НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ГОРОДА И СТАНИЦЫ   МУЗЕИ   ФОЛЬКЛОР   ТОПОНИМИКА  
КАРТА САЙТА   ССЫЛКИ   О САЙТЕ  






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Завод обновляется


В стране еще продолжалась гражданская война, а восстановление завода уже началось. В числе других национализированных предприятий он был передан в ведение Таганрогского окружного совнархоза, учрежденного постановлением Промбюро Украины от 14 февраля 1920 года. Совнархоз по согласованию с ревкомом во второй половине февраля 1920 года решил объединить три завода - металлургический, котельный и русско-Балтийский - в единый Государственный объединенный завод. Бывшие самостоятельные предприятия по отношению к объединенному становились соответствующими отделами. Совнархоз утвердил правление объединенного завода, в которое первоначально вошли: Фаер, Секалов, Осецимский, Король и Шуваев. Председателем рабочего правления был избран С. Фаер.

При каждом отделе объединенного завода создавалась коммунистическая ячейка. Одним из первых секретарей комячейки при металлургическом отделе стал кадровый рабочий М. М. Снименко.

Почти одновременно по инициативе партийной ячейки и окружного комитета РКСМ на заводе возникла и организация коммунистической молодежи. Одним из первых организаторов и активным деятелем заводского комсомола был молодой рабочий-электрик И. В. Калиниченко.

Металлурги вместе со всеми таганрожцами принимали самое деятельное участие в борьбе против внутренней контрреволюции. В отчете Таганрогского укома КП(б)У указывается, что в 1920 году трижды проводились мобилизации членов и кандидатов партии с переводом их на казарменное положение, чтобы вовремя дать отпор контрреволюционным выступлениям.

Активно участвовали металлурги в борьбе против Врангеля. По инициативе завкома проводилась запись добровольцев. Около 100 рабочих влилось в ряды Красной Армии, героически сражавшейся против Врангеля и белополяков. В этот же период металлурги решили на один час увеличить рабочий день и заработанные средства отдать в фонд Красной Армии.

Вместе с коммунистами активно боролись с контрреволюцией и комсомольцы. Бывший секретарь заводской комсомольской ячейки И. В. Калиниченко рассказывал:

- Летом тысяча девятьсот двадцатого года по призыву укома мы проводили на заводе массовую кампанию "Неделя красного командира". Все комсомольцы, а их тогда было человек пятнадцать, поступили на командно-политические курсы Первой Конной армии. Вместе со мной пошли на курсы Григорий Коклюгин, Дмитрий Зайцев, Алексей Падалка. Уже в июле наши курсы полным составом участвовали в разгроме назаровского десанта.

Несколько позже, в начале тысяча девятьсот двадцать первого года, по примеру партийной ячейки мы создали комсомольскую ЧОН. Записалось около пятидесяти человек. Нам поручили охрану завода, патрулирование по городу, иногда привлекали нас на борьбу с бандитизмом.

Мы, комсомольцы, всегда чувствовали помощь и поддержку со стороны партийной организации. Жизнь комсомольской ячейки била ключом. Заводская молодежь участвовала в воскресниках, субботниках, антирелигиозных диспутах. Они зачастую кончались песней:

 Долой, долой монахов,
 Раввинов и попов,
 Мы на небо залезем,
 Разгоним всех богов!..

Деятельность заводских общественных организаций напоминала бурлящий поток, увлекавший за собой рабочую массу. Часто проводились кампании: "Неделя больного и раненого красноармейца", "Неделя помощи семьям красноармейцев", "Неделя борьбы с трудовым дезертирством", "Неделя помощи голодающим Поволжья" и т. д. "Недели" следовали одна за другой. Они поднимали массовый энтузиазм и патриотизм освобожденного человека, демонстрировали перед всем миром решимость трудящихся под руководством большевистской партии преодолеть трудности, встретившиеся на пути строительства новой жизни.

В 1921 году в Таганрог прибыл М. И. Калинин. Он выступил на собрании городского актива и на собрании металлургов в трубном цехе. Михаил Иванович рассказал о значении Октябрьской революции, о неотложных задачах рабочего класса по восстановлению хозяйства, разрушенного четырехлетней империалистической и трехлетней гражданской войнами. В заключение своей речи Михаил Иванович призвал всех трудящихся теснее сплотиться вокруг Центрального Комитета партии, не бояться лишений и трудностей, смело идти на борьбу с разрухой.

Война разорила хозяйство страны. Весной 1921 года прекратилось движение поездов на 31 железнодорожной линии. Более семи тысяч вагонов с хлебом задерживалось в пути. Из-за недостатка сырья и топлива Советское правительство вынуждено было закрывать промышленные предприятия. Только в Петрограде остановились 64 завода. Среди них такие крупные, как Путиловский, "Треугольник", Сестрорецкий.

В декабре 1921 года на IX Всероссийском съезде Советов В. И. Ленин, характеризуя состояние производства металла в России, говорил: "В этом отношении наше положение особенно тяжело. Мы производим каких-нибудь, может быть, 6% того, что производили в довоенное время. Вот до какого разорения, до какой нищеты империалистическая война и гражданская война довели Россию! Но мы, конечно, поднимемся!"*.

* (В. И. Ленин. Соч., т. 33, стр. 142-143.)

В. И. Ленин горячо верил в революционный энтузиазм масс, в их способность преодолеть голод и разруху и построить социализм в России.

