История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Казачьи городки в XVI-XVII веках

Казачьи городки в XVI-XVII веках
Казачьи городки в XVI-XVII веках

 Донцы, братья запорожцев, всегда
 были воинами в высшей степени
 отважными и благородными.

Чернышевский Н.Г.

Первые казачьи поселения появились в устье р. Вороны, в верхнем течении Дона и в его низовьях у донецких Раздор в середине XVI века. В XVII столетии казачьи городки получили распространение не только по Дону, но и по берегам его притоков - Хопра, Медведицы, Северского Донца, Чира. В 1650 году городков на Дону значилось 31, в 1672 их было 48, а к 1699 году число их достигало 84. В. Д. Сухоруков в "Историческом описании" пишет: "...от устья Хопра вниз до р. Аксая, на протяжении 800 верст, рассеяны были казачьи городки и зимовища". Городки являлись постоянными поселениями, зимовища - временными.

Казачьи городки представляли собой узкие улочки бедных изб-куреней да землянок. Украшением городков служили небогатые часовни, срубленные безымянными мастерами. На вышках часовен казаки несли сторожевую службу.

В лесных дебрях, среди непроходимых болот, по берегам рек, в тенистых рощах-левадах строили казаки свои неказистые городки. Они укрепляли их двойными палисадами, внутри набитыми землей. Окруженные многочисленными воинственными кочевниками, казаки проводили свою жизнь на биваках. Жилище служило им местом временного приюта, защитою от непогоды.

Здание школы - бывший дворец войсковых атаманов Ефремовых
Здание школы - бывший дворец войсковых атаманов Ефремовых

Казаки пренебрегали удобствами и красотой строений. Нарядные дома могли лишь привлечь внимание хищных недругов. "Пускай, - говорили они, - пламя пожаров сожжет городки наши, через неделю заплетем новые плетни, набьем их землей, покроем избы, и городок готов; скорее враг устанет сжигать наши жилища, нежели мы возобновлять их".

Нижнее Подонье было особенно опасным для обитателей казачьих поселений, где каждую минуту можно было ждать жестоких набегов крымских татар, ногайцев, горских черкесов, турок.

Здесь в городках селились наиболее смелые, удалые казаки, презиравшие смерть. Такого казака называли "отвагой", храбрецом, ищущим опасностей и подвигов. На таких казаков жаловался Ивану IV ногайский хан Юсуф: они-де "с Азова оброк снимают и воду с Дону пить не дают".

В походных песнях казак пел:

 У меня, молодца, было три товарища:
 Первый товарищ - мой конь вороной,
 А другой товарищ - я сам молодой,
 А третий товарищ - сабля вострая в руках.

Вихрем мчались казаки на своих конях в пределы Крыма или кочевья ногайские. Темная ночь, мрак ненастья сопутствовали им. На врагов нападали внезапно, врасплох. Возвращались из походов с табунами коней, добычей, пленниками и пленницами.

Наводнение в станице
Наводнение в станице

Небольшими отрядами пускались "добывать вестей" и пленных к Азову, на берега Кумы и Кубани, в земли крымского хана. В поисках сакмы - следов вражеской конницы - рыскали по степным просторам. Иногда подходили к улусам - кочевьям неприятелей - и военной хитростью доставали добычу. В степных поисках казаки шли в "траве с травою в уровень". Овраги, горы, реки не были для них преградой. Через водные рубежи они "переправлялись на салах" - понтонах, сделанных из связок камыша. На них переплавляли седла и вьюки. Сами же с конями пускались вплавь.

Турки защищали Азов с суши и моря. На протоках - Каланче и Мертвом Донце - они поставили укрепления с башнями, а через реку протянули три массивные железные цепи, закрыв выход в море. Казаки в насмешку пускали вниз по реке бревна. Бревна били по цепям, наводили страх на турецкий гарнизон. Иногда казаки, несмотря на цепи, преграждающие путь, на легких лодках-чайках уходили в море.

