История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Русь, Византия и донской путь

Говоря о Тане и ее экономическом значении, нельзя забывать о том, какую крупную посредническую роль в торговле средиземноморских стран с Восточной Европой играл тогда Константинополь. Хотя в XIV-XV веках Византийская империя клонилась к своему упадку, ее столица - Константинополь еще продолжала оставаться одним из крупнейших центров мира.

Константинополь стоял на скрещении многих торговых путей, был ключом к Черному морю и портам северного Причерноморья и Приазовья (При чем в течение XIV века в торговом отношении Константинополь был во власти «гегемонов морей» - генуэзцев, которые душили коммерческую самостоятельность и инициативу византийцев, ведя себя как хозяева и получая в свою пользу львиную долю доходов константинопольской торговли). Он был и международным рынком для товаров Европы и Азии. Здесь были представлены купцы Италии, стран Балканского полуострова, Малой Азии, Золотой Орды, Руси. Еще со времен Киевской Руси в Константинополе существовала русская колония.

Уже с XIII века в связях Московской Руси с Византийской империей особенно большое развитие получил донской путь. Дон был самым прямым водным путем из Руси к берегам Черного моря.

Митрополит Пимен «ходил» в Царьград (Константинополь) именно донским путем. Из Москвы он выехал 13 апреля 1389 года, речным путем добрался до Рязани (Переяславль Рязанский). От Рязани до верховьев Дона Пимен со своими спутниками шел сухим путем, везя на колесах три судна («три Струги да насад на колесах»), затем «спустили их на реку Дон... и поплыли вниз рекою Доном...» Накануне Вознесения достигли Азова, города фряжского и немецкого («а в Азове Фрязове и Немцы») (То есть, - итальянцы и другие европейцы (а не немцы в собственном смысле этого слова)), а «в неделю святых отцов перегрузились в корабль в устье Дона».

«Хождение» Пимена в 1389 году явилось первым русский путешествием по Дону, интереснейшее и очень ценное описание которого дошло до нас благодаря путевому дневнику, который вел один из спутников Пимена (архимандрит Сергий, или, что более вероятно, смоленский уроженец - дьякон Игнатий).

Описание пименовского путешествия важно и для понимания ужасающих последствий татаро-монгольского нашествия. Описание так фиксирует впечатления путешественника, ехавшего по течению Дона: «... бяше бо пустыня зело всюду, не бе бо видети тамо ничтоже: ни града, ни села? аще бо и быша древле грады красны и нарочито зело видением места, точью пусто же все и не населено; нигде бо видети человека точию пустыни велиа...» (Полное собрание русских летописей, т. XI).

Маршрут путешествия Пимена прослежен теперь в подробностях, особенно в работах проф. К. В. Кудряшева.

Вниз по Дону Пимен и его спутники поплыли из Чур - Михайловых в воскресенье 2 мая 1389 года. 9-15 мая путешественники миновали реки Червленный Яр, Битюг и Хопер; в воскресенье 16 мая - реки Медведицу, Горы Высокие и Белый яр - реку (Яр - крутизна, обрыв, отрубистый берег); в понедельник - Горы Каменные красные; во вторник миновали «град Серклию», а также «перевоз», где впервые встретили «татар много зело»; в среду прошли Великую Луку и «царев Сарыхозин улус» (Где путников «начал страх обдержати, яко внидомом в землю Татарскую, их же множество оба пол Дона реке, аки песок». 20 мая миновали «Бекбулатов Улус», где «стада же татарские видехом толико множество, яко же ум превосходящ: овцы, козы, волы, верблюды, кони»); в пятницу 21 мая миновали Червлениые горы; в понедельник шестой недели прошли Бузук реку, и через день, в среду, в канун Вознесеньева дня «приспехом плывуще до моря града Азова», куда путешественники и прибыли в среду 26 мая 1389 года (рис. 24).

20 июня 1389 года, то есть через два с половиной месяца, Пимен прибыл в Константинополь - конечный южный пункт великой черноморско-донской торговой артерии. Помимо всего прочего, следовательно, азовская гавань играла роль и в связях между Русью и Византией.

«Купцы и путешественники, - пишет проф. М. Н. Тихомиров, - от Босфора плыли на кораблях вдоль северных берегов Малой Азии до Синопа, отсюда направлялись прямо на север, пересекая Черное море, к Судаку (в Крыму). Судак был ближайшей и самой удобной гаванью для судов, переплывавших Черное море в самом узком месте. Поэтому для русских Судак имел большее значение, чем Каффа, которую корабли огибали при дальнейшем плавании на север. Пройдя Азовское море, путники прибывали к Тане или Азову в устье Дона, где пересаживались на речные суда и поднимались вверх по Дону примерно до городка или селения Дубок. Отсюда дорога шла к Рязани и Москве, куда сходились речные и сухопутные пути. Москва была узлом, в котором соединялись пути всей Северной Руси» (М. Н. Тихомиров - Византия и Московская Русь. «Исторический журнал», М., 1945, № 1-2).

Следует заметить при этом, что, хотя торговые связи Московской Руси с югом окончательно не прекращались никогда, их удельный вес в общем торговом балансе русского государства во второй половине XV века (после взятия турками Константинополя в 1453 г.) намного уменьшился. Сношения с Азовом уже были связаны для русских купцов с большой опасностью. Торговля Руси с югом начала уступать место ее торговле с севером, западом и востоком. На Волге крупным торговым центром стала тогда Казань, куда для торговли с Москвой приезжали купцы из Золотой Орды, Астрахани, Азова и Крыма. Среди крупных русских купеческих фамилий, торговавших с итальянцами и татарами в Азове, Крыму и Константинополе, была фамилия Ермолиных. Любопытно, что посещавший Азов и другие торговые центры юга Дмитрий Ермолин умел «глаголати (говорить) русски, гречески, половецки (по-татарски)».

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Пользовательского поиска