История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Единоборство (И. Репников)

Отец уходил на фронт. Расцеловав жену, дочерей, он по-мужски обнял сына:

- Ну, Иван, на тебя вся надежда. Ты теперь один мужчина в семье.

"Мужчина" только что окончил семь классов, но суровое время делало каждого старше. Иван Поляничкин стал рабочим человеком и вскоре наравне с кадровыми слесарями выполнял по две - две с половиной нормы.

Все ближе к Дону подходили гитлеровцы. На заводе имени Никольского, как и на других предприятиях Новочеркасска, началась подготовка к эвакуации в глубокий тыл. А у Ивана все более крепло решение уйти на фронт. Он добился права защищать Родину с оружием в руках.

... Редко приходили в Новочеркасск письма от Ивана Поляничкина. В них он рассказывал матери, товарищам по работе и учебе, как бьет врага, очищает русскую землю от гитлеровских захватчиков.

- Все успокаивал меня, - вспоминает Прасковья Ивановна. - Писал: "Твой сын в воде не утонет и в огне не сгорит". Как-то фотографию прислал. Вот мы ее увеличили.

На стене - портрет солдата с мужественным лицом, с орденом Славы и медалью "За отвагу" на груди. В глазах, по-юношески ясных, светится лукавинка, и кажется, что губы его чуть вздрагивают в улыбке.

... Иван Поляничкин попал на фронт, когда Советская Армия, ломая сопротивление врага, двинулась на запад. Там, на передовой, он узнал, что в боях за Родину погиб отец, и еще более лютой ненавистью возненавидел гитлеровцев. Своему лучшему фронтовому другу Михаилу Бодне Иван говорил:

- Жизни своей не пожалею, но отступать - никогда!

И он не отступил, когда пришлось трудно.

Войска Третьего Украинского фронта осенью 1944 года вели бои на территории Молдавии. Гитлеровцы, теряя одну позицию за другой, отходили, но время от времени огрызались, бросались в атаки.

Особенно жаркий бой завязался у деревни Кашкалия. Враг во что бы то ни стало решил вернуть выгодные позиции. Одна контратака следовала за другой.

В отделении противотанковых ружей - три человека вместе с командиром, Иваном Поляничкиным.

- И один в поле воин, если он советский воин, - говорил Иван.

Гитлеровцы открыли ураганный огонь. Бронебойщики знали: скоро, вслед за артиллерийской подготовкой последует новая атака. Прижавшись к земле, они словно вросли в нее. Но вражеский осколок все-таки нашел одного из них.

- Миша! Доставишь раненого на перевязочный пункт, - приказал Поляничкин.

- А как же ты?.. Один?..

- Выполняй! - прикрикнул на него Иван.

Приказ командира - закон. Бодня с раненым скрылся за пригорком, благополучно миновал простреливаемую врагом полосу.

А их командир вступил в свой последний бой.

Изрыгая огонь, поднимая тучи пыли, с грохотом шли прямо на Поляничкина тяжелый немецкий танк "тигр" и три самоходки - три "фердинанда". Еще в битве на Курской дуге фашисты возлагали на эти машины большие надежды, считая их неуязвимыми. Но советские солдаты научились уничтожать и "фердинандов" и "тигров".

Пуля, посланная из противотанкового ружья, пробила броню гитлеровской машины. И на этот раз Ивану удалось подбить одну из самоходок. Она окуталась дымом и пламенем. Два других самоходных орудия и танк остановились, а потом, развернувшись, скрылись за холмом.

Громкое "ура" прокатилось по полю. Советские воины ринулись вперед. Иван Поляничкин этого уже не видел. Осколок вражеского снаряда оборвал молодую жизнь.

И. Репников

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Пользовательского поиска