История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Раскоп V (1960, 1965, 1966 гг.)

(Начальник раскопа в 1960 г. Т. М. Арсеньева, начальник раскопа в 1965-1966 гг. Е. М. Алексеева)

В 1960 г. продолжились работы на раскопе V, расположенном к востоку от городища и к северо-востоку от раскопа III. Исследование этого участка было начато в 1956-1958 гг (Шелов Д. Б. Некрополь Танаиса..., с. 22 и сл). Новые площади (XXIX-XXXV) размером 3X4 м каждая примыкали с севера к восточной части раскопа, раскрытой в 1956 г. (табл. IV, 2).

Вновь открытые погребения (138, 140-144) лежали частично в культурном слое, частично в материке, плотном светлом суглинке, залегающем здесь на глубине 1,5-2 м. Характер культурного слоя тот же, который наблюдался и при раскопках 1956-1958 гг. Слой был довольно слабо насыщен фрагментами, главным образом, светлоглиняных амфор первых веков н. э. Часть исследованных погребений датировке не поддается, одно погребение относится к I в. н. э. (141) и три - к последнему периоду существования города, к концу IV - началу V в. н. э. (138, 140, 144).

Таблица V. 1 - план погребения 237: 1 - синопская амфора; 2 - родосская амфора; 3 - амфора; 4 - чернолаковая чашка; 5 - краска; 6-7, 12 - перстни; 8 - золотая серьга; 9-10 - золотые серьги в виде ежей; 11 - бусы; 13 - колода
Таблица V. 1 - план погребения 237: 1 - синопская амфора; 2 - родосская амфора; 3 - амфора; 4 - чернолаковая чашка; 5 - краска; 6-7, 12 - перстни; 8 - золотая серьга; 9-10 - золотые серьги в виде ежей; 11 - бусы; 13 - колода

Погребение 138. Пл. XXX, глубина 1,40 м. Могильная яма имела прямоугольную форму, вытянута с северо-востока на юго-запад. Длина ее полностью не определена, так как юго-западный конец могилы разрушен обвалом земли по борту раскопа 1957 г., сохранившаяся длина ямы 1,05 м, ширина 0,45 м. Прослеживаемая глубина могилы 0,30 м. Яма была перекрыта горизонтально положенными деревянными плахами, остатки дерева особенно хорошо сохранились в области черепа погребенного. Ребенок 10 лет был положен на спине, руки вытянуты вдоль тела, кисть левой руки покоилась на тазу. Кости ног ниже колен и кости правой кисти отсутствовали. Скелет лежал головой на северо-восток. Около головы погребенного, справа, в северном углу могильной ямы, стояли лепной горшок и светлоглиняная ойнохоя, слева от черепа находился серолоще-ный кувшинчик. Лепной горшок сделан из грубой глины, с включениями песка и мелких камешков. Венчик горшка отогнут наружу, кружок дна вставлен в закраины стенок и несколько углублен внутрь. Диаметр горшка по краю 10 см, диаметр наиболее широкой части тулова 11,5 см, диаметр дна 6,5 см, высота 13,8 см (табл. XVIII, 3}. Ойнохоя имеет неровную, шершавую поверхность с тремя поясами ребристости: под венчиком, при переходе горла в тулово и на наиболее широкой части тулова. Ручка овальная в сечении, профилирована мелкими бороздками. Дно плоское. Диаметр горла ойнохои 5,5 см, диаметр наиболее широкой части тулова 12 см, диаметр дна 5,5 см, высота 17 см (табл. XVIII, 1).

Серолощеный кружальный кувшинчик сделан из серой мелкозернистой глины. Диаметр его по краю 6,1 см, диаметр наиболее широкой части тулова 9,4 см, диаметр дна 6,5 см, высота 9,6 см (табл. XVIII, 4).

Под нижней челюстью погребенного лежала плоская бронзовая пластина, один конец которой загнут в виде крючка (табл. XXXI, 8). Там же находились бронзовая проволочка (табл. XXXI, 14) и несколько бусин: три округлые бусины из глухого красного стекла, одна цилиндрическая бусина из глухого черного стекла и стеклянная бусина яйцевидной формы с двумя глазками.

На груди костяка находилась бронзовая маленькая бляшка (табл. XXXI, 12) в форме фигурки человека (Шелов Д. Б. Танаис и Нижний Дон в первые века нашей эры, с. 314). Подобные фигурки часто встречаются в позднеантичных памятниках (Шкорпил В. В. Отчет о раскопках в г. Керчи и на Таманском полуострове в 1907 г. - ИАК, 1910, вып. 35, с. 32, 33; он же. Отчет о раскопках в Керчи и окрестностях в 1909 г. - ИАК, 1913, вып. 47, с. 19, 31, прим. 1), они найдены, например, в Пашковском могильнике на Кубани (Покровский М. В. Пашковский могильник № 1. - СА, 1936, № 1, с. 160, рис. 5, 6) и в погребении IV-V вв. н. э. у дер. Айвазовское около Феодосии (Кругликова И. Т. Погребение IV-V вв. н. э. в дер. Айвазовское. - СА, 1957, № 2, с. 245, рис. 1, 3). Известны близкие фигурки и в памятниках Нижнего Дона (Попов X. И. Каталог Новочеркасского (Донского) музея. Новочеркасск, б. г., с. 150-151, табл. 2, 3). Все перечисленные фигурки относятся к IV или началу V в. н. э.

На левой руке погребенного находился бронзовый круглопроволочный браслет с заходящими концами, один из которых заострен, второй загнут в виде крючочка. На дужке браслета сохранились остатки проволочной спиральной обмотки из четырех оборотов. Диаметр браслета 4,4X3,4 см (табл. XXXIII, 5). Дата погребения конец IV - начало V в. н. э.

Таблица V. 1 - план погребения 237: 1 - синопская амфора; 2 - родосская амфора; 3 - амфора; 4 - чернолаковая чашка; 5 - краска; 6-7, 12 - перстни; 8 - золотая серьга; 9-10 - золотые серьги в виде ежей; 11 - бусы; 13 - колода
Таблица V. 1 - план погребения 237: 1 - синопская амфора; 2 - родосская амфора; 3 - амфора; 4 - чернолаковая чашка; 5 - краска; 6-7, 12 - перстни; 8 - золотая серьга; 9-10 - золотые серьги в виде ежей; 11 - бусы; 13 - колода

Погребение 140. Пл. XXX, глубина 1,78 м. Могильная яма имела прямоугольную форму. Ориентирована она продольной осью с юго-запада на северо-восток. Длина ямы 1,53 м, ширина 0,54 м, прослеживается на глубину 0,56 м. Погребенный ребенок был положен вытянуто, на спине, руки немного согнуты в локтях и кисти заходят на таз. Ориентировано логребение головой на северо-восток. Скелет лежал в дощатом гробу, остатки которого хорошо прослеживаются. Стенки гроба сохранились в высоту до 0,12-0,15 м. Крышка гроба была сделана из лежащих продольно досок, скрепленных поперечными планками. Размеры гроба 1,20Х0,52 м.

