История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава III. В эпоху капитализма

В течение второй половины XIX века внешнеторговые обороты России увеличились в 4,7 раза, в том числе вывоз за границу - почти в 7 раз. Успехи промышленности не внесли решающих перемен в структуру экспорта. Он по-прежнему имел преимущественно сельскохозяйственный характер, но ведущую роль в вывозе хлеба стали играть теперь южные порты страны.

По сравнению с 60-ми годами обороты таганрогского рейда заметно выросли. На иностранные и русские суда перегружались местные грузы и экспортные товары, прибывшие в Ростов, так как из-за мелководья гирл Дока крупные корабли не могли подойти к Ростовскому порту. В первом десятилетии XX века таганрогский рейд занимал второе место в России по размерам вывоза и шестое - по количеству привозимых товаров.

Основным предметом вывоза за границу оставался хлеб.

В 1913 году в Таганроге действовали 10 экспортных контор, 35 комиссионерств и агентств иностранных и русских обществ, 11 ссыпщиков хлеба.

Если в первой половине XIX века подавляющее большинство экспортного хлеба доставлялось в Таганрог на возах и отчасти водой, то в 1869 году положение резко изменилось: к Таганрогу подошла Курско-Харьковско-Азовская железная дорога, и по ней в город устремился непрерывный поток хлебных грузов.

Помимо зерновых культур, через Таганрог продолжали идти за границу сало, шерсть, масло, икра.

Развитие торговых связей в капиталистическую эпоху привело к появлению в Таганроге банков. Крупнейшим из них являлся Азовско-Донской коммерческий банк, возникший в 1871 году.

По-прежнему стоял вопрос об усовершенствовании порта. Коренные недостатки таганрогской гавани, нехватка складских помещений в порту сдерживали развитие внешнеторговых операций.

Мысль о создании в Таганроге удобного порта оставалась навязчивой идеей предпринимателей и властей вплоть до первой мировой войны.

Последний проект был разработан в 1909 году. Местные воротилы, несмотря на огромные прибыли, выделить средства на строительство порта не хотели. Поэтому проект решено было осуществить с помощью займа. Однако правительство не оказало помощи городу.

Между тем быстрое развитие капитализма на Юге России содействовало развертыванию хозяйственной деятельности всех портовых городов Азовского и Черного морей. И крупнейший внешнеторговый порт Азовского моря первой половины XIX века, Таганрог, через несколько десятилетий оказался оттесненным на третье место в этом бассейне после Ростова и Мариуполя. Среди всех портовых городов России в конце XIX - начале XX века он занимал десятое место по размерам экспорта и восьмое - по объему импорта.

В пореформенный период произошли существенные перемены в таганрогской внутренней торговле.

Ярмарки отживали свой век. На смену им пришли постоянные торговые пункты - магазины, и Петровская, улица и Гоголевский переулок превратились в главные торговые магистрали Таганрога.

Новым явлением в экономике Таганрога, целиком обязанным быстрому развитию капитализма, было возникновение крупной промышленности.

Свободные денежные капиталы долгое время крайне неохотно вкладывались в промышленность, так как занятия внешней торговлей и товарным земледелием давали значительно большие прибыли.

Появление крупной промышленности в Таганроге было тесно связано с дальнейшим проникновением в экономику России иностранного капитала, устремившегося в страну в погоне за сверхприбылями в 90-е годы - в период нового промышленного подъема.

В 1896 году на средства бельгийских капиталистов в городе началось строительство металлургического завода с полным металлургическим циклом. В следующем году первая очередь завода вступила в строй.

Завод производил балки, швеллеры, рельсы, трубы, железнодорожные бандажи, листовое, кровельное и сортовое железо. Дешевизна доставки керченской железной руды, донбасского угля, а также жестокая эксплуатация рабочих позволили владельцам завода захватить ключевые позиции, а затем и монополизировать рынки сбыта на юге.

В том же, 1896 году бельгийское общество «Альберт Нев, Вильде и К°» приступило к строительству котельного завода. Наряду с котлами, завод выпускал металлические конструкции, чугунное и медное литье. По объему продукции и числу рабочих он значительно уступал металлургическому заводу.

Котельный завод в дореволюционном Таганроге
Котельный завод в дореволюционном Таганроге

Перешел в руки бельгийских капиталистов и был значительно расширен основанный в 1853 году кожевенный завод.

