История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Великие битвы

В просторы южных степей на протяжении многих столетий почти непрерывным потоком вторгались кочевники. Пришлые скотоводческие племена зимой останавливались в устьях рек, близ морских побережий, а в летний период передвигались в ковыльные степи, ближе к лесной полосе. Они постоянно совершали грабительские набеги на русские поселения.

Начиная с IX и до XIII века Киевская Русь вела упорную борьбу с этими племенами. Уже в X веке это было большое государство, занимавшее огромную территорию от (Карпат до Кавказа и от Балтийского моря до Черного, а по своему культурному развитию и военной мощи оно не уступало Византии. Об этом свидетельствуют летописи и археологические материалы, найденные в курганах и городищах. Центром экономической и культурной жизни Руси являлся город Киев. В кем скрещивались торговые пути «из варяг в греки» и из Европы на восток, в Аравию. Великий князь киевский объединил почти все племена восточных славян. В вассальной зависимости от него находились другие князья и бояре.

Дружинники Киевской Руси не раз совершали походы на Царьград (Константинополь). Так, в результате похода Олега в 911 году был заключен выгодный для Руси договор с греками. Но особенно широкий размах приобрели походы киевского князя Святослава, сына Игоря. Грозную силу его дружины испытали на себе многие враждебные племена. Святослав нанес сокрушительный удар по Хозарскому царству и обложил данью ясов и касогов. Он вел постоянную борьбу с печенегами, которые не знали земледелия и занимались преимущественно грабежами. Печенежские орды, вооруженные копьями и луками, молниеносно нападали на неприятеля и так же быстро скрывались от него. Набеги печенегов приносили большой вред Киевской Руси. В 968 году они напали на Киев. В это время Святослав с основными войсками находился в походе, поэтому защищал Киев маленький отряд во главе с воеводой Претичем. Трудно пришлось бы бороться этому отряду с неравными силами врага, но печенеги неожиданно обратились в бегство, узнав, что Святослав с дружиной возвращается из похода.

Еще более опасными врагами русских княжеств оказались новые кочевники - половцы, появившиеся в донских степях в середине XI века. Они вытеснили отсюда торков и печенегов, заняв северные берега Азовского и Черного морей до Днепра. После трех ожесточенных битв с русскими князьями (1061, 1068, 1093 годы) половцы овладели территорией Дона и прикубанскими степями. Приазовская Русь и Таманское княжество с городом Тмутараканью были отрезаны от Киевской Руси.

Только в 1095 году русские войска во главе с великим князем Владимиром Мономахом впервые одержали победу над половцами на их же земле, а в 1101 году им на Дону был нанесен новый тяжелый удар объединенными силами русских князей. В ожесточенной битве на реке Сутень (Молочная) было убито 20 половецких князей. В их числе и князь Азуп, именем которого в древние времена назывался нынешний город Азов.

В последующие годы русские дружины не раз громили половцев. Так, в 1111 году большое войско во главе с Владимиром Мономахом снова двинулось на Дон. Кочевники в битве с русскими потеряли около 10 тысяч человек. Спустя 5 лет поход в окрестности Дона совершили русские войска под предводительством Ярополка. Было взято три половецких города: Балин, Чевшлюев и Сугров, а также захвачено в плен много ясов - союзников половцев.

О славных ратных делах русских воинов, об их храбрых предводителях повествуют страницы древних летописей. Так, из Волынской летописи мы знаем, как войска Владимира Мономаха принудили уйти на Кавказ половецкого хана Отрока, которого впоследствии приглашал вернуться на родину, в донские степи, его брат Сырчан. Этот исторический случай ярко передан в стихотворении «Емшан» поэтом XIX века Майковым. Отрок, став царем одной из народностей Кавказа, сначала наотрез отказался от приглашения своего брата. Но когда певец, прибывший гонцом от Сырчана, показал пучок емшана, привезенный из донских степей, Отрок был глубоко тронут и согласился возвратиться.

 Отрок угрюмый принял вид 
 И, на певца не глядя, знаком, 
 Чтоб увели его, велит 
 Своим послушливым кунакам. 
 И взял пучок травы степной 
 Тогда певец и подал хану; 
 И смотрит хан - и сам не свой, 
 Как бы почуя в сердце рану, 
 За грудь схватился... Все глядит: 
 Он - грозный хан, что ж это значит? 
 Он, пред которым все дрожит, 
 Пучок травы целуя, плачет! 
 И вдруг, взамахнувши кулаком, 
 «Не царь я больше вам отныне! - 
 Воскликнул. - Смерть в краю родном 
 Милей, чем слава на чужбине!» 

