История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава II. Крупнейший внешнеторговый порт Приазовья

Первые попытки установления торговых связей России с зарубежными странами через Таганрог восходят еще к концу XVII века.

14-17 сентября 1699 года в Таганрог пришли первые турецкие суда «с товары для торгового промысла». Прибывшие на них сообщили, что «торгаши многие под Таганрог ехать збираютца с товары».

Но иностранная торговля в Таганроге продолжалась недолго. Интересы безопасности военно-морской базы и крепости взяли верх. В августе 1701 года таганрогский воевода доложил в Москву, что иностранным купцам, уезжавшим после торгов домой, было сказано, чтобы они «впредь из своей стороны к Троецкому никогда не ездили, а ездили б со всякими товары к Азову».

В целом же в петровское время задача установления прямых торговых связей России с турецким и средиземноморским рынками через Приазовье не была решена. Внешняя торговля свелась здесь главным образом к торговым операциям в Азовском море. Турция, не примирившаяся с потерей Азова, оттягивая заключение торгового договора, не соглашаясь на свободное плавание русских торговых судов по Черному морю, чинила всяческие препятствия развертыванию морской торговли.

В 40-50-х годах XVIII века мыс Таган-Рог использовался как карантинный пункт для иностранных товаров, идущих в Темерницкую таможню, но самостоятельной внешнеторговой роли не играл.

Превратившись в черноморскую, державу в результате русско-турецких войн второй половины XVIII века, Россия развернула энергичное заселение и широкое сельскохозяйственное освоение обширных пространств плодородных приазовских и причерноморских земель, ставших русской территорией. Развитие товарного земледелия в южных районах страны создавало большие экспортные возможности. С другой стороны, потерпевшая поражение Турция вынуждена была пойти на заключение выгодных для России торговых договоров, которые предусматривали льготные условия для русских торговцев в самой Турции и свободный проход русских торговых судов через Босфор и Дарданеллы.

К этому времени, в 70-80-х годах XVIII века, Таганрог оказался единственным пунктом Юга страны практически пригодным для организации широких торговых операций с заграницей. Одесса, Мариуполь, Бердянск, Ейск еще не были основаны. Керчь, Еникале, Николаев, Херсон, Азов и Ростов также не могли взять на себя эту роль.

В последней четверти XVIII - начале XIX века правительство издает ряд документов, направленных на развитие внешней торговли через Таганрогский порт. В 1776 году в Таганрог переводится таможня из Темерника, а в 1805 году создается Таганрогский таможенный округ в составе таганрогской, керченской и бердянской таможен, ростовской и мариупольской таможенных застав. На таганрогского градоначальника возлагается обязанность попечителя купеческой торговли на Азовском море. В 1806 году Таганрог получил право складирования иностранных товаров, в 1808 году в городе учреждается коммерческий суд, ведавший всеми торговыми делами Таганрога, Ростова, Нахичевани и Мариуполя.

На протяжении конца XVIII - первой половины XIX века обороты внешней торговли через Таганрогский порт регулярно возрастают. В 1775-1777 годах они составляли 391 тысячу рублей. А уже в 1825 году из Таганрога отправлено за границу товаров на 4 миллиона 902 тысячи рублей и привезено из-за рубежа на 3 миллиона 9 тысяч рублей. В этот год в город прибыли 212 судов, ушли за границу 217. Через 35 лет, в 1860 году, вывоз из Таганрога равнялся уже 7 миллионам 346 тысячам рублей. В течение навигации 1860 года в Таганрог пришли из-за границы 909 судов под флагами более 20 стран, и 928 судов отправились в иностранные порты.

Вплоть до начала XIX века Таганрог являлся основным внешнеторговым портом на юге, важнейшим центром, связывавшим Россию со странами Ближнего Востока и Южной Европы.

Затем бурно развивавшаяся Одесса обогнала Таганрог по размерам торговых операций с заграницей. Уступив первое место Одессе, Таганрог, однако, вплоть до 60-х годов XIX века сохранял за собой положение крупнейшего внешнеторгового порта.

Свидетельством важного торгового значения Таганрога является и тот факт, что в 1860 году в городе находились 16 иностранных консулов, вице-консулов и консульских агентов: великобританский, французский, греческий, прусский и турецкий, ольденбургский, австрийский, бельгийский, неаполитанский, римский, нидерландский, испанский и пармский, португальский, сардинский, шведский и норвежский, тосканский, мекленбург-шверинский.