Рассказывая об изменениях, которые произошли в городе в конце XIX века, таганрожец П. Ф. Йорданов писал А. П. Чехову: «Вы не узнаете теперь того района, о котором Вы упоминаете: наши степи теперь горят электрическими огнями, заводы растут, как грибы, и то, что произошло с Екатеринославом, все энергичнее и живее надвигается на нас - ведь и над мирным Таганрогом теперь постоянно видно зарево от доменных печей, и слышен гул и лязг железа».

К 1914 году намного увеличил свое производство металлургический завод, имевший уже 4 доменные и 4 мартеновские печи, 3 томасовских конвертора, листопрокатные и иные станы. Расширили выпуск продукции котельный и кожевенный заводы, а также построенный в начале XX века германскими капиталистами завод по производству маслобойного оборудования.

Возникновение и развитие крупных заводов привело к значительному изменению структуры торгово-промышленного оборота, в нем резко увеличилась доля продукции промышленности. При этом если в Ростове-на-Дону преобладали пищевкусовые предприятия, то в Таганроге ведущую роль играла тяжелая индустрия.

По степени концентрации производства и рабочих на крупнейших предприятиях Таганрог в начале XX века стоял на одном из первых мест во всей Российской империи.

Столь же приметное место принадлежало Таганрогу и по степени участия иностранного капитала во всех важнейших отраслях экономики города. Интересы бельгийских, французских, греческих, итальянских, английских и иных иностранных предпринимателей, получавших ежегодно многомиллионные прибыли за счет беспощадной эксплуатации трудовых масс, защищали 13 консульств, имевшихся в Таганроге накануне первой мировой войны.

Рост торговли и промышленности Таганрога и порожденный этим повышенный спрос на рабочую силу привели к дальнейшему росту населения. В 1913 году в Таганроге проживало свыше 71 тысячи человек, т.е. за 50 с небольшим пореформенных лет число жителей города возросло в 3,5 раза.

Вместе с прочным утверждением капитализма в России, в Таганроге, как и в других городах страны, происходит формирование промышленной буржуазии и пролетариата.

Эксплуататорское меньшинство населения Таганрога составляли теперь капиталисты, банкиры, купечество, крупные землевладельцы и домовладельцы, высшие чиновники и служители культа. В стремлении достичь наивысшего обогащения они не гнушались ничем. История капиталистического развития Таганрога - это история экономического и социального насилия над рабочими массами, история бесконечного жульничества и спекулятивных махинаций, к которым в погоне за длинным рублем прибегали власть имущие.

В 1881 году в городе разразился грандиозный скандал, прогремевший на всю Россию. Таганрогский коммерсант-миллионер Марк Вальяно был пойман с поличным. Выяснилось, что главным источником создания его огромного капитала являлась контрабандная торговля иностранными товарами без уплаты таможенных пошлин. В деле оказались замешаны многие другие коммерсанты, служащие таможни, в том числе и ее управляющий и высшее чиновничество города во главе с градоначальником князем Максутовым.

Царское правосудие по-своему расправилось с участниками этого дела. Вальяно - организатор и руководитель всех контрабандных операций - отделался испугом и миллионной взяткой и остался на свободе, зато мелкие сошки - служащие таможни - были упрятаны в тюрьмы, высланы в Сибирь.

Начало, образования постоянных кадров пролетариата в Таганроге приходится на 60-70-е годы, но особенно быстро ряды его растут в конце XIX - начале XX века, в период энергичного промышленного строительства.

В канун первой мировой войны на промышленных предприятиях города, железной дороге и в порту имелось около 8,5 тысячи рабочих. Тяжелым и безрадостным было их положение. Рабочий день на заводах и фабриках города продолжался 10-12 часов. Несовершенное оборудование, отсутствие удовлетворительной охраны труда и техники безопасности служили причиной огромного количества несчастных случаев.

«Когда утром Вы попадете в ту часть города, около которой расположены заводы, и увидите, сколько калек тащится к заводскому приемному покою, уверяю Вас, мне, человеку уже привыкшему к этому зрелищу, становится страшно», - писал П. Ф. Йорданов А. П. Чехову.

Заработная плата рабочих даже на крупнейшем предприятии города - металлургическом заводе - не обеспечивала, как правило, элементарные нужды семьи. Действовавшая на заводах система штрафов сокращала и без того скудный заработок, оставляла на долю рабочих семей гроши.

Чрезвычайно разорительными для рабочих были лавки, выдававшие продукты в кредит. Как отмечало в 1900 году таганрогское общество потребителей, «рабочие вследствие невозможности приобретать постоянно товары за наличные деньги, принуждены пользоваться кредитом у лавочников, уплачивая большие проценты».

Характерные для капиталистического производства кризисы и депрессии сопровождались порой закрытием целых цехов и массовым увольнением рабочих, пополнявших никогда не исчезавшую армию безработных.