Во время войны завод получил серьезные повреждения. Не дымили трубы мартеновского цеха. Безмолвствовали, зияя чернотой, жерла томасов, не слышно было беспокойного шума прокатных станов. Крыша заводских корпусов во многих местах провалилась. Монотонно скрипели листы сорванных ветром ржавых кровель, рушились портовые сооружения. Морской канал заносило вязким илом. Сердце завода - доменные печи - были совершенно выведены из строя.

Коллектив металлургического завода горячо взялся за работу. Уже в феврале 1920 года удалось возобновить работу нескольких цехов, которые занимались преимущественно ремонтом бронепоездов и подвижного состава. Одновременно велась энергичная подготовка к производству металла.

С 1 марта 1920 года завод перешел в непосредственное подчинение ЦПТИ при украинском совнархозе (Центральное правление тяжелой индустрии, находившееся в Харькове).

Как большой праздник встретили рабочие понедельник 29 марта 1920 года. В этот день у прокатного цеха собрались сотни металлургов. На лицах радостные улыбки. У входа в цех трепещет кумачовое полотнище. На нем призыв: "Возродим наш родной завод!" После короткого приветственного слова представителя партийной ячейки начался пуск прокатного стана. Второй трубный стан вступил в строй через месяц - в день первомайского праздника.

Завод восстанавливался, но достигалось это ценой больших усилий. В то время на нем трудились 2221 рабочий и 371 служащий, т. е. почти в два раза меньше, чем в 1913 году. Остро ощущалось отсутствие квалифицированных рабочих, так как многие из них находились в армии. Завод испытывал большую нужду в сырье и топливе.

Были серьезные недостатки и в снабжении рабочих продовольствием. Хлеб выдавался из расчета по фунту в день и то крайне нерегулярно. Кроме хлеба, рабочие получали в месяц по фунту растительного масла, полфунта соли, четыре коробки спичек да изредка табак. Система рабочего снабжения еще только складывалась. Вначале снабжением занимались заводские продовольственные органы, а с октября 1920 года - кооператив "рабочее крыло".

Все эти вопросы находились в центре внимания заводской партийной организации. Сохранился протокол общего собрания коммунистов металлургического отдела объединенного завода, которое состоялось 22 ноября 1920 года. Коммунисты детально обсудили доклад секретаря комячейки М. М. Снименко о положении с топливом и о пуске некоторых отделений завода. Забота об обеспечении завода сырьем и топливом становилась главной задачей хозяйственного руководства и всей партийной организации. Одновременно комячейка обратила внимание заводоуправления на необходимость улучшить снабжение рабочих.

Однако, несмотря на усилия коллектива, улучшить обеспечение завода сырьем и топливом не удалось. В связи с разрухой в стране добыча этих материалов производилась в крайне незначительных количествах. Потребности завода по-прежнему не удовлетворялись. Это и послужило причиной того, что в 1922 году Промбюро Украины приняло решение о консервации некоторых цехов Таганрогского металлургического завода.

Свертывание производства и связанное с этим сокращение рабочих и служащих с 3400 до 450 человек дорого обходилось государству.

Заводоуправление принимало все меры к тому, чтобы в этот трудный период сохранить завод и в то же время максимально обеспечить уволенных рабочих. Приходилось даже прибегать к реализации остатков продукции на частном рынке, хотя заводоуправление знало, что этот путь шел вразрез с общегосударственными интересами. Усилиями коллектива в короткий срок завод был подготовлен к остановке, а рабочие получили компенсацию за вынужденный прогул.

С 1922 года Таганрогский металлургический завод вошел в объединение треста "Югосталь". В соответствии с решением "Югостали" были поставлены на консервацию доменный, мартеновский, прокатный, листопрокатный цехи, центральная электростанция, бандажное отделение, механическая мастерская и химическая лаборатория. Однако консервация основных цехов отнюдь не означала полной остановки завода. Некоторые, главным образом второстепенные, цехи продолжали действовать.

В этом же, 1922, году завод обследовала комиссия по тяжелой промышленности украинского совета народного хозяйства. Она пришла к выводу, что восстановить завод невозможно и он не пригоден к дальнейшей работе. Комиссия мотивировала свои выводы наличием устаревшего оборудования, полной непригодностью доменного цеха, отсутствием механизации и недостатком электроэнергии. Кроме того, для снабжения завода рудой требовалось восстановить керченские рудники и провести большие работы по очистке фарватера в Азовском море, идущего к заводскому порту. На основании этого заключения начался постепенный демонтаж оборудования, необходимого для других действующих заводов.

Но партийная организация и общественность завода были на этот счет иного мнения. Они обратились в трест "Югосталь" с предложением восстановить мартеновский, прокатный, и трубный цехи и организовать производство сварных труб, необходимых народному хозяйству в период его восстановления.

Пока решался этот вопрос, усилиями городской партийной организации и оставшегося коллектива рабочих удалось возобновить работу трубного и чугунолитейного цехов с подсобными мастерскими. Это дало возможность наладить производство газовых труб и соединительных фасонных частей к ним, производить отливку гирь метрической системы и некоторых видов фасонного литья. Факты убеждали в том, что продуктивная жизнь завода возможна.

Завод с каждым днем мало-помалу оживал. Становился более ритмичным пульс производства. За 9 месяцев 1922 года было выплавлено 158 тысяч пудов стали, прокатано 66 тысяч пудов различного профиля.

Вот что увидел А. Т. Каменский, командированный ростовским обкомом комсомола на завод в качестве комсомольского работника:

- Вокруг завода лежала степь: ни жилья, ни дорог, ни движения не было. Заводские проезды и площадки заросли бурьяном. Говорили, что в разрушенных цехах гнездятся совы, а зайцы бесстрашно забегали из степи. Но жизнь брала свое. Один за другим оживали цехи...