В 70-80-х годах XVIII века Россия вывозила через Таганрогский порт паюсную икру, коровье масло, льняные и пеньковые товары, уральское железо, сибирские меха, кожи, канаты и веревки, некоторые деревянные изделия и небольшое количество пшеничной муки и зерна.

По мере развития торгового земледелия меняется структура экспорта. Его основными статьями становятся хлеб, в том числе знаменитая таганрогская пшеница «арнаутка», зерновые культуры.

Товары для вывоза за рубеж поступали в Таганрог из различных районов страны, главным образом из Екатеринославской, Харьковской губерний и Области войска Донского.

Хлеб и другие товары доставлялись в город по сухопутным дорогам на возах, которых в одном только 1860 году пришло в порт около 170 тысяч.

Основные предметы импорта в Россию через Таганрогский порт в конце XVIII - первой половине XIX века оставались неизменными. В 1860 году в Таганрог были доставлены из-за рубежа сахар-сырец, кофе, табак, вина и крепкие спиртные напитки, перец, маслины, изюм, грецкие орехи, турецкие рожки, апельсины, лимоны, масло деревянное, ткани.

Однако с течением времени все сильнее сказывались крупные недостатки таганрогского рейда и гавани. Мелководье прибрежной зоны и засорение гавани не позволяли судам с большой осадкой подходить к городу. Погрузочно-разгрузочные работы приходилось вести в море, в 10-20 километрах от порта, с помощью лодок и телег.

Реконструкция порта могла значительно поднять конкурентоспособность Таганрога перед лицом быстро прогрессировавших в области внешней торговли Ростова, Мариуполя, Бердянска. Однако из-за недостатка средств работы велись чрезвычайно медленно и к тому же некачественно. Только в 1849 году было завершено строительство набережной и наступила очередь для работ по углублению гавани. Через три года были составлены проект и смета, еще несколько лет ушло на попытки сдать с торгов эту работу. Наконец в 1860 году некий Кон взялся за проведение дноуглубительных работ в гавани, но вскоре прогорел, и дело вновь остановилось.

Яхты на море
Яхты на море

Важную роль в торговой жизни Таганрога первой половины XIX века играли ярмарки: 9 мая открывалась Никольская, а 15 августа - Успенская.

Ярмарки проводились на территории нынешних центрального городского стадиона и привокзальной площади (Таганрог-2).

Товары на таганрогские ярмарки поступали из Москвы, с Нижегородской, Полтавской, Харьковской ярмарок, из Тулы, Курска, Области войска Донского, Ростова, Нахичевани и многих других мест. Скот на ярмарки пригонялся из Черномории и с Дона.

Главными предметами торговли на ярмарках являлись мануфактурные изделия - шелковые, шерстяные, суконные и полотняные, - меха, галантерейные товары, медные, железные и скобяные изделия, фарфор и фаянсовая посуда, мыло, кустарные изделия, лес в различных поделках.

Основными центрами постоянной городской торговли были базары.

Помимо базаров, на которых производилась торговля главным образом продовольственными товарами, в городе в 1860 году имелось 146 магазинов и 279 лавок. В 82 магазинах, расположенных на так называемой купеческой бирже, велась оптовая торговля импортными товарами. Закупленные здесь товары развозили затем по всей стране.

В лавках всевозможные товары продавались в розницу. В одной из таких лавок торговал отец Антона Павловича Чехова - Павел Егорович, в другой - его брат Митрофан Егорович.

Страшным бичом таганрогской торговли, и, прежде всего базарной, являлись спекулянты - перекупщики хлеба и разных «жизненных припасов», получившие выразительное прозвище кулашников.

Появление кулашников было ввязано с ростом вы­воза хлеба за границу через Таганрогский порт и усилением конкуренции между различными группами купцов-экспортеров. Стремясь опередить соперников, отдельные купцы и иностранные гости начали нанимать для закупки хлеба на таганрогских базарах местных мещан. Последние, однако, очень недолго выступали в роли простых посредников. Вскоре, используя любые средства, в том числе и физическую силу, они стали принуждать приезжавших в город крестьян продавать им за бесценок хлеб, перепродавая его затем с наценкой экспортерам.

