История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Навстречу вражескому огню (Г. Коломейцев)

В низовьях Дона, вблизи ответвления Мертвого Донца, раскинулся хутор Семерники. По делам службы мне однажды пришлось побывать там в начальной школе.

На стене классной комнаты висели фотографии. Одна из них запечатлела мальчика лет двенадцати. Подпись под фотографией разобрать было невозможно, она выцвела.

- Это наш Афоня! - сказал мне заведующий школой Григорий Гаврилович Пупков.

Что-то в тоне учителя подсказало мне, что эта карточка особенно дорога ему. Так и было. Вот что я узнал.

... Афоня Каратаев учился у Григория Гавриловича четыре года. Это был тихий, застенчивый мальчик. Учитель не помнит случая, чтобы Афоня нарушил дисциплину или кого-нибудь обидел. Как и все дети, он любил играть, купаться. Но настоящей страстью мальчика были кролики. Он возился с ними целыми днями.

Однажды Афоня не пришел в школу. С ним это бывало редко. "Наверное, заболел", - подумал учитель и пошел к Каратаевым.

Мальчика он застал возле сарайчика, где помещались кролики. В разговоре выяснилось, что соседская кошка пробралась в Афонино хозяйство и наделала беды. Из большой кроличьей семьи остался лишь маленький крольчонок.

- Вот так он и запомнился мне, - сказал учитель. - Глаза полны слез, на руках зверек. Кто бы мог подумать тогда, что из мальчика с такой нежной душой вырастет настоящий воин? За мужество, проявленное в борьбе с фашистами, Афанасию Каратаеву посмертно присвоено звание Героя Советского Союза...

К сожалению, Григорий Гаврилович не знал всех обстоятельств, при которых Каратаев совершил свой подвиг. Родители Афанасия умерли - отец еще в 1933 году, а мать вскоре после войны. Она так и не узнала о героическом подвиге сына - сообщение об этом пришло только в конце 1946 года.

Разыскивая друзей, родственников, я все больше узнавал об Афоне Каратаеве.

Окончив начальную школу, Афанасий пошел пастухом в колхоз имени Ленина (ныне совхоз "Мясниковский"). Там, на ферме, он работал до начала войны.

Старый пастух Иван Иванович Чернощеков отозвался о Каратаеве с большой теплотой:

- Как же, очень хорошо помню. Пять лет вместе пасли колхозное стадо. Собой он был невысокий, худощавый, глаза черные. Интересовался многим: книжки, газеты всегда с собой таскал в сумке... И очень уважительный был: что ни попроси сделать - обязательно поможет. Не успеют доярки, бывало, подоить коров, а Афоня уже помогает бидоны на бричку ставить...

К работе Афанасий относился серьезно. Иван Иванович припомнил такой случай. Как-то Афанасий остался со стадом один. Дело было поздней осенью. Подул резкий северный ветер с дождем, потом ударил мороз, землю покрыла гололедица. Пастухи хорошо знают, как опасна такая погода. Скот уходит за ветром, и удержать его почти невозможно. "Пропадет стадо!" - думал Иван Иванович, направляясь в займище. Но он нашел скот у скирды, в полном порядке. Там же был и Афанасий - продрогший, в замерзшей одежде.

Во время гитлеровской оккупации Ростова шестнадцатилетний паренек был схвачен немцами. Его вместе со многими другими юношами и девушками отправили в Германию. Но где-то на Украине Афанасий на полном ходу спрыгнул с поезда и вернулся домой.

В 1943 году его призвали в Советскую Армию. Боевое крещение он получил под Таганрогом, там же был тяжело ранен, лечился в ростовском госпитале. А потом опять пошел воевать. На Третьем Украинском и Первом Белорусском фронтах еще дважды был ранен тяжело и три раза легко.

Соседи матери Афанасия Каратаева помнят, что он часто писал ей с фронта. Сохранилось лишь одно письмо, последнее. Оно получено 14 января 1945 года и состоит всего из нескольких строк:

"Дорогая мамочка! Чувствую себя хорошо. Сегодня идем в бой. Не горюй, не плачь. Ты сама говорила мне, что двум смертям не бывать. А за Родину умереть не страшно. Целую тебя несчетно раз и крепко, крепко обнимаю. Твой Афоня".

Ниже припискам

"Если бы ты знала, как мне хочется побывать дома, поудить рыбу и побродить по Ростову!.."

За сколько часов или минут до свершения своего солдатского подвига писал молодой воин это письмо?

В тот день, 14 января 1945 года, шли тяжелые бои на левобережном плацдарме Вислы, западнее Магнушева. Гитлеровцы, стремясь сдержать наступление советских подразделений, дрались с яростью обреченных. Они укрепили прибрежную высоту, сосредоточили там много огневых средств. Наступавшую на высоту 1-ю стрелковую роту, в которой служил старший сержант Афанасий Каратаев, обстреливали из трех дзотов, по ней прямой наводкой стрелял вкопанный в землю тяжелый танк "тигр".

Рота залегла. Тогда Афанасий Каратаев обратился с просьбой к командиру роты Васильеву:

- Товарищ старший лейтенант, разрешите мне!..

Взяв гранаты, Каратаев пополз к танку. Гитлеровцы заметили советского воина, сосредоточили на нем огонь. Однако это не остановило его. Он все-таки подполз к танку, забросал его гранатами, а выскочивший из машины экипаж перебил из автомата.

Но неподалеку находился немецкий дзот, также мешавший продвижению пехоты. И снова пополз навстречу сеющим смерть пулеметам Афанасий Каратаев. Снова полетели его меткие гранаты, уничтожая фашистских пулеметчиков.

И тогда поднялась рота, стремительным броском ворвались советские бойцы в траншеи противника. Враг начал отступать.

В этом бою Афанасия ранило - в седьмой раз по счету. Он продолжал сражаться, пока его не покинуло сознание. Товарищи вынесли Каратаева с поля боя, а через день отдали ему последний долг, похоронив в Казеницком уезде Варшавского воеводства.

Герои бессмертны. Их подвиги не забываются. Недавно в хутор Семерники пришло письмо из газеты "Трибуна люду" - органа Польской объединенной рабочей партии. В нем сообщалось о том, что удалось разыскать могилу Афанасия Тимофеевича Каратаева. В письме было несколько фотографий. На одной из них изображен окоп, где находился танк, подожженный Каратаевым. Сейчас на этом месте растут молодые березки, посаженные польскими друзьями в память о замечательном подвиге советского воина.

Чтят память героя и земляки. Именем Каратаева названа школа, в которой он учился, железнодорожная площадка, что находится у совхоза "Мясниковский", между Ростовом и Таганрогом. Пионеры школы № 77 рабочего поселка Нижне-Гниловского на средства, полученные от сданного металлолома, заказали бюст Афанасия Каратаева.

Г. Коломейцев

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Пользовательского поиска