Партийные и советские органы города неустанно заботились о снятии металлургического завода с консервации при первой малейшей возможности. С 1923 года начались работы в трубопрокатном цехе по изготовлению дымогарных труб для Наркомата путей сообщения. Из "Краткого отчета о работе Таганрогского окружного исполкома за 1923-1924 годы" видно, что в эти годы было произведено: газовых труб черных 296477 пудов, оцинкованных труб 16619 пудов, разного чугунного литья 2506 пудов. Рабочих на заводе в то время насчитывалось 830 человек.

Хотя Таганрогский металлургический и продолжал работать, однако предложение о его ликвидации еще не было снято с повестки дня. Наконец вопрос о возможности существования завода был поставлен на заседании бюро окружного комитета РКП(б). Бюро поддержало ходатайство партийной организации города. На 1925 год заводу дали повышенное задание, предполагалось увеличить число рабочих до 2800 человек.

Спустя несколько дней этот же вопрос обсуждался на заседании комиссии при краевом комитете РКП(б). Комиссия пришла к выводу, что восстановление завода с полным металлургическим циклом в Таганроге нерентабельно, но как передельного вполне возможно и целесообразно.

Такое же решение было принято и 23 мая 1926 года в Харькове на совещании правления "Югостали" под председательством Ф. Э. Дзержинского.

Началось восстановление завода. Один из его ветеранов, инженер Чепусов, рассказывал:

- В 1925 году главный инженер Точинский пригласил меня возвратиться (в то время я был в Брянске) на Таганрогский металлургический завод и занять должность заведующего конструкторским бюро. Я принял приглашение. За это время конструкторское бюро выполнило большую работу по реконструкции трубосварочного, мартеновского и прокатного цехов, а также разработало несколько эскизных проектов общей реконструкции Таганрогского металлургического завода с полным металлургическим циклом и с постройкой нового манесмановского цеха для производства цельнокатаных труб. Это было выполнено с помощью консультантов - профессоров Донского (ныне Новочеркасского) политехнического института Вологодина, Радзевича-Белевича и профессоров Московского института стали Грумм-Гржимайло и Павлова.

Несмотря на тяжелые условия восстановительного периода, жизнь на заводе била ключом. Под руководством партийной организации создался замечательный молодежный коллектив. Активную и энергичную молодежь интересовали все стороны заводской жизни. Она, например, добилась решения о строительстве клуба. В то время изыскать средства для этой цели было нелегко. Но молодежь нашла выход. Невдалеке от главной конторы находился большой фундаментальный склад. Когда надстроили два этажа, получилось вместительное здание, достаточно удобное для клубной работы. Там же в 1924 году открылась общезаводская библиотека. В конце 1924 года начала выходить многотиражная газета "Вальцовка".

Вопросам культуры в те времена уделялось огромное внимание. С целью облегчить материальное положение школ городской Совет в 1920 году передал заводу школу № 2 (ныне школа имени А. П. Чехова), в которой обучались дети рабочих. До этого школа находилась в ведении гороно. Оплата учителей в то время производилась натурой: пуговицами, обувью, кожей. Завод перевел учителей на денежную оплату и взял на себя обеспечение учащихся питанием. При школе было организовано двухразовое питание. Это было нелегким делом, так как требовалось кормить свыше 1000 детей.

При школе в 1921 году создали вечернее отделение для взрослых. В 1924 году школу опять передали в ведение гороно.

Заводская комсомольская организация держала тесную связь со школой. В начале 1925 года на заводе по инициативе работника завкома комсомола Александра Хлынина был организован один из первых в городе пионерский отряд. Это было большое и радостное событие в жизни детей металлургов.

К концу года заводская пионерская организация являлась самой крупной в городе. Она имела 10 отрядов, в которых насчитывалось более 650 пионеров.

Завком комсомола выделил лучших комсомольцев-производственников для работы пионервожатыми. Это были Василий Горунов, Александра Клюева, Мария Могильная, Михаил Кожемяка, Александр Бердников и другие.

Первая плавка стали после снятия завода с консервации. Осень 1925 года
Первая плавка стали после снятия завода с консервации. Осень 1925 года

В пионерских отрядах часто организовывались увлекательные походы за город, военные игры, спортивные состязания. Особенно любили пионеры рассказы старых кадровых рабочих о свержении царизма и борьбе за установление Советской власти, о детских и юношеских годах В. И. Ленина и его революционной деятельности.

В то время большое внимание уделялось трудовому воспитанию ребят. Вожатые стремились приобщить пионеров к трудовой деятельности. Каждому отряду был отведен участок земли, на котором пионеры выращивали цветы, а осенью пионерская дружина устраивала на заводе смотр цветов. Лучший отряд премировали. Проводились так же смотры работы кружков. Среди них выделялся кружок рукоделия и вышивания, которым руководила комсомолка Надя Снедко.

Тогда еще в школах не было производственных мастерских по дереву и металлу. Учитывая желание многих пионеров, вожатые с помощью опытных мастеров организовали обучение ребят слесарному делу и другим профессиям. Производственная практика принесла большую пользу. Бывшие пионеры сейчас являются квалифицированными рабочими и инженерами. Все они с теплотой вспоминают о пионерских годах, о тех трудовых навыках, которые получили в детстве.