Начальники цехов, мастера, десятники, в большинстве своем иностранцы, издевались над рабочими, безнаказанно злоупотребляли своим положением.

За спиной администрации заводов стояли специальные отряды полиции, защищавшие интересы предпринимателей. Еще до-завершения строительства первых двух крупных заводов, в конце 1896 года, правление Таганрогского металлургического общества обратилось к властям Таганрога с просьбой о расширении городской полиции, с тем чтобы «завод мог пользоваться ею во всякое время дня и ночи».

Положительное решение городской думы и военного министра последовало быстро.

Совсем по-иному относились владельцы заводов к устройству на предприятиях столовых, бань, общежитий. Потребовался ряд лет упорной борьбы рабочих, прежде чем администрация заводов осуществила весьма скромные и лишь частичные меры в этом направлении. На большинстве предприятий города элементарные санитарно-бытовые условия для трудящихся вообще не были созданы.

Общую картину безотрадной жизни фабрично-заводских рабочих Таганрога дополняла страшная жилищная нужда.

Особое место в Таганроге, как и в любом другом капиталистическом городе, занимали многочисленные люмпен-пролетарии - босяки и иные деклассированные элементы, городское дно.

В 1887 году таганрогское градоначальство было упразднено, а Таганрог присоединен в административном отношении к Области войска Донского на правах уездного (окружного) города (до этого времени он входил в состав Екатеринославской губернии).

В соответствии с «городовым положением» 1870 года в Таганроге была учреждена городская дума, в круг ведения которой входили местное благоустройство, торговля, здравоохранение и народное образование.

Право участвовать в выборах гласных городской думы, по закону 1892 года, имели только владельцы крупного недвижимого имущества и торгово-промышленная верхушка города.

Практически все нити управления городским хозяйством находились в руках исполнительного органа думы - городской управы во главе с городским головой.

Во второй половине XIX - начале XX века значительно увеличилась численность городской полиции, была реорганизована и усилена тайная политическая полиция. Судебные учреждения царской России были представлены в Таганроге окружным и несколькими мировыми судами. После присоединения города к Области войска Донского в нем постоянно находились казачьи части.

Продолжала застраиваться старая часть города. Ликвидировались пустыри на Петровской, Греческой и других центральных улицах, сносились старые, ветхие и строились новые дома.

С 70-х годов довольно широко развернулись дорожные работы. К исходу века основная часть улиц и переулков в центральной части города, в которой проживало состоятельное население, была уже замощена. Одновременно велось озеленение центра города.

Большое строительство развернулось за пределами прежней городской черты. Велось оно главным образом в северном и северо-западном направлениях.

Во второй половине 60-х годов в связи с сооружением железнодорожного вокзала начала быстро застраиваться привокзальная территория. В 80-90-х годах заселялись места по продолжению нынешних улиц Чехова, Розы Люксембург, Карла Либкнехта и соседних с ними. Сюда было переведено частично население из района бывшей крепости. Так сложился новый городской район, населенный беднотой, совершенно неблагоустроенный. В нем не было ни мощеных дорог, ни зелени, ни воды.

Другим районом трущоб стала территория, расположенная между линией железной дороги, ведущей на Ростов, и морем. Там находились городская выгонная и частновладельческие земли. После возникновения крупной промышленности на этих землях селились в основном рабочие металлургического и котельного заводов.

Не лучше выглядел район бывшей крепости. Предпринятое городскими властями в конце XIX века переселение жителей из этого района не было доведено до конца. Часть населения осталась в крепости, к тому же в ней продолжал селиться бедный люд. «Крепость, - писала в 1904 году ростовская газета «Донская речь», - это одна из падчериц города Таганрога, которой не касаются никакие культурные начинания города. В многочисленных балках здесь сваливают навоз, из которого образуются зловонные потоки; редкие фонари зажигаются разве только в табельные дни или когда вздумается подрядчику. Здесь же ютятся различные трущобы, в которые ночью не решается проникнуть даже полиция, предварительно не вооружившись».

Сходным было положение в портовых казармах для сезонных рабочих, массами приходивших в город на время летней навигации (зачастую за тысячу и более верст).

В годы первой мировой войны, после эвакуации в Таганрог крупного Русско-Балтийского завода из Ревеля, началось энергичное жилое строительство в западной части города.

Сформированные из представителей эксплуататорского меньшинства дума и управа Таганрога не сумели решить ни одной крупной проблемы городского хозяйства.