Власти пытались принимать меры против безудержной спекуляции. В дело вмешались новороссийский и бессарабский генерал-губернаторы, министр внутренних дел.

Однако жажда наживы, охватившая купечество и связанных с ним кулашников, явная заинтересованность в их операциях деятелей городского управления оказались сильнее всяких административных мер.

Кулашный промысел продолжал процветать и в последующие десятилетия. На исходе XIX века местный историк П. П. Филевский саркастически писал, что «охота кулашников за мужиками на больших дорогах скоро станет с гончими борзыми».

Значительное место в экономике Таганрога первой половины XIX века занимал давний, идущий со времени основания города рыбный промысел.

Особенно велики были зимние уловы, когда на подледный лов выходили тысячи горожан и крестьян близлежащих сел. «Все берега Азовского моря, - свидетельствовал один из таганрожцев в 30-е годы XIX века, - кипят народом, как улицы какого-либо городка во время ярмарки. Вокруг каждого невода вы видите базар, составленный из прасолов и извозчиков, приезжающих огромными обозами из Украины и великорусских губерний».

Обработка рыбы производилась на рыбоспетных заводах. Здесь она готовилась впрок: весной и летом вялилась и коптилась, осенью солилась в корень, зимой замораживалась. На этих же заводах готовились знаменитые таганрогские балыки, паюсная икра, рыбий клей и жир.

Промысловое рыболовство приносило большие доходы. Крупные заводы находились в руках таганрогских дворян и купцов. Так, например, дворянин Комнено-Варваци имел в 40-е годы в селе Лакедемоновка семь рыбоспетных заводов. Аналогичные заводы имели в своих имениях дворяне Алфераки, Лакиер и др. Мелкие заводы принадлежали зажиточной части мещан и располагались в самом городе, в районе крепости.

Промышленность в Таганроге в начале XIX века не получила сколько-нибудь заметного развития. Она занимала подчиненное положение в экономике города и предназначалась, главным образом, для удовлетворения нужд внешней торговли и городского строительства.

В 1860 году в городе были 5 табачных и 4 макаронные фабрики; 3 канатных, кожевенный, 3 свечных и салотопенных, 15 кирпичных заводов, 25 ветряных и одна паровая мельницы, производивших в год продукции на общую сумму в 300 тысяч рублей.

Предприятия города в это время переживали еще мануфактурную стадию развития! Как правило, они были невелики по размерам (среднее число рабочих на одном предприятии 11 человек), примитивно оборудованы, на них преобладал ручной труд.

Единственным исключением являлась построенная в 50-х годах прекрасно оснащенная паровая мельница, способная переработать в год свыше 400 тысяч пудов зерна.

Начавшаяся в 1853 году Крымская война вновь вернула Таганрог к его боевому прошлому.

Встретив мужественное и упорное сопротивление защитников Севастополя, англо-французское командование решило нанести удар по портовым городам Приазовья. Союзники рассчитывали лишить русские войска в Крыму крайне необходимых запасов продовольствия, сосредоточенных в приазовских портах, и прервать коммуникации, связывавшие центр страны с Кавказским театром военных действий.

В мае 1855 года англо-французская эскадра с большим числом десантных войск вошла в Азовское море и 22 мая появилась у Таганрога. Город к тому времени давно утратил военное значение, Таганрогская крепость была упразднена, все его вооруженные силы состояли из гарнизонного полубатальона, небольшого числа донских казаков и милиции, сформированной из местных добровольцев. Именно им суждено было вписать славную страницу в историю города и Крымской войны.

Получив отказ на предложение сдать город без боя, англо-французский флот подверг Таганрог ожесточенной бомбардировке. Особенно сильно пострадал район пристани и набережной. «Все дома, строения и магазины этой части города, - сообщалось в докладе военному министру, - представляют груду развалин». Среди объектов бомбардировки оказались не только склады, но и госпиталь, «несмотря на то, что на оном был выставлен желтый флаг», церкви, жилые дома.

Под прикрытием артиллерийского огня к Таганрогу направился многочисленный десант. Но защитники Таганрога встретили врага ружейным огнем, а затем в рукопашной схватке обратили его в бегство.

