История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Путь солдата (В. Донченко)

В гул моторов вплетается задумчивый голос. Он поет о парнишке кудрявом, которому шел восемнадцатый год, о невысказанной любви, о юношеских мечтах...

Ровно гудит мотор, мерно покачивается комбайн, колосья с легким звоном ложатся на полотно и бегут, бегут бесконечной золотистой лентой в приемную камеру. Упругой струей льется в бункер янтарная пшеница.

У штурвала степного корабля стоит юноша - русоволосый, кудрявый, с мечтательными карими глазами. Он тихо поет песню и внимательно следит за работой комбайна. - Колосья бегут и бегут, льется зерно в бункер. А кругом, сколько ни смотри вдаль, распласталась во всю свою могучую ширь привольная донская земля, плещется хлебное море.

...Как и тот парнишка из песни, о многом мечтал восемнадцатилетний Семен Воликов. Думал, как после жатвы уедет он в сельскохозяйственный техникум, как вернется потом назад, чтобы продолжать дело отца и деда - растить хлеб...

- Стой! - послышался резкий окрик.

Около агрегата гарцевал коннонарочный.

- Война! Все на митинг! - выкрикнул он и поскакал дальше, взвихривая на проселке пыль.

Война! Это грозное слово передавалось из уст в уста. В хуторе снаряжались брички, казаки уезжали на фронт. Семен проводил старших братьев Ивана и Федора.

Дожинать хлеба вышли женщины и подростки. Семен оставался на своем месте, за штурвалом. За несколько дней он стал совсем взрослым. На самое дно души улеглись розовые юношеские мечты. Другие думы обуревали Семена.

Однажды он пришел вечером домой, подождал отца, который в последнее время приходил очень поздно, и сказал:

- Батя, ухожу на фронт,

- Что, повестка?

- Нет, добровольно...

Они проговорили до глубокой ночи, а утром комсомольцы проводили своего вожака в армию. Вскоре той же дорогой ушел и отец.

Уже в декабре 1941 года Семен побывал в бою. Не легкой была эта схватка. Сил у врага было больше. Наши подразделения отошли.

Непередаваемо тяжелым был путь от Харькова до Сталинграда. Сожженные города и села, тысячи осиротевших детей, исполосованные танками поля. Было от чего разгореться ненависти. И Семен воевал зло, яростно.

Пришла наконец и желанная пора. От волжской твердыни Советская Армия стремительно двинулась на запад. Город за городом, станицу за станицей очищали войска от фашистских оккупантов.

... Разведчики под командованием капитана Рязикова возвращались из тыла противника. Еще полчаса - и они будут у своих. Но предрассветную тишину распорола пулеметная очередь. Капитан упал. Воликов подбежал к нему.

- Уходите! - приказал капитан, зажимая рукою грудь. Между пальцами обильно сочилась кровь.

Воликов разорвал на груди командира гимнастерку, стал быстро бинтовать рану. А немцы стреляли безостановочно. Семен взвалил капитана на спину, побежал к ложбине. Пуля настигла его, прошила ногу. Воликов упал, но упрямо полз вперед, крепко прижимал к себе командира, не слушая его настойчивого "оставь". Их увидели и подобрали свои.

Воликов поправился быстро, как раз, чтобы успеть к днепровским боям.

... С группой солдат Воликов сел на шаткий паром. Берег стал медленно отплывать назад. Переправлявшихся обстреливали с той стороны, бомбили с самолетов.

Одна из бомб упала рядом с паромом. В воздух взлетели бревна, обломки досок, солдаты очутились в воде. Подняв над головой автомат, Семен одной рукой загребал воду. Рядом плыли друзья. Вот он наконец - скользкий, обрывистый берег.

Ряды советских воинов заметно поредели, но они бросились в атаку.

Трудно теперь Воликову вспомнить все события тех жарких минут. Был бой в окопах, рукопашная схватка. Семен бил штыком и прикладом, стрелял. А позади уже гремело могучее "ура". На берег группа за группой высаживались подкрепления.

Родина высоко оценила подвиг солдата. Семену Антоновичу Воликову было присвоено высокое звание Героя Советского Союза.

Мы сидим с Семеном Антоновичем у него в квартире. Обычно немногословный, он в этот вечер разговорился. Вспомнил юность, оборванную жестокой войной, боевых товарищей.

- Кажется, все было совсем недавно, а на Западе опять фашизм поднимает голову, - говорит Семен Антонович. Он еще крепок, карие глаза живы и горячи, но кудрявые волосы поредели, в них серебрятся белые паутинки.

- Тяжелая война, - продолжает Воликов. - Но, если нас вынудят, мы снова пройдем все это.

Большой боевой путь за плечами солдата - от Харькова до Сталинграда, от Сталинграда до Берлина и Праги. Грудь Воликова украшают Золотая Звезда, ордена Ленина, Отечественной войны и Славы, медали "За отвагу", "За взятие Берлина", "За освобождение Праги".

После войны Семен Антонович окончил двухгодичную партийную школу, а затем Высшую партийную школу при ЦК КПСС. Коммунист и верный сын Родины, он активно участвует в строительстве коммунизма.

В. Донченко

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Пользовательского поиска