История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Раскоп III (1961, 1963, 1965, 1966 гг.)

(Начальник раскопа в 1961 г. Е. Г. Кастанаян, начальник раскопа в 1963 г. Т. М. Арсеньева, начальник раскопа в 1965-1966 гг. Е. М. Алексеева)

В 1961 г. возобновились работы на раскопе III. Раскоп был заложен в 1955 г. для выяснения характера всхолмлений, расположенных к востоку от городища. До начала работ Нижне-Донской экспедиции существовало мнение, что на этом месте в древности находился внешний оборонительный пояс Танаиса (Леонтьев П. М. Археологические разыскания на месте древнего Танаиса ив его окрестностях. - «Пропилеи», IV. СПб., 1854, с. 493; Книпович Т. Н. Танаис. Историко-археологическое исследование. М.- Л., 1949, с. 24 и сл). Раскопки сразу же показали ошибочность этого предположения и засвидетельствовали, что на исследуемой территории располагался городской некрополь и что это же место в древности использовалось в качестве мусорной свалки (Шелов Д. Б. Некрополь Танаиса..., с. 8, 9).

В отношении характера культурного слоя работы последних лет на раскопе III подтвердили данные, полученные при раскопках 1955-1956 гг. Мусорные напластования на раскопе достигали толщины около 2 м. Они сильно перекопаны, как в древности, так и в новейшее время. Основную массу находок в мусорном грунте составляли амфорные обломки, главным образом фрагменты разнотипных амфор с двуствольными ручками и светлоглиняных узкогорлых амфор с профилированными ручками. Второе место по численности находок занимали фрагменты лепной керамики. Обломки краснолаковых сосудов и простой круговой и серолощеной посуды встречались значительно реже. По керамике слои мусорной свалки датируются I в. до н. э. - III в. н. э., хотя попадаются отдельные вещи, как первых веков жизни города (III-II вв. до н. э.), так и последнего периода его существования (конца IV - начала V в. н. э.). Кроме керамики, в грунте встречено много камня, человеческих костей и костей животных и рыб, а также отдельных предметов из разрушенных погребений. Значительная часть обнаруженных на раскопе III погребений была открыта в этих перекопанных мусорных напластованиях, многие могилы оказались разрушенными, и во многих погребениях не удалось проследить форму могильных ям и обряд захоронения. Наиболее глубокие погребения, как правило, и наиболее ранние, были впущены в материковый слой.

В 1961 г. было раскопано три площади (VII, VIII и X), каждая размером 4X4 м с небольшими прирезками (табл. II). Площади находились на расстоянии 6 м к северу от раскопа 1955-1956 гг. На них было открыто 30 погребений (146-149, 155-158, 160-181). Некоторые могилы не содержали инвентаря и не поддаются датировке. Время одного погребения (156) выходит за хронологические рамки существования Танаиса и относится к раннесредневековому времени.

Таблица I. План 'Северного' некрополя
Таблица I. План 'Северного' некрополя

Погребение 146. Пл. (Пл. - здесь и далее означает «площадь») VIII, глубина 0,57-0,80 м. Могильная яма не прослеживалась. Покойник был положен на спину, вытянуто, с протянутыми вдоль туловища руками, головой на восток-юго-восток. Костяк сохранился плохо: череп, кости левой руки отсутствуют, берцовые кости сползли в находящуюся рядом яму, поэтому оказались отделенными от костяка. Вместе с костями ног сполз лепной горшок (табл. XV, 7), находившийся в ногах погребенного. Горшок в изломе имеет черный цвет, заметны включения извести и шамота. Поверхность горшка бугристая, серовато-коричневого цвета, с темными пятнами. Прямой венчик слегка отогнут наружу, край его округлен. Тулово округлое, покоится на массивном широком дне. Диаметр горшка по краю 10,5 см, диаметр наиболее широкой части тулова 14 см, диаметр дна 9,5 см, высота 16 см (Арсенъева Т. М. Лепная керамика Танаиса, II. Горшки.- В кн.: Античные древности Подонья - Приазовья. М., 1969, с. 197, рис. 4 ). Судя по горшку, погребение может быть датировано I-III вв. н. э., залегает оно над погребением 147.

Погребение 147. Пл. VIII, глубина 0,80-0,96 м. Форма могильной ямы не прослеживалась. Погребенный был положен вытянуто, на спине, головой на север. От костяка сохранились только берцовые кости, кости правой руки и плюсны ног. Инвентаря нет. Верхняя часть погребения разрушена современной траншеей. Погребение 147 лежит под могилой 146. Следовательно, его можно датировать не позднее I-III вв. н. э.

Погребение 148. Пл. VII, глубина 1,06 м. Форма могильной ямы не прослеживалась. Покойник-подросток был положен вытянуто, на спине, головой на восток. Сохранились только кости правой руки погребенного и тлен от остальных костей. Инвентаря нет. Датировке погребение не поддается.

Погребение 149. Пл. VII, глубина 1,17 м. Форма могильной ямы не прослеживалась. Погребенный был положен вытянуто, на спине, головой на восток. От костяка сохранились только кости ног и отдельные позвонки. Могила, видимо, была обложена камнями - найдено несколько крупных камней вокруг костяка. Инвентаря нет. Для определения даты погребения данных нет.