Выдающийся подвиг в первый день борьбы за Таганрог совершила простая русская женщина - жительница города Анисья Лядова. Находясь в районе расположения полубатальона, она «снабжала нижних чинов во время дела водою, когда же помянутые войска сняли с себя ранцы, она собрала сама и, сложив в удобном и безопасном от огня месте, сберегла в целости оные. Все сие делала она, - рапортовал таганрогский полицмейстер военному губернатору города, - под сильною канонадою, кроме сего, она... увидя возле горевшего дома дитя... около которого падали бросаемые неприятелем ядра, и одно из них контузило его в лицо, со всем достойным удивления самоотвержением бросилась и спасла того ребенка...»

Потерпев неудачу в попытке с ходу овладеть Таганрогом, англо-французский флот в течение последующих месяцев, вплоть до конца августа 1855 года, держал город в постоянном напряжении, неоднократно возобновлял бомбардировки.

Вражеским огнем было разрушено более 200 жилых домов, магазинов, лавок и других строений, много десятков повреждено. Только непосредственные материальные потери горожан составили свыше миллиона рублей серебром. Однако Таганрог выстоял и не сдался врагу.

Город рос и развивался. В 1860 году в нем жило около 18 тысяч человек, а с временными жителями - свыше 21 тысячи. Во втором по численности жителей городе Екатеринославской губернии - Ростове - в это время проживало 17 тысяч, а в самом губернском центре - Екатеринославе (нынешний Днепропетровск)- всего 11 тысяч человек.

Основной сферой приложения сил являлась торговля и связанные с ней промыслы и службы. Ими были заняты купечество, владельцы хлебных амбаров и других сооружений, Использовавшихся для торговых нужд, лавочники, приказчики, грузчики, конные возчики (драгили), служащие экспортных и ссыпных контор.

Часть населения занималась рыболовством. Значительную прослойку составляли ремесленники, вырабатывавшие разнообразные изделия для городского и прилегающего к городу сельского населения.

Промышленность Таганрога в 1860 году притягивала к себе еще незначительную, всего лишь 1/60 часть городского населения. Это были вольнонаемные поденщики. Рабочего класса, в полном смысле этого слова, в городе еще не было.

Постепенно, крайне медленно, происходил процесс формирования таганрогской интеллигенции.

Значительную прослойку составляли чиновники административных учреждений и таможни.

Как и прежде, ведущее положение в городе занимала группа землевладельцев и домовладельцев, крупнейших торговых воротил, обладателей огромных состояний, нажитых на спекуляции зерном и другими экспортными товарами. Им противостояла основная часть населения - городская беднота, зачастую не имевшая средств к существованию на завтрашний день.

Вместе с русскими и украинцами в городе проживало значительное число греков и других выходцев из Средиземноморья.

Крупнейшими представителями греческих предпринимательских кругов в Таганроге в начале 60-х годов прошлого века являлись Родоканаки, Вальяно, Канари, Микрулаки, Скараманга, Мариолаки, Ласкараки. Эти торговцы имели свои конторы не только в Таганроге, но и в Ростове.

Высшая военная и гражданская власть в Таганроге с 1802 года принадлежала градоначальнику. Поддержание порядка и «благочиния» осуществляла полиция.

Некоторыми хозяйственными делами в городе ведали вначале городовой и греческий магистраты, а затем городская дума. Состоявшие в основном из купечества, они выражали и защищали, его интересы, менее всего, занимаясь решением действительно насущных вопросов городской жизни.

Вялая и малоэффективная деятельность отцов города сменялась лихорадочной активностью лишь в исключительных случаях, связанных с приездом в Таганрог высоких коронованных особ или редких ревизоров. Так было в 1818 и 1825 годах, когда в городе некоторое время жил царь Александр I, так было в 1844 году, в период ревизии таганрогского градоначальства сенатором Жемчужниковым. Но уезжали высокие гости, грозные предписания постепенно забывались, жизнь органов городского управления вновь вступала в привычную колею.

Разработанными в 1808 году, а затем в 1834 проектами планировки и застройки города предусматривалась лучевая система улиц, сходившихся к району бывшей крепости. Учитывавшая особенности местности, на которой расположен Таганрог, планировка эта N отличалась бесспорной четкостью и простотой. Центральной, осевой, улицей по плану являлась Полицейская (Чеховская) улица. Вся территория города была разбита на три части: Петровскую, Екатерининскую и Александровскую, которые делились на кварталы.

К 1860 году граница города проходила по Ярмарочному (Гоголевскому) переулку.