Летом 1926 года все пионерские отряды активно готовились к новому учебному году. Дирекция завода выделила несколько тысяч рублей на приобретение пионерской формы. И вот в отрядах началась горячая пора. Надо было пошить 650 костюмов. Мастерские такой заказ не брали. Тогда на помощь пришли родители. Более 25 человек со своими швейными машинами изъявили желание принять участие в пошивке пионерской формы. При активном участии Нади Снедко пионерская форма в скором времени была готова и в торжественной обстановке на отрядных сборах вручена пионерам.

В честь начала учебного года проходил общегородской парад юных пионеров, в котором участвовала и пионерская дружина завода. Несколько десятков знаменосцев, горнистов и барабанщиков возглавляли колонну, в которой в стройных рядах, с задорными песнями шагали 650 детей металлургов.

Пионеры не только любили труд, беседы, увлекательные игры, походы и лагеря, но любили и помечтать о том, кем они станут, когда вырастут, какое примут участие в строительстве коммунистического общества. Нина Ивасюк и Надя Белоненко мечтали стать педагогами, Иван Голубец и Иван Ермоленко - рабочими высокой квалификации, Клава Бобылева - врачом, Николай Левашкевич и Николай Анисимов - инженерами.

Прошло несколько лет, и мечта многих пионеров превратилась в действительность. Нина Ивасюк окончила высшее учебное заведение и стала научным сотрудником, Надя Белоненко, ранее активная спортсменка,- мастером спорта СССР по теннису. Имя Ивана Голубца знает теперь вся страна. В годы Великой Отечественной войны он совершил подвиг, за что посмертно был удостоен звания Героя Советского Союза.

Полнокровная, содержательная жизнь коллектива благотворно отразилась и на работе предприятия. Завод не только восстанавливался, но и реконструировался в соответствии с планом социалистической индустриализации, принятым XIV съездом партии. За 1925-1929 годы были восстановлены и технически перевооружены основные цехи: мартеновский, трубосварочный, листопрокатный и бандажный.

В авангарде новых начинаний шла заводская партийная организация, которая в 1927 году насчитывала 278 коммунистов. Умело опираясь на профсоюз, комсомол и другие общественные организации, коммунисты направляли деятельность коллектива металлургов на решение ответственных задач. Повседневно укрепляя и расширяя связи с массами, партийная организация пополняла свои ряды за счет лучших производственников. Только за период с апреля 1927 по май 1928 года в члены и кандидаты партии вступили 119 человек, преимущественно рабочие.

Главную задачу партийная организация видела в том, чтобы вовлечь коллектив в активную созидательную работу. С этой целью коммунисты умело использовали такую действенную форму привлечения масс к хозяйственному строительству, как производственные совещания.

Со второй половины 1927 года на заводе началась полоса активизации производственных совещаний. До этого по цехам создавались лишь производственные комиссии. По рекомендации партийных органов их преобразовали в постоянно действующие производственные совещания с тем, чтобы охватить ими более широкую массу рабочих. Совещания проводились по цехам, участкам, в сменах.

Партийная организация добивалась, чтобы совещания проходили не формально. Однажды секретарь заводской партячейки Толмачев собрал партийный актив и повел такой разговор:

- Собираемся да митингуем мы с рабочими часто. И сколько дельного они нам подсказывают. А запоминаем-то мы только то, что прямо в глаза бросается. Это не порядок. Надо бы учет предложений наладить. Да контроль установить такой, чтобы ни одно из них без ответа не оставалось.

- У нас в трубном, - заметил один из присутствующих, - недавно так сделали. Секретарь совещания выписывает из протокола все предложения на лист чистой бумаги, помечает, кто внес. Потом этот листок вывешивает на самом видном месте. Начальник цеха против каждого предложения указывает, что сделано, а ежели не выполнено, то по какой причине. Около доски в свободное время всегда людно. А потом кое-кому жарко бывает на следующих совещаниях.

Тут же порешили хорошее начинание распространить на все цехи. Широкая гласность и непременная действенность подняли авторитет производственных совещаний, активизировали рабочий коллектив. Во второй половине 1927 года на заводе было проведено 36 производственных совещаний, в работе которых приняли участие 1397 человек. Они внесли 209 предложений. А уже в первой половине 1928 года на заводе состоялось 49 производственных совещаний. 2192 рабочих приняли активное участие в обсуждении актуальных проблем жизни и работы заводского коллектива. Они внесли 437 предложений, большинство из которых было реализовано.

Трест "Югосталь" неоднократно ставил в пример практику работы производственных совещаний на Таганрогском металлургическом заводе.

Трудовой энтузиазм рабочего класса нашел яркое выражение в развитии социалистического соревнования. Когда в январе 1929 года на страницах "Правды" впервые была опубликована статья В. И. Ленина "Как организовать соревнование?", рабочий класс нашей страны воспринял это как боевой призыв.

Горячо откликнулись на него и таганрогские металлурги. Партийная ячейка совместно с завкомом профсоюза разработала обязательства заводского коллектива и предложила вызвать на соревнование Сулинский металлургический завод. Во всех цехах прошли митинги и собрания, на которых обсуждались взятые обязательства. Затем направили делегацию в Сулин. Там 17 марта состоялся многолюдный митинг. Сулинские металлурги приняли вызов таганрожцев. Заводская газета "Вальцовка" систематически освещала первые шаги соревнования двух крупнейших металлургических заводов.

Активно включились в соревнование и комсомольцы. Еще 5 марта по призыву заводской комсомольской ячейки было организовано соревнование молодежи за ликвидацию прогулов.

Новая волна политического и трудового подъема рабочего класса поднялась после обращения XVI Всесоюзной партийной конференции в апреле 1929 года ко всем трудящимся о развертывании социалистического соревнования за выполнение плана первой пятилетки.