В северном углу могильной ямы вне гроба стоял кружальный серо-лощеный кувшин (табл. XVII, 3). Глина его серая, мелкозернистая, € включениями известняка. Поперечное сечение ручки кувшина близко к треугольной форме. Край венчика окатан. На дне кувшина имеется рельефное клеймо в виде колеса с восемью спицами. Диаметр кувшина по краю 6 см, диаметр наиболее широкой части тулова 10 см, диаметр дна 6,2 см, высота 14 см. Единичные сосуды с клеймами открыты в Танаисе в комплексах первой половины III в. н. э. (См., например: Арсенъева Т. М. Местная керамика из Танаиса. - СА, 1958, № 3, с. 211, рис. 4, 3) Широкое распространение клейменых сосудов наблюдается в памятниках Прикубанья IV-VI вв. н. э. (Дитлер П. А. Могильники в районе поселка Колосовка на реке Фарс. - В кн.: Сборник материалов по археологии Адыгеи, т. II. Майкоп, 1961, с. 148, 149, табл. VI, 2-6) Форма кувшина из погребения 140 близка форме сосудов IV-V вв. н. э.

В восточном углу могилы, также вне гроба стоял лепной горшок из грубой глины (табл. XVII, 1). Венчик горшка отогнут наружу. Край его орнаментирован насечками. Поверхность горшка закопченная, покрыта нагаром. Диаметр горшка по краю 9 см, наибольший диаметр ту-лова 11,4 см, диаметр дна 8 см, высота 12,5 см.

В районе таза находился бронзовый колокольчик с сохранившимся внутри железным язычком. Ушко колокольчика обломано. Высота колокольчика 1,9 см, диаметр по краю 2,3 см (табл. XXXII, 13). Под нижней челюстью обнаружена полусферической формы бронзовая подвеска с круглым отверстием в центре для подвешивания. Внутри лежала железная проволочка, уложенная спиралью. Диаметр наиболее широкой части подвески 2,4 см, высота 1,1 см (табл. XXXII, 12). Там же лежала круг-лопроволочная подвеска в форме колечка. Размер кольца 0.7X1 см (табл. XXXI, 13).

Между бедренными костями находилась небольшая бронзовая пряжка овальной формы с подвижным язычком. Размер пряжки 1,2X1,9 см (табл. XXXV, 6). У кисти левой руки лежал небольшой железный нож. На черенке сохранились следы дерева от рукоятки. Длина ножа 9,5 см (табл. XLI, 3). Там же обнаружено несколько железных трехлопастных наконечников стрел, сильно разложившихся (табл. XLII, 4).

В районе черепа находилось несколько распавшихся стеклянных бусин. В могиле найден железный гвоздь от скрепления досок гроба.

Серолощеный кувшин определяет дату могилы IV-V вв. н. э. (Это погребение было также датировано Д. Б. Шеловым, но оно ошибочно попало у него вторично в группу могил I - начала II в. н. э. См.: Шелов Д. Б. Танаис и Нижний Дон в первые века нашей эры, с. 53, 314)

Таблица VI. 1 - план погребения 248: 1 - горшок, 2 - нош, 3 - бисер, 4 - сережка, 5 - браслет 2 - план погребения 252: 1 - бронзовое зеркало; 3 - погребение 165: а - до расчистки; б - после расчистки 4 - план погребения 198: 1 - кувшин, 2, 3 - бусы, 4 - перстень, 5 - фибула 5 - план погребения 178 6 - план погребения 177 1 - план погребения 185 8-погребение 214: а - северный фас заклада погребения; б - план погребения; 1, 4, 6, 7 - пряжки, 2 - нож, 3 - кувшин, 5 - железный предмет; в - разрез
Таблица VI. 1 - план погребения 248: 1 - горшок, 2 - нош, 3 - бисер, 4 - сережка, 5 - браслет 2 - план погребения 252: 1 - бронзовое зеркало; 3 - погребение 165: а - до расчистки; б - после расчистки 4 - план погребения 198: 1 - кувшин, 2, 3 - бусы, 4 - перстень, 5 - фибула 5 - план погребения 178 6 - план погребения 177 1 - план погребения 185 8-погребение 214: а - северный фас заклада погребения; б - план погребения; 1, 4, 6, 7 - пряжки, 2 - нож, 3 - кувшин, 5 - железный предмет; в - разрез

Погребение 141. Пл. XXIX-XXX, глубина 2,15 м. Форма могильной ямы не прослеживалась. Взрослый человек был положен вытянуто, на спине, руки вдоль тела, голова повернута на правую щеку. Скелет ориентирован головой на восток-северо-восток. Около левой плечевой кости находился обломок железного ножа, сохранившаяся его длина 5 см (табл. XXXIX, 4), обломок железного кольца пряжки с подвязным язычком (табл. XXXV, 10) и оселок прямоугольной формы со сверлиной на одном конце для подвешивания. В районе нижних ребер, с правой стороны грудной клетки лежали две бронзовые маленькие фибулы со спиральным завитком на конце сплошного пластинчатого приемника I - начала II в. н. э. (Амброз А. К. Фибулы из раскопок Танаиса, с. 254, табл. V, 12, 13)

В ногах погребенного наклонно стояла раздавленная светлоглиняная амфора с профилированными ручками и широким кольцевым поддоном I в. н. э. Диаметр венчика амфоры по краю 10 см, диаметр поддона 13 см, диаметр наиболее широкой части тулова 27 см, высота 61 см (табл. XIII, 2). Дата могилы I в. н. э.

Погребение 142. Пл. XXXII-XXXIII, глубина 3,40 м. Погребальным сооружением являлась могильная яма с заплечиками. Яма имела под-прямоугольные очертания и была ориентирована продольной осью с северо-востока на юго-запад. Длина могильной ямы 2,50 м, ширина ее по верхнему краю 1,40 м. На глубине 2,20 м находятся две ступеньки шириной 0,25 м каждая, на которых сохранились остатки лежавшего поперечно деревянного перекрытия. Ширина могильной ямы ниже заплечиков 0,88-0,90 м. Могила была ограблена посредством грабительской мины, прослеживаемой в северном углу ямы. Эта мина имела 0,70 м ширины и прослеживается на 0,60 м в длину на глубине 1,50 м. В ней найдены выброшенные из могилы кости взрослого человека: берцовые, ребра, тазовые.

Над погребением 142 была возведена кольцевая ограда из одного ряда необработанных камней средней величины, тесно примыкающих друг к другу. Каменная ограда имела диаметр около 4 м и открыта на глубине 0,60 м от современной поверхности. Она определяет дневную поверхность времени сооружения могилы, от которой должны исчисляться глубины могильной ямы. Инвентаря нет. Для датировки могилы достаточных данных нет (Д. Б. Шелов относит погребение 142, как и все погребения с заплечиками, к группе могил I - начала II в. н. э. Шелов Д. Б. Танаис и Нижний Дон в первые века нашей эры, с. 53).