Погребение 155. Пл. VII-VIII, глубина 1,20 м. Могильная яма не прослеживалась. Погребение разрушено. Отдельные кости взрослого человека лежали в полном беспорядке. Вперемешку с костями были найдены обломки красноглиняной и светлоглиняных амфор III в. н. э., но принадлежность амфор к составу инвентаря погребения утверждать невозможно. Наличие угольков, золы, костей животных, может быть, говорит о существовании здесь жертвенного костра или тризны. Дата погребения неопределима.

Таблица II. Раскопы: 1 - III, площади VII, VIII, X. План верхнего горизонта; 2 - III, площади VII, VIII, X. План нижнего горизонта
Таблица II. Раскопы: 1 - III, площади VII, VIII, X. План верхнего горизонта; 2 - III, площади VII, VIII, X. План нижнего горизонта

Погребение 156. Пл. VII-X, глубина 1,55 м. Могильная яма прямоугольной формы прослеживалась только частично, размеры ее определены быть не могут. Погребенный лежал на спине, в вытянутом положении, головой на северо-запад, кисти рук были положены на таз. Костяк хорошо сохранился. Под костяком прослеживаются остатки дерева. В головах погребенного, к западу от черепа стоял лепной горшок с зигзагообразным орнаментом по плечикам и насечкой по венчику. Диаметр горшка по краю 14 см, диаметр дна 9,9 см, высота 16,7 см (табл. XXII, 3). Рядом находились остатки пищи - кости барана. У правой голени найдено глиняное пряслице усеченно-биконической формы. Наибольший диаметр пряслица 4 см (табл, XLIII, 6). К югу от костяка лежало несколько крупных камней - может быть, остатки каменной оградки. Погребение 156 лежит над могилами 170 и 180. Судя по горшку, погребение раннесредневековое.

Погребение 157. Пл. VIII, глубина 1,65 м. Могильная яма не прослеживалась. Костяк грудного младенца истлел, так что определить его положение оказалось невозможным. Судя по расположению бус и трухи костей, можно предположить, что погребенный был ориентирован головой на восток. Вероятно, на шее погребенного находилась нитка бус. Среди них 12 стеклянных бусин бочковидной формы с внутренней позолотой, четыре бусины коротко-цилиндрической формы с ребристой поверхностью из стекла с внутренней позолотой, четыре бусины бочковидной формы из гагата и 11 бусин из одноцветного стекла. За головой погребенного младенца был положен большой камень и маленький алебастровый горшочек (табл. XXVII, 5). Диаметр тулова горшочка 6,7 см, высота 6 см. Дата погребения - II - III вв. н. э.

Таблица II, 1 (продолжение)
Таблица II, 1 (продолжение)

Погребение 158. Пл. VIII, глубина 1,64 м. Форма могильной ямы не прослеживалась. Погребенный был положен на спину, в вытянутом положении, руки - вдоль туловища, ориентирован головой на восток. Сохранность костей плохая, мелкие кости отсутствуют, череп разбит. По сторонам костяка, под ним и над ним прослеживался тлен от дерева гроба. За черепом находилась вертикально поставленная каменная плита. В области шеи найдена 21 бусина цилиндрической формы из глухого красного стекла. У правого плеча лежала бронзовая лучковая фибула, относящаяся к I - началу II в. н. э. (См.: Амброз А. К. Фибулы зарубинецкой культуры.- МИА, 1959, № 70, с. 190) В ногах костяка обнаружен раздавленный детский череп. Может быть, вместе с матерью был захоронен и младенец. Но с уверенностью утверждать, что детский череп принадлежал этой могиле, невозможно. Там же находился маленький лепной горшочек и сероглиняный кружальный кувшин. Горшочек имеет невысокий отогнутый венчик и тулово с наибольшим диаметром у дна (табл. XV, 1). Глина горшочка в изломе черного цвета, с примесью извести и шамота. Поверхность горшочка коричневато-серого цвета, с пятнами. Диаметр его по краю 4,6 см, диаметр дна 7 см, высота 7,2 см (Арсеньева Т. М. Лепная керамика Танаиса, II. Горшки, с. 187, табл. IV. 10). Горшочек близок по форме савроматским грушевидным горшкам Поволжья (Смирнов К. Ф. Быковские курганы.- МИА, 1960, № 78, с. 201, рис. 11, 20). Кувшин имеет приземистое раздутое тулово без поддона и прямое цилиндрическое горло (табл. XVI, 6). Горло от тулова отделено рельефной бороздкой, под которой расположен резной орнамент в виде косых насечек. Ручка овальная в сечении, слегка профилирована. Край венчика отогнут наружу. Поверхность кувшина покрыта серым лощением, на большой части сосуда оно не сохранилось. Диаметр кувшина по краю 8,5 см, наибольший диаметр тулова 19,8 см, диаметр дна 9 см, высота 19,7 см.

Таблица II, 2 (продолжение)
Таблица II, 2 (продолжение)

Аналогичной формы кувшины встречаются в погребениях Усть-Лабинского могильника I в. до н. э. - II в. н. э. (Анфимов Н. В. Меото-сарматский могильник у станицы Усть-Лабинской. - МИА, 1951, № 23, рис. 15, 7, 8) Время фибулы позволяет сузить дату погребения до I - начала II в. н. э.