На протяжении ряда десятилетий в органах городского управления шли дебаты о необходимости устройства в Таганроге водопровода, канализации, а затем трамвая и электростанции. В бесплодных разговорах проходило время, но дело с места не двигалось. Привлеченные возможностью крупной наживы свои услуги по сооружению в городе этих объектов предлагали различные иностранные и русские акционерные общества, отдельные дельцы. Менялись подрядчики, названия фирм и обществ, а неизменным оставалось только одно - стремление нажиться за счет города.

Особенно многочисленными были проекты строительства таганрогского водопровода. Откуда только ни предполагали взять воду для города предприимчивые дельцы: из Миуса и моря, из колодцев простых и артезианских, из желобков и 15 десятин городской выгонной земли, залитой цементом или асфальтом, на которой могла собираться дождевая и снеговая вода. Но авторов всех самых замысловатых проектов перещеголял некий Бондаревский, предложивший купить у него за 60 тысяч рублей секрет проведения в Таганрог воды по «азиатскому способу». Что разумел под этим способом Бондаревский, осталось его тайной, так как на этот раз думские деятели проявили достаточно благоразумия и секрет не купили.

Отсутствие хорошей питьевой воды, канализации, скученность, грязь, постоянное недоедание содействовали массовому распространению заразных болезней, которым, по данным отчета Общества Красного Креста за 1909 год, были особенно подвержены дети. «В смысле района местожительства, - отмечалось в том же отчете, - больше всего заболевают заразными болезнями жители крепости, порта, Касперовки, Камбициевки, Новоселовки, Новостроенки и Скараманговки».

Медицинское обслуживание населения Таганрога, прежде всего его трудовой части, не было сколько-нибудь заметно улучшено и к концу существования капиталистического города.

В 1914 году в Таганроге имелись только 232 боль­ничные койки, почти все они были платными. За содержание и лечение больного в сутки взималось от одного до двух рублей. Такая плата, как правило, оказывалась не под силу трудящимся.

Небольшое число бесплатных коек для неимущих и два содержавшихся думой врача для приема бедных больных, разумеется, никоим образом не могли исправить положения.

Дореволюционный Таганрог на всем протяжении его существования так и не смог избавиться от массовых эпидемий чумы и других страшных болезней, посещавших город, в частности, в 1892, 1893 и 1914 годах.

К 1914 году число учебных заведений в городе несколько возросло по сравнению с концом XIX века. Появились специальные коммерческое и техническое училища, увеличилась сеть средних общеобразовательных заведений, однако вследствие высокой платы за обучение (от 30 до 150 рублей в год) дети трудящихся практически не могли в них обучаться. Из 5,4 тысячи детей школьного возраста в 1913 году обучалось только 3,2 тысячи; 2,2 тысячи оставались вне школы.

Первая всеобщая перепись населения 1897 года показала, что в Таганроге было 56,8 процента неграмотных, в том числе среди женщин 68,5 процента. При этом из числа грамотных на долю получивших так называемое домашнее и низшее образование приходилось 88,7 процента, среднее образование имели только 10 процентов жителей.

В начале XX века вновь возобновились разговоры об открытии в Таганроге высшего учебного заведения - учительского института или университета. На практике все свелось к тому, что в 1916 году в город была переведена из Митавы учительская семинария.

В 1866 году при участии итальянских мастеров было возведено новое здание городского театра. Великолепная акустика зрительного зала театра снискала ему славу одного из лучших, в дореволюционной России. На сцене таганрогского театра были поставлены многие пьесы А. П. Чехова, М. Горького, А. Н. Островского, Н. В. Гоголя, В. Шекспира и других классиков отечественной и зарубежной драматургии. И хотя, конечно, не они определяли основное содержание репертуара городского театра, постановка классических произведений на таганрогской сцене была приметным событием в культурной жизни города.

Предметом особой гордости горожан, явлением далеко не заурядным для провинциального города, была итальянская опара, содержавшаяся в 60-70-е годы на средства купцов-меценатов.

В разные годы в Таганроге выступали гастролировавшие по России выдающиеся русские актеры М. С. Щепкин, А. Южин, М. Савина; украинские труппы под управлением Саксаганского и Старицкого; композиторы М. Мусоргский, С. Рахманинов, С. Танеев; итальянский трагик Томазо Сальвини; блестящий негритянский актер Аира Ольдридж. Трижды приезжал в город и жил здесь у брата Ипполита П. И. Чайковский.

В 1876 году открылась первая городская библиотека, в 1898 - основан городской краеведческий музей, в 1907 году построен первый электробиограф (кинотеатр) «Мираж», спустя несколько лет сооружено деревянное здание цирка. В 1871 году стала издаваться первая частная газета «Азовский вестник», позже переименованная в «Таганрогский вестник». Среди городской интеллигенции появились художники, музыканты, публицисты.