Отправляясь в "морские поиски", казаки обычно перетаскивали свои суда с одной реки на другую волоком. Казачьи струги появлялись и на р. Миус. Отсюда они уходили в Азовское море. Возвращались тем же путем, предварительно спрятав свои суда в камышах или затопив их на Миусе. Позже между Каланчой и Мертвым Донцом казаки прорыли свой канал - Казачий ерик. По нему они уходили в море, минуя турецкий Азов.

В казачьих городках соблюдалась неусыпная осторожность. Укрепленные поселения были окружены казачьими пикетами и разъездами. Казаки тщательно старались скрыть от врагов места своего жительства, чтобы "не знали дороги по Дону и не высматривали, как стоят наши городки".

В городках казаки проводили каждый день вместе, собираясь на майдане (площади) или в становой избе.

В быту они составляли своеобразное братство. На Дону сохранилось предание, будто в старину товарищества казаков разделялись по сумам. Человек десять-двадцать имели общую суму, в которой хранили свой запас и все добытое, поэтому среди казаков долго бытовало слово "односум", что означало "друг", "товарищ".

Свободная жизнь, полная опасностей и тревог, привязывала казаков к Дону. Во вражеском плену и на смертном одре казак, прощаясь со всем, что ему было дорого в жизни, всегда обращался к родному краю: "Прости, тихий Дон Иванович!"

Черкасск в начале XIX века. Старинная гравюра
Черкасск в начале XIX века. Старинная гравюра

Весной казаки собирались в Главное Войско - главный городок, где находился войсковой атаман с помощниками.

В начальный период истории казачества таким городком были Раздоры. Городок находился на песчаном острове, образуемом рукавом Донца и Доном. Он был основан во второй половине XVI века. Первое документальное упоминание о нем относится к 1571 году. (К этому же времени относится и упоминание о городке Мигулин.)

Раздоры представляли собой хорошо укрепленный воинский стан-лагерь. Здесь под открытым небом жило несколько тысяч вооруженных казаков, готовых каждую минуту по выстрелу вестовой пушки, а позднее - по удару вестового колокола выступить в боевой поход или отразить внезапный вражеский набег. Городок служил казакам надежным убежищем. Здесь их охраняли от вражеских набегов лесные дебри, водные рубежи двух рек. Отсюда "всем войском" или отдельными отрядами казаки шли "воевать Азов" или уходили в походы на Анатолийское или Крымское побережье Черного моря, к берегам Персии. К ним присоединялись украинские, волжские, яицкие, терские казаки.

Главное Войско (правление) просуществовало здесь около 50 лет, до 1622 года.

Станица Старочеркасская. Репродукция с картины И.И. Крылова
Станица Старочеркасская. Репродукция с картины И.И. Крылова

В 1642 году в Раздорах еще зимовали турецкий и русские послы, о чем свидетельствует грамота царя Михаила Федоровича. Но в 1644 году городок был сожжен турками. Вскоре казаки возобновили Раздоры, но им уже не суждено было стать главным казачьим городком.

В начале минувшего века на месте, где находились средневековые Раздоры (городище), еще видели остатки казачьих жилищ. О существовании городища говорят и народные предания, дошедшие до наших дней.

* * *

Главное Войско из Раздор было перенесено в Монастырский городок (1622 г.). Время основания Монастырского городка теряется в глубине веков. В "Истории донского войска" Владимира Броневского (С.-Петербург, 1834) говорится, что городок был построен около 1593 года.

1 декабря 1672 года донской атаман Флор Минаев давал в Москве Посольскому Приказу сведения о казачьих городках. В его росписи не указан Монастырский и другие, близлежащие к Азову городки. Ф. Минаев не имел желания открывать все свои карты и ухудшать и без того напряженные отношения Москвы с Константинополем.

Мы мало знаем и о событиях, происходивших на Монастырском яру. Трудно сказать, где они возникали: в Монастырском или Черкасском городке?

В 1610 году на Монастырском Яру жило уже много казаков. Они укрепили городок, вооружили его крепостными пушками. Здесь находилась богатая часовня.

В Монастырском Яру собирались казаки со всех рек, из всех городков и станов. Весной 1637 года на Войсковом кругу они решили: "идти на бусурман, взять Азов".

21 апреля 1637 года из Монастырского городка под предводительством атамана Михаила Татаринова казаки двинулись "конною и судовою ратью" к Азову.

18 июня они приступом взяли Азов. Это было началом известной в истории Азовской обороны.

В отписке царю Михаилу Федоровичу от 15 июля 1637 года казаки доносили: "Азов-город мы взяли, ни одного человека азовского на степь и на море не упустили".

Главное Войско - казачью столицу - из Монастырского перенесли в Азов. Но здесь она просуществовала недолго, всего четыре года. В течение этих поистине героических лет борьба казаков с турками не прекращалась.

В 1642 году казаки были вынуждены покинуть Азов (подробнее об этом см. главу "Черкасск в XVII-XVIII веках") и уйти на Махин остров.

Позднее отсюда казаки перебрались в разоренный Черкасский город. Он имеет интересную предысторию.

Н. М. Карамзин в "Истории государства Российского" упоминает, что на месте Черкасска существовал изобиловавший плодами город Ахас, о котором говорилось: "Имей только огонь и соль, и все остальное найдешь в Ахасе".

Весенний разлив на Дону
Весенний разлив на Дону

Посол римского папы Иннокентия IV к хану Батыю Иоанн де Плано Карпини в "Истории монголов" (1246 г.) говорит о богатом городе Арнасе в нижнем течении Дона. Населяли его аланы-христиане, хозары, россияне, сарацины-магометане. В городе была хорошая гавань для стоянки судов, многочисленные торговые заведения, склады товаров: Арнас вел обширную торговлю с многими народами. Он был обнесен крепкими стенами. Монголо-татары не смогли взять его. Тогда Батый приказал запрудить реку. Город со строениями и жителями был погребен под водой.

Территория Черкасска много раз затоплялась весенними водами, заносилась песком и илом, вновь застраивалась и перестраивалась. Культурные слои эпохи господства хозар (VI-X вв. н. э.) лежат здесь глубоко, занесенные илом.

В "Словаре географическом Российского государства" (часть VI, т. X), изданном в Москве в 1808 году, говорится о возникновении Черкасска: "Когда турецкое войско в 1569 году ходило под Астрахань, то в оное время царем Иоанном Васильевичем призван был с Днепра князь Михайло Вишневецкий с 5000 запорожских казаков, которые, совокупясь с поселенными на Дону, великую победу на сухом пути и на море в лодках над турками одержали и таким образом из оных черкасских казаков, большая часть оставшись на Дону в 1570 году, построили совокупно с Донским сей город, в коем и жили долгое время без жен, как запорожцы".

Казачество Дона и Украины представляло собой братство по крови и оружию. Только за первую половину XVII века казаки совершили более двадцати совместных морских походов к турецким и крымским берегам.

Первым историком Черкасска явился В. Д. Сухоруков. Его "Краткое историческое известие о бывшем на Дону городе Черкасске" ("Северный архив", С.-Петербург, 1823) не утратило значения до наших дней. Черкасский городок, по его мнению, возник близ главного городка Монастырского.

А. И. Ригельман в "Истории, или повествовании, о донских казаках" (Москва, 1846) пишет, что "черкасы из-за Днепра пришли на Дон и... поселились выше Азова, в 50 верстах от него, на Олопекии, т. е. на Лисьем острове..."

Советский историк Б. В. Лунин считает, что Черкасск получил свое название, по-видимому, от поселившихся здесь казаков-запорожцев ("черкас"), выходцев из Приднепровья.

В исторических актах Черкасск впервые упоминается в 1593 году. Турецкий султан получил сообщение о том, что донские казаки вблизи Азова "на Маныче, да в Черкасской и в Раздорах" поставили четыре новых городка и "из тех городков приходя Азову тесноту чинят". Султан требовал от русского посла в Константинополе Нащекина объяснений. Посол, как обычно, заверял султана, что казаки действуют по своему усмотрению, не подчиняясь московскому царю.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Пользовательского поиска