Погребение 160. Пл. VIII, глубина 1,60 м. Форма могильной ямы не прослеживалась. Погребенный - подросток, лежал в вытянутом положении, на спине, головой на запад-юго-запад. Сохранность костяка плохая, многие кости совсем распались, череп раздроблен. Инвентаря нет. В борту площади над костяком видны каменные плиты - может быть, остатки заклада могилы. Датировке погребение не поддается.

Погребение 161. Пл. VII, глубина 1,65 м. Форму могильной ямы проследить не удалось. Погребенный лежал в вытянутом положении, на спине, головой на восток. Сохранность костяка плохая, кости ног, за исключением левой бедренной кости, и кости рук ниже локтей совсем отсутствовали, череп раздавлен. Погребенный лежал в гробу, от которого сохранился древесный тлен. Инвентаря нет. Для датировки погребения данных нет.

Таблица II, 2 (окончание)
Таблица II, 2 (окончание)

Погребение 162. Пл. VII, глубина 1,87 м. Могильная яма имела прямоугольную форму, ориентирована она длинными сторонами по линии запад - восток, размеры ямы установить не удалось. В могиле найдена только одна лучевая кость подростка и несколько мелких костей. Среди костей лежали три бисеринки из непрозрачного зеленовато-синего стекла, небольшое медное острие, железный гвоздь и небольшая бронзовая пряжка овальной формы с несомкнутыми, закрученными в виде спирали концами. Размеры пряжки 1,8X2,4 см (табл. XXXV, 1). Погребение датируется первыми веками н. э.

Погребение 163. Пл. VII и прирезка, глубина 1,60 м. Погребение ребенка было произведено в прямоугольной яме, вытянутой в направлении северо-запад - юго-восток. Длина ямы 1,25 м, ширина 0,80 м. Северо-восточная, северо-западная и юго-западная стенки ямы обложены крупными, грубо обколотыми плитами и камнями. Эти плиты, поставленные по большей части вертикально, образуют нечто вроде каменного ящика без одной стенки, внутри которого было произведено захоронение ребенка. Размеры внутреннего пространства равны 0,95X0,45 м. Погребенный ребенок лежал, видимо, на спине, головой на юго-восток. Костяк сохранился плохо, лишь в виде тлена, череп раздроблен. Покойник был положен в деревянный гроб, остатки которого прослежены внутри каменного ящика, вдоль длинных его стенок. Сверху могила была перекрыта досками. У головы погребенного, в восточном углу могилы, был поставлен лепной горшочек. Горшочек имеет горло, плавно расширяющееся к венчику (табл. XVII, 2). Поверхность горшочка бугристая, желто-серого цвета. Диаметр его по краю 5,7 см, наибольший диаметр тулова (примерно на половине высоты) 6,8 см, диаметр дна 5 см, высота 8 см (Арсеньева Т. М. Лепная керамика Танаиса, П. Горшки, с. 184, табл. VIII, 5). В районе шеи костяка найдены 72 светло-зеленые бисерины из египетского фаянса коротко-цилиндрической формы. Над правым плечом лежали обломки маленькой подвязной лучковой фибулы второго варианта (второй половины I - начала II в. н. э.), по классификации А. К. Амброза (Амброз А. К. Фибулы из раскопок Танаиса. - В кн.: Античные древности Подонья-Приазовья. М., 1969, с. 251, 256, табл. III, 1). Слева от головы, в южном углу могилы находилось донышко краснолаковой чашечки с остатками белой краски внутри. Диаметр кольцевого поддона чашечки 4,4 см. (табл. XXV, 4). Погребение 163 находилось над могилой 166. Датируется погребение I - началом II в. н. э.

Погребение 164. Пл. VII, глубина 2,34 м. Могильная яма имела прямоугольную форму и была вытянута в направлении восток - запад. Длина ямы 1,65 м, ширина 0,50 м. Вдоль южной стенки могильной ямы находилось несколько крупных камней. Могила была разрушена врезавшейся в нее другой могильной ямой. Только около восточной стенки могилы сохранились обломки черепа и остатки дерева гроба. Видимо, покойник был ориентирован головой на восток. Инвентаря нет. Определить время погребения невозможно. Погребение 164 находится над могилой 176.

Погребение 165. Пл. X, глубина 1,19 м. Погребение младенца в амфоре. Амфора светлоглиняная, с широким туловом и профилированными ручками, ножка и горло у нее отбиты. По своим пропорциям и форме ручек она напоминает амфору из могилы 141 (табл. VI, 3; XIII, 2). Верхняя часть амфоры обращена к юго-востоку. Отверстие на месте отбитого горла заложено вертикально поставленной каменной плитой. Младенец был положен на спину, головой к горлу амфоры. Ноги подогнуты, левая рука вытянута вдоль тела, правая согнута в локте и кисть ее поднесена к подбородку. Инвентаря при погребении не оказалось. Погребение 165 лежало над погребениями 168 и 181. Судя по амфоре, погребение может быть датировано I-II вв. н. э. (Погребение 165 датировано Д. Б. Шеловым II-III вв. н. э. См.: Шелов Д. Б. Танаис и Нижний Дон в первые века нашей эры. М., 1972, с. 57)

