История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Во главе крестьянской войны (А. П. Пронщтейн)

Емельян Иванович Пугачев - предводитель крестьянской войны в России 1773-1775 гг., - родился в 1742 г. на Дону, в станице Зимовейской, в бедной казачьей семье. В детстве помогал отцу по хозяйству, а после смерти его стал самостоятельно обрабатывать свой надел.

В семнадцать лет он был зачислен в казаки, через год женился на дочери казака Есауловской станицы Софье Дмитриевне Недюжевой.

Через неделю после свадьбы Емельян Пугачев вместе с полком под командованием полковника И. Ф. Денисова был отправлен на фронт Семилетней войны, где находился около трех лет, принимая участие во многих сражениях. Проворство молодого казака было замечено командованием.

Емельян Иванович Пугачев (1742-1775)
Емельян Иванович Пугачев (1742-1775)

В 1762 г. Пугачев вернулся на Дон, а через полтора года в составе казачьего отряда был направлен в Польшу для розыска беглых крестьян.

По возвращении полка на Дон он некоторое время был дома, а с 1768 г. в течение двух лет вместе с полком полковника Ефима Кутейникова участвовал в ряде крупных сражений русско-турецкой войны. За это время хорошо изучил военное дело и за успехи получил чин хорунжего.

Во время войны Е. И. Пугачев заболел ("гнили грудь и ноги") и его отпустили домой для лечения. Болезнь не проходила. Пугачев попытался выйти в отставку, но получил отказ. Ему предложили лечь в лазарет, а он предпочел лечиться дома, "на своем коште".

За прошедшие годы на Дону резко ухудшилось положение казачества. Не мирясь с засильем старшин, Е. И. Пугачев вынужден был бежать с Дона и в январе 1772 г. оказался на Северном Кавказе, у терского казачества, в стан. Ищерской. Там он быстро завоевал авторитет среди терских казаков своей решительностью и вниманием к их нуждам. Казаки отправили его ходатаем по их делам в Петербург, но в Моздоке Пугачев был арестован как беглый с Дона и посажен под караул. Вскоре ему снова удалось бежать, и после скитаний, в поисках пристанища, Емельян Иванович оказался на польской границе. Весной и летом жил в селениях раскольников-старообрядцев, там ему выдали паспорт, и осенью он поселился в Казанской губернии на р. Иргизе, у старообрядцев. Вскоре ему стало известно о происходивших крупных волнениях в Яицком казачьем войске. У него созрел план: по примеру булавинского атамана Игната Некрасова увести яицких казаков на Кубань. И он отправился в Яицкий городок (См.: Муратов X. И. Емельян Иванович Пугачев. Ростов н/Д, 1979 с. 9-28).

Находясь в Яицком городке, Е. И. Пугачев заметил, что казаки готовы к открытому выступлению против правительства Екатерины II. Среди них ходили слухи о чудесном спасении царя Петра III - защитника их интересов, свергнутого с престола дворянами и погибшего при невыясненных обстоятельствах. Тогда осенью 1772 г. он "открылся" некоторым казакам, объявив, что он и есть Петр III.

Слух об этом распространился быстро, и Е. И. Пугачев по доносу был снова арестован и доставлен в Казань, но опять бежал и летом 1773 г. вторично появился на Яике.

Казаки с нетерпением ожидали прихода Е. И. Пугачева, и 17 сентября от имени Петра III в присутствии 80 казаков был прочитан первый манифест Е. И. Пугачева. Восстание началось.

В октябре 1773 г. восставшие, число которых быстро росло, начали планомерную осаду Оренбурга. Пугачев пытался создать регулярное повстанческое войско, образовал Военную коллегию, рассылал манифесты с призывом к борьбе. Но взять город не мог.

Уже в этот период восстание распространилось на горнозаводский район Южного и Среднего Урала. Начались волнения и в Башкирии.

Правительственные войска генерала Кара и полковника Чернышева, двинувшиеся в ноябре 1773 г. против главных сил восставших, были разбиты благодаря военным талантам Е. И. Пугачева. Но в начале 1774 г. восставших начали теснить правительственные войска. Вскоре они подошли к главным силам Е. И. Пугачева, и 22 марта произошло купное сражение, в котором армия восставших была разбита.

Е. И. Пугачев со своими приверженцами бежал на север, в горную Башкирию. Там, а также в районах Прикамья и Приуралья крестьянская война приняла широкий размах (См.: Андрущенко А. И. Крестьянская война 1773-1775 гг. на Яике, в Приуралье, на Урале и в Сибири. М., 1969). Главную силу Е. И. Пугачева составляли приписные к заводам крестьяне и народы Прпуралья. Пройдя вдоль правого берега Камы с 7-тысячной армией, Е. И. Пугачев взял Боткинский и Ижевский заводы. Однако под ударами правительственных сил оставаться на Урале он долго не мог. Поэтому в июле 1774 г. Е. И. Пугачев с главными силами пошел к Казани. Его армия выросла до 20 тыс. человек. 12 июля он овладел посадом, и только каменный кремль города оставался в руках правительственных сил (См.: Крестьянская война в России в 1773-1775 гг. Восстание Пугачева. Ответ, ред. В. В. Мавродин. ЛГУ, 1961, т. 3, с. 93-118). В это время к Казани подошел корпус подполковника Ми-хельсона и нанес крупное поражение силам восставших.