С Таганрогом связаны важнне страницы жизни и деятельности писателей К. М. Станюковича, В. А. Слепцова, К. А. Тренева, юношеские годы К. Паустовского, художников К. А. Савицкого, А. Куинджи.

Выдающийся вклад в развитие культурной жизни Таганрога внес Антон Павлович Чехов. «Я счастлив, - писал он землякам, - что могу хотя чем-нибудь быть полезен родному городу, которому я многим обязан и к которому продолжаю питать теплое чувство».

А. П. Чехову Таганрог обязан заботами о городской библиотеке, создании краеведческого музея, сооружении в 1902 году великолепного памятника Петру I работы М. М. Антокольского и многими добрыми делами.

Памятник основателю Таганрога Петру I. Скульптор М. М. Антокольский
Памятник основателю Таганрога Петру I. Скульптор М. М. Антокольский

Однако, несмотря на титанические усилия А. П. Чехова и деятельность близкого к нему кружка таганрогских энтузиастов, ни библиотека, ни музей так и не стали в дореволюционные годы массовыми культурно-просветительными учреждениями, доступными широким трудящимся массам.

В то время как А. П. Чехов неустанно на протяжении многих лет пополнял городскую библиотеку, царская цензура беспощадно очищала ее книжные фонды от всякой предосудительной, с точки зрения официальных властей, литературы. В апреле 1904 года заведующий городской библиотекой писал А. П. Чехову: «Лучшие сочинения по истории и социологии и прочие изъяты. Серьезно пострадала и беллетристика: Гаршин, Златовратский, Каранин, Короленко, Толстой с XII тома, даже Станюкович также изъят...» В 1913 году книжный фонд городской библиотеки составлял всего лишь 13 тысяч экземпляров. Еще медленнее росло число подписчиков библиотеки, которых в том же году было 232 человека.

В 1914 году по проекту друга А. П. Чехова, академика архитектуры Шехтеля, было построено новое здание городской библиотеки и музея А. П. Чехова, сбор пожертвований на сооружение которого начался еще в первые годы XX века.

Попытки отдельных благотворительных организаций, таких, как общество для устройства народных библиотек-читален, музыкально-драматическое, оживить культурную жизнь города, приобщить к культуре большой круг горожан оказались обреченными в условиях царской России на неудачу. Капитализм с его принципами обогащения за счет нещадной эксплуатации, антисоциальной сущностью, культом индивидуализма, с одной стороны, охранительная политика царского правительства, с другой, становились неодолимой преградой на пути всяких общественных начинаний, сводили их на нет.

Как и прежде, основными центрами культурного досуга, времяпрепровождения состоятельной части населения города, его эксплуататорского меньшинства, оставались клубы Коммерческого, а затем и так называемого Общественного собрания. «Жизнь клубов, - по свидетельству П. П. Филевского, - ничем не отличается от такой же в других городах: те же балы для (вывоза дочерей в свет и приискания им женихов, те же скандалы из-за распоряжения танцами: или столкновения за картами, в сущности, пустыя,. ни о чем, кроме пустоты клубной жизни, не свидетельствующия...»

Иными помыслами, другими заботами жила революционно-демократическая интеллигенция, передовая часть таганрогских пролетариев.

Таганрог последней четверти XIX - начала XX века - один из крупных революционных центров на Юге страны, летопись которого хранит и подвиги героев-одиночек и мощные выступления народных масс, руководимых большевиками.

Летом 1874 года в Таганроге возник кружок революционных народников, входивший в состав Большого общества пропаганды (кружка чайковцев). Во главе его стоял студент медико-хирургической академии И. Павловский. Кружок получал различную нелегальную литературу, издававшуюся Большим обществом пропаганды как в России, так и за рубежом. Деятельность кружка была прервана арестами, а его участники предстали в 1877 году перед судом вместе с другими пропагандистами-народниками по знаменитому в истории революционного движения 70-х годов «делу 193».

В первой половине 80-х годов Таганрог становится одним из опорных пунктов деятельности народовольцев.

В 1882 году в Таганрогской мужской гимназии, на паровой мельнице Алфераки и в железнодорожном дело создаются народовольческие кружки из числа учащейся молодежи и рабочих. На собраниях кружков рассматривались насущные политические вопросы, читались лекции по политэкономии, истории и социологии, обсуждались труды Чернышевского, Добролюбова, Шелгунова, Лаосаля, Маркса, Энгельса. Большую пропагандистскую работу в кружках вел, в частности, активный деятель «Народной воли» В. Г. Тан-Богораз, в будущем известный этнограф и лингвист.