Наутро Отрок снарядил караваны и отправился с дружиной в донскую степь.

Об этом рассказывается и в других русских летописях. Например, в «Повести временных лет» (Лаврентьевский список) сообщается о поражении Шарукана и Боняка, нанесенном в 1106 году войсками Владимира Мономаха, и о том, что спустя пять лет был разбит и загнан на Кавказ, за железные ворота (в Абхазию) и половецкий хан Отрок Шаруканович.

В конце XII века положение Киевской Руси резко ухудшилось. То и дело возникали феодальные распри между князь­ями, что приводило к ослаблению русских земель. Корыстолюбивые феодалы заботились больше о своих интересах, а не о судьбе русского народа и независимости своей Родины.

Этим не замедлили воспользоваться половцы. Они усилили набеги на Киевскую Русь, подвергая ее грабежам и опустошению. Особенно сильно страдали земли окраинных княжеств.

Обособленные выступления русских князей, не желавших терпеть притеснения, обычно не имели успеха и лишь усугубляли бедственное положение русского народа.

Один из таких неудачных походов был предпринят в 1185 году новгород-северским князем Игорем Святославичем. Собрав небольшую дружину и не посоветовавшись с другими князьями, не предупредив о столь ответственном шаге великого киевского князя Святослава, Игорь отправился в половецкие степи, где в столкновении с многочисленными отрядами половцев потерпел поражение.

Знаменательно, что это событие, нашедшее яркое отражение в памятниках древнерусской письменности, и, прежде всего в «Слове о полку Игореве», происходило на Диком поле, в бескрайних просторах южных русских степей. И в древних летописях, и в «Слове о полку Игореве» не раз упоминаются, слова «Дон», «Донец», рисуются картины донской природы, описывается величавый степной пейзаж.

Согласно летописным сведениям, князь Игорь выступил в поход 23 апреля 1185 года. Неделю спустя, 1 мая, он достиг Донца и, несмотря на плохое предзнаменование (солнечное затмение, считавшееся на Руси провозвестником несчастья), приказал своему войску переправиться на другой берег. У Оскола он сделал двухдневную остановку, поджидая своего брата Всеволода с дружиной, который шел другим путем из Курска, а затем направился в половецкие степи - к «синему Дону».

Игорь рассчитывал, что ему удастся застигнуть половцев врасплох. Однако высланные вперед дозорные вскоре сообщили, что половцы знают о приближении русских и готовы вступить в бой. Игорю советовали вернуться назад («яко не наше есть время», т. е. неблагоприятное для нас время), но он был храбрым и честолюбивым князем и отверг этот совет. Если не пойти на врага, то «позор будет пуще смерти».

На следующий день русские встретились с половецкими полками и обратили половцев в бегство, захватили их вежи (Кочевые жилища на телеге) и большой полон (пленных).

Однако на следующее утро неприятель, собрав «всю половецкую землю», «ак борове» (подобно лесу), стал наступать на Игорево войско. Было очевидно, что ему в этой неравной битве не устоять.

Но не пали духом отважные русские ратники, мужество не покинуло их храбрые сердца. Началось жестокое побоище, которое длилось три дня и три ночи.

Упорно и самоотверженно сражались полки Игоря, много побили они поганых половцев. В схватке был ранен князь. Игорь, но и раненый он продолжал борьбу. До последних сил, пока оставалось в руках оружие, бился его брат Всеволод.

Только на третий день половцам, предводительствуемым ханом Кончаком, удалось сломить русских. Игорь, его сын Владимир и брат Всеволод, а также оставшиеся в живых дружинники попали в плен.

Есть косвенное указание на то, что князь Игорь в период своего пребывания в плену находился на Дону, возможно, в Кобяковом городище (западная часть нынешнего города Аксая), которое длительное время служило ставкой половецких ханов. Интересные сведения об этом имеются в «Слове, о полку Игореве». Рассказывая о подготовке побега Игоря из плена, автор «Слова» говорит:

 Игорь спит, 
 Игорь бдит. 
 Игорь мыслию поле мерит 
 От великого Дона до малого Донца 

Автор «Слова» тяжело переживает гибель игоревых полков, описывая положение земли русской. Храброго войска Игоря уже не воскресить. Жалобно причитают по своим мужьям русские женщины.