Перед Пугачевым стояла проблема, как ему действовать дальше. У него была заманчивая возможность пойти на Москву через центральные районы страны, где можно было бы вовлечь в восстание огромные массы крепостных. Но к этому времени большая часть яиц-ких казаков отошла от восстания и ему нужна была новая стратегическая база, опираясь на которую, он мог бы опять перейти в наступление. Пугачев надеялся найти ее на Дону, и поэтому, перейдя на правый берег Волги, он стремительно пошел на юг через Алатырь, Саранск, Пензу, Саратов. Появление Е. И. Пугачева в этом районе послужило сигналом к широкому восстанию крепостных крестьян. 18 июля он обнародовал манифест о всеобщем освобождении крестьян, о передаче земли народу и об истреблении дворян.

Помещики были охвачены паникой, а правительство стремилось скорее заключить мир с Турцией, чтобы направить войска на подавление крестьянской войны.

Стараясь получить поддержку у волжских и донских казаков, Е. И. Пугачев обратился к ним с несколькими манифестами, призывая к истреблению дворян, которые, "не насытясь Россиею, но и природные казачьи войска хотели разделить в крестьянство и истребить казачий род" (Дон и Нижнее Поволжье в период крестьянской войны 1773-1775 годов: Сб. док./Под. ред. А. П. Пронштейна, Ростов и/Д, 1961, с. 118).

Многие донские казаки с сочувствием отнеслись к восстанию, поднятому Е. И. Пугачевым. Они лишь по принуждению шли в карательные отряды, а при соприкосновении с армией восставших переходили на их сторону. Это способствовало победам Е. И. Пугачева во время продвижения его по Нижнему Поволжью. 16 августа Е. И. Пугачев одержал крупную победу на р. Пролейке, 17 августа был взят главный г. Волжского войска - Дубовка, 21 августа армия восставших во главе с Е. И. Пугачевым подошла к Царицыну и, не встретив почти никакого сопротивления, обогнула город и стремительно пошла вниз по течению Волги к Черному Яру. Уже от Саратова Е. И. Пугачев направил на Дон несколько отрядов в верховые станицы. Он рассчитывал после взятия Царицына соединиться с этими отрядами и поднять на восстание все верховые станицы Дона.

Часть этого плана была осуществлена (См.: Пронштейн А. П. Земля донская в XVIII в. Ростов н/Д, 1961, с. 319-320), но довести его до конца было невозможно.

На Дону к середине августа 1774 г. было сосредоточено огромное количество правительственных сил да и волна восстания находилась на спаде. К тому же здесь сложились специфические условия, которые препятствовали дальнейшему расширению восстания. Некоторые донские казаки, особенно низовые, отрицательно относились к известиям, что под именем Петра III выступает их земляк Емельян Пугачев.

Пугачеву стало ясно, что превратить Дон в новую стратегическую базу восстания не удастся. Поэтому после крупных сражений в середине августа 1774 г. на р. Медведице, в которых армия Е. И. Пугачева понесла поражение, он с небольшой группой людей перешел на левый берег Волги и устремился к Яику, в надежде вновь поднять яицких казаков на восстание.

Но до Яика ему дойти не удалось. Яицкие старшины, находившиеся с Е. И. Пугачевым, в надежде заслужить милость правительства схватили его и выдали властям.

Хотя участь Е. И. Пугачева была предрешена, следствие и суд тянулись долго, в течение почти полугода. Екатерина II и ее окружение хотели узнать, кто "толкнул" его на "бунт", но истинных побуждений они так и не поняли.

По приговору суда 10 января 1775 г. в Москве, на Болотной площади, Е. И. Пугачев был казнен. Народ, собравшийся там, открыто выражал сочувствие крестьянскому вождю и долго не хотел покидать место казни.

В песне, сложенной вскоре после расправы с Е. И. Пугачевым, парод обращался к нему со словами:

 Емельян ты наш, родной батюшка!
 На кого ты нас покинул?
 Красное солнышко закатилось...
 Как остались мы, сироты горемычны, 
 Некому за нас заступиться,
 Крепку думушку за нас раздумать...

Много лет спустя А. С. Пушкин, собирая па Урале сведения о Пугачеве, в разговоре с казаком Д. Пьяиовым назвал его самозванцем. В ответ Пьянов строго сказал: "Он для тебя Пугачев, а для меня великий государь Петр Федорович". В этом сказались глубокое уважение народа к Пугачеву, любовь к нему и в то же время наивная вера в возможность появления "доброго" царя.

Если в глазах народа свято хранилась память о Е. И. Пугачеве, то правительство принимало все меры к тому, чтобы вытравить ее. Дом Пугачева приказано было сжечь, а "место, на котором он стоял, посыпать солью". В официальных правительственных документах он именовался не иначе как вор, изменник, клятвопреступник.

Хотя Е. И. Пугачев был казнен, а поднятое им восстание было потоплено в крови, но призрак "пугачевщины" еще долгие годы стоял в глазах крепостников. Именно страх перед новой "пугачевщиной" побудил царя Александра II начать освобождение крестьян "сверху", чтобы они не освободили себя "снизу".

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Смотрите подробности подключить ростелеком у нас.
Ходатайство о назначении Почерковедческой экспертизы.


Пользовательского поиска