В 1885 году в городе была организована тайная типография «Народной воли». Выдающуюся роль в ее создании сыграли Аким Сигида, Екатерина Тринидатская, Устинья Федорова, жена А. Сигиды - Надежда Сигида (Малаксианова). «Надя была среди нас исключительной личностью, влиявшей на нас весьма благотворно своей недосягаемой справедливостью, искренностью и полнейшим отрешением от личных земных благ», - писал впоследствии активный участник таганрогского подполья народоволец В. Зелененко.

Народовольцы Таганрога поддерживали тесную связь с Ростовом-на-Дону, Харьковом, Екатеринославом.

В январе 1886 года таганрогская организация «Народной воли» была раскрыта царскими ищейками. При обыске у Надежды Сигиды было найдено большое количество печатных изданий революционного содержания, в том числе несколько десятков экземпяров журнала «Народная воля». Была обнаружена также полностью укомплектованная ручная типография.

Дело А. и Н. Сигиды, Е. Тринидатской, У. Федоровой, Б. Д. Оржиха и трех других их товарищей явилось одним из последних крупных народовольческих судебных процессов 80-х годов. Слушалось оно в Петербурге в особом присутствии правительствующего сената, при закрытых дверях. Подсудимые обвинялись в хранении взрывчатых веществ, организации тайной типографии, печатании и хранении революционных изданий, принадлежности к партии «Народная воля». Всех их приговорили - к смертной казни через повешение, которую заменили долголетними каторжными работами.

На Карийской каторге, куда в числе других сослали Надежду Сигиду, господствовал режим безудержного произвола, глумления над личностью политкаторжан. Вступившись за честь одной из политических заключенных, Сигида нанесла пощечину коменданту каторги. Рассвирепевшее начальство распорядилось подвергнуть ее наказанию розгами, после которого она вскоре скончалась. Узнав об этом, ряд политкаторжан- мужчин и женщин - в знак протеста против чудовищных порядков и надругательств покончили с собой.

Трагические события, разыгравшиеся на Карийской каторге, вскоре стали известны во всем мире. Ф. Энгельс говорил, что подвиг этой удивительной русской женщины, Надежды Сигиды, никогда не забудется и что трагедия на Каре достойна открыть историю жизнеописаний святых, героев и мучеников за революцию.

Деятельность народовольцев в Таганроге заставила царскую охранку уделить особое внимание этому городу. Министерство внутренних дел внесло предложение о создании в Ростове-на-Дону особого жандармского управления на правах губернского «с подчинением ведомству сего управления всей донской территории». Предложение министерства было вскоре реализовано, и в дальнейшем борьбу с революционным движением на территории области возглавляло Донское областное жандармское управление.

С началом нового, пролетарского этапа русского освободительного движения характер и масштаб революционной борьбы в Таганроге, как и во всей стране, коренным образом меняются. Одно за другим следуют массовые выступления рабочих металлургического, котельного заводов, железнодорожных мастерских, других предприятий города, протестующих против бесчеловечной эксплуатации, политических преследований со стороны царизма. Все шире развертывается пропагандистская и организаторская работа социал-демократических групп и кружков, возникших в 90-х годах XIX века. Их деятельность подготовила создание в 1902 году городского комитета РСДРП, возглавившего борьбу трудящихся Таганрога.

Огромную роль в политическом воспитании таганрогских пролетариев, в становлении социал-демократической организации города сыграли работы Владимира Ильича Ленина, редактировавшаяся им газета «Искра».

Ко времени начала первой русской буржуазно-демократической революции рабочий класс Таганрога, руководимый большевиками, прошел уже значительную школу политической борьбы и сумел внести заметный вклад в общее революционное дело.

10 января 1905 года, на другой день после Кровавого воскресенья, - рабочие города горячо обсуждали выступления петербургского пролетариата. Начиная; с апреля в Дубках устраиваются многолюдные митинги и собрания. В июне-июле в Таганроге состоялись крупные забастовки.

Одна из них началась утром 21 июля. Около 700 рабочих Таганрогских железнодорожных мастерских и. депо потребовали введения 8-часового рабочего дня, повышения заработной платы на 25 процентов, улучшения санитарных условий на производстве, медицинской помощи, увольнения помощника начальника депо и нескольких мастеров «за грубое обращение с подчиненными и разные вымогательства». К железнодорожникам примкнули рабочие казенного винного склада и табачной фабрики. Забастовщики были настроены по-боевому, в толпе собравшихся раздавались возгласы: «Долой полицию!», «Вооружайся железом!»

