История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Закат Азака и Таны

Но вернемся к истории Азака и Таны. Начиная с конца XIV века, на судьбах Азака стало сказываться постепенное ослабление Золотой Орды.

Сильнейший удар по могуществу Золотой Орды нанесла знаменитая победа русских на Куликовом поле. Именно после этой победы Золотая Орда все более и более начала клониться к полному упадку. Тщетно хан Тохтамыш пытался вернуть Орде ее былое значение.

К тому же в 1391 -1395 гг. Тохтамыш потерпел поражение в сражениях с войсками Тимура (Тамерлана), борьба которого имела своей задачей подорвать экономику самых богатых областей Золотой Орды - Крыма, Северного Кавказа и Нижнего Поволжья. Исследователи правильно замечают, что победы Тимура над Тохтамышем объясняются не только военным превосходством Тимура, но и особенно, - победой русских на Куликовом поле, после которой Орда уже не могла оправиться.

Приход Тимура сопровождался жестоким разгромом Золотой Орды. Пострадал от этого разгрома и Азак (Азов) По свидетельству Ибн-Арабшаха, Тимур завладел (в 1395 г - Б. Л.) движимым и разделил его, да недвижимым и унес его с собой, собрал все захваченное и роздал добычу, дозволил грабить да полонить, произвел гибель и насилие, уничтожал племена их, истребил говоры их, изменил порядки да увез захваченные деньги, пленных и имущество. Передовые войска его дошли до Азака, и он (Тимур) разрушил Сарай (Сарай-Берке), Сарайчук, Хаджитархан (Астрахань) и все эти края» («Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды» (сост. В. Тизенгаузен), том I).

Разгромил Тимур также Крым и Каффу, Увек в Поволжье, Маджар (близ современного Ставрополя) и др. Что касается Азова, то Тимур, как повествует Шереф ад-дин Али Незди, овладев Азовом, повелел отделить всех мусульман от остального населения города и отпустил их с миром. Всех же немусульман Тимур приказал предать «мечу Джихада» (войны за веру), то есть - казнить, а дома их ограбить и сжечь («Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды», том I, том II).

Во время нашествия Тимура в Азаке и Тане было много генуэзских, венецианских, каталонских, бискайских и других купцов. Они отправили от себя по одному представителю, при чем интересы итальянцев представлял венецианец Петро Миани. Послы были обнадежены военачальниками Тимура что, однако, нисколько не помешало ему ворваться вскоре в Азак и предать его разорению.

Попытки возродить Золотую Орду предпринимались и после Тохтамыша, но и они не увенчались успехом. Наиболее энергичные действия в этом направлении предпринимались известным белоордынским эмиром Идике (Едиге) из племени мангиат. Коварный и хищный, Едиге возглавил в конце XIV в вооруженные силы Золотой Орды и стал вскоре фактическим ее правителем. «Лукавый и злохитрый», - как называл Едиге русский летописец, - он затевал немало козней против Руси, совершал жестокие набеги на русскую землю, стравливал отдельных русских князей.

Тщетными, однако, были расчеты Едиге на ослабление Руси.

Постепенно преодолевая феодальную междоусобицу, Русь шла на подъем. Ее экономика была сильнее экономики улуса Джучи, причинившего столько горя и бедствий русской земле.

Русь жила своими ресурсами, тогда как Орда вела паразитический образ жизни, существовала за счет грабежа, разбоя и насилия, а торговля и ремесло глохли в Орде все больше и больше.

Несмотря на удары, нанесенные в 1395 году войсками Тимура, Тана и Азак продолжали свое существование.

Во времена Шадибека в Азове чеканились даже монеты. В 1421 году французский путешественник де-Ланоа застал в Каффе прибывшие туда из Таны четыре галеры венецианцев.

Все же былое значение Азака и Таны было утрачено.

На судьбах Азака сказалось разрушение Тимуром в 1395 году Астрахани, которая вела крупную торговлю с Азовом. Из Астрахани в Азак и Тану доставлялось большое количество шелков, пряностей и других товаров для дальнейшей отправки на галерах в Италию. Из Европы в Астрахань через Тану шел ответный поток различных товаров. Во времена Барбаро товары шли из Европы на Дальний Восток уже через Сирию.

«До разрушения Читракана, - свидетельствует Барбаро,- пряности и шелк, идущие ныне через Сирию, доставлялись в Тану через Читракан, а оттуда в Европу. Одна Венеция посылала в Тану шесть или семь больших галер, ибо ни венецианцы, ни какая-либо другая заморская нация не производили тогда торга с Сирией».

