История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Мастер штурмовых ударов (Б. Мацынин)

Разведчики донесли, что гитлеровцы навели на Березине переправу и в спешном порядке уводят за реку танки, пушки, автомашины. Фашисты стремились оторваться от наступающих советских войск, вывести технику за Березину и закрепиться там.

Советское командование поручило штурмовому авиационному полку уничтожить переправу противника.

Операция была разработана поздним вечером. Выполнять ее должна была группа капитана Ефимова.

Но утро спутало все планы. Лил мелкий, словно процеженный сквозь сито дождь. Вдобавок поднялся порывистый ветер. Он щедрыми пригоршнями разбрасывал вокруг дождевой барьер. В такую погоду не летали.

"Немцам это на руку, - думал Александр Ефимов, оглядывая небо из дверей штабной землянки. - Они сейчас используют каждую минуту для того, чтобы переправить технику. Нет, ждать нельзя. Нужно лететь. Лететь во что бы то ни стало".

- Товарищ майор, разрешите вылет, - обратился он к командиру полка. - Даю слово: задание выполню. Нельзя больше ждать!..

Командир полка заглянул Ефимову в глаза. В них он увидел то, чего не договорил летчик словами: неукротимое желание бить врага, бить без пощады. "Такой полетит в любую погоду!" - решил командир и разрешил вылет.

Вместе с Ефимовым вызвался лететь его ведомый - младший лейтенант Бабкин.

Прогрели моторы. Потом два штурмовика разбежались, сделали "горку" и скрылись за лесом.

Все было, на первый взгляд, обычно. Но только на первый взгляд. В полет было вложено все умение, что накопилось за многие месяцы войны. Каждый мускул, каждый нерв был напряжен до предела. Лететь в такую погоду - для этого нужно было особое мастерство.

Ветер и дождь - не друзья летчика. Но теперь они все-таки помогли. Над переправой советские штурмовики оказались в момент, когда противник меньше всего ожидал их. По мосту проходили немецкие танки.

Ефимов зашел на цель, сбросил бомбы. Они легли точно: переправа рухнула в воду вместе с танками. Затем на бреющем полете штурмовики прочесали обе стороны дороги. Они возвращались к переправе вновь и вновь, атаковали ее пять раз. Внизу возникло три больших пожара.

Чуть позже, когда этот район был освобожден, летчики полка, где служил Ефимов, видели результаты работы своих товарищей. На берегу было огромное кладбище разбитых и сожженных танков, пушек, автомашин. На обочинах дорог валялись сотни фашистских трупов.

Об этой беспримерной штурмовке писала фронтовая газета.

... В ту пору Александру Ефимову едва перевалило за двадцать лет, но он уже завоевал славу опытного летчика. Его самолет, на фюзеляже которого было выведено слово "Родина", поднимался с аэродрома в любую погоду.

Родина!.. С этим словом у Александра было связано все. Это - и школа, и городок на Северном Дону, где он вырос, и старушка мать, и товарищи, и вот эта необъятная даль, что видна из самолета... Родина помогла ему оседлать крылатую мечту. И он сражался за родную землю самозабвенно, весь отдаваясь одному: находить и бить врага.

В полете Ефимов был умел и точен, не терял самообладания в самых опасных и трудных обстоятельствах. Он точно ориентировался, находил верные решения в сложных условиях боя.

Однажды Ефимов повел четверку "ильюшиных" на бомбардировку железнодорожной станции, расположенной далеко в тылу врага. Случилось так, что командир звена истребителей прикрытия по ошибке пошел сопровождать другую группу "илов". Группа Ефимова осталась без прикрытия.

Как быть? Идти на цель без прикрытия или вернуться? Ведь идти далеко, задание сложное. С волнением ждали летчики приказ командира. И вот по радио послышался спокойный, уверенный голос Ефимова:

- Идем на цель! Идем на цель! Плотнее строй!

Советские штурмовики появились над станцией неожиданно для немцев. Бомбовый залп обрушился на железнодорожный состав. Летчики и стрелки видели, как запылали вагоны. За первым заходом последовал второй, за вторым - третий. Пламенем и огнем окутались составы, стоявшие на станции.

В эту минуту к штурмовикам подкрались немецкие "мессершмитты". Фашистские летчики заметили, что "илы" без прикрытия, но и Ефимов зорко следил за обстановкой. Последовал короткий его приказ:

- Встать в оборонительный круг! Штурмовку эшелонов продолжать!