С 1930 года на заводе начинается соревнование за достойную встречу третьего года пятилетки и в связи с подготовкой к Всесоюзному дню ударника. Общественные организации умело использовали все средства массово-политической работы: митинги и доклады, лозунги и плакаты, стенную и многотиражную печать, чтобы вовлечь как можно больше рабочих в соревнование. На заводе были созданы и три производственные коммуны имени 3-го года пятилетки и 51 ударная бригада, в которых объединились 426 передовых рабочих.

Подводя итоги соревнования, завком профсоюза и заводоуправление созвали в городском театре слет ударников. Лучшие из них были премированы: 10 передовиков-производственников - путевками в санатории и дома отдыха, 15 - туристическими путевками сроком на две недели.

В 1930 году партия и правительство приняли постановление о переводе Таганрогского завода на семичасовой рабочий день. В ответном письме рабочие и служащие писали Центральному Комитету партии:

"Завтра (1 октября 1930 года) завод переходит на семичасовой рабочий день и тем самым празднует победу пролетариата СССР и всего мира, добившегося впервые в мире и истории законного семичасового рабочего дня.

Вместо 10 и 12 часов работы тринадцать лет назад - 7 часов. Старые кадры рабочих завода помнят еще то время, когда они работали на капиталиста половину суток. При такой работе 12 часов поглощалось сном и пьянством. Теперь вместо половины, вместо 50 %,- меньше трети,- 29% работы на социалистическое строительство, а 17 свободных часов - на отдых и культуру"*.

* (Государственный архив Октябрьской революции и социалистического строительства УССР, ф. 1281, 1930 г., оп. 1, ед. хр. 1050, л. 91.)

В дальнейшем трудовая активность рабочих не уменьшалась. Соревнование помогало коллективу успешно выполнять производственные задания. За один только 1930 год таганрогские металлурги дали стране продукции на 30 миллионов рублей. К тому времени на заводе работали уже 5000 рабочих, 199 административных работников и 243 служащих.

Первая пятилетка была периодом дальнейшего строительства и расширения завода. По первому пятилетнему плану Таганрогу было ассигновано на строительство и реконструкцию 110 миллионов рублей, из них 34 772 тысячи получил металлургический завод. На эти средства в 1930 году было начато строительство второго мартеновского цеха.

Работами руководил молодой, энергичный инженер Суров-Кузин. Для нового цеха отвели площадку на северо-восточной стороне заводской территории, там, где громоздились развалины доменных печей. Прежде всего разобрали завалы, убрали мусор и разровняли площадку. Никаких механизмов для подсобных работ не было. Все оснащение состояло из самого примитивного инвентаря: кирок, лопат, тачек. По призыву партийной организации и завкома профсоюза металлурги выходили дружной массой на субботники. И очень быстро все подготовительные работы были закончены.

Необходимые для строительства цеха металлические конструкции изготовил "Стальмост". "Стальпроект" под руководством профессора Пильника выполнил проект мартеновского цеха. Правда, он был далек от совершенства. Некоторые недостатки устранялись в процессе строительства, некоторые - после пуска цеха. Мартеновские печи были запроектированы и построены на садку 60 тонн с годовой производительностью 60 тысяч тонн каждая.

Митинг на заводе по случаю пуска мартеновской печи
Митинг на заводе по случаю пуска мартеновской печи

Цех строился быстро. Стране требовался металл, и металлурги торопились. Только заказанные за границей узлы кранового оборудования задерживались.

Когда к октябрьскому празднику 1931 года была закончена первая мартеновская печь (по заводскому счету № 5), в новом цехе еще не было кранового оборудования: ни шихтового крана, ни завалочного, ни, что самое главное, разливочного крана. Печь нельзя было пустить.

Наконец были получены механизмы разливочного крана. В марте 1932 года он был смонтирован. Одновременно рабочие установили мост-кран, изготовленный общими силами. Для пуска печи не хватало шихтового крана, завалочной машины и уборочного крана. Однако печь решили пустить. Завалку шихты пришлось производить вручную. Для этого на одной из колонн цеха укрепили консольную стрелу с блоком. При помощи этого приспособления короба, нагруженные шихтой, подавались лебедкой на рабочую площадку, а оттуда в печь.

Подготовку и уборку литейной канавы производили вспомогательной лебёдкой 100-тонного крана и паровыми железнодорожными кранами.

В конце марта 1932 года в торжественной обстановке из печи № 5 была выпущена первая мартеновская плавка весом в 6о тонн. Это было большим праздником на заводе.

Но в первые дни выявилось, что подача шихты на рабочую площадку лебедками - процесс очень трудоемкий и неспорый. Печам угрожали простои, а получение шихтового крана ожидалось не скоро.

Рабочая смекалка помогла и на этот раз. Рационализатор Митрофан Белоненко предложил применить для подачи шихты железнодорожный кран. Эта мысль всем понравилась. Но по расчетам рабочая площадка не могла выдержать веса тяжелого крана. Тогда Белоненко предложил настелить на ней шпалы с рельсами: таким образом нагрузка от крана распределялась равномерно по всей площадке. Кран был установлен, и это дало возможность плавить сталь бесперебойно до получения шихтового крана.

Вскоре была пущена в эксплуатацию шестая мартеновская печь. Цех оборудовали шихтовым, завалочным, разливочным и уборочными кранами. Завод мог полностью обеспечивать себя сталью.