В течение первой половины XIX века центр города быстро застраивался жилыми, торговыми и административными зданиями.

Приезжавшего в Таганрог привлекали своим видом центральные улицы - Петровская (нынешняя Ленинская), Греческая (III Интернационала), Католическая (им. Фрунзе), Монастырская (им. Свердлова), Полицейская. Широкие, идеально прямые, застроенные в основном роскошными купеческими и дворянскими особняками, они производили весьма выгодное впечатление. На этих же улицах размещались наиболее крупные лавки, рассчитанные на богатых потребителей, находились канцелярия градоначальника, полиция, городская дума и магистрат, коммерческий суд, почта, театр, типография с литографией. Здесь была сконцентрирована подавляющая часть городских каменных зданий.

Украшением центра города служили отличный городской сад, заложенный в 1806 году, памятник Александру I работы известного русского скульптора Мартоса, дом Алфераки (ныне здание краеведческого музея), торговые ряды на Александровской площади, многие здания на Греческой и Мало-Греческой (ныне им. Шмидта) улицах, построенные в стиле русского провинциального классицизма. В одном из них - доме градоначальника Папкова (так называемом дворце Александра I, здесь царь умер в 1825 году) - останавливался в 1820 году А. С. Пушкин, посетивший Таганрог вместе с героем Отечественной войны 1812 года генералом Н. Раевским по дороге на Кавказ.

С каменной лестницы, сооруженной в 1823 году на средства богатого негоцианта грека Депальдо, открывался великолепный вид на Таганрогский залив.

Местами для общественных гуляний состоятельной части жителей являлись, кроме городского сада, Елизаветинский парк (в районе нынешнего комбайнового завода) и дубовая роща (Дубки), засеянная во второй половине XVIII века «попечением горожан для собственного увеселения».

Совсем по-другому выглядели кварталы города, заселенные беднотой. Посетив валы и рвы бывшей крепости, сенатор Жемчужников отметил, что «на сих тесных и неприличных для поселений жителей города благоустроенного местах выстроены без всякого порядка безобразные землянки и мазанки». Немного лучше было жилье бедняков и в других частях города.

Весьма колоритны были припортовые кварталы с кофейнями для иностранных моряков. «В летнее время, в разгар навигации, - вспоминал Александр Чехов, - жизнь здесь била ключом. Здесь собирались моряки-иностранцы, прибывшие в Таганрог на судах всех наций... Бывало, весь тротуар перед кофейнями в ясные дни был запружен целыми толпами греков, турок, итальянцев и представителей других национальностей. Все они оживленно беседовали, каждый на своем языке и в своем национальном костюме, производя впечатление какого-то маленького международного уголка в русском городе».

В одной из таких кофеен в апреле 1833 года молодой Джузеппе Гарибальди познакомился с революционно-настроенными земляками и поклялся посвятить свою жизнь делу освобождения Италии от чужеземного гнета и ее воссоединения. «Во всех обстоятельствах моей жизни, - писал он впоследствии, - я не переставал спрашивать то людей, то книги о возрождении Италии, но до 24 лет эти розыски мои оставались тщетными. Наконец, во время путешествие я в Таганроге встретился с Лигурийским юношей, который первым ознакомил меня с положением дел у нас. Конечно, Колумб не испытал столько удовлетворения от открытия Америки, сколько испытал я, найдя людей, посвятивших себя делу освобождения родины».

Городское хозяйство Таганрога к началу 60-х годов находилось в зачаточном состоянии. В городе не было водопровода, и жители постоянно испытывали острую нужду в воде. Основным источником питьевой воды служили колодцы, откуда ее развозили по городу. Доставка ее осенью и зимой крайне затруднялась, к тому же, как отмечала несколько позже местная газета, «по высокой цене, которую берут водовозы за бочку (далеко не всегда 40-ведерную), именно от 50 до 75 копеек серебром, эта вода бывает недоступной большинству жителей».

В совершенно неудовлетворительном положении находились городские дороги и площади, около 80 процентов их не были замощены. Поэтому во время дождей на улицах стояла непролазная грязь, в сухую же погоду многочисленные подводы с товарами поднимали огромные облака пыли.

Освещение в городе было чрезвычайно скудным и сводилось к керосиновым фонарям, сосредоточенным, главным образом, на Петровской улице. Еще в 1871 году, после постройки газового завода, освещались только пять центральных улиц с прилегающими к ним переулками.