Властям пришлось стянуть почти все наличные полицейские и воинские силы, чтобы восстановить железнодорожное сообщение и не допустить присоединения к забастовщикам рабочих соседнего котельного завода. Одновременно были затребованы дополнительные войска из Новочеркасска.

На следующий день рабочие провели массовый митинг в поддержку выдвинутых требований. Только применив угрозу локаута и получив подкрепление, власти, подавили забастовку.

С весны 1905 года во главе рабочих Таганрога вновь стала городская социал-демократическая организация, восстановленная после арестов 1904 года. Таганрогские социал-демократы прочно стояли на большевистских позициях. Уже в июне руководящее ядро таганрогских социал-демократов признало III съезд партии и его решения. В августе городское нелегальное партийное собрание, в свою очередь, постановило: «Признавая III съезд партийным, выражая солидарность с ним по тактическим вопросам и принимая партийный устав, предложить ЦК включить таганрогскую группу в состав партии».

Широкий отклик в Таганроге нашли октябрьские события 1905 года.

Как только в город пришло известие о начале всеобщей октябрьской политической стачки, таганрогские большевики призвали рабочих активно поддержать героическую борьбу пролетариев Москвы и Петербурга. 12 октября забастовали телеграфисты. Через два дня к ним присоединились рабочие железнодорожного узла, и движение по железной дороге было прервано.

Вся страна была охвачена политической стачкой. Царь Николай II, напуганный революционным движением, вынужден был 17 октября издать манифест с обещанием «даровать населению незыблемые основы гражданской свободы».

Либеральная буржуазия вполне удовлетворилась куцыми обещаниями царизма. Большевики, раскрывая перед пролетариями истинный смысл манифеста, призывали их продолжать борьбу до победного конца.

Уже в первый день получения манифеста ряд видных большевиков, в том числе Тихон Руденко, Иван Гапонов, Константин Старцев, Елизавета Волошина, направились по заданию социал-демократического комитета на котельный и металлургический заводы. У заводов состоялись многолюдные митинги. В своих ре­чах большевики призывали: «Долой самодержавие!» Затем рабочие с пением революционных песен двинулись в центр города. У зданий окружного суда, дворца Александра I и городской управы были проведены новые митинги под лозунгами: «Долой царя!», «Долой самодержавие!»

Елизавета Волошина
Елизавета Волошина

На следующий день власть в городе захватили черносотенные элементы, исподволь организованные полицией из сынков лавочников, уголовников, драгилей. Начались погромы. Однако вскоре решительными действиями рабочих бесчинства черносотенцев были прекращены.

Большевики города продолжали подготовку всеобщей политической стачки. 19 октября началась забастовка на котельном заводе, 20 октября - в день празднования годовщины восшествия на престол Николая II - на крупнейшем в Таганроге металлургическом заводе. 21 октября забастовка стала всеобщей.

В дни всеобщей политической стачки родилась новая форма работы большевиков среди трудящихся города - рабочие клубы. Первый рабочий клуб был открыт на углу Кузнечной улицы и 9-го переулка. В этом клубе, в котором по вечерам собирались сотни рабочих, ежедневно проводились беседы на политические темы, обсуждался ход забастовочного движения.

Несмотря на угрозы со стороны властей и репрессии, всеобщая забастовка в Таганроге продолжалась до тех пор, пока рабочие не добились выполнения значительной части своих требований, предъявленных предпринимателям. 24 октября, одержав крупную победу, пролетариат города прекратил забастовку.

Октябрьская стачка рабочих Таганрога, продолжавшаяся в общей сложности 12 дней, сыграла большую роль в дальнейшем развитии революционного движения в городе. Лозунги большевиков нашли широкий отклик в массах, авторитет большевиков на всех предприятиях Таганрога еще более возрос.

8 бурные декабрьские дни 1905 года пролетариат Таганрога вновь в полную силу Заявил о своей решимости бороться до полной победы над самодержавием.

9 декабря, по примеру рабочих Москвы и ряда других городов страны, забастовали таганрогские железнодорожники, котельщики, металлурги, кожевники. На следующий день политическая забастовка переросла во всеобщую.

В этот день, по решению городской организации РСДРП, был создан Таганрогский Совет рабочих депутатов. В него вошли депутаты, избранные от всех служб станции Таганрог, металлургического, котельного, кожевенного заводов, портовых, мастерских, телеграфа, типографии. Заседания Совета проходили при большом скоплении народа.