Однако в первое время печи не давали нужной производительности: не хватало квалифицированных сталеваров, не было опыта работы на сталеплавильных печах с большой садкой. Учиться было не у кого, так как старая Россия была страной технически отсталой и таких печей почти не имела. В новый цех перевели пожилых, умудренных опытом металлургов, а в помощь им выделили молодых рабочих. Первыми наставниками молодежи стали И. Я. Сидоренко, А. Л. Дахно, А. К. Кравченко и другие.

Проблема кадров была одной из важнейших в период социалистической реконструкции народного хозяйства. С первых же лет осуществления политики индустриализации страны партия взяла курс на создание новой рабоче-крестьянской производственно-технической интеллигенции. Тысячи молодых рабочих пошли учиться на рабфаки, в вузы и техникумы. Несколько рабочих и Таганрогского металлургического завода в те годы по путевкам партийной организации отправились на учебу.

Андрей Круглов и Яков Гришков, в то время молодые рабочие-литейщики, помнят, как однажды их вызвал к себе парторг цеха Гришин и повел разговор:

- Работаете вы хорошо, ничего не скажешь. Есть у вас и жизненный опыт и закалка... Знаний бы вам только прибавить. А что если мы порекомендуем вас на учебу? Думаю, не ошибемся?

Доверие окрылило молодых рабочих. Через несколько дней Андрей Круглов переступил порог литейного отделения Днепропетровского металлургического института, а Яков Гришков стал студентом Полтавского педагогического училища.

Здесь же на заводе начинал свою сознательную жизнь Г. А. Серопян. Его биография самая обычная для нашего времени.

Теплым осенним днем 1930 года в Таганроге появился приземистый паренек с небольшим самодельным чемоданом. Выглядел он несколько старше своего двадцатилетнего возраста. Черты лица и весь внешний вид подтверждали, что парень приехал с юга. Это был Григорий Серопян. Расспросив, как пройти к металлургическому заводу, он поспешно отправился туда.

В ту пору заводу постоянно требовались рабочие самых различных специальностей. И Григория Серопяна приняли в теплотехническое бюро. На работе паренек почувствовал, что имеет маловато знаний. Стремление пополнить их и привело Серопяна к дверям рабфака.

Летом 1932 года Гришу пригласили в заводской комитет профсоюза. Председатель сообщил о решении направить его, как лучшего производственника, ударника труда, учиться в Ленинградский индустриальный институт.

- Смотри, не подведи заводской коллектив, - напутствовали в завкоме.

- После окончания института возвращайся на завод. Специалисты нам во как нужны! - подвел итог председатель, сделав выразительный жест ладонью у подбородка.

- Доверие оправдаю, - заверил Григорий.

Началась полная забот и хлопот трудная, но жизнерадостная, наполненная оптимизмом студенческая жизнь. Видные ученые, опытные специалисты готовили молодое пополнение из рядов рабочего класса. Душой студентов металлургического факультета был декан выдающийся ученый-металлург академик М. А. Павлов.

После окончания института Григорий Серопян возвратился на родной завод. Молодой инженер работал подручным сталевара, сталеваром, помощником мастера, мастером, начальником смены, начальником цеха.

Подобно Г. А. Серопяну тысячи молодых рабочих получили высшее образование и стали первоклассными инженерами. Но это пришло позже. В самом же начале индустриализации специалистов не хватало, приходилось приглашать их из-за границы. Среди иностранных инженеров было немало таких, которые приехали в Россию исключительно ради наживы. Темпы и качество работ их не интересовали. В этом отношении характерна история строительства новотрубного цеха, предназначенного для производства труб - бурильных, обсадных, нефтепроводных и геологоразведочных.

Строительство его началось в 1931 году. Возводился цех за территорией завода.

В это время страна еще не располагала своим трубопрокатным оборудованием, и его закупили у немецкой фирмы "Меер". Для монтажа оборудования пришлось пригласить специалистов той же фирмы.

Все подготовительные работы металлурги выполняли сами, на субботниках: рыли котлованы и траншеи для фундаментов, возили строительные материалы...

Площадку подготовили в короткий срок. Однако дальнейшее строительство и монтаж оборудования пошли медленнее. Немцам выгодно было затягивать время и получать хорошую оплату золотом.

Пришлось пересмотреть сроки закладки фундамента. Эту работу по немецким чертежам выполнили своими силами, причем в три раза быстрее. Вскоре начальник строительства инженер Сверчков предложил пересмотреть все сроки строительства. С ним согласились. Основной корпус и вспомогательные постройки воздвигались быстро, а монтаж оборудования явно затягивался. Немцы собирали механизмы очень медленно.

Механик по монтажу Асадский, разобравшись в немецких чертежах, принял на себя монтаж отдельных участков, и работа ускорилась. Глядя на него, спецы вынуждены были поторапливаться.

В октябре 1933 года металлурги торжественно отметили еще одно важное событие в истории завода - новотрубный цех мощностью в 108 тысяч тонн цельнокатанных труб вступил в строй действующих.

Одновременно на территории трубопрокатного цеха строился трубосварочный цех № 2. У строителей был уже достаточный опыт; иностранным консультантам здесь почти нечего было делать.

Первую партию сварных труб завод изготовил в ноябре 1933 года. С вводом в строй нового цеха их выпуск увеличился вдвое. Этим завершился намеченный план реконструкции завода, который превратился в первоклассное предприятие по производству труб.

Техническое перевооружение завода потребовало огромного объема вспомогательных работ. За время реконструкции были проведены две высоковольтные линии напряжением в 110 тысяч вольт, построены механический и копровой цехи. Кроме того, в литейном цехе были установлены две электропечи, а в мартеновских - созданы экспресс-лаборатории, производившие химические анализы по ходу процесса мартенования.