Санитарное состояние города не отвечало элементарным гигиеническим нормам, сколько-нибудь систематическая эпидемическая служба и надзор отсутствовали.

Медицинское обслуживание населения Таганрога, особенно его беднейшей части, являло собой безотрадную картину. На весь город имелись только одна больница на 60 коек и 11 врачей, из которых почти все лечили больных за весьма высокую плату. Скученность, антисанитария порождали высокую смертность, особенно среди детей.

Чрезвычайно медленно развивалась в городе школьная сеть, состоявшая из мужской гимназии (основана в 1806 году), уездного и приходского училищ, трех частных пансионов, двух одноклассных частных, еврейской и греческой, школ. Большинство из этих учебных заведений могло дать только элементарное образование.

В 1857 году поселившийся в Таганроге поэт и драматург Н. В. Кукольник представил правительству записку «О народном просвещении в землях, лежащих между Азовским и Каспийским морями с проектом устройства университета в Таганроге». Даже весьма благонамеренный и осторожный автор вынужден был отметить, что «народонаселение в 1600000 жителей, окружающее Азовское море, этот огромный внутренний порт, от которого зависят хозяйственная и коммерческая деятельность всех этих и отдаленнейших провинций, черпает просвещение в 4 гимназиях и 18 уездных училищах! А считая с приходскими, изо всей этой массы чему-нибудь учится всего до 8000 человек, т. е. один на 200 человек...»

Записка Кукольника удостоилась внимания Александра II. Последовало высочайшее заключение на имя министра народного просвещения: «Есть мысли весьма хорошие, но требуют ближайших соображений, чем и прошу заняться неотложно». «Ближайшие соображения» не замедлили появиться. Попечитель Одесского учебного округа, в состав которого входил и Таганрог, нашел, что при скудости имеющихся на дело народного образования ассигнований учреждение в Таганроге для нужд обширного Приазовского края университета «было бы для него роскошью». На том все и закончилось.

В городе не было ни одной публичной библиотеки.

Имелись лишь закрытые библиотеки при гимназии и коммерческом клубе. Незадолго до 1860 года организовалась небольшая частная библиотека с книжным магазином, служившим, по словам одного из современников, «жителям этого города единственным источником к приобретению книг и журналов».

На основании «высочайше» утвержденного положения комитета министров в Таганроге с 1859 года стала издаваться первая газета «Полицейский листок таганрогского градоначальства».

Основным местом развлечения городской верхушки служил клуб Коммерческого собрания с танцевальным, игорным и питейным залами.

В 1827 году в Таганроге возник постоянный театр - один из старейших профессиональных театров русской провинции. Театр ставил многие классические произведения, в том числе «Коварство и любовь» Шиллера, гоголевского «Ревизора». В 1845 году в таганрогском театре была поставлена бессмертная комедия. Грибоедова «Горе от ума». Вскоре из столицы на имя таганрогского градоначальника пришло строгое указание о том, что, поскольку эта пьеса запрещена цензурой, содержатель таганрогского театра не должен «дозволять себе ставить на сцену пьес, на представление которых не имеет разрешения».

Большое место в репертуаре театра занимали пустые, малосодержательные вещи, рассчитанные на низкие, примитивные вкусы купеческой и чиновничьей публики.

Горожане обычно с нетерпением ожидали времени наступления ярмарок, являвшихся центрами коммерческих операций и массового увеселения. В дни ярмарок на площади работали карусели и качели, играл оркестр, кочевавший круглый год с ярмарки на ярмарку. «Само собой разумеется, - писал один из современников, - что с таких ярмарок более всего имеет доход винный откуп, ибо здешнее простонародье едва ли не половину своего барыша оставляет в питейных домах и в трактирах, устанавливаемых нарочно на ярмарках в балаганах».

«Духовные» запросы горожан удовлетворяли 11 православных и одна римско-католическая церковь, еврейский молитвенный дом и монастырь.

Городом социальных контрастов, роскошных особняков и убогих лачуг, преуспевающих торговцев и обездоленного трудового люда был Таганрог к началу 60-х годов XIX столетия.

В 1861 году в России пало крепостное право, в стране все решительнее стали утверждаться капиталистические отношения. Развитие Таганрога после 1861 года происходило под влиянием этого процесса.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




выбрать места


Пользовательского поиска