Возникший для руководства всеобщей политической стачкой Совет вскоре стал превращаться в орган новой, народной власти.

Сразу же после своего образования Совет постановил закрыть все магазины, винные лавки, гостиницы, официальные присутственные места, сделав исключение только для лавок со съестными товарами первой необходимости. Был установлен прочный контроль за работой железной дороги.

Была создана боевая дружина, установлена тесная связь с войсками местного гарнизона, организован сбор средств в фонд забастовки. 12 декабря в руки рабочих перешли типографии, в которых началось печатание листовок, а с 13 декабря - газеты «Известия Совета рабочих депутатов города Таганрога. Первый номер газеты заканчивался призывом: «Товарищи! Смело в бой за свободу, за счастье народа! Да здравствует всеобщая политическая забастовка! Да здравствует Учредительное собрание!»

С 10 по 14 декабря Совет проводил многотысячные митинги рабочих. На одном из них пролетариев Таганрога приветствовали представители Совета рабочих депутатов Ростова и Нахичевани, восторженно встреченные собравшимися.

На несколько дней власть в городе фактически перешла в руки Совета. Однако Совет по ряду причин не смог перевести всеобщую политическую забастовку в вооруженное восстание и полностью ликвидировать старую власть в городе. Между тем официальные городские власти лихорадочно совещались в поисках выхода. 15 декабря, по распоряжению донского наказного атамана, город был переведен на чрезвычайное положение. 16 декабря прибывшие в Таганрог новые войска заняли станцию, Совет рабочих депутатов был разогнан, начались аресты.

Предпринятая было боевой дружиной попытка поднять восстание 17 декабря закончилась неудачей. Разоружив полицию котельного завода, рабочие направились к металлургическому заводу, но там их рассеяли войска. В последующие дни продолжались многочисленные аресты.

В 1906 году активные члены Совета были преданы суду. За день до открытия судебного заседания по Таганрогу были распространены прокламации городского комитета РСДРП. «Товарищи, дело Совета депутатов - ваше собственное дело, - писали таганрогские большевики, - в его лице над вами царское правительство чинит свой неправедный суд. Вы открыто и всеобщим голосованием выбрали Совет, открыто и гласно вел он свои дела и давал постоянный отчет вам, своим избирателям. Поэтому, предавая его суду и обвиняя в преступных действиях, царское правительство бросает обвинение всем вам, вообще пролетариям... Подсудимые - наши избранники. За то, что они делали, они: ответственны перед нами, своими избирателями, и: только мы, только пролетариат, можем их судить, а не царские продажные судьи».

По инициативе большевиков в 1906 году в городе был создан Совет безработных, выполнявший многие функции Совета рабочих депутатов 1905 года. Под его руководством состоялись многочисленные стачки рабочих промышленных предприятий Таганрога, закончившиеся победой забастовщиков. Совет безработных вел; активную политическую работу в массах, готовил оружие для возобновления вооруженной борьбы с самодержавием.

Третьеиюньский переворот 1907 года ознаменовал наступление столыпинской реакции. Во всей стране, в том числе и в Таганроге, развернулась бешеная травля большевиков, массовые репрессии обрушились на рабочий класс. Однако и в неимоверно трудных условиях пролетариат Таганрога, руководимый большевиками, не сложил оружия. На смену арестованным приходили новые революционеры. Энергичную деятельность в эти годы вели в Таганроге А. К. Глушко (Глушков), А. К. Кукобин, 3. Стрибуль, Р. А. Капкин.

5 июня 1908 года Таганрогская партийная организация была разгромлена. Полиция арестовала свыше 60 человек, в том числе Антона Глушко, Андрея Кукобина. Приговоренные к ссылке в Сибирь, они смогли вернуться в город только после Февральской буржуазно-демократической революции.

А. К. Глушков
А. К. Глушков

Аресты 1908 года серьезно осложнили работу большевиков в Таганроге. Потребовались длительное время и настойчивые усилия для восстановления организации, нарушенных связей.

Период нового революционного подъема отмечен в Таганроге возобновлением массового забастовочного движения. Особо значительный размах оно приняло в 1913 - первой половине 1914 года.

Не прекратилась революционная борьба и в годы первой мировой войны. В 1915 году бастовали таганрогские металлурги, в следующем году - рабочие котельного, металлургического и Русско-Балтийского заводов. Большевики неустанно разъясняли трудящимся империалистический Характер войны, звали к борьбе с самодержавием и капиталистами.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Выбрать швеллер еще на сайте компании Димет инвест сервис www.dimetinvest.ru


Пользовательского поиска