Автор «Слова о полку Игореве» сумел хорошо разобраться в противоречиях общественно-политической жизни Киевской Руси. Главным злом в Русском государстве он считал раздоры между князьями. Обобщив и сопоставив исторические факты, автор «Слова» пришел к травильному выводу: к призыву князей и всего русского народа к единению, в котором он видел единственный выход для спасения культуры и независимости Киевской Руси от грабительских нашествий кочевников.

Русь долгое время была препятствием на пути кочевников в Западную Европу. В феодальной Европе в это время возникали города, росло городское население. Свободные крестьяне превращались в крепостных, зависимых от сеньоров. Обострялась борьба крестьян с феодалами, вспыхивали восстания. Между феодалами и горожанами росла борьба. Процветали разбой и грабежи: феодалы нападали на проезжающих с караванами купцов, грабили, взымали с них высокие пошлины, делая невозможным нормальное развитие торговли.

Еще за столетие до появления «Слова о полку Игореве» начался политический распад феодальных государств на множество владений. Между государствами шли непрерывные войны. Духовенство проповедовало отречение от земных благ, внушало забитому народу, что скоро наступит конец мира. На площадях больших и малых городов Европы пылали костры. На них духовенство сжигало «еретиков». Папы римские призывали королей и рыцарей к крестовым походам на Иерусалим, против мусульман, во имя спасения гроба господня. Султаны и шахи призывали мусульман во имя аллаха уничтожать христиан. Лилась кровь христианская и мусульманская...

А из древней Руси в те времена разносился тревожный голос русского гениального поэта:

 По русской земле 
 Редко пахари покрикивают, 
 Но часто ворони грают, 
 Трупы меж собой деля... 

Обращаясь к галицкому князю Ярославу Осмомыслу, автор «Слова» призывает:

 Стреляй господине 
 Кончака поганого кощея 
 За землю Русскую, 
 За раны Игоря, 
 Храброго Святославича!.. 

Русский народ-богатырь принял на свои плечи удары бесчисленных орд кочевников. Что было бы с Европой, если бы Русь не задержала продвижение кочевников на Запад? Вероятно, развитие европейской культуры было бы приостановлено на определенный период. Западная культура не подвергалась уничтожению. На Руси же погибло множество культурных ценностей и памятников письменности.

В середине XIII века в ставку Батыя французским Людовиком Святым был послан голландский монах Рубруквис с целью склонить татар к принятию христианской веры. Рубруквис, проезжая через донские степи, в своих записях отметил, что на Дону от смешения алан-ясов с русскими образовался особый народ: закаленные в боях воины, затерявшиеся среди чуждых им иноплеменников, все необходимое для себя добывающие войной, охотой и рыбной ловлей. Неблагоприятные условия жизни не позволяли им возводить дорогие постройки и иметь многолюдные города. Для защиты от холода и непогоды они строили землянки и кухни из плетней и камыша. Зато они не отказывали своим женам и дочерям в богатых по-царски нарядах. Жены их украшали головы подобно француженкам и опушивали низ своего платья белками, выдрами, горностаями. Мужчины одевались проще: летом и зимой они носили высокие черные бараньи шапки и кафтаны. Этот особый народ известен по летописям, как бродники (Название произошло от слова «бродить», которое означало «быть свободным, независимым»).

Другой посол, Иоанн Плано Карпини, был послан папой Иннокентием IV к Батыю в 1246 году. Побывав в Золотой орде, он рассказывал в своих записках о многочисленных народах, обитавших на Дону, о многолюдном городе Орнасе, население которого состояло из алан-христиан, хозар, русов и сарацин-мусульман, имевших в этом городе магазины, склады товаров. В Орнасе имелась хорошая гавань для стоянки кораблей. Татары решили взять Орнас приступом. Но эта попытка оказалась безуспешной: город был обнесен крепкими стенами, а жители оказывали отчаянное сопротивление. Тогда татары с помощью итальянских инженеров запрудили реку, которая протекала через город, и потопили всех жителей Орнаса.

Где же находился этот город? По всей вероятности, древний Орнас находился на месте города Черкасска, ныне станицы Старочеркасской, через который в то время протекал приток реки Дона - Протока. Спустя несколько столетий в XVI веке по берегам Дона возникли вольные общины донских казаков, продолжавшие традиции бродников.

Донским просторам суждено было стать ареной и другой великой битвы, сыгравшей исключительно важную роль в истории нашей Родины. Весной 1236 года татаро-монгольские орды под предводительством Батыя - внука Чингис-хана - вторглись в пределы русской земли. На своем пути захватчики грабили, жгли города и села, уводили в неволю множество пленных.