Погребение 166. Пл. VII, глубина 1,85 м. Могильная яма имела прямоугольную форму шириной около 0,55 м. Длину ямы определить не удалось, так как один конец ее разрушен. Яма ориентирована продольной осью по линии восток-северо-восток - запад-юго-запад. С трех сохранившихся сторон яма была обложена крупными камнями неправильной формы. Умерший был положен на спину, головой на восток-северо-восток, с согнутыми в коленях ногами, повернутыми направо. Костяк очень плохой сохранности. Череп и кости правой руки отсутствуют, от мелких костей осталась только труха. В могиле заметны следы дерева от гроба и какой-то растительной подстилки под костяком. В районе груди находилась развалившаяся маленькая бронзовая фибула I в. н. э. с орнаментированной спинкой (Амброз А. К. Фибулы из раскопок Танаиса, с. 256, табл. VI, 10). В районе таза найдена круглая маленькая железная пряжка с подвижным язычком. Диаметр пряжки 1,8 см. (табл. XXXV, 5). У таза лежал железный нож, кончик ножа обломан. Сохранившаяся длина ножа 9,6 см (табл. XLI, 8). Могила 166 находилась под погребением 163. Дата погребения - I в. н. э.

Погребение 167. Пл. VII-X, глубина 1,37 м. Могильная яма имела прямоугольную форму и была вытянута в направлении восток - запад. Длина ямы 1,30 м, ширина 0,45 м. Стенки ямы частично обложены необработанными камнями средней величины. Погребенный ребенок был положен на спину, головой к востоку, правая рука лежала вдоль тела, но от локтя немного была отогнута в сторону, левая рука слегка откинута и согнута в локте. Под черепом находилась небольшая каменная плитка. Костяк плохой сохранности, кости ног ниже колен и кости кистей рук отсутствовали. Инвентаря нет. Погребение 167 находилось над могилами 169, 177 и 180, и поэтому его можно датировать не ранее I в. н. э. (Эта могила Д. Б. Шеловым датирована I - началом II в. н. э. См.: Шелов Д. Б, Тапаис и Нижний Дон в первые века нашей эры, с. 53)

Погребение 168. Пл. X, глубина 1,70 м. Могильная яма имела овальную форму и была вытянута с северо-запада на юго-восток. Длина ямы 1 м, ширина 0,50 м. С запада яма была обложена мелкими бутовыми камнями. Погребенный ребенок был положен на спину, головой на юго-восток. Сохранность костяка плохая, кости ног ниже колен отсутствовали, череп раздроблен. Инвентаря нет. Погребение 168 залегало под погребением 165 и над могилой 181. Это позволяет датировать погребение 168 I в. н. э.

Погребение 169. Пл. X, глубина 1,55 м. Могильная яма не прослеживалась. Погребение разрушено. Сохранились только остатки гроба. По ним можно установить, что гроб имел форму долбленой колоды шириной около 0,75 м при толщине стенок 0,05 м. Длина колоды определена быть не может - дерево прослеживается только на протяжении 0,60 м. Длинными сторонами колода была ориентирована по линии восток-северо-восток - запад-юго-запад. От костяка ничего не сохранилось. Может быть, этому погребению принадлежали обломки светлоглиняной амфоры с двуствольными ручками и плоскодонного сероглиняного кружального кувшина. Эти фрагменты сосудов находились юго-западнее колоды. Погребение 169 залегало под могилой 167 и над могилой 179. Предположительная датировка погребения - I в. н. э.

Погребение 170. Пл. VII, глубина 1,90 м. Могильная яма не прослеживалась. Погребение разрушено. От костяка, принадлежавшего взрослому человеку, сохранились только бедренная кость и часть таза. Костяк лежал, видимо, головой на север. Погребение залегало под средневековым погребением 156. Дата погребения неопределима.

