История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава I. Страж морских рубежей

По-разному возникали в прошлом города на Руси, несходно складывались их судьбы. Одни из них появлялись как города-воины, города-крепости, стражи пограничных рубежей, другие - как средоточие ремесла и торговли, третьи - как административные центры, четвертые вырастали из сел и деревень.

Немало городов, выполнив свою первоначальную роль, сошло затем с магистральных путей отечественной истории, большая же часть выдержала испытание временем.

Среди них - Таганрог, город, рождение которого неразрывно связано с первыми шагами русского военно-морского флота, с борьбой России за безопасность южных границ, за выход к Азовскому и Черному морям.

Начало событий, дальним последствием которых явилось возникновение Таганрога, восходит ко второй половине XV столетия, к поре героических усилий русского народа, направленных на окончательную ликвидацию «злогорького» татаро-монгольского ига.

На протяжении двух долгих столетий Россия вынуждена была вести на юге оборонительную политику. Напряженным трудом многих тысяч людей возводились укрепленные линии - «засечные черты», сооружались города-крепости, закрывавшие путь татарской коннице к Москве. Выдающуюся роль в борьбе с турецко-татарской агрессией играли в конце XV-XVII веков донские и запорожские казаки.

Первые попытки пробиться к южным морям Россия предприняла еще в 80-е годы XVII века, в период правления Софьи. Русские войска дважды - в 1687 и 1689 годах - ходили на Крым, но безрезультатно.

Петр I решил сосредоточить главные усилия на овладении Азовом - одной из сильнейших турецких крепостей в Европе, запиравшей выход из Дона в Азовское море и служившей Турции плацдармом для агрессии в глубь русских земель.

I Азовский поход в 1695 году закончился неудачей.

Русская армия не имела флота. Но урок первого похода был учтен, и, «по возвращении от невзятия Азова», в Преображенском под Москво,й, в Воронеже, Козлове, Добром и Сокольске развернулось строительство парусно-гребной флотилии. Весной 1696 года флотилия по полой воде спустилась Доном к Азову и 27 мая вышла в море. Азов был блокирован полностью, и 18 июля 1696 года его гарнизон капитулировал. 21 июля пала турецкая крепость Лютик, прикрывавшая выход в море по Мертвому Донцу.

Взятие Азова явилось выдающейся победой России, имевшей важное международное значение.

Задачи обороны южного края и продолжение борьбы с Турцией требовали теперь установления морского господства на Азовском море. Для этого необходим был морской флот, а для флота - гавань, ибо, как говорил Петр I, «гавань - это начало и конец флота, без нее - есть ли флот или нет его - все равно».

Вскоре после взятия Азова, 27 июля 1696 года, Петр I с ближайшими соратниками отправился на лодках в Азовское море, чтобы выбрать место для сооружения гавани. В тот же день экспедиция прибыла к высокому, приметному, пустынному мысу, издавна называвшемуся Таган-Рогом.

Именно здесь, на мысу Таган-Рог, решено было соорудить гавань для первого в истории России регулярного военно-морского флота.

12 сентября 1698 года Пушкарский приказ постановил: «Пристани морского каравана судам по осмотру и чертежу, каков прислан за рукою итальянской земли капитана Матвея Симунта, быть у Таганрога... а для береженья той пристани на берегу сделать шанец, чтоб в том шанце ратным людям зимовать было мочно...»

Эту дату принято считать официальным днем основания города Таганрога, первоначально называвшегося Троецком на Таган-Роге.

Обширные работы военного и гражданского характера на мысу Таган-Рог, возведение на Миусском полуострове Семеновской (Миусской), Ново-Павловской и Черепашкинской крепостей, призванных обеспечить безопасность Таганрога со стороны Крыма, восстановление Азова, дооснащение и ремонт боевых судов Азовского военно-морского флота превратили Приазовье в один из крупнейших районов строительной деятельности в России конца XVII - начала XVIII века.