В суровую зиму 1237 года после пятидневной обороны под ударами татарских полчищ пала Рязань. Татары жестоко расправились с ее мужественными защитниками. Они сожгли город, а всех жителей истребили. Только дым, земля и пепел, как повествует летопись, остались на месте древней Рязани. Вслед за ней были разгромлены одно за другим почти все русские княжества, которые из-за разрозненности не смогли противостоять несметным ордам врага. На Руси установилось татаро-монгольское иго. Бесчисленные поборы, подати и повинности, издевательства и притеснения стали обычным, повседневным явлением в период господства татар на Руси.

Но свободолюбивый русский народ не мог смириться с положением бесправного раба. Русские люди не раз восставали против ненавистных татарских правителей. Однако первые попытки сбросить татарское иго не имели успеха. Еще очень сильна была Золотая орда - татарское государство, занимавшее земли, завоеванные Батыем, - и слишком слабы разрозненные, неорганизованные выступления русских. Прошло немало десятилетий прежде чем Русь, постепенно объединяя раздробленные земли, смогла накопить силы для борьбы с татарами.

Только когда во главе Московского княжества стал князь Дмитрий Иванович (1359 год), этих сил было уже достаточно, чтобы нанести решительный удар татаро-монгольскому игу.

В борьбе за освобождение (русского народа из-под гнета татарских поработителей Дмитрий Иванович сыграл выдающуюся роль. Этот смелый, свободолюбивый, глубоко преданный интересам своей Родины политический деятель хорошо понимал, что свергнуть вековое господство татар можно лишь совместными действиями всех русских княжеств. Поэтому он обратился ко всем князьям, ко всем русским людям с призывом собирать войско и ополчения и идти всем вместе на врага.

На этот клич горячо отозвался русский народ. Под знамена московского князя со всех концов русской земли шли княжеские отряды и народные ополчения («полки») - муромское, владимирское, костромское, ростовское, ярославское и другие, которые составили главную массу русского войска.

Собрав стотысячную рать, Дмитрий Иванович двинулся в поход против золотоордынского хана Мамая. 27 августа он перешел через Оку и направился по Рязанской земле к Дону. 5 сентября 1380 года передовые отряды конницы русского войска подошли к устью реки Непрядвы, впадающей в Дон. В этот день Дмитрий Иванович получил сообщение от своих дозорных, что Мамай стоит уже на Дону.

Несметные полчища татар, словно туча, готовы были обрушиться на русские отряды. Жестокая предстояла битва с врагом. Но не дрогнул Дмитрий Иванович перед лицом смертельной опасности. Не колеблясь, решил он вступить в битву с татарами, хотя и нашлись в его стане трусы и маловеры, советовавшие князю не переходить Дон и не начинать сражения.

Обращаясь к русскому войску, Дмитрий Иванович сказал:

«Друзья и братья! Ведайте, что привел я вас не затем, чтобы реку Дон стеречь. Привел я рать, чтобы землю Русскую от пленения и разорения избавить или голову свою за всех положить. Смерть честная лучше, чем худая жизнь. Краше бы­ло б не идти против поганых, чем прийти и стоять, ожидая, когда враг сам нападет на нас. Не буду ждать врага, пойду навстречу ему. Ныне же - за Дон! Либо там победим и все от гибели сохраним, либо сложим головы свои. Один у нас путь остался! Вперед, за Дон!»

К вечеру 7 сентября русские полки перешли Дон и расположились на небольшом холмистом поле, сплошь изрезанном оврагами и речками с крутыми обрывистыми берегами. Посредине его тянулось болото, в котором обитало множество куликов. Это и было знаменитое Куликово поле, на котором Дмитрий Иванович решил дать бой Мамаю.

Выбор был не случайным. Обладая недюжинными способностями военачальника, Дмитрий Иванович правильно рассчитал, что татары не смогут применить свою обычную тактику обхода с флангов, так как этому мешали реки и овраги. В подобной обстановке они могли вести наступление против русских войск только с фронта, «в лоб», а это давало последним большое преимущество в предстоящей битве.

День сражения - 8 сентября - выдался необычным. С раннего утра Куликово поле окутал густой, непроглядный туман. Все скрылось в нем: холмы, речки, овраги, леса.

Впереди был поставлен «передовой полк», который почти весь состоял из пехоты. За ним расположился «большой полк» под командой самого Дмитрия Ивановича. На его флангах заняли позиции «полк левой руки» и «полк правой руки». В тылу, в лесных зарослях, укрылся «западной (засадный) полк» под командованием опытного воеводы боярина Боброка-Волынца и князя Серпуховского.

Как только брызнули первые лучи запоздалого осеннего солнца, многотысячная Мамаева орда, словно саранча, дви­нулась навстречу русским. Впереди в несколько рядов шла пехота в темных одеждах, в шлемах и панцирях, с копьями разной длины, по бокам двигались бесчисленные отряды конницы, вооруженные кривыми саблями, луками и стрелами. Гулом дрожала земля под ногами несметной татарской рати. Тучи пыли, поднятые конницей, сплошной завесой заволокли горизонт.

Наконец, войска сошлись. Перед началом битвы, рассказывается в старинном предании, состоялся поединок двух богатырей - татарского Тимур-Мурзы (Телебея) и русского Пересвета. Это была короткая и жестокая схватка, в которой погибли оба противника. Их столкновение послужило сигналом к началу сражения. Грянула знаменитая Куликовская битва. «То не ястребы и соколы, и не кречеты белые, перелетев быстро за Дон, ударили на многие стада гусиные и на лебединые, - повествует о начале битвы памятник древнерусской литературы «Задонщина». - То наехали князья русские и богатыри на великие силы татарские и ударили копьями харалужными о доспехи татарские. Загремели мечи булатные о шеломы ханские на поле Куликове, на речке Непрядве» («Воинские повести древней Руси». М.-Л., 1949). Лавиной обрушились татары на «передовой полк». Мужественно сражались русские воины, но слишком велика была вражья сила. «Копья ломались, как солома, стрелы падали дождем, пыль закрывала лучи солнца, молниями сверкали мечи, а люди падали, как трава перед косой. Кровь лилась, как вода, и текла ручьями» («Воинские повести древней Руси». М.-Л., 1949), - говорит летопись. Вскоре почти весь полк был изрублен татарами. Опьяненные первым успехом, они усилили натиск и врезались в середину большого полка. Началась страшная сеча. Лязг оружия смешался с воплями и стонами раненых, ржанием лошадей и криками сражающихся. На поле брани была такая теснота, что воины бились грудь с грудью. Многие из них погибали под копытами лошадей или задыхались.

Этот драматический момент ярко запечатлел известный поэт-декабрист Рылеев в своей думе «Дмитрий Донской». Сражение представляло собой поистине потрясающее зрелище:

 Кровь хлынула - и тучи пыли, 
 Поднявшись вихрем к небесам, 
 Светило дня от глаз сокрыли, 
 И мрак простерся по полям, 
 Повсюду хлещет кровь ручьями. 
 Зеленый побагровел дол. 
 Там русский поражен врагами, 
 Здесь пал растоптанный монгол, 
 Тут слышен копий треск и звуки, 
 Там сокрушился меч о меч, 
 Летят отсеченные руки, 
 И головы катятся с плеч.

Много русских пало смертью храбрых, их ряды сильно поредели, но не дрогнули, не отступили воины. Тогда Мамай бросил свежие силы конницы, которая устремилась слева в обход на русские войска.

С новой силой «звенят доспехи злаченные, стучат щиты червленные, гремят мечи булатные, блистают сабли острые около голов молодецких. Льется кровь богатырская по седлам кованным и катятся шлемы позлащенные коням под ноги» («Воинские повести древней Руси»).

Наконец, татарам удалось разбить «полк левой руки» и оттеснить его к Непрядве казалось, победа была обеспечена. Но неожиданно из засады вылетел «западной полк» Боброка-Волынца. Его воины жаждали мщения за погибших братьев и с неудержимой силой устремились на растерявшихся татар.

Внезапное появление русских конников воодушевило остальных воинов, и они перешли в наступление. Не выдержав этого удара, татары в замешательстве начали отступать. Вскоре их отступление превратилось в беспорядочное бегство. Русские погнали врага далеко за пределы Куликова поля. Сам Мамай панически бежал из своей палатки на Красном холме, с которого он наблюдал за ходом сражения.

Куликовская битва окончилась полным разгромом Мамая. Она принесла славу русскому оружию и явилась примером непоколебимого мужества, стойкости и отваги русского воина. За победу, одержанную на поле Куликовом, на славном тихом Дону, великий князь Дмитрий Иванович получил прозвище Донской. И хотя только спустя столетие Русь освободилась от татарского господства, Куликовская битва подорвала татарскую мощь. Русский народ гордится своими доблестными предками. Героические подвиги русских храбрецов дошли до нашего времени в былинах, преданиях, исторических песнях и сказках, в которых созданы яркие образы защитников русской земли.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Бойлер drazice бойлер дражица теплоаккумулятор aldentrade.com.ua.


Пользовательского поиска