Погребение 143. Пл. XXIX, глубина 1,80 м. Форма могильной ямы не прослеживалась. Костяк взрослого человека лежал вытянуто на спине, верхняя часть костяка отсутствовала (череп, кости грудной клетки, плечевые кости рук, лопатки). Кисть левой руки лежала на тазовых костях, кисть правой - под тазом. Скелет ориентирован головой на восток-северо-восток. Инвентаря нет. Для датировки данных нет.

Погребение 144. Пл. XXXIV, глубина 0,80 м. Остатки костяка младенца были обнаружены в раздавленной расслоившейся буроглиняпой амфоре, которая имела небольшие уплощенные ручки и удлиненное тулово с перехватом. Днищем была положена на запад. Отбитая верхняя часть амфоры была брошена тут же. Костяк лежал головой к горлу амфоры. Инвентаря при погребенном нет. Амфора с двух сторон обложена камнями средней величины. Над погребением, выше него на 0,40 м, был устроен завал из нескольких крупных необработанных камней. Среди них оказалась нижняя часть антропоморфного известнякового надгробия. Судя по форме амфоры, погребение можно датировать концом IV в. н. э. Площади, раскрытые на раскопе V в 1965-1966 гг., находились к северо-западу от раскопа 1956-1958 гг. и 1960 г. и отделялись от него современной дорогой. Раскоп 1965-1966 гг. был вытянут в направлении с востока на запад, длина его 12 м, ширина 4 м, он был поделен на две площади - восточную XXXVI и западную XXXVII. К южному борту площади XXXVII для доследования погребений была сделана небольшая прирезка (табл. IV, 1). В 1965-1966 гг. было открыто 24 погребения (210-215, 217-234). Часть из них залегала на глубине до 1 м в рыхлом, довольно мусорном гуммированном суглинке, содержащем значительное количество обломков керамики, главным образом светлоглиняных амфор, камня, костей от разрушенных захоронений, а также костей животных и рыб. Погребения, находившиеся на глубине 1-1,5 м, залегали в более плотном слое суглинка, менее насыщенном находками. Ниже, до глубины 2 м, погребения залегали в слое светло-желтой глины-белоглазки, испещренной норами грызунов и содержащей очень редкие находки. С глубины 2 м шел плотный материковый слой глины-белоглазки без каких-либо находок. Дно наиболее глубоких погребений (до 3,10 м) находилось в слое материка - очень плотной желтой глины-белоглазки с включениями твердого красного песчаника. Из находок, обнаруженных в грунте и не связанных с определенным захоронением, следует отметить два лепных горшка (табл. XXII, 2), краснолаковую чашечку и скопление 40 коротко-цилиндрических бисерин из египетского фаянса.

Таблица VII. I - план и разрез погребения 261: 1 - золотые серьги, 2 - золотая цепь с головками грифонов, 3 - две низки бус,  4 - зеркало, 5, 6 - бусы (браслеты), 7 - чернолаковая  мисочка,  8 - флакон, 9 - железный  нож, 10 - родосская амфора 2 - план и разрез погребения 254: 1 - фибула с эмалью, 2 - стеклянный  бальзамарий, 3-4 - следы стеклянных сосудов, 5 - розовая краска, 6 - фибулы, 7 - сережки, 8 - бронзовая крышка, 9 - перстень, 10-12 -бусы 3 - план и разрез погребения 260: 1 - курильница; 2 - фибула, 3, 4 - обломки железных ножей, 5 - золотые бляшки, 6 - бусы
Таблица VII. I - план и разрез погребения 261: 1 - золотые серьги, 2 - золотая цепь с головками грифонов, 3 - две низки бус, 4 - зеркало, 5, 6 - бусы (браслеты), 7 - чернолаковая мисочка, 8 - флакон, 9 - железный нож, 10 - родосская амфора 2 - план и разрез погребения 254: 1 - фибула с эмалью, 2 - стеклянный бальзамарий, 3-4 - следы стеклянных сосудов, 5 - розовая краска, 6 - фибулы, 7 - сережки, 8 - бронзовая крышка, 9 - перстень, 10-12 -бусы 3 - план и разрез погребения 260: 1 - курильница; 2 - фибула, 3, 4 - обломки железных ножей, 5 - золотые бляшки, 6 - бусы

Погребение 210. Пл. XXXVI, глубина 0,60. Могильная яма не прослеживалась. Детский костяк лежал головой на юго-юго-восток. Сверху костяк был заложен пятью камнями. Немного западнее, на том же уровне лежали еще два камня. Сохранность костей хорошая, правильность положения скелета нарушена норой грызуна. Инвентаря при погребенном не обнаружено. Возможно, с захоронением связано пряслице, найденное на 0,10 м ниже костей скелета.

Смещение пряслица могло быть вызвано действием землероек. Пряслице крупное, грубое, лепное, усеченно-биконической формы. Длина его 3,2 см, наибольший диаметр 4,9 см (табл. XLIII, 7). Достаточных данных для датировки погребения нет.

Погребение 211. Пл. XXXVI, глубина 0,60 м. Форма могильной ямы не прослеживалась. Скелет грудного младенца лежал головой на юго-запад. Сохранность костей плохая. Инвентаря нет. Данных для датировки погребения нет.

Погребение 212. Пл. XXXVI, глубина 1 м. Могильная яма не прослеживалась. Захоронение совершено в рыхлом грунте. Ребенок был захоронен в вытянутом положении, на спине, головой на северо-северо-запад, руки параллельно; кости ног и таза действиями землероек были несколько смещены. Инвентаря нет. Данных для датировки погребения нет.

Погребение 213. Пл. XXXVI, глубина 1 м. Могильную яму проследить не удалось. Погребенный ребенок был положен на спину, вытянуто, головой на восток-северо-восток, руки протянуты вдоль туловища, положение ног проследить не удалось. Сохранность скелета плохая. Инвентаря нет. Данных для датировки нет.

Погребение 214. Пл. XXXVII и прирезка к ней, глубина 1,90 м. Подбойная могила. Колодец проходил в рыхлом мешаном грунте, поэтому проследить его не удалось. На дне колодца имелась небольшая приступка, отделяющая колодец от погребальной камеры и удерживающая плиту, являющуюся закладом подбоя. Подбой вырыт в плотной желтой глине-белоглазке. Дно его на 0,1 м ниже дна колодца. Заклад могильной ямы состоял из плоско отесанной каменной плиты, стоявшей на ребре, высотой 0,7 м, шириной 0,15 м, и двух маленьких камешков по бокам плиты. К северо-западу от большой плиты находился еще один довольно крупный необработанный камень. Часть купольного свода подбоя удалось проследить в борту раскопа. Высота подбоя 0,95-1 м. Заклад приходится на юго-западный угол подбоя. Подбой имеет овальную форму, ориентирован по оси запад-северо-запад - восток-юго-восток, размера подбоя установить не удалось.