Выполняя роль ведущей силы в крепнущем союзе с крестьянством, рабочие завода активно участвовали и в проведении коллективизации сельского хозяйства. Как организовывалась и проводилась эта работа, рассказывал коммунист И. П. Виневский.

... - Осенью тысяча девятьсот двадцать девятого года меня, Николая Ногина, Константина Каранду, братьев Виктора и Георгия Кислицких и еще человек сорок хлопцев собрали в комсомольской ячейке. "Великое дело начинается - коллективизация, - сказал секретарь.- Поедете помогать крестьянам строить новую жизнь".

Назавтра мы уже были в Ростове. Там нашу группу разбили по два-три человека, проинструктировали, выдали мандаты и направили в разные стороны.

Бригаду нашу возглавлял коммунист, рабочий с завода "Красный Аксай". Мне довелось побывать в кубанских станицах - Суворовской и Черняховской. Прибыв на место, постарались сплотить вокруг себя бедноту. Помогли им организоваться в артель. По неопытности были и ошибки, конечно. Один из товарищей нашей группы все норовил осуществлять коллективизацию - повсеместно и одновременно. На ошибках сами учились и других учили.

Занимались и заготовками хлеба. Укажет беднота, у кого хлеб есть, мы и идем к нему. Хозяин суровым взглядом смеряет нас с головы до ног, а потом и буркнет: "Нет хлеба". Сначала уговаривали. Когда уговоры не помогали, приходилось самим искать. И почти всегда находили: то на чердаке, то в скирде, то под полом.

Многие ребята так и остались работать на селе. А некоторые возвратились на родной завод, где во всю разворачивались строительные работы...

Перестройки, произведенной в годы первой пятилетки, оказалось недостаточно. Требования партии и правительства к отечественной металлургии неустанно повышались. Становилось ясно, что без дальнейшей реконструкции завода трудно обеспечить неуклонный и постоянный рост выпуска валовой продукции. Тогда на досках проектного отдела завода стал рождаться новый план технической перевооруженности предприятия.

Эта реконструкция проводилась уже в годы второй пятилетки. Было целиком обновлено оборудование двух сталеплавильных, листопрокатного, трубосварочного и бандажного цехов.

В сталеплавильных цехах увеличили тоннаж печей и соответственно упрочнили металлические конструкции, а также повысили мощность кранового оборудования. Механизировали шихтовый двор.

В листопрокатном цехе произвели перестановку клетей стана, в бандажном - механизировали трудоемкие процессы и внедрили новую технологию.

В результате проведенной работы производственная мощность завода значительно увеличилась. Он стал выпускать продукции в два раза больше по сравнению с 1913 годом. По отдельным видам труб Таганрогский металлургический завод занимал ведущее место в Союзе. Так, например, в 1938 году он производил 75 процентов общесоюзного производства сварных труб и до 25 процентов обсадных. Рост трубного производства позволял ускорить развитие нефтяной промышленности.

Партийная организация металлургического завода осуществила ряд мер по повышению уровня технической подготовки рабочих и воспитанию новых инженерно-технических кадров. На заводе был создан филиал Донецкого индустриального института. Профсоюзная организация проводила кропотливый отбор наиболее способных юношей и девушек из заводской молодежи и направляла их в школу ФЗО. Партийная ячейка поддержала почин комсомольцев, по инициативе которых на заводе в 1933 году развернулась массовая подготовка к сдаче технических экзаменов. Для руководства техническими кружками, школами, курсами привлекались специалисты и квалифицированные рабочие. Технической учебой в тот период были охвачены 1860 человек. Овладение техникой благотворно отразилось на производстве. Свидетельство этому - появление нового замечательного движения - стахановского. Оно еще раз убеждало в том, что в процессе строительства социализма родился новый тип рабочего, для которого труд является не тяжкой обязанностью, а делом чести, доблести и геройства.

К числу первых стахановцев металлургического завода относится Д. А. Бобылев, показавший образцы освоения новой техники. В прошлом квалифицированный крановщик, Дмитрий Алексеевич без отрыва от производства освоил профессию сталевара и все время удерживал первенство в соревновании. Когда по всей стране разнеслось известие о почине Алексея Стаханова, Д. А. Бобылев первый на металлургическом заводе выступил инициатором скоростных плавок. За это он вместе с группой других передовиков производства был командирован в Москву, где принимал участие в работе Всесоюзного совещания стахановцев в 1935 году. Партия и правительство по достоинству оценили трудовые достижения сталевара Бобылева. Он стал первым таганрогским металлургом, удостоенным высшей правительственной награды - ордена Ленина.

В числе первых последователей стахановского движения на заводе были также А. Ломакин и Ф. Рыбалко (первый мартеновский цех), К. Каштанов (цех РМП), А. Шарапов и Н. Хмара (второй мартеновский цех). В бандажном цехе в те годы выделились исключительно высокими показателями вальцовщик Ф. И. Кухта и мастер М. Е. Скрынников.

Годы второй пятилетки характеризуются дальнейшим повышением творческой активности рабочих, ростом рядов рационализаторов и изобретателей.

На металлургическом заводе не было такого цеха, где бы не вносили рационализаторских предложений. Особенно много их было в бандажном цехе. Некоторые рационализации давали большой экономический эффект. Например, десятник А. О. Едуш предложил исправлять кривизну бандажей опрессовкой. Его поддержал начальник термического участка инженер Д. К. Рудков. Вдвоем они спроектировали пресс для горизонтальной правки бандажей. Это изобретение и поныне является важным звеном в технологическом процессе производства. Мастер М. А. Мигула предложил вместо крючков для опускания бондажей в закалочные баки применить подвижные лапы, легко обхватывающие и удерживающие бандаж в горизонтальном положении при закалке.