Завертелась воздушная карусель. По очереди "илы" на мгновение вырывались из круга, били по станции и опять становились в круг. По девять заходов на цель сделали тогда штурмовики, одновременно отражая атаки вражеских истребителей. Натолкнувшись на непроницаемый строй советских самолетов, встреченные дружным огнем, "мессершмитты" отступили.

Но ушли они недалеко. Спрятавшись за облаками, фашистские летчики ждали советские самолеты на выходе из атаки, на пути домой. Однако Ефимов и здесь все предусмотрел. Штурмовики шли от цели также сомкнутым строем, готовые к бою. Пять раз "мессершмитты" атаковали, пытаясь разбить строй советских самолетов. Все атаки были дружно отбиты. Наши летчики без потерь вернулись на аэродром...

Советская Армия гнала фашистских захватчиков с родной земли. Болью сжималось сердце Ефимова, когда ему приходилось видеть разрушенные гитлеровцами города и села. Воспитанник Ленинского комсомола, он страстно желал одного: быстрее покончить с ненавистным врагом. Всеобщее признание нашла у летчиков предложенная Ефимовым новая тактика "свободной охоты". Когда отступление немцев принимало стремительный характер, когда их войска спешили вырваться из клещей советских войск и растекались по всем дорогам, "свободная охота" давала возможность летчикам повсюду находить и уничтожать врага.

... Ефимов во главе восьмерки "ильюшиных" разведывал дороги. Змейками вьются они среди перелесков и рощиц. Вот невдалеке срывается пыль. Вблизи оказывается: движется колонна гитлеровских танков и машин. Следует заход на цель - и она накрыта пушечно-пулеметным огнем. Второй заход - чуть ниже, - сыплются вниз бомбы...

Разворачиваясь над целью, Ефимов взглянул в сторону деревни рядом с дорогой. Что это? Ну да, так и есть, в деревне тоже стоят танки, автомашины, заметно движение конников. Решение созрело мгновенно: частью самолетов рассеять конницу, другая идет в атаку на танки и автомашины. И вот уже на улицах деревни полыхает огнем вражеская техника.

Ефимов собирался повторить удар, как вдруг чуть в стороне увидел дымок паровоза, тянувшего длинный состав. Цель заманчива, но бомб уже нет, запас их иссяк. Однако не упускать же состав! И Ефимов решает: четыре штурмовика заходят в голову эшелона, остальные - в хвост, одновременно бьют из пушек и пулеметов. Маневр был выполнен точно: паровоз выведен из строя, несколько вагонов взорвано и подожжено.

... Дорого обходился врагу каждый вылет Ефимова. Он водил в бой группы по двенадцать, двадцать и более самолетов и всегда успешно справлялся с ответственными заданиями. Десятки раз он штурмовал передний край противника, его артиллерийские позиции, траншеи, окопы, бомбил Гданьск, Штеттин, участвовал в налетах на Свинемюнде, на окруженные гарнизоны противника.

Свой первый боевой вылет старший сержант Александр Ефимов совершил в ноябре 1942 года, когда ему было только девятнадцать лет. А когда закончилась война, на счету у капитана Ефимова было двести двадцать два боевых вылета. И примечательно при этом, что он ни разу не был сбит. Его самолет подбивали, но он всегда приводил его на аэродром, с какими бы трудностями это ни было сопряжено.

Нет, это было не просто везение. Везения без умения в бою нет. Это был результат настойчивого, кропотливого труда летчика над совершенствованием своих навыков, над изучением опыта советской авиации.

Когда 24 июня 1945 года на Красной площади в Москве проходили колонны победителей, в ряду участников парада Победы был и двадцатидвухлетний Герой Советского Союза гвардии капитан Александр Николаевич Ефимов. Он шел в шеренге товарищей по Второму Белорусскому фронту.

Через два месяца, в День авиации, Александр Николаевич был награжден второй Золотой Звездой. Высокую награду он получил в Кремле, из рук Михаила Ивановича Калинина.

Сейчас Александр Николаевич Ефимов - генерал-майор авиации. Он продолжает служить в рядах Советской Армии.

* * *

В центре города Миллерово, в зеленом скверике, на мраморном пьедестале возвышается бронзовый бюст дважды Героя Советского Союза Александра Николаевича Ефимова. Благодарная Отчизна воздвигла этот монумент на родине отважного летчика.

Б. Мацынин

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Пользовательского поиска