Таблица VIII. Погребения:  1 - 197; 2 - 265; 3 - 252; 4 - 226; 5 - 251
Таблица VIII. Погребения: 1 - 197; 2 - 265; 3 - 252; 4 - 226; 5 - 251

Погребенный лежал на зольной подсыпке. Слой золы прослеживается только под скелетом. Над черепом удалось заметить следы дерева, возможно, от какого-то дощатого перекрытия. Погребенный лежал головой на запад-северо-запад, вытянуто, на спине. Ноги параллельны, руки вдоль тела. Левая рука слегка согнута в локте, и кисть ее подходит к тазовым костям. Череп повернут вправо. Скелет мужской, хорошо сохранился (табл. VI, 8; X, 3).

Погребальный инвентарь состоял из следующих предметов: 1) за головой стоял лепной серовато-черного цвета кувшин с лощеной поверхностью; ручка кувшина в поперечном сечении имеет форму овала, наружная ее поверхность слегка профилирована; кувшин тяжелый: в глине заметны крупные примеси шамота, песка, мелких камешков и извести, выступающие на поверхности; на тулове имеется орнамент в виде вдавленных параллельных горизонтальных борозд; диаметр кувшина по краю 9 см, наибольший диаметр тулова 13,4 см, диаметр дна 8,5 см, высота 15,6 см (табл. XVIII, ?); орнамент из параллельных вдавленных борозд часто встречается на танаисских лепных горшках с лощеной поверхностью в слое IV-V вв. н. э. (Арсенъева Т. М. Лепная керамика Танаиса, II. Горшки, табл. V, 4, 6, 7) Кувшины близкой формы найдены в комплексах III-IV вв. н. э. на Боспоре (Гайдукевич В. Ф. Раскопки Тиритаки в 1935-1940 гг. - МИА, 1952, № 25, с. 42, рис. 39, 1; Кастанаян Е. Г. Лепная керамика. Мармекия и Тиритаки. - Там же, с. 277, рис. 39, 1, 3; Арсеньева Т. М. Могильник у дер. Ново-Отрадное. - В кн.: Поселения и могильники Керченского полуострова начала н. э. М., 1970, с. 97, 137, табл. 17, 10); 2) у таза слева лежал железный нож с остатками древесного тлена на коротком черенке; кончик ножа не сохранился; длина сохранившейся части ножа 9,7 см (табл. XLI, 4); 3) там же находились две сильно корродированных пряжки - серебряная круглая с откидным язычком, диаметр ее 2-2,4 см, (табл. XXXVI, 4) и железная овальная, язычок у нее не сохранился, размеры ее 2,2X4,2 см; 4) около левой голени найдена маленькая круглая железная пряжка с откидным бронзовым профилированным язычком, диаметр пряжки 1,8 см (табл. XXXVI, 1); 5) у левой и правой стоп находилось по железной двойной бляхе трапециевидной формы, скрепленной бронзовыми гвоздиками; вероятно, пряжки принадлежали застежкам на обуви (табл. XXXVI, 5, 6}; погребенный был обут в кожаную обувь: среди костей стоп найдены обрывки истлевшей кожи; по краю одного обрывка проходят мелкие дырки от стежков, сделанных очень тонкой иголкой.

Погребение относится к последнему периоду существования Танаиса, к концу IV - началу V в. н. э.

Таблица IX. Погребения:  1 - 259; 2 - 253; 3 - 198; 4 - 225; 5 - 219 и 220; 6 - 257
Таблица IX. Погребения: 1 - 259; 2 - 253; 3 - 198; 4 - 225; 5 - 219 и 220; 6 - 257

Погребение 215. Пл. XXXVII и прирезка к ней, глубина 2 м. Могильная яма имела вытянутую овальную форму и была ориентирована продольной осью по линии северо-восток - юго-запад. Длину могильной ямы установить не удалось, ширина ее 0,55 м. Погребенный лежал в гробу, вдоль стенок могильной ямы прослеживается древесный тлен, следы дерева заметны и над черепом. Крышку гроба покрывал слой камки.

Погребенный был положен на спину, головой на северо-восток, левая рука вытянута вдоль тела, правая не сохранилась, голова слегка повернута вправо. Нижняя часть скелета (кости ног и таза) не сохранилась - эта часть могильной ямы была обрезана и разрушена погребением 214. Погребального инвентаря нет. Данных для датировки нет. Погребение предшествует разрушившему его погребению 214 и, видимо, относится к первым векам нашей эры.

Погребение 217. Пл. XXXVII, глубина 1,80. Могильная яма не прослеживалась. Погребенный ребенок 5-6 лет был положен вытянуто, на спину, руки вдоль тела, ориентирован головой на северо-северо-восток. Скелет сохранился плохо, кости черепа и ног почти полностью утрачены. Могила разрушена норой грызуна. Погребальный инвентарь: на кисти правой руки находился круглопроволочный бронзовый браслет с заходящими друг на друга концами, украшенными конусовидными шишечками. Диаметр браслета 3,5 см (табл. XXXIII, 4). На месте левой кисти руки лежал бронзовый браслет из овальной в сечении проволочки с заходящими друг на друга оформленными в виде змеиных головок расплющенными концами. Диаметр браслета 3,6 см (табл. XXXIII, 7). Между левой плечевой костью и ребрами обнаружены бусы: обломки двух бусин из гагата, две круглые бусины с ребристой поверхностью, из египетского фаянса, рассыпавшаяся бусина из зеленого стекла со сложно-щитковыми бело-синими глазками. У правого плеча обнаружена маленькая лучковая подвязная фибула I в. н. э. с овальной выпуклой спинкой (табл. XXXIV, 7) (Амброз А. К. Фибулы из раскопок Танаиса, с. 251, табл. II, 4).

У левого колена погребенного лежала крупная раковина мидии. В ногах (восточнее стоп) открыта сероглиняная круговая миска на кольцевом поддоне с загнутыми внутрь краями (табл. XIX, 4]. Диаметр миски по краю 15 см, диаметр кольцевого поддона 5,8 см, высота 6,4 см. Миска лежала дном вверх. Могила 217 лежит над погребением 221.

Дата могилы - I в. н. э.

Погребение 218. Пл. XXXVII, глубина 2,50 м. Форму могильной ямы проследить не удалось. Погребение разрушено. Скелет лежал в гробу, от которого сохранились остатки древесного тлена, имеющего направление запад-северо-запад - восток-юго-восток. Возможно, именно с этим погребением следует связать темное пятно, обнаруженное на той же глубине несколько восточнее погребения 218. Пятно вытянуто в том же направлении, что и остатки гроба в могиле. Оно сохранилось в длину на 0,8 м, ширина пятна 0,35-0,40 м. Пятно образовалось от перегнивших досок с гвоздями и камки, положенной сверху. Видимо, это остатки крышки гроба из могилы 218 со слоем камки.

О положении погребенного говорить нельзя: сохранилось три позвонка, челюсть и в противоположной от них стороне могилы - обломки черепной коробки.

От погребального инвентаря уцелел бронзовый перстенек с овальной стеклянной вставкой. Стекло желтое, сильно корродировано, оно почти полностью выкрошилось (табл. XXXII, 8). Подобные перстни встречаются в комплексах первых веков н. э. К этому времени, видимо, относится и захоронение в могиле (Д. Б. Шелов погребение 218 датирует I - началом II в. н. э. Шелов Д. В. Танаис и Нижний Дон в первые века нашей эры, с. 53).

Погребение 219. Пл. XXXVII, глубина 3,10 м. Погребальным сооружением являлась могильная яма подпрямоугольной формы с заплечиками, ориентированная по оси запад-северо-запад-восток-юго-восток. Могильная яма вырыта в плотной материковой глине-белоглазке, дном ямы является та же глина-белоглазка, но с примесью плотного красноватого песчаника. Длина ямы 2,80 м. Ширина ее в верхней части 1,20 м, ширина ямы ниже заплечиков 0,80 м. Высота стенок могильной ямы от дна до заплечиков 0,60-0,65 м. Заплечики были перекрыты досками. Удалось проследить поперечное направление древесного тлена по отношению к яме. Погребенный лежал в гробу, от которого сохранился древесный тлен. Под древесным тленом гроба обнаружен слой камки. Толстый слой камки лежал и сверху деревянного перекрытия. По определению Г. Н. Лисицыной, деревянные сооружения могилы были сделаны из дуба.

Погребение было ограблено в древности. Скелета в могильной яме не обнаружено. В засыпи встречены отдельные кости детских и взрослых скелетов. Возможно, эти кости попали в могилу случайно вместе с засыпавшим ее грунтом.

Сохранившийся инвентарь был сосредоточен главным образом в северо-западном углу могилы (табл. IX, 5).

В северо-западной части могилы обнаружена большая краснолаковая тарелка, лежавшая вверх дном. Тарелка имеет прямой бортик с расширенным округлым краем и выпуклые стенки, образующие при соединении с бортиком скругленное ребро. В центре тарелки находится клеймо в форме ступни, окруженное двумя кругами из штрихов. Глина хорошо обработана, светло-желтого цвета. Лаком покрыта вся внутренняя и частично внешняя поверхности. Диаметр тарелки по краю 27 см, диаметр дна 13 см, высота 7 см (табл. XXIII, 5).

Южнее тарелки, почти впритык к ней, на боку лежала краснолако-вая чашечка с наклоненным внутрь бортиком. Край бортика орнаментирован бороздкой, вторая бороздка проходит по стенке, немного ниже скругленного ребра. Стенки косые, дно слегка вогнуто. Чашечка покрыта лаком, местами имеющим металлический блеск. Диаметр чаши по краю 11 см, диаметр дна 5 см, высота 6 см (табл. XXIII, 6).

Западнее тарелки стоял краснолаковый глубокий сосудик яйцевидной формы с отогнутым наружу краем на кольцевом поддоне. Тулово сосудика опоясано двумя рядами полос, нанесенными штрихами. Глина сосудика желтого цвета, без заметных включений. Лак с металлическим блеском покрывает внутреннюю поверхность и верхнюю часть внешней поверхности. Диаметр сосудика по краю 7,5 см, диаметр дна 4 см, высота 9,5 см (табл. XXIII, 7).

Севернее тарелки на боку лежал краснолаковый одноручный кувшинчик. Горло кувшинчика расширяется кверху и украшено бороздкой. Ручка профилирована. Тулово, расширяющееся книзу, покоится на кольцевом поддоне. В глине заметны примеси извести. Лаком покрыты внутренняя и верхняя части внешней поверхности. Диаметр кувшинчика по краю 6 см, диаметр дна 4 см, высота 16 см (табл. XXIII, 8).

Около тарелки лежало два железных острия. Назначение обломков определить трудно - они уплощаются к острому концу и не имеют режущих поверхностей вдоль длинных сторон.

Рядом с только что описанной группой находок обнаружены остатки железной накладки от деревянной шкатулки в виде обломков плоских пластинок с прорезью для замка, бронзовый замок и обломки железных колец с шипами, которыми, очевидно, прикреплялась к шкатулке крышка (табл. XLII, 7). Шкатулка была деревянной, так как на железных пластинках сохранился древесный тлен. Железная обкладка прикреплялась к дереву гвоздями с широкой выпуклой шляпкой и коротким шипом. Подобные детали шкатулок и ларцев часто встречаются во время раскопок (См.: Сокольский Н. И. Деревообрабатывающее ремесло в античных государствах Северного Причерноморья. М., 1971, с. 129 и сл., рис. 40). Замки близкой формы встречались и во время раскопок Танаиса.

Юго-западнее тарелки было найдено глиняное пряслице биконической формы, длина его 3,2 см, наибольший диаметр 4,2 см (табл. ХLIII,3).

В засыпи могилы были обнаружены следующие предметы: 1) костяная туалетная ложечка (табл. XXXIX, 2); 2) обломок костяной проколки; 3) маленькая бронзовая фибула с завитком на конце сплошного пластинчатого приемника (табл. XXXIV, 2) (Амброз А. К. Фибулы из раскопок Танаиса, с. 254, табл. V, 11); 4) широкое железное лезвие ножа с черенком; сохранившаяся его длина 16 см (табл. XLI, 0); 5) глиняное пряслице в виде усеченного конуса, длина его 3,4 см, наибольший диаметр 3,6 см (табл. XLIII, 1); 6) комочек розовой краски; 7) железные обломки неясного назначения.

На дне могильной ямы найдено много бусин: 89 коротко-цилиндрических, из прозрачного зеленого стекла, с вмятинками на поверхности, часть из них объединена в столбики по две бусины; 26 бусин из глухого темно-красного стекла, с оранжевыми пятнами, являющиеся отрезками стеклянной трубочки или прутика с квадратным поперечным сечением, 194 мелких округлых бусины из бронзы. Часть бусин принадлежала браслетам и лежала на дне кругами диаметром 6-7 см.

На дне могилы в северо-восточном углу лежал камень, а под ним - раздавленный маленький лепной горшочек со слабоотогнутым венчиком, украшенным насечкой. Высота горшочка около 7 см. Могила 219 разрушила погребение 220. Дата погребения - конец I - начало II в. н. э.

Таблица X/ Погребения: 1 - 255; 2 - 261; 3 - 214; 4 - 185; 5 - 221; 6 - 250
Таблица X/ Погребения: 1 - 255; 2 - 261; 3 - 214; 4 - 185; 5 - 221; 6 - 250

Погребение 220. Пл. XXXVII, глубина 2,20 м. Могильная яма имела вытянутую прямоугольную форму, ориентирована по оси север - юг.

Средняя и восточная части могилы были полностью разрушены более поздним погребением 219. Могильная яма была вырыта в материковой светло-желтой глине-белоглазке. Удалось проследить четкую южную и западную границы ямы, ширина ее 0,60 м. Костей скелета в могильной яме не обнаружено. Очевидно, захоронение было уничтожено врезавшейся в это погребение могилой 219 (табл. IX, 5).

Погребальный инвентарь сохранился в южной части могильной ямы. Здесь найден красноглиняный кувшин на кольцевом поддоне с плоской профилированной ручкой и темно-красным матовым лаковым покрытием. По плечикам кувшина проходят две горизонтальные полосы и по верху горла одна, нанесенные белой краской. По горлу и плечикам спускаются зигзагообразные линии, также исполненные белой краской. Горло в средней части пересекают две бороздки. Диаметр кувшина по краю 6,5 см, диаметр дна 8 см, высота кувшина 19 см (табл. XXV, 5; XXVI, 4). Аналогичный кувшин с белой росписью открыт в могиле I в. до н. э. некрополя Тирамбы (Коровина А. К. Тирамба (городище и некрополь). Итог археологических работ экспедиции Государственного музея изобразительных искусств им. А. С. Пушкина за 1959, 1961-1963 и 1965 годы. - СГМИИ, IV. М., 1968, с. 79, рис. 30, 8).

Юго-западнее описанного кувшина стоял лепной кувшин с маленькой прямоугольной в поперечном сечении ручкой, прикрепленной верхним концом ниже венчика. Венчик образует небольшой слив. Поверхность кувшина желтого цвета, в глине заметны крупные включения извести. Диаметр кувшина по краю 10,3 см, наибольший диаметр тулова 12,4 см, диаметр дна 7,5 см, высота 14 см (табл. XV, 5).

Севернее этих сосудов лежала створка крупной донской раковины и маленький обломок железного ножа.

Дата могилы - I в. до н. э. - начало I в. н. э.

Погребение 221. Пл. XXXVII, глубина 2,40 м. Погребение совершено в могиле вытянутой овальной формы, ориентированной по линии запад - восток с очень небольшим отклонением. Длина могилы 1,70 м, ширина 0,55 м. Женщина была погребена на спине, вытянуто, головой на восток, руки вдоль тела, ступни сведены вместе. Сохранность скелета плохая (табл. X, 5).

Погребальный инвентарь составляли бусы и большой одноручный краснолаковый кувшин, вероятно, малоазийского происхождения (Шелов Д. Б. Танаис и Нижний Дон в III-I вв. до н. э., с. 164, 165). Кувшин имеет низкое горло с профилированным венчиком, очень широкое тулово, широкие кольцевой поддон и профилированную ручку. В местах прикрепления ручки кувшина к горлу, по обеим ее сторонам имеются утолщения. Оранжево-красный лак по поверхности кувшина нанесен широкими горизонтальными полосами: четыре на тулове, одна в нижней части горла и одна по венчику. Диаметр горла кувшина по внешнему краю венчика 10 см, диаметр кольцевого поддона 11,5 см, высота 25,5см (табл. XXIV, 5). Кувшин стоял в ногах погребенной, в юго-западном углу могилы.

Около шеи находились мелкие бусы: 452 коротко-цилиндрических лигнитовых бисерины, 45 подвесок из бесцветного прозрачного стекла с внутренней позолотой, в виде амфорок, 54 коротко-цилиндрических бусины с поперечным рядом бугорков из бесцветного прозрачного стекла с внутренней позолотой, две мелкие округлые бусины из того же материала, три бочковидные бусы из какой-то меловой породы, одна бусина в виде плоского колечка из прозрачного голубого стекла, аналогичная бусина из прозрачного лилового стекла, три конические бусины из глухого красного стекла, округлая бусина из полупрозрачного темно-синего стекла, орнаментированная одной зигзагообразной и двумя гладкими полосками из глухого белого стекла, 76 сердоликовых бочковидных бусин с двусторонним сверлением.

Е. М. Алексеевой удалось проследить три нитки бус. Непосредственно под нижней челюстью были найдены подвески-амфорки и чередующиеся с ними короткие цилиндрики из лигнита. К этой же нити относилась синяя бусина с белым орнаментом.

Вторую нить составляли также бусы из лигнита, золоченые бусы с поперечным рядом бугорков, бочковидные из глухого белого стекла, синий и фиолетовый тонкие диски, красные конусы. Третью нить составляли только сердоликовые бусы (См.: Алексеева Е. М. Античные бусы Северного Причерноморья. - САИ 1975 вып. Г1-12, табл. 19).

Дата могилы конец II-I вв. до н. э.

Погребение 222. Пл. XXXVII и прирезка к ней, глубина 3 м. Погребение совершено в могиле вытянутой прямоугольной формы, вырытой в материковой глине-белоглазке. Длина ямы 2,10 м, ширина 0,7-0,55 м. Углы могильной ямы скруглены, к ногам погребенного в южной части яма сужается. Пятно могильной ямы удалось заметить на глубине 2,40 м. В материке яма прослеживается на глубину 0,60 м. Ориентирована по оси север - юг.

Погребенный лежал на спине, вытянуто, головой на север, руки вдоль тела, большой и указательный пальцы лежали под тазовыми костями. Скелет сохранился хорошо, но череп отсутствовал. Погребальный инвентарь составляла только бронзовая пряжка, найденная под тазом у левой бедренной кости. Дужка пряжки ромбовидная в сечении, язычок откидной, орнаментирован насечкой, сохранилась обойма для прикрепления пряжки к ремню или одежде (табл. XXXV, 4).

Погребение 222 лежит под погребениями 214 и 215. Судя по пряжке, оно, очевидно, относится к первым векам н. э.

Погребение 223. Пл. XXXVII, глубина 3,10 м. Захоронение было произведено в могильной яме, вырытой в материковой глине-белоглазке. Яма вытянутой прямоугольной формы со скругленными углами. Длина ее 2,20 м, ширина 0,50 м. Яма ориентирована по оси северо-запад-юго-восток. Могильная яма имела деревянное перекрытие и толстый слой камки поверх него. Перекрытие прослеживается только в юго-восточной части могилы, толщина его 0,10-0,15 м.

О положении скелета сказать ничего нельзя. Погребение оказалось разрушенным. От перекрытия до дна могильной ямы встречаются кости скелета взрослого человека, разбросанные в беспорядке.

От погребального инвентаря уцелела разбитая амфора с двуствольными ручками. Диаметр горла по краю 10,5 см, высота амфоры 89 см (табл. XII, 1).