Замечательным рационализатором проявил себя и вальцовщик, а потом мастер листопрокатного цеха И. Е. Шабалин. В 1924 году тринадцатилетним пареньком он поступил учеником в листопрокатный цех, где работал его отец. На первых порах обязанности младшего Шабалина были не так сложны - подавать листы на оттяжку. Смекалистый паренек быстро освоился в сложной производственной обстановке. Вскоре его назначили элеваторщиком на подъеме слитков к печи, потом смазчиком, вальцовщиком, мастером, обер-мастером и наконец начальником участка проката. За этим лаконичным перечнем стоит вся жизнь металлурга. Тут и глубокое знание каждого узла агрегата, каждого механизма, приобретенное в процессе работы, и органическая потребность рачительного хозяина - упростить, улучшить процесс производства, сберечь народное добро, сэкономить хотя бы и копейку, если это возможно.

Ветеран завода И. Е. Шабалин
Ветеран завода И. Е. Шабалин

В 1936 году за рабочую смекалку и эффективность внесенных предложений И. Е. Шабалин был награжден орденом Ленина. На вопрос, какие же его предложения были внедрены в производство, Иван Елисеевич с улыбкой отвечает:

- Эх, за столько лет разве перечислишь. Ну вот хотя бы глиссажные трубы в нагревательных печах... Этих труб не было, а они нужны, так как помогают слитку двигаться на подине печи от окна посадки к окну выхода на валки. Кроме этого, сохраняется подина печи.

Очень тяжело было выбирать окалину под прокатным станом. Мне пришлось самому, еще подростком, делать это; тесно, жарко, тяжело. Теперь там по моему предложению установили транспортер.

Рассказать рационализатору как будто бы и нечего, а в действительности 2 миллиона рублей экономии дал Иван Елисеевич заводу своими предложениями.

Инициатива, творческое отношение к труду со стороны рабочих явились залогом тех замечательных трудовых успехов, которые были достигнуты в годы второй пятилетки. Усилиями советского народа, руководимого Коммунистической партией, в нашей стране был построен социализм. В это великое дело внесли свой вклад и таганрогские металлурги.

Построение социализма в корне изменило жизнь трудящихся масс. Успехи социалистической индустриализации страны и коллективизации сельского хозяйства, ликвидация эксплуататорских классов обусловили рост национального дохода в стране и, как следствие, - значительный рост доходов трудящихся. Они выражались не только в росте индивидуальной заработной платы. С каждым годом государство затрачивало все более значительные суммы на культурно-бытовое обслуживание рабочих и служащих, на социальное страхование, медицинскую помощь, оплату отпусков, школьное и жилищное строительство.

Разительные изменения произошли за годы социалистического строительства и в жизни тружеников Таганрогского металлургического завода.

Неузнаваемо изменились не только техника, но и внешний облик завода. Все заводские дороги были заасфальтированы, исчезла извечная заводская грязь. На пустырях, где прежде росли бурьян и колючки, раскинулись цветники и клумбы. Для ухода за ними были приглашены цветоводы. У цехов появились площадки, на которых в обеденный перерыв молодежь стала заниматься спортивными играми. Вдоль тротуаров зазеленели кустарники.

Преобразились и заводские цехи. Вопросы охраны труда и техники безопасности стали в центре внимания администрации и всех общественных организаций. Во всех горячих цехах появились вентиляторы, дымососы, на крышах - световые фонари. Все опасные места тщательно огородили, на стенах и в проходах вывесили предостерегающие плакаты, установили световую сигнализацию. Построили фабрику газированной воды, а в цехах поставили киоски с прохладительными напитками.

Не ограничиваясь постройкой общезаводской бани и механизированной прачечной, в каждом цехе соорудили бытовые помещения - раздевалки и душевые. В лучших комнатах создали красные уголки и цеховые медицинские пункты с круглосуточным дежурством медицинского персонала.

Заводская поликлиника, расположенная вдали от цехов, в специально построенном здании, обзавелась водолечебницей и рентгеновским кабинетом. 24 квалифицированных врача ежедневно обслуживали рабочих и членов их семей, в то время как до революции на два завода - котельный и металлургический приходился всего один врач.

А неподалеку от завода поднялись жилые корпуса с благоустроенными квартирами для рабочих. Завод всячески помогал индивидуальным застройщикам: полностью обеспечивал их строительными материалами, выдавал долгосрочные ссуды.

В северо-восточной стороне от заводских корпусов вырос рабочий городок. Чистенький и аккуратный, с асфальтированными дорогами и тротуарами, с благоустроенными кирпичными домиками, садами и цветниками, он далеко ушел в степь и вплотную придвинулся к берегу моря. Обилие зелени, опрятность построек и простота архитектуры создают впечатление тихого дачного местечка.

Полным творческих планов вступил коллектив завода в третью пятилетку. В 1940 году построили кислородный цех. В прокатном отделе шла напряженная работа по дальнейшему расширению и реконструкции завода, по механизации трудоемких процессов.

Но мирный созидательный труд советского народа был прерван вероломным нападением гитлеровской Германии.

предыдущая главасодержаниеследующая глава












© Елена Александровна Абидова (Пугачёва), автор статей, подборка материалов;
Алексей Сергеевич Злыгостев, разработка ПО, оформление 2001-2019

При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://rostov-region.ru/ 'Достопримечательности Ростовской области'
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru