История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Морской орел (А. Исаев)

Где-то здесь, в фиорде, затянутом белесым пологом тумана, прятался немецкий транспорт. Вот уже несколько часов Юрий упорно искал его. Проклятый фашист будто растворился в тумане.

Это начинало злить Юрия. Первый боевой вылет, и вдруг такая неудача! Как теперь он будет смотреть в глаза товарищам? В девятнадцать лет человек готов вытерпеть какие угодно испытания, но только не вынужденную беспомощность...

Вдруг его напряженный взгляд заметил в начавшем редеть тумане узкую черную полоску. Сердце мгновенно подсказало: это он - фашистский транспорт!

- Внимание! Приготовиться к атаке! - прозвучал в шлемофонах штурмана и стрелка-радиста хрипловатый от волнения голос Юрия.

Их уже заметили. Навстречу падающему с неба советскому бомбардировщику поднялись жала зениток, по фюзеляжу и по крыльям застучали осколки. Внезапно сильный удар встряхнул самолет. На левом моторе завихрился зловещий шлейф дыма.

- Иду на цель!

Бомбы легли точно. Внизу большим погребальным костром пылал подожженный транспорт. Но радоваться победе было некогда: на самолет набросились "мессеры". Раненая машина с трудом уходила к советскому берегу. Стрелок меткой очередью подбил один из немецких истребителей, однако остальные не отставали.

Тяжелым был этот день для Юрия Косенко и его экипажа. Фашисты в конце концов повредили и второй, последний, мотор, и "Петляков" вынужден был сесть на воду, не долетев до базы. Но потопленный транспорт и сбитый "мессер" - для начала это было совсем неплохо!..

Вот и исполнилась заветная мечта курсанта авиационного училища Юрия Косенко. Он стал летчиком, он бьет в небе Балтики ненавистных врагов, заливших кровью и слезами родную землю, принесших неисчислимые страдания советскому народу. А ведь, кажется, совсем недавно он, Юрий, сидел за партой в шахтинской первой школе, после уроков бегал в городской аэроклуб к Горовцу, учился в летном училище. Командование хотело оставить его инструктором, а он рвался на фронт, надоедал начальнику, пока наконец не удовлетворили его просьбу. И вот Юрий на Балтике.

Скоро комсомольский экипаж Косенко стал известен всему фронту. Шли ко дну транспорты с солдатами, которых гнали на Ленинград, смешивались с землей артиллерийские батареи, обстреливавшие город, взлетали к небу мосты, по которым к заставам Ленинграда спешили фашистские танки и мотопехота... За одну из таких операций младший лейтенант Косенко был награжден орденом Красного Знамени - вторым в течение года. К тому времени он уже был командиром звена бомбардировщиков.

Летчики любили своего командира. "Юрий всегда выбирает дела потруднее, - говорили они, - но зато он точно выведет на цель и никогда не бросит в беде". А что на войне дороже товарищества?

Был случай. Фашисты подбили один из самолетов звена. Юрий замедлил скорость, и они дружно, вместе с истребителями прикрытия, стали отгонять фашистов от раненого товарища. Так тесной кучкой и прилетели на свой аэродром.

В небе над Ленинградом росло воинское умение молодого летчика, крепло его мужество. Снова и снова поднимал в воздух свое звено Косенко, стремясь, как всегда, отлично выполнить задание командования, чтобы своим ратным трудом помочь прорыву вражеской блокады, сдавившей великий город.

И долгожданный день наступил! Бойцы Ленинграда, засевшие в городских кварталах, увидели красноармейцев Волховского фронта, еще и еще раз поднимавшихся в атаку. Между ними оставалась узкая полоса, всего около километра, но эта земля была непроходимой. Немцы, окопавшиеся в большом каменном здании, вели яростный огонь. И ничем нельзя было их выкурить оттуда. С одной стороны белая простыня льда, человеческие фигуры видны на ней, как на ладони. С другой - голое плато, опутанное проволокой с пропущенным по ней электрическим током, перегороженное ежами, надолбами. Цепко ухватились фашисты за последний клочок ленинградской земли!

Приказ уничтожить немецкий опорный пункт получили летчики Георгия Болдырева. Среди них был и Юрий Косенко.

Бомбардировщики встретили сплошную стену огня, но неуклонно шли к цели. Перешел в пике Болдырев, следом за ним - Пасынков и Косенко. Громовые раскаты потрясли воздух. Вскакивали с истоптанного, почерневшего снега пехотинцы, бежали вперед, к дымящимся развалинам. Уцелевшие фашисты бросали оружие, поднимали руки. И вот уже сошлись цепи бойцов, атакующих с обеих сторон. Блокада прорвана! А самолеты, выполнив задачу, легли на обратный курс.

И снова бои, охота на немецкие транспорты, поединки с фашистскими стервятниками - суровые боевые будки. В один из таких налетов, громя финский военный порт Котку, погиб Юрий Косенко, бесстрашный морской летчик-коммунист. А вскоре товарищи прочли в газетах Указ о присвоении ему высокого звания Героя Советского Союза.

Далеко на запад от Ленинграда улетели балтийцы. В грозном строю самолетов сражался и нес врагу смерть бомбардировщик, которому пилоты единодушно присвоили имя своего боевого друга - имя Юрия Косенко.

А. Исаев

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Пользовательского поиска