Первыми строителями Таганрога были солдаты. Затем строительство города, крепости и гавани велось руками работных и ремесленных людей, которых ежегодно направляли сюда со всех концов европейской части России в порядке отбывания чрезвычайно тягостной натуральной трудовой повинности. В Приазовье в первом десятилетии XVIII века ежегодно наряжалось свыше 30 тысяч человек, т. е. почти столько, сколько на строительство Петербурга в первые 10 лет его существования.

Руководили строительством основных военных объектов в Таганроге приглашенные в Россию иностранные специалисты. По указанию русского правительства таганрогские воеводы, а впоследствии губернатор И. А. Толстой, обязывались систематически «досматривать» за их работой и «свидетельствовать» соответствие выполняемых работ утвержденным Петром I планам.

Видную роль в строительстве города играли русские мастера и подмастерья Московского приказа каменных дел и, прежде всего - выдающийся русский зодчий, автор замечательных архитектурных сооружений в Москве и Киеве - Осип Старцев. Под его непосредственным руководством возводились огромные каменные магазины (склады), городовые палаты, каменная соборная церковь.

Таганрог - один из первых русских городов, строительство которого велось по заранее разработанному плану.

Проект планировки и застройки Таганрога был создан в 1699 году на основе указаний Петра I, находившегося в то время в городе.

Внутри крепости были построены, помимо военных объектов, административных и культовых зданий, царский дворец, дворы его ближайших сотрудников, местной администрации, начальных людей, священнослужителей, русских и иностранных матросов. Дворы солдат, пушкарей, служилых ремесленников, посадских людей и пашенных крестьян были размещены за пределами крепости в шести пригородных слободах под защитой цепи небольших крепостей, сооруженных на Миусском полуострове.

По указанию Петра I в первом десятилетии XVIII века Таганрог благоустраивается и озеленяется. Были проведены каменные трубы для отвода вешней и дождевой воды с мыса в море мимо гавани; сооружены большие городские часы с колоколами; возле крепости, по берегу моря, высеяны дубы, «чтоб был лес», посажены деревья и в самом городе «для украшения святые церкви, государевых хором и всего Троецка».

В 1704 году начинается распашка целины. В следующем году под Таганрогом были заложены «государевы» фруктовые сады и виноградники, плантации клубники, завезенной из подмосковного села Измайлова, «из дворцовых измайловских садов». Тогда же в город были завезены из Константинополя лимонные и померанцевые деревья.

Широко развертывается рыбопромысловое освоение низовьев Дона и прибрежных районов Азовского моря, началась регулярная добыча соли из Бердянских соляных озер.

Серьезной проблемой для молодого города оказалось снабжение населения питьевой водой.

В 1704 году родился интересный проект строительства первого таганрогского водопровода, автором которого был матрос Юрий Мануйлов. В поданной в приказную палату «сказке» Ю. Мануйлов заявлял, что он «присмотрел у Миюса и у Санбека водяные ключи добрые», а из них-де «приведет он под землею воду трубами в Троецкой...» Проект получил одобрение в Москве, однако нехватка материалов и рабочих рук так и не позволила приступить к его осуществлению. Водопровод от Миуса был проведен в Таганрог только через 200 с лишним лет, в первые годы Советской власти.

К исходу первого десятилетия XVIII века строительство гавани, крепости и города было в основном завершено. Осмотрев в 1709 году, в канун Полтавской битвы, Таганрог, Петр I с удовлетворением писал А. Д. Меншикову: «Сие место, которое перед десятью летами пустое видели, ныне с помощью божией изрядной город, купно с гаванью, обрели; и хотя где долго хозяин не был и не все исправно, однако ж есть что посмотреть».

Таганрогская гавань представляла собой неправильный четырехугольник площадью водной поверхности 774 тысячи квадратных метров, перед гаванью в море возвышался остров Черепашка. Это был первый в истории России искусственный порт на открытом морском побережье. При его сооружении строители решили ряд сложных технических задач. Опыт таганрогского портостроительства был широко использован в последующее время в России и высоко оценен за рубежом.

Возведенная на мысу земляная крепость пятиугольной формы имела главный вал высотой 24 фута и ров глубиной 16 футов. Ее артиллерийское оснащение в 1711 году составляли 293 пушки и 40 гаубиц. В гавани и на острове Черепашка располагались еще 127 пушек. Внутри крепости были построены 206 каменных жилищ для размещения гарнизона и гражданского населения на случай осады.