В 1436 году и в последующие годы степи между Азовом (Азаком) и Астраханью (Хаджитарханом) посетил Иосафат Барбаро, а в 1476 году другой венецианец - Амброзио Контарини. Оба они свидетельствуют о захиревшей здесь торговле, о глубоком упадке Астрахани, изобиловавшей в 1478 г., по словам Коэтарини, мазаными постройками, тогда как большие постройки былого времени лежали в развалинах. Сказалось на экономической жизни Азака и Таны и разорение Тимуром цветущего среднеазиатского города Ургенча (столицы Хорезма), который был тесно связан караванным» торговыми путями с Золотой Ордой.

Свое существование Азак и Тана прекратили окончательно в последней четверти XV века, когда на берегах Черного и Азовского морей утвердилась власть османской (турецкой) империи.

Время сохранило нам мало материальных остатков Азака и Таны.

Азов был очень часто объектом военных действий (нашествие монголо-татар, борьба из-за Азова между турками и казаками, русско-турецкие войны). Многократные разрушения крепостных сооружений враждующими сторонами, позднейшее употребление местным населением для своих нужд строительного материала из различных старинных сооружений Азова - повлекли за собой уничтожение материальных памятников азовской старины.

Если не считать земляных валов, часть которых может относиться и к Тане, то в Азове давно уже нет ни одного древнего надземного памятника.

Единственным исключением являлись остатки каменных ворот, подвергнутых изучению путем раскопок, проведенных в 1935 году экспедицией Ростовского областного бюро охраны памятников (Археологические исследования в РСФСР 1934-1936 гг. Краткие отчеты и сведения, под редакцией В. В. Гольмстен. Академия наук СССР Институт истории материальной культуры им. Н. Я. Марра. Изд-во Академии наук СССР, М.-Л., 1941 (гор. Азов, 1934-1935 гг., Б. В. Лунин)).

К моменту раскопок ворота представляли собой две параллельные каменные стены (пилоны), расположенные по ширине земляного вала крепости и отстоящие друг от друга более чем на три метра Длина стен достигала 13,5 метра. Стены ворот были облицованы тесаным камнем на известковом с примесью песка растворе, а их середина, забучена мелким камнем.

В средней части южной стены еще сохранялись остатки верхних плит, образующих карниз Сохранились и кованые железные штыри, по одному с каждой стороны ворот, вдолбленные в цельный камень На эти штыри надевались двери ворот (Сподвижник Петра I адмирал Крюйс говорит, что в бытность его в Азове над воротами еще были видны генуэзские надписи).

Все основные архитектурные черты остатков ворот явно говорили об их принадлежности ко времени Таны. Подтверждалось это и частыми находками обломков поливной посуды при раскопках, особенно, - характерных обломков от тонкостенных мисок и чашек, покрытых (часто с обеих сторон) поливой ярко-зеленого цвета.

Впрочем, в пользу того, что перед нами были остатки ворот именно итальянской Таны, свидетельствовало еще одно обстоятельство.

При раскопках (с восточной стороны) на 0,9 метра ниже основания фундамента были обнаружены остатки шести деревянных свай, забитых в землю, а на глубине 2,25 метра от поверхности выступила подпочвенная вода. Таким образом выяснилось, что северная сторона ворот была построена на болотистой местности, которую приходилось укреплять деревянными сваями, камнями и насыпной землей.

Уже после проведения раскопок, в тексте одного из итальянских документов времени Таны нам довелось встретит указание, что при постройке ворот строители столкнулись с подпочвенными водами, что заставило их забивать сваи и крепить землю под фундаментом.

Так произошла перекличка веков между данными раскопок и древним письменным документом и обнаружилось еще одно доказательство, что остатки каменных ворот представляют собой остатки ворот именно генуэзской Таны.

В числе наиболее примечательных памятников древности, связанных с Таной, укажем на найденную в Азове и хранящуюся в Новочеркасском музее надгробную плиту из белого мрамора. На ней высечены герб в виде щита и латинская надпись «1362 месяца августа (следует изображение креста) Здесь покоится почетный и благородный господин Иаков (Жиакомо) Корнаро, уважаемый граф Арбэ и, по дожескому повелению, посланник и консул в Тане и по всей империи Газарии (Хазарии), который скончался, душа которого в покое отдыхает».

Интересно, что наведенные в архивах Венеции справки показали; что консул в Тане Иаков Дорнаро родился в 1305 году в семье Раннеро Корнаро и был графом острова Арбэ. Смерть застала Иакова Корнаро в возрасте 57 лет, в далеком Азове, где он был посланником и консулом Венецианской республики.

Азак и Тана, как сказано, прекратили свое существование с появлением в Приазовье турок.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Пользовательского поиска