Погребение 171. Пл. X и прирезка к ней, глубина 1,73 м. Могильная яма овальной формы прослежена лишь частично, размеры ее не определены. Погребенный, взрослый человек, был положен вытянуто, на спину, головой на восток-северо-восток. Руки лежали вдоль тела, но кисть правой руки подведена под таз. Ноги скрещены в голенях. Сохранность костей хорошая. Слева от головы стояла целая светлоглиняная узкогорлая амфора III в. н. э. Диаметр по краю горла амфоры 4 см, наибольший диаметр тулова 20,5 см, высота 47 см (табл. XIV, 1). У левого плеча найдена бронзовая подвязная лучковая фибула (табл. XXXIV, 5), сломанная и починенная в древности, пятого варианта (III в. н. э.), по классификации А. К. Амброза (Амброз А. К. Фибулы из раскопок Танаиса, с. 252, табл. III, 8). У правого плеча находилась распавшаяся железная фибула той же формы. В области груди лежала бронзовая плоская пластинка с прорезями и чеканным орнаментом (табл. XXXVI, 9). Толщина пластины около 1 мм. С оборотной стороны она гладкая. Орнамент выбит пунсоном после того, как были сделаны основные отверстия. Отверстия для заклепок пробиты после нанесения орнамента. Все семь заклепок с одной стороны сохранились, на оборотной стороне они зачищены заподлицо со всей пластиной. Из трех заклепок другой стороны сохранились две, они выступают с оборотной стороны и к ним прикреплены остатки медной пластинки, с которой наша пластина была скреплена. С левой стороны груди найдено бронзовое зеркальце с маленьким боковым ушком прямоугольной формы со сквозным отверстием. На обратной стороне зеркальца имеется рельефный орнамент из двух перекрещивающихся в центре линий, одна линия была с округло загнутыми концами, другая - прямая, с «лапками» на концах. Край зеркальца обрамлен двумя рельефными валиками. Диаметр диска зеркальца 4,5 см (табл. XXXVII, 4). В области груди и черепа находились бусы: две округлые бусины из прозрачного янтарно-желтого стекла, 25 округлых бусин из глухого бирюзового стекла, одна округлая бусина из глухого голубого стекла, одна цилиндрическая бусина из глухого белого стекла, одна пронизь в виде плоского диска из полупрозрачного темно-лилового стекла, восемь пронизей в виде плоских дисков из серо-голубого стекла, четыре пронизи призматической формы из прозрачного оранжевого стекла, четыре пронизи призматической формы из прозрачного сизо-зеленого стекла, 41 округлая стеклянная бусина с внутренней позолотой, одна пронизь из стеклянных дисков с внутренней позолотой, две коротко-цилиндрической формы бисеринки из египетского фаянса, одна перламутровая трапециевидная подвеска (табл. XLVII, 3). Дата погребения - первая половина III в. н. э.

Погребение 172. Пл. VII, глубина 1,75 м. Форма могильной ямы не прослеживалась. Погребенный лежал вытянуто, на спине, головой на восток. Костяк сохранился плохо, мелкие кости отсутствовали, уцелели лишь череп, смещенный вправо, кости правой руки, несколько ребер и позвонков, обломки костей таза, бедренные кости и берцовые кости левой ноги. Под костяком прослежены остатки дерева и какой-то растительной подстилки. В районе шеи найдены две бронзовые пронизки и украшение в виде колечка из круглой в сечении проволочки, диаметр его 0,6 см (табл. XXXI, 16). Пронизки сделаны из свернутой в трубочку пластинки. Диаметр пронизок 0,5 см и 0,6 см, длина (ширина пластинок) 0,9 см и 1,5см (табл. XXXI, 17).

У правого плеча лежала бронзовая лучковая фибула, подобные фибулы А. К. Амброз относит к концу II-III в. н. э. (Амброз А. К. Фибулы юга Европейской части СССР. - САИ, вып. Д1-30. М., 1966, с. 50, 51) Тут же находилась полусферическая бронзовая бляшка, диаметр ее 3 см. В ногах стоял серо-глиняный канфар (табл. XXIII, 2). Он сделан из глины с мелкими известковыми включениями. Наружная поверхность и венчик изнутри у него покрыты лаком, поверх которого нанесено лощение. На тулове кадфара имеются орнаментальные бороздки, проведенные острой палочкой по сырой глине. Диаметр канфара по краю 9,8-10,0 см, диаметр кольцевого поддона 7 см, высота 7,2 см. Там же лежал спиралевидный браслет из четырех оборотов бронзовой круглой в сечении проволоки с расплющенными и украшенными насечкой концами. Диаметр браслета 4,5X4,7 см (табл. XXXIII, 1]. Инвентарь погребения датируется II-III вв. н. э. Этим временем можно датировать и захоронение (Д. Б. Шелов погребение 172 датирует I - началом II в. н. э. (см.: Шелов Д. Б. Танаис и Нижний Дон в первые века нашей эры, с. 53). После уточнения А. К. Амброзом датировки фибулы погребение 172 следует датировать II-III вв. н. э).

Погребение 173. Пл. X, глубина 1,50 м. Могильная яма имела прямоугольную форму. Ориентирована длинными сторонами по линии восток-запад. Длина ямы 1,75 м, ширина 0,70 м. Положение погребенного, взрослого человека, было вытянутым, на спине, головою на восток. Руки были вытянуты вдоль тела. Голова повернута влево. Погребенный лежал в гробу, от которого вдоль северной стенки могилы сохранились следы дерева. Сохранность костяка хорошая. За черепом находился железный гвоздь, видимо, от гроба. В ногах лежали две каменные плитки и лепной горшок (табл. XV, 2). Горшок имеет округлое тулово, плоское дно и отогнутый наружу прямой венчик с прямым срезом края. Поверхность горшка неровная, покрыта копотью и нагаром. Диаметр горшка по краю 9 см, диаметр наиболее широкой части тулова 12 см, диаметр дна 7 см, высота 14,5 см (Арсенъева Т. М. Лепная керамика Танаиса, П. Горшки, с. 198, рис. 5). При снятии костяка под ним была найдена маленькая бронзовая лучковая фибула, относящаяся к концу I - началу II в. н. э. (См., например: Амброз А. К. Фибулы из раскопок Танаиса, с. 256) Могила 173 залегала над погребением 181. Датируется погребение 173 I - началом II в. н. э. (У Д. Б. Шелова погребение 173 датируется II-III вв. См.: Шелов Д. Б. Танаис и Нижний Дон в первые века нашей эры, с. 57)