К середине 1711 года в Таганроге были построены 1357 дворов: 162 в самой крепости и 1195 в пригородных слободах. Для сравнения укажем, что в Петербурге, заложенном в 1703 году; в 1710 году имелось около 800 дворов.

По данным таганрогской приказной палаты, в городе в 1711 году насчитывалось свыше 8 тысяч постоянных жителей, т. е. примерно столько же, сколько их было в Петербурге в 1710 году.

В течение 1702-1704 годов в Таганрог были переселены жители Арзамаса, Алатыря, Казани, Нижнего Новгорода, Самары, Саратова, Саранска, Симбирска, Сызрани и других приволжских городов.

Существенным источником заселения Таганрога явились ссылка на каторгу и поселение.

Начиная с августа 1696 года рядом именных ука­зов Петра I Приазовье превращается в одно из крупнейших в России мест ссылки «на вечное житье». В 1699 году в крае учреждена первая в истории России каторга.

В документах из года в год ведется речь о ссылке за участие в бунтах, за подговор к бунту, за неявку на тяжелые казенные работы или бегство с них, за отказ выполнять распоряжения властей, за невежливые слова в адрес офицеров, за выступления крестьян и кабальных людей против своих владельцев.

Приговаривались к ссылке в Приазовье и отдельные чиновники, духовные лица, а также выходцы из дворянства. Примечательно, что ссыльные из среды господствующего класса, как правило, сразу оказывались в Приазовье в привилегированном положении. Их записывали в ряды местного дворянства, сохраняли за ними земельные владения и крепостных крестьян, назначали на командные должности, разрешали выезжать на время в прежние места жительства.

Направлялись в Таганрог также пленные турки и татары, а с началом Северной войны - в большом количестве шведы и жители Прибалтики.

Значительную группу составляли казаки Слободской Украины, которые были поселены на Миусе для охраны подступов к Таганрогу со стороны Крыма.

Верх таганрогской социальной лестницы занимали царская администрация, русские и иностранные офицеры, священнослужители высшего ранга.

Во главе городской администрации в 1698-1703 годах стояли воеводы, позднее была введена должность губернатора. С 1709 года власть губернатора распространяется и на флот.

В 1711 году в Таганроге имелось несколько десятков дворов иноземцев - по существу, целая иноземная слобода, типа знаменитой московской Немецкой слободы, частым гостем которой был молодой Петр I. Среди таганрогских иноземцев были специалисты в области портового и крепостного строительства, пехотные, морские офицеры, артиллеристы, матросы, садовники, мастера по изготовлению «питий». Все они обеспечивались высокими окладами, наделялись рядом льгот и преимуществ.

Самой многочисленной группой жителей являлись солдаты, пушкари Таганрогского гарнизона, матросы Азовского военно-морского флота. К военно-служилому населению города относились и миусские казаки.

По мере развития экономической жизни в крае Таганрог, сохраняя свое военное и административное значение, превращался и в центр ремесла и торговли. В городе формировалась торгово-ремесленная прослойка населения. В 1711 году в Таганроге проживало свыше 200 человек купецких и посадских людей. Купецкие люди и верхи посада вели крупную торговлю, владели лавками, брали на откуп у казны доходные места, выполняли казенные подряды на поставку в край продовольствия, строительных материалов. Из их среды избирались земские старосты, управлявшие посадом, а также, как правило, таможенные и кабацкие бурмистры, ведавшие сбором пошлин, казенной продажей «питий» и табака. Большинство посадских людей занималось мелкой рыночной торговлей, ремеслами или нанималось в услужение. Жилые пушкари, солдаты, казаки, служилые ремесленники, пашенные крестьяне, мелкий чиновный и посадский люд, каторжные находились на нижних ступенях социальной лестницы.

Все они прикреплялись к месту жительства, находились в прямой, непосредственной зависимости от феодально-крепостнического государства и подвергались эксплуатации с его стороны, все они ощущали на себе произвол и самоуправство царской администрации и других начальных людей.

Казенное денежное и хлебное жалованье солдат не обеспечивало элементарного прожиточного минимума.

Положение военно-служилого населения особенно ухудшилось после того, как в 1705 году хлебное жалованье таганрогских и азовских жилых солдат было значительно сокращено. Тяжесть сложившегося положения вынужден был признать и приазовский губернатор И. А. Толстой. Не христианские чувства любви к ближнему, а холодный расчет царского администратора, ответственного за благополучное положение дел в крае, руководил им, когда он в декабре 1706 года писал в Москву главе Разряда, боярину Т. Н. Стрешневу: «Азовские и таганрогские жилые солдаты о том зело вскучают, что у них хлебное жалованье убавлено перед прежним, и оттого... ныне многие солдаты вконец оголодали и бьют челом непрестанно, чтоб им давать хлеб по-прежнему, а без указу того я чинить не смею. Пожалуй, государь, помилосердствуй к ним, бедным, чтоб им хлебное жалованье давать по-прежнему, истинно голодны вконец, к тому же еще караулы и работы непрестанные, и против, государь, иных городов их равнять невозможно, потому хотя бы кто и мог промыслить себе хлеба, токмо негде, и привозов ниоткуды не бывает. Истинно, государь, и с готовыми деньгами купить негде и неколи-всегда бывают на караулах, и в посылках, и на работе».

В 1698 году в Таганроге были введены таможенные и конские пошлины, установлена монопольная продажа «питий», а затем табака и соли по чрезвычайно высоким ценам. В 1705 году на Таганрог распространились сборы хомутный, подымный, с найма извозчиков, с домовых бань, с торговых площадок, с возов, с рогатой и мелкой скотины, с овчин и козлин, с пристаней, с лодок, с леса, и с дров, с мастеровых, работных и ремесленных людей, с мостов и водопоев.

Одновременно в Таганроге был обнародован указ о запрещении ношения русского платья, о запрещении пользоваться русскими седлами, изготовлять их и торговать ими. Эти реформы бытового характера, в свою очередь, осложняли и без того трудное материальное положение жителей города.

В целом, налоги, обрушившиеся на население Таганрога, оказались настолько тяжкими, что привели к расстройству торговли и значительному снижению сбора таможенных и иных пошлин.

Население города жило в условиях страшной скученности. В солдатских полках, например, в одной трехсаженной избе нередко проживали по 10 человек холостых или по 4 семьи женатых солдат.

В 1701 году на все многотысячное население Приазовья приходились только один лекарь-иноземец, один русский лекарь и два ученика. Позже из Аптекарского приказа было прислано еще несколько человек, но и это не изменило положения.

Все это вело к массовым заболеваниям и высокой смертности среди жителей города. Трижды (в 1701, 1702 и 1703 годах) в Таганроге вспыхивали эпидемии - «моровые поветрия», парализовавшие жизнь в крае и вызывавшие многие человеческие жертвы.

Тяжелейшие условия труда и быта, произвол начальных людей превратили Приазовье в новый район обостренных социальных противоречий на Юге страны.

Одним из средств борьбы против крайностей феодальной эксплуатации, произвола и беззакония была массовая подача коллективных челобитных на имя царя. Однако в большинстве случаев эти обращения оставались безответными.

Огромный размах приняло в Таганроге бегство служилых людей - вид классовой борьбы, широко распространенный во всей России в конце XVII-начале XVIII века.

В борьбе с бегством не помогало ничто: ни уговоры и частичные уступки, ни цепь сторожевых застав, выставленных на всех дорогах, ведущих из Таганрога, ни жестокие наказания.

В 1700 году произошло открытое волнение части войск Таганрогского гарнизона.

Волнения нарастали, захватив и миусских казаков.

28 мая в Таганрог явился весь Павловский казачий полк и подал коллективную челобитную, звучавшую, скорее, как ультиматум. Казаки заявляли, «что им хлебного жалованья и по апрель месяц не стало, чтоб им ныне дать хлеба в зачет», и добавляли: «Буде им государева хлебного жалованья не будет, и они-де пушки, и порох, и свинец отвезут в Троецкой, и чтоб им без хлеба всем не разбрестись».

Перетрусивший воевода поспешил выдать павловским и миусским казакам «для утешения» по 20 четвертей муки и доложить о случившемся в Москву.

Это движение казаков вышло далеко за рамки обычных челобитных кампаний. Налицо были открытое недовольство рядовой казачьей массы условиями службы, реальные угрозы бросить ее, т. е. с точки зрения правительства, - «воровство», государственное преступление.

Именно так действия павловских и миусских казаков расценил Петр I. Он приказал произвести розыск и из «казаков, которые явятца в том воровстве,- человек 20 или 25, - и тех казнить смертью: повесить...» Если «в том воровстве, объявятца они все, и было у них у всех заодно», Петр приказывал повесить каждого пятидесятого, «чтоб им, их братье, впредь так неповадно было воровать».

Однако жестокие репрессивные меры не приводили к желанным для властей результатам.

Начавшееся в 1707 году на Дону и широко разлившееся за его пределами мощное народное восстание под предводительством Кондратия Булавина непосредственно затронуло приазовские города.

Приазовье в значительной мере олицетворяло в глазах восставших ненавистные для них феодально-крепостнические порядки. Здесь находились их враги - офицеры, дворяне и иностранцы. Отсюда на протяжении многих лет велось последовательное наступление на остатки былых казачьих вольностей. Из Таганрога вышел в свой кровавый поход по Дону Юрий Долгорукий. Отсюда же руководил борьбой с повстанцами губернатор И. А. Толстой. В то же время восставшие не без основания надеялись найти среди жителей Таганрога и Азова своих единомышленников. Однако поход на Азов и Таганрог стал возможен лишь после того, как 1 мая 1708 года булавинцы овладели столицей Войска Донского - Черкасском. После взятия Черкасска Булавин объявил, что «пойдет под Азов и под Троецкой и на море».

Установленная булавинцами блокада Приазовья действовала с возрастающей силой. Оправдалось опасение Петра I, писавшего 27 мая 1708 года А. Д. Меншикову, что если восставшие после захвата Черкасска в ходе борьбы за Азов и Таганрог «все дороги займут и водяной ход, тогда зело будет трудно, и отчаянны оные места». Казенные грузы, в том числе деньги на выдачу жалованья, не могли быть доставлены в край. Между тем приближался июль - время выдачи очередного полугодового денежного и хлебного жалованья. Назревала новая вспышка недовольства среди жителей города. Резко возросло бегство. Сложились благоприятные условия для пробулавинской агитации, для распространения идей восставших.

Это видели, понимали и этого боялись царские власти в центре и в самом Приазовье. Царь требовал от губернатора всеми возможными мерами хранить Азовский и Таганрогский гарнизоны «от прельщения».

Готовясь к наступлению на Азов и Таганрог, Кондратий Булавин, несомненно, знал о положении и настроениях в крае и действиях правительства. Несомненно, также, что в это время Булавин и его единомышленники в приазовских городах пытались усилить свое влияние на солдат и других жителей. Но, как показал ход сражения за Азов 5-6 июля 1708 года, предпринятых со стороны Булавина усилий оказалось недостаточно. Царским властям удалось удержать гарнизоны, запугать и изолировать остальное население городов и не допустить их перехода на сторону повстанцев. Восставшие потерпели под Азовом поражение, а сам Кондратий Булавин вскоре погиб. 11 июля в Таганрог вступили ожидавшиеся губернатором подкрепления, и открытое выступление народных масс города против царских властей стало невозможным.

С 1700 по 1710 год Азовский военно-морской флот и Таганрогская крепость выполняли роль стража пограничных рубежей в бассейне Азовского моря, содействовали сохранению «мирного состояния» между Россией и Турцией. Но на исходе первого десятилетия XVIII века положение на юге резко изменилось. Не примирившаяся с потерей Северо-Восточного Приазовья Турция развязала в 1710 году новую войну против России. Русское правительство оказалось перед необходимостью вести одновременно борьбу против шведов на северо-западе, турок и татар - на юге.

В ходе русско-турецкой войны одним из театров боевых действий вновь стало Приазовье. В 1711 году в Азовское море вошла крупная турецкая эскадра с десантными войсками, предназначенными для захвата Таганрога и Азова. В июле русскому флоту и гарнизону Таганрогской крепости впервые пришлось держать экзамен в крупном «воинском промысле». Испытание прошло вполне успешно: русские военные корабли не допустили турецкий флот к таганрогской гавани, а сухопутные части разгромили турецкий десант под Таганрогом в районе Петрушиной косы.

Между тем на основном театре военных действий - реке Пруте - Россия потерпела крупную неудачу. Русские войска, возглавляемые Петром, были окружены превосходящими силами турок. По условиям заключенного вслед за этим Прутского мирного договора Россия обязалась возвратить Турции Азов и разрушить Таганрог, а также не содержать впредь военно-морского флота на Азовском море.

19 сентября 1711 года Петр I сообщил руководителю обороны Приазовья адмиралу Ф. М. Апраксину: «Как не своею рукою пишу: нужно турок удовлетворить... Таганрог разорить как можно шире, однако же, не портя фундамента, ибо, может быть, бог иначе совершит». Распоряжение Петра было исполнено, и в начале февраля 1712 года русские войска покинули разрушенный город.

На протяжении 50 с лишним лет таганрогская гавань, крепость и город лежали в развалинах. Предпринятая было в 30-е годы XVIII века попытка восстановить военно-оборонительные сооружения Таганрога не увенчалась успехом.

Восстановление Таганрога стало возможным только в ходе русско-турецкой войны 1768-1774 годов, которая открыла перед Россией реальную возможность стать черноморской державой.

2 апреля 1769 года русские войска вступили в разрушенный город. Вскоре последовал указ Екатерины II на имя вице-адмирала А. Н. Сенявина, предлагавший «таганрогскую гавань поставить в такое состояние, чтоб она могла служить как убежищем судам, так и для построения оных».

При восстановлении гавани и крепости широко применялся опыт, приобретенный в период первоначального строительства Таганрога в петровское время. Гавань и крепость возводились на старом месте с использованием сохранившейся части петровских сооружений. Одновременно в Таганроге были учреждены адмиралтейство и корабельная верфь.

К весне 1771 года первые суда Азовского военно-морского флота были готовы. В апреле возглавлявший строительство кораблей вице-адмирал А. Н. Сенявин с гордостью писал графу Чернышеву: «Вообразите мое удовольствие видеть с 87-футовой высоты стоящие перед гаванью (да где ж? - в Таганроге) суда под военным российским императорским флагом, чего со времен Петра Великого... здесь не видели...»

17 мая 1771 года произошел торжественный акт поднятия вице-адмиральского флага на флагманском корабле. «Хотин», символизировавший возрождение русского военного флота на Азовском море. К этому времени Донская флотилия (так назывался тогда Азовский флот) состояла из пяти 42-пушечных прамов, одного трехмачтового корабля, двух бомбардирских судов, двух фрегатов и нескольких иных более мелких кораблей. Флотский экипаж был укомплектован главным образом матросами и офицерами из Балтики. Среди них находился будущий знаменитый флотоводец Ф. Ф. Ушаков, прослуживший в Таганроге ряд лет до перевода в Черноморский флот.

По Кучук-Кайнарджийскому мирному договору 1774 года Азовское море целиком перешло в состав России. В ее руках оказалась и Керчь, открывавшая выход в Черное море. В 1778 году началось судостроение в Херсоне. Однако вплоть до 1783 года Таганрог продолжал оставаться основной операционной базой русского военно-морского флота на юге. После присоединения в 1783 году Крыма к России и основания Севастополя город оказался в глубоком тылу и потерял военно-стратегическое значение. Военные суда из Таганрога перешли в Херсон и Севастополь, положив начало русскому Черноморскому флоту. Крепость была упразднена.

Так закончился первый этап истории Таганрога.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Магазин игрушек в санкт-петербурге: микстойс интернет магазин игрушек tvoedetstvo.ru.


Пользовательского поиска