объектом жестокой борьбы между Россией и Турцией в результате предпринятого в этом году похода турецкого и крымского войска к Астрахани.

Известно, что в 1552-1557 гг. Иван Грозный завоевал Казанское ханство Этим была решена одна из важнейших внешнеполитических задач русского государства, поскольку взятие Казанского ханства клало конец татарским набегам, опасность которых усиливалась тогда растущим могуществом союзника татар-турок. Вслед за Казанью, в 1556 году была присоединена и Астрахань, и русское государство получило возможность не только использовать весь Волжский путь, но и, опираясь на Астрахань, - распространить свое влияние на Северный Кавказ.

Растущее могущество Московского государства, его продвижение на юг, где под эгидой Турции существовал последний остаток Золотой Орды - сильное Крымское ханство, вызвали попытки Турции и Крыма приостановить дальнейший рост и расширение русского государства. Одним из эпизодов завязавшейся борьбы Турции против Московского государства и явилась война 1569 года.

Голландец Исаак Масса, живший в Московии в начале XVII в. и собравший здесь материалы к истории царствования Ивана IV, оставил нам, быть может не совсем точное в деталях, но красочное и подробное описание азовско-астраханских событий 1569 г.

Исаак Масса рассказывает о том, как турецкий султан Селим направил в Москву к Ивану IV письмо, в котором приветствовал его и вместе с тем предлагал, чтобы русский царь уплатил турецкому султану дань или подать, которую ему остался должен еще князь Василий Иванович. Иван IV повелел приготовить и послать султану крысью шкуру и мех черно-бурой лисицы, который велел обрить догола. Одновременно царь Иван IV писал «Разве вы не слышали, какая участь постигла царей казанского и астраханского, ваших союзников, ежегодно вами подстрекаемых к нападению на мое царство? То же будет и с вашею страною, и я начну поход с Тюмени до Азова и Грузии; на сей же раз я вас прощаю».

О дальнейших событиях Исаак Масса сообщает следующее:

«Это насмешливое послание привело султана в чрезвычайную ярость, и он задумал совершенно уничтожить Московита, послав гонцов к татарским князьям и царям с приказанием готовиться к походу, а также и к народам живущим по берегам Черного моря, также в Крыму и вдоль берегов Каспийского моря, затем всем черкесам и другим соседним народам, повелевая в начале марта собраться на Дону вокруг города Азова, и, было это, в 1569 году.

20 марта того же года он послал из Константинополя тридцать тысяч турок, среди коих, кроме главных предводителей, было весьма много вельмож и дворян, назначенных к этому войску, притом еще пять тысяч янычар с большими длинными ружьями. И всех их мало-помалу перевезли на галерах через Черное море, так что все благополучно прибыли к Азову, где они нашли на Дону могущественное войско поименованных народов. В Азове было собрано множество провианта, оружия и воинского снаряжения, которого, впрочем, там всегда было много, так как Азов - пограничный город Турции на берегу Дона.

Их намерение… состояло в том, чтобы итти прямо на Астрахань, оставив много войска гарнизоне Азова, ибо без сомнения полагали, что завоюют Астрахань. Зная обо всех обстоятельствах от татар, находившихся или в турецком лагере или на близлежащих горах, московиты были на страже и не дремали, и ближайшею дорогою отправите прямо на Азов войско в десять тысяч отважных воинов, чтобы внезапно напасть на город, сжечь его до тла и умертвить всех, кого только застигнут... Отряд, не составлявший и половины московского войска, подошел к Азову, внезапно осадил его и тотчас устремился на турецкие галеры, большую часть которых сжег, потопил и, ворвавшись в город, поджег его, так как в то время в Азове находился значительный запас пороха, то несчетное множество домов и людей взлетело на воздух, и оставшиеся в живых были умерщвлены; сверх того невероятно много людей как из самого Азова, так и окрестных мест потонуло в реке Доне… С тех пор турки никогда не решались выступить в поход против Астрахани и только изредка подстрекали крымских татар нападать на Россию, чтобы грабить и уводить людей, когда к тому представлялась возможность...» (Потерпела неудачу и осада турками Астрахани. Русский комендант Астрахани - боярин Серебряный со своими войсками отразил все атаки турок, и первое серьезное столкновение между Турцией и Россией окончилось не в пользу Турции).

Ведя войну с Турцией и Крымом за южнорусские степи, за безопасность своих границ, русское государство как бы продолжало ту давнюю борьбу, которую оно было вынуждено вести еще с Золотой Ордой. Активная оборонительная деятельность Московского правительства давала в этом отношении все большие и большие результаты. В XVI веке татары последний раз подойдут к Москве. В последующие же времена русское государство шаг за шагом будет продвигаться на юг, отвоевывай обратно южнорусские степи, обильно политые кровью русских людей, являвшихся давними обитателями этих степей.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Пользовательского поиска