Погребение 174. Пл. VII, глубина 1,80 м. Форма могильной ямы не определена. Скелет был обложен камнями средней величины. От костяка ребенка сохранился только тлен на месте черепа и позвоночника, позволяющий установить, что покойник был ориентирован головой на северо-восток. В могильной земле обнаружены стеклянные бусины, бронзовая фибула и небольшой обломок бронзового проволочного браслета. Фибула лучковая, подвязная, первого варианта, по классификации А. К. Амброза, который датирует ее первой половиной I в. н. э. (Амброз А. К. Фибулы из раскопок Танаиса, с. 251, табл. II, 8) Бусы найдены следующие: одна округлая бусина из сизо-зеленого стекла и 24 бисеринки коротко-цилиндрической формы, из египетского фаянса бирюзового цвета. Погребение 174 лежит над могилой 178. Дата погребения - I в. н. э.

Погребение 175. Пл. VII-X, глубина 1,75 м. Могильная яма прямоугольной формы, ориентирована длинными сторонами по линии северо-запад - юго-восток. Длина ямы 2,10 м, ширина 0,72 м. Погребенный, взрослый человек, был положен на спину, вытянуто, головой на юго-восток. Кисти рук находились на костях таза. Костяк сохранился хорошо, но череп раздавлен, лучевая и локтевая кости правой руки смещены и провалились вниз, в яму могилы 177, находящейся под погребением 175. Покойник был положен в деревянный гроб. В нескольких местах прослежены остатки дерева гроба и железных гвоздей, скрепляющих доски. Длина гроба равнялась 1,65 м, толщина досок от 2 до 2,5 см. Инвентаря нет. Дата захоронения неопределима. Могила 175 находилась над погребениями 177 и 178.

Погребение 176. Пл. VII, глубина 2,50. Могильная яма имела прямоугольную форму, ориентирована длинными сторонами по линии запад-северо-запад - восток-юго-восток. Длина ямы 2,10, ширина 0,65 м. Погребенный взрослый человек, лежал в вытянутом положении, на спине, головой на восток-юго-восток. Покойник был похоронен в деревянном гробу, скрепленном железными гвоздями. Остатки гроба прослеживаются в восточной части могилы. Длину гроба установить не удалось, ширина его (у головы) 0,39 м, толщина стенок около 3 см. От большинства костей сохранился только тлен, по которому, однако, можно судить о том, что ноги лежали параллельно. В районе таза находились две пряжки (табл. XXXVI, 2, 5), бронзовая позолоченная круглая пряжка с подвижным язычком и остатками кожи от ремня (диаметр пряжки 3 см) и железная пряжка (диаметр 3 см). Там же лежал обломок железного ножа (сохранившаяся длина 8,2 см - табл. XLI, 5) и удлиненно прямоугольной формы оселок с отверстием для подвешивания. За черепом обнаружена маленькая коротко-цилиндрическая гагатовая бусина. В ногах стоял двуручный сероглиняный сосуд с вделанным в донышко обломком цветного стекла. По определению Н. П. Сорокиной, подобное стекло датируется I в. н. э. Поверхность сосуда серого цвета, лощеная. Ручки прямоугольные в поперечном сечении с продольным желобком. Тулово украшено рельефными валиками. Диаметр сосуда по краю 12 см, диаметр дна 6,5 см, высота 10,5 см (табл. XX, 7; XXI, 4). Дата могилы предположительно I-II вв. н. э. (Д. Б. Шелов датирует погребение II-III вв. н. э. См.: Шелов Д. Б. Танаис и Нижний Дон в первые века нашей эры, с. 57) Могила 176 находится под погребением 164.

Погребение 177. Пл. VII-X и прирезка, глубина 1,85 м. Могильная яма имела прямоугольную форму. Ориентирована длинными сторонами по линии восток-северо-восток - запад-юго-запад. Длина ямы 1,84 м, ширина 0,50 м. Погребенная, взрослая женщина, была похоронена в вытянутом положении, на спине, головой на восток-северо-восток. Покойница была положена в деревянную, выдобленную колоду, остатки которой сохранились в восточной части могилы. Толщина стенок колоды 3,5 см. Костяк сохранился плохо, большая часть костей превратилась в труху (табл. VI, 6). В головах погребенной находилась россыпь бус: одна круглая бусина из бесцветного прозрачного стекла, три удлиненные бочковидные бусины из глухого красного стекла, одна бусина глобоидальной формы из глухого голубого стекла, одна круглая стеклянная бусина с внутренней позолотой, 24 стеклянные, бочковидной формы бусины с внутренней позолотой, одна бусина круглой формы, из глухого красного стекла с тремя глазками, 58 пронизей ромбовидной формы с двумя каналами отверстий из гагата, одна сердоликовая бусина, округлой формы, 11 сердоликовых бусин бочковидной формы и мелкие бисеринки египетского фаянса. На груди погребенной лежала бронзовая лучковая фибула I в. н. э. (См.: Амброз А. К. Фибулы зарубинецкой культуры, с. 190) У кисти левой руки находилось глиняное пряслице бочкообразной формы. Наибольший диаметр его 3,8 см (табл. XLIII, 5). Возле пряслица сохранились следы розовой краски. На черепе найдены серебряное колечко серьги (табл. XXXI, 4) и, видимо, связанная с ним серебряная подвеска с петелькой цилиндрической формы в верхней части и расширенной округлой с четырьмя выступами - в нижней (табл. XXXI, 7), Могила 177 находится под погребением 175. Дата могилы I в. н. э.

