История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

В небе Восточной Пруссии (В. Погребенко)

Сын воевал. В слободу Михайлово-Александровскую, Чертковского района, от него приходили короткие, бодрые письма:

"Бьем фашистов так, что от них летят клочья... Здоровье нормальное... За меня не беспокойтесь".

Он не хотел беспокоить мать. Зачем ей знать о том, как однажды он сажал самолет, почти лишившись сознания, как попал потом в госпиталь. Об этом - и то очень немного - она узнала от него, когда в 1944 году Иван заезжал на несколько дней в отпуск.

- А не писал! - упрекнула сына Анна Григорьевна.

- Зачем же? - усмехнулся Иван. - Чтобы вы волновались? Таким - веселым, жизнерадостным и запомнился он матери на всю жизнь. Больше она его не увидела.

...Война приближалась к концу. Советские войска уже громили врага на его земле. Вместе со своим полком Иван Удовиченко участвовал в штурме Кенигсберга. 24 марта советские самолеты, выполнив боевое задание, возвращались на фронтовой аэродром. Машина Удовиченко шла последней. Когда до аэродрома осталось лететь каких-нибудь десять минут, Иван заметил четыре вражеских самолета.

- Вижу противника! - доложил он командиру группы и, развернув машину, направил ее навстречу врагам.

Немецкие летчики не ожидали появления советского самолета. Они попытались увернуться от боя. Удовиченко навязал его. Увидев, как повалился набок и, объятый пламенем, пошел к земле один из их самолетов, немцы набросились на Удовиченко. В небе завязалась ожесточенная воздушная схватка. Самолеты завертелись в невообразимой воздушной карусели. То и дело раздавались очереди скорострельных пушек

- Держись, Паша! - возбужденно кричал стрелку Удовиченко.

- Держусь, командир! - отвечал Благов.

Загорелся и упал на землю второй вражеский самолет. Удовиченко бросил машину в новый вираж.

Скоротечен воздушный бой. Прошло всего пятнадцать минут, а соотношение сил сильно изменилось - врагов оставалось лишь двое.

Правда, пострадал и советский самолет. Он был продырявлен в нескольких местах. Благова ранило. Но Удовиченко продолжал бой. Зайдя в хвост вражескому истребителю, он по-прежнему азартно командовал:

- Паша, береги хвост!

- Слышу! - доносился слабый голос стрелка.

Третий немецкий самолет камнем пошел вниз. Но загорелся и самолет Удовиченко. Не уберег Паша "хвост". От потери крови стрелок потерял сознание, а в это время последний немецкий летчик успел дать длинную очередь.

Едкий дым заполнил кабину. Иван почувствовал, как что-то теплое липко потекло по груди.

- Паша, Паша! - звал раненый Удовиченко.

Стрелок не отвечал. Иван бросал машину в пике, стараясь сбить пламя. Это не удавалось.

- Благов! Слышишь, Благов! - настойчиво звал стрелка Удовиченко.

- Слышу! - прозвучало в наушниках,

- Прыгай!

- А ты, командир?

- Прыгай, говорю тебе!

Преодолевая боль, Благов отбросил фонарь, отстегнул ремни и вывалился из кабины. Удовиченко остался один. Объятый пламенем, самолет терял высоту, но не падал. Вверху кружил немец. Он выжидал: упадет или не упадет самолет. Слабым движением рук Иван потянул на себя ручку. Самолет, точно собрав последние силы, ринулся вверх, но затем завалился набок и, словно подстреленная птица, пошел к земле.

... На третий день Благов пришел в себя. Обведя вокруг глазами, понял: в госпитале.

- Сестра! - слабым голосом позвал он. Вошла сестра.

- Удовиченко здесь? - спросил он.

Сестра молчала. Один из раненых подал Павлу газету. В ней Благов сразу увидел заметку, обведенную карандашом.

"Один против четырех", - прочитал он. И, дойдя до конца, растерянно огляделся.

- Братцы, как же это? - закричал он. - Не может этого быть!

Уткнувшись в подушку, тяжело зарыдал. Раненые, лежавшие рядом, сочувственно вздыхали.

- Кто это? - тихо спросил один из них.

- Стрелок Удовиченко, - ответил сосед Благова.

... Последнее письмо Анна Григорьевна получила не от сына. Она узнала: летчик Иван Максимович Удовиченко погиб смертью храбрых в районе города Хайлигенбайль, ему посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

В слободу Михайлово-Александровскую нередко приходят весточки из Южно-Казахстанской области, из степного села Обручевки. Их пишет бывший стрелок Павел Благов. Он помнит своего командира. Помнят отважного летчика, чтят его память и земляки.

В. Погребенко

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Пользовательского поиска