На дне могильной ямы, рядом с тремя костями пальцев руки, найден обломок бронзового перстенька со стеклянной вставкой. Вставка почти полностью утрачена, очевидно, она была из светлого, желтого или зеленоватого стекла (табл. XXXII, 9). Подобные перстни встречались в погребениях первых веков н. э., амфора позволяет датировать погребение I в. до я. э. (См., например: Шелов Д. Б. Некрополь Танаиса, с. 57)

Погребение 224. Пл. XXXVII, глубина 3,10 м. Захоронение было произведено в могильной яме вытянутой прямоугольной формы, со скругленными углами, вырытой в материковой глине-белоглазке. Длина могильной ямы 2,70 м, ширина 0,60-0,80 м. Яма ориентирована по оси запад-восток. Вероятно, погребенный лежал головой на восток, так как яма сужается к западу (обычно ямы сужаются в сторону ног погребенного). Погребение разрушено и ограблено в древности. В яме на разных уровнях встречены в беспорядке отдельные кости.

В верхней части засыпи могилы найдено глиняное пряслице бикони-ческой формы, длина его 3,5 см, наибольший диаметр 3,4 см (табл. XLIH, 2). В засыпи могилы найден обломок железного шильца с деревянной рукояткой, обломок ножа и мелкие обломки железных предметов, возможно, гвоздей. Около черепа найдены обломки большого краснолакового двуручного кувшина, форма его не восстанавливается. Вероятно, в могиле находились какие-то бронзовые поделки. Вещей этих нет, но сохранились окислившиеся крупинки бронзы. Достаточных данных для датировки погребения нет. Вероятнее всего, оно относится к первым векам н. э.

Таблица XI. Амфоры из погребения 237: 1 - неизвестного центра; 2 - синопская; 3 - родосская
Таблица XI. Амфоры из погребения 237: 1 - неизвестного центра; 2 - синопская; 3 - родосская

Погребение 225. Пл. XXXVI, глубина 1,50. Могильная яма имела овальную форму (границы ее во многих местах нарушены ходами землероек, отчего яма выглядит шире). Яма прослежена только у самого дна. Продольной осью яма ориентирована с запада-северо-запада на восток-юго-восток. В области груди погребенного обнаружен камень. Покойник был положен на спину, со слабым изгибом тела влево. Руки вытянуты вдоль тела, левая кисть вплотную подведена к бедру, ступни ног сведены вместе. Погребенный ориентирован головой на запад-северо-запад. Сохранность скелета хорошая, кости крепкие (табл. IX, 4).

Погребальный инвентарь: около левого плеча стоял лепной кувшин с ручкой, в поперечном сечении близкой к четырехугольной форме, и расширяющимся кверху горлом. На внутренних стенках тулова хорошо заметны шпиньки ручки, которые сверху были замазаны глиной. У дна имеются налепы глины, дно как бы примазано сверху к стенкам тулова, Поверхность кувшина желто-серого цвета. Диаметр кувшина по краю 7,6 см, наибольший диаметр тулова 12 см, диаметр дна 6,5 см, высота 14,3 см (табл. XXI, 1). По форме он близок кувшину из могилы 214. Такая техника лепки дна, как у этого кувшина, прослеживается только на сосудах Танаиса IV-V вв. н. э.

Около таза слева лежала небольшая железная округлая пряжечка с откидным язычком. Диаметр ее 0,5 см (табл. XXXV, 9). На позвонке, примыкающем к крестцу, находилась вторая железная пряжка овальной формы с откидным язычком, размеры ее 4X2,5 см (табл. XXXV, Л).

По кувшину можно датировать погребение IV в. н. э. (У Д. Б. Шелова погребение ошибочно упомянуто дважды, в двух разных хронологических группах. Шелов Д. Б. Танаис и Нижний Дон в первые века нашей эры, с. 57, 314) Погребение 225 частично перекрывает могилу 234.

Таблица XII. Амфоры из погребений: 7 - 223; 2 - 237
Таблица XII. Амфоры из погребений: 7 - 223; 2 - 237

Погребение 226. Пл. XXXVI, глубина 2,25, м. Форму могильной ямы удалось частично выявить только около дна могилы. Границу ямы в ногах скелета проследить не удалось. Яма имела овальную форму м была вытянута по оси северо-восток - юго-запад. Захоронение совершено без гроба, но, очевидно, на камкозой подстилке, от которой сохранился едва заметный сероватый тлен. Погребенный лежал на спине, в вытянутом положении, ноги параллельны, руки вдоль тела, ориентирован головою на северо-северо-восток. Скелет хорошей сохранности, но череп и ступни ног отсутствовали (табл. VIII, 4).

Погребального инвентаря нет. Погребение 226 не ранее I в. н. э., оно частично перекрывало могилу 229.

Таблица XIII. Амфоры из погребений: 1 - 206; 2 - 141
Таблица XIII. Амфоры из погребений: 1 - 206; 2 - 141

Погребение 227. Пл. XXXVI, глубина 1,70 м. Погребальным сооружением являлась могильная яма подпрямоугольной формы с заплечиками, ориентированная по оси восток-запад. Длина ямы 1,40 м, ширина ее в верхней части 0,90 м, ширина ямы ниже заплечиков 0,50 м. В глубину яма от заплечиков до дна прослежена на 0,40 м. Могильная яма вырыта в желтой материковой глине-белоглазке. Дном ямы также является материковая глина-белоглазка, но с очень твердыми красноватыми включениями песчаника. Заплечики были перекрыты досками, от которых сохранились куски толщиной до 0,15 м. Погребение совершено в гробу, от него по всему дну ямы сохранился древесный тлен (волокна дерева имеют направление вдоль ямы). В отдельных местах дерево пронизано железными гвоздями. Древесный тлен обнаружен как под костями, так и над ними. По определению Г. Н. Лисицыной, для деревянных сооружений могилы были использованы лиственные породы деревьев. Дно могильной ямы и верх древесного перекрытия были выстланы тонким слоем камки.

Погребение ограблено в древности. Скелет был в плохом состоянии, правильность его положения нарушена при ограблении могилы. In situ лежали только кости ног, по которым можно заключить, что погребенный лежал головой на восток. Погребального инвентаря нет. Сохранились только остатки какой-то кожаной обуви, вероятно, высоких сапог. Обрывками кожи опоясаны кости голени. На длинных кусках кожи, вдоль швов заметны маленькие отверстия от иголки. Достаточных данных для датировки могилы нет. Могила 227 частично разрушила погребение 228.

Погребение 228. Пл. XXXVI, глубина 1,80 м. Могильная яма имела овальную форму и была вытянута по оси восток-северо-восток - запад-северо-запад. Длина ее 1,40 м, ширина 0,50 м, глубина, на которую она была прослежена, 0,20 м. Анатомический порядок костей полностью нарушен.

Кости скелета взрослого человека оказались сваленными в кучу в средней части могильной ямы.

Погребальный инвентарь отсутствовал. Среди костей найдена цилиндрическая бусина из глухого стекла (стекло корродировано). Данных для датировки нет. Погребение частично нарушено погребением 227 и, следовательно, раньше его.

Погребение 229. Пл. XXXVI, глубина 2,31 м. Могильная яма вырыта в материковой глине-белоглазке, она имела вытянутую прямоугольную форму. Ориентирована по оси запад-северо-запад - восток-юго-восток. Яма сохранилась на длину 0,90 м, наибольшая ширина ее 0,50 м. Юго-восточная часть ямы разрушена. Вдоль длинной северо-восточной стенки, отступя от нее на 0,20 м, яма была обложена цепочкой из небольших камней, один из которых больше придвинут к северо-западному углу могилы.

В разрушенной юго-восточной части ямы два камня заходят на могильное пятно, очевидно, они сдвинуты от оградки. Подошва камней оградки лежит на глубине 2,05 м.

Вдоль основания каменной оградки были замечены следы двух обгорелых досок, направление волокон древесины продольное по отношению к направлению могильной ямы. Остатков скелета в могиле не обнаружено.

Погребальный инвентарь: около камня стоял маленький двуручный краснолаковый канфар на кольцевом поддоне, украшенный орнаментом en barbotine. Диаметр по краю его 7,6 см, диаметр кольцевого поддона 5,2 см, высота 5,5 см (табл. XXIII, 1). Подобные канфары Т. Н. Книпович датирует началом I в. н. э. и относит их к пергамским изделиям (Книпович Т. Н. Краснолаковая керамика первых веков н. э. из раскопок Боспорской экспедиции 1935-1940 гг. - МИА, 1952, № 25, с. 310-311, рис. 9, 4). Сверху могильного пятна, на уровне каменной оградки и ниже, в восточной части могильной ямы найдены крупные обломки красноглиняного большого кувшина. Они или прикрывали погребенного, или, что более вероятно, принадлежали кувшину, поставленному в могилу и затем разбитому. Из профилированных частей кувшина сохранилось дно и одна ручка. В средней части могильного пятна, под камнями найдены бусины: одна ребристая из египетского фаянса бирюзового цвета, 45 коротко-цилиндрических бисерин из египетского фаянса бирюзового цвета, две маленьких глазчатых бусины - одна из стекла синего цвета, другая из зеленого стекла. Погребение датируется первой половиной I в. н. э. Погребение 229 частично перекрыто могилой 226.

Погребение 230. Пл. XXXVI, глубина 1,52 м. Могильная яма имела вытянутую прямоугольную форму со скругленными углами, ориентирована по оси запад-северо-запад - восток-юго-восток. Длина ямы 1,70 м, наибольшая ширина 0,60 м.

Погребенный лежал в гробу: в северо-западной части могильной ямы сохранился древесный тлен. От скелета уцелели отдельные кости, судя по их расположению, очевидно, можно считать, что погребенный лежал головой на восток-юго-восток. Инвентаря нет. Погребение разрушено врезавшейся в него могилой 231 и, следовательно, совершено ранее I в. н. э.

Погребение 231. Пл. XXXVI, глубина 2,02 м. Могильная яма имела овальную форму, вырыта в материковой глине-белоглазке. Яма вытянута по оси запад-юго-запад - восток-северо-восток, длина ее 1,60 м, ширина 0,50 м. Погребение разрушено врезавшейся в него могилой 232. От скелета сохранились обломки черепа, кость руки и кость ноги. По расположению остатков скелета можно заключить, что погребенный был положен головой на восток-северо-восток.

От погребального инвентаря остались только бусы, лежавшие под одним из обломков черепа: округлая из глухого белого стекла, округлая из глухого красного стекла, маленькая округлая из зеленого стекла, бочковидная, с внутренней позолотой из желтого прозрачного стекла, две подвески из зеленого прозрачного стекла, одна такая же подвеска из прозрачного голубого стекла и несколько таких же-подвесок в обломках из глухого белого стекла. Сохранность бус плохая. Стекло сильно корродировано и бусы не датируются. Погребение разрушено могилой 232, следовательно, оно не позднее I в. н. э.

Погребение 232. Пл. XXXVI, могильная яма прослежена с глубины 1,40 м. Погребальное сооружение - подбойная могила, вырытая в материковой глине-белоглазке. В плане она представляла собой четкий прямоугольник, вытянутый по оси запад-северо-запад - восток-юго-восток с длиной сторон 1,80 м и 1,40 м. По той же оси прямоугольник делится пополам: южная его часть является колодцем, северная - подбойной могилой. Могила была завалена грудой камней. Основная часть каменного завала приходилась на нижнюю часть скелета. Дно подбойной могилы находилось ниже дна колодца на 0,20 м, на глубине 2,35 м от поверхности. Скелет хорошо сохранился. Кости лежали в анатомическом порядке, только череп был смещен на грудь и повернут подбородком кверху. Кости левого предплечья оказались закинутыми за череп. Погребенный лежал головой на восток-юго-восток, на спине, вытянуто, руки вдоль тела, ноги почти параллельны, ступни слегка сведены вместе.

Погребальный инвентарь: на тазовых костях лежала железная длинная пряжка с откидным язычком. Длина ее 6,8 см (табл. XXXV, 12). Близкой формы пряжка найдена в сарматском погребении у с. Ново-Филипповка (Вязьмитина М. И. Сарматские погребения у с. Ново-Филипповка. - ВССА. 1954, с. 239, табл. IV, 10). В области груди слева находилась трехлопастная черенковая железная стрелка той же формы, что была найдена в могиле 45 (Шелов Д. Б. Некрополь Танаиса..., с. 17, 18, 70, табл. XXXIV, 12) (табл. XLII, 2).

В записи под камнями подбоя найден трилистник из золотой фольги от погребального венка (табл. XXIX, 6). Погребение на основании находки железной стрелки условно датируется I в. н. э.

Таблица XIV. Сосуды: 1 - амфора из погребения 171; 2-кувшин из погребения 209
Таблица XIV. Сосуды: 1 - амфора из погребения 171; 2-кувшин из погребения 209

Погребение 233. Пл. XXXVI, глубина 1,50 м. Форма могильной ямы не прослеживалась. Погребение было частично разрушено в древности и плохо сохранилось. От детского захоронения остались только отдельные кости. Погребального инвентаря в могиле не найдено. Достаточных данных для датировки нет.

Погребение 234. Пл. XXXVI, глубина 3 м. Погребальным сооружением является могильная яма с заплечиками. Яма вырыта в материковой глине-белоглазке, ориентирована по оси восток-юго-восток - запад-северо-запад. В длину яма сохранилась на 0,65 м, ширина ямы у дна 0,50 м, ширина заплечиков 0,15 и 0,20 м.

На заплечиках лежали доски, поперек перекрывавшие могилу. По определению Г. Н. Лисицыной, для перекрытия могилы было использовано дерево тополя. От скелета в могиле сохранились только кости ног, правильность положения которых оказалась нарушенной. В могиле найдена бронзовая игла с ушком хорошей сохранности (табл. XXXIX, 6). Достаточных данных для датировки погребения нет. Погребение 234 частично перекрыто могилой 225.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




эцп


Пользовательского поиска