Погребение 178. Пл. VII и прирезка к ней, глубина 2,20 м. Могильная яма имела прямоугольную форму, ориентирована длинными сторонами по линии восток-северо-восток - запад-юго-запад. Ширина ямы 0,67 м, прослеживаемая длина 2,25 м, западный конец ямы не сохранился, разрушен другой ямой. Вдоль длинных сторон могилы стояли на ребре две каменные плиты. Центральная часть могильной ямы перекрыта над костяком еще одной горизонтально положенной каменной плитой. Слева от костяка сохранились следы дерева гроба. Погребенный лежал на спине, в вытянутом положении, головой на восток-северо-восток. Кисть правой руки покоится на тазовых костях. Сохранность костяка хорошая, но ноги ниже колен срезаны более поздней ямой (табл. VI, 5). У поясных позвонков найден распавшийся щиток железного перстня овальной формы. Размеры щитка 1,9X2,5 см (табл. XXXII, 2). У шеи и в области груди лежали 65 мелких округлых бусин золоченого стекла (табл. XXIX, 5). Под кистью правой руки на тазе находился кусочек красной краски. За головой погребенного, в восточном конце могилы стояли две амфоры - целая родосская с двумя клеймами на ручках (диаметр горла по краю 10 см, наибольший диаметр тулова 33,5, высота 81 см) и синопская с одним клеймом и с отбитой ножкой (диаметр горла по краю 8,5X9 см, наибольший диаметр тулова 29 см, сохранившаяся высота 63 см). Клейма на амфорах определены Д. Б. Шеловым и датируются II в. до н. э. (Шелов Д. Б. Керамические клейма из Танаиса III-I веков до н. э. М., 1975, с. 64, 65, 117, 147, 148) Во второй амфоре были кости цыпленка. Могила 178 лежит под погребениями 175 и 174. Время погребения - II в. до н. э.

Погребение 179. Пл. X, глубина 2,25 м. Могильная яма имела прямоугольную форму. Ориентирована продольной осью по линии восток-северо-восток - запад-юго-запад. Яма сохранилась только частично - северовосточная часть могилы уничтожена. Ширина могилы 0,55, длина ее определена быть не может. В погребении хорошо прослеживаются остатки дошатого гроба, сколоченного железными гвоздями. Доски дна и стенок гроба были положены в продольном направлении, крышка гроба состояла из поперечных досок шириной 7-10см. Ширина гроба 0,45 м. Покойник был положен вытянуто, на спину, головой на восток-северо-восток. От скелета сохранились только кости ног. Слева от берцовых костей лежал обломок железной пряжки четырехугольной формы (табл. XXXVI, 5). В ногах находились ножка большого чернолакового эллинистического сосуда (диаметр ножки 14,2 см - табл. XXVII, 2) и раздавленная синопская амфора без клейм. Диаметр горла ее 9,5 см, наибольший диаметр тулова 29 см, высота 66,5 см. Дата захоронения - II в. до н. э. Погребение 179 находилось под могилой 169.

Погребение 180. Пл. VII, глубина 2,66 м. Могильная яма имела прямоугольную форму. Ориентирована длинными сторонами по линии восток-северо-восток - запад-юго-запад. Длина ямы 1,95 м, ширина 0,70 м. Покойник был положен в долбленую деревянную колоду, остатки которой хорошо прослеживались. Толщина стенок колоды около 6 см. Погребенный лежал на спине, в вытянутом положении, головой на восток-северо-восток. Большая часть костяка разрушена. In situ лежали только отдельные кости. В районе разрушенной верхней части костяка найдены бусы, золотые серьги, две золотые привески и два бронзовых перстня. Серьги (одна целая и одна обломанная) с дужкой, состоящей из четырех перевитых проволок с заостряющимся одним концом. Второй конец у целой серьги оканчивается дутой львиной головкой, украшенной ложной зернью и псевдофилигранью (табл. XXIX, 3; XXXI, 1). Подобные серьги датируются II-I вв. до н. э. (Пятышева Н. В. Ювелирные изделия Херсонеса. М., 1956, с. 19, табл. VIII, 5) Золотые привески имеют форму небольших цилиндриков с ушком. Высота их 0,7 см, диаметр 0,5 см (табл. XXIX, 2; XXXI, 2). Оба перстня литые. Один из них найден в обломках. Он имеет плоский овальный щиток. Диаметр его 1,2X2,2 см (табл. XXXII, 1). Второй перстень несколько иной формы, тоже с уплощенным небольшим шитком, на котором имеется изображение канфара. Шинка перстня украшена двумя желобками по краям (табл. XXIX, 7). Бусы: две округлые бусины из глухого голубого стекла, одна глобоидальной формы бусина из глухого голубого стекла, одна стеклянная бисеринка, 54 округлых стеклянных бусины с внутренней позолотой, 25 вытянутых цилиндрических стеклянных пронизей с внутренней позолотой, одна удлиненная усеченно-коническая стеклянная бусина с внутренней позолотой, 94 усеченно-биконических уплощенных стеклянных бусины с внутренней позолотой, одна билинзовидной формы пронизь египетского фаянса, 83 коротко-цилиндрических гагатовых бисерины, 18 гагатовых ромбовидных пронизей с двумя каналами отверстия и циркульным орнаментом (табл. XLV, 1, 2), 63 округлых сердоликовых бусины.

Погребение 180 лежит под погребениями 149, 167 и 156. Время погребения II-I вв. до н. э.

Таблица III (окончание)
Таблица III (окончание)

Погребение 181. Пл. X, глубина 2,48-2,53 м. Могильная яма имела овальную форму, ориентирована продольной осью по линии восток-юго-восток - запад-северо-запад. Ширина могилы 0,54 м, длина около 1,60 м полностью не прослеживается, так как западный конец могилы разрушен. Покойник-подросток был положен на спину, вытянуто, головой на восток-юго-восток. Костяк сохранился хорошо, отсутствовали только ступни, срезанные позднейшей ямой; череп повернут влево и раздроблен. В области шеи, груди и рук найдены бусы: четыре округлые бусины белого стекла, одна округлая бусина прозрачного сизо-зеленого стекла, две округлые синие бусины, одна яйцевидной формы бусина из прозрачного янтарно-желтого стекла, одна цилиндрическая бусина из прозрачного бесцветного стекла, 130 рубленых стеклянных бисеринок, 12 подвесок в виде стилизованных сосудиков темно-синего и зеленоватого стекла, 20 округлых стеклянных бусин с внутренней позолотой, две округлые белого стекла бусины с тремя глазками, три округлые бусины синего стекла с белым спиральным витком, 10 бочковидно-бугристых бусин бирюзового цвета, из египетского фаянса, 148 коротко-цилиндрических гагатовых бусины, одна четырехгранная гагатовая бусина, одна костяная подвеска, изображающая правую кисть с шестью пальцами, ногти обозначены насечками (табл. XLVI; XLVII, 1, 2). На кости безымянного пальца левой руки находился бронзовый пластинчатый перстень с заходящими заостренными концами. Диаметр перстня 1,3X1,8 см (табл. XXXII, 10). У левой тазовой кости найден литой бронзовый перстень с изображением Геракла. Диаметр перстня 1,8X2 см, диаметр щитка 2X2,4 см (табл. XXIX, 4). На груди погребенного лежал кусочек мела. Погребение 181 находилось под погребениями 165, 168, 173. Дата погребения - II-I вв. до н. э.

В 1963 г. на раскопе III было раскопано еще две площади (XI, XII), расположенные на перемычке между площадями, вскрывавшимися в 1955-1956 и 1961 гг. (табл. III). Площадь раскопа была немногим более 50 кв. м. Среди находок в культурном слое представляет интерес большое число антропоморфных надгробий, схематически изображающих голову и часть туловища человека. Большинство надгробий найдено в перекопанном слое и не может быть связано с погребениями. Три надгробия открыты над погребениями (табл. XLVIII), из которых датируется только погребение 187-I в. н. э., а два других захоронения датировке не поддаются (188 и 189). Кроме антропоморфных надгробий в перекопанном слое найдено несколько каменных плиток "стрелковидной" формы с подтесанными гранями.

Вероятно, они так же, как и антропоморфные надгробия, могут быть связаны с оформлением могил. В 1963 г. было обнаружено 24 погребения (185-199,201-209).

Погребение 185. Пл. XII, глубина 0,40 м. Могильная яма не прослеживалась. Захоронение было совершено в крупной красноглиняной амфоре, обложенной камнями. Амфора разбита и расслоилась, ручки, венчик, верхняя часть горла и ножка отсутствовали. Горло амфоры было повернуто на юго-юго-запад (табл. VI, 7; X, 4). Младенец был положен на правый бок, ноги согнуты в коленях, руки, возможно, были согнуты в локтях, судя по направлению локтевой кости левой руки. Погребение ориентировано головой на юго-юго-запад. Кости скелета в амфоре перекрыты мусорным грунтом, мелкими камнями, кусочками мягкой, желтой глины, рыбьими костями, обгорелыми зернами ячменя, углями, золой. Возможно, остатки пищи, положенной для умершего в амфору, были сожжены. В средней части амфоры обнаружено небольшое темное пятно горелого грунта с углями и золой, но кости скелета не обгорели. Погребальный инвентарь отсутствовал. По перехвату на тулове амфоры погребение можно отнести к IV в. н. э.

Погребение 186. Пл. XII, глубина 0,60 м. Могильная яма не прослеживалась. Скелет очень плохой сохранности лежал головой на север, судя по размеру костей, принадлежал подростку. От погребенного сохранились отдельные обломки черепа, кости ребер и обломки бедренных костей, так что положение его определить не удалось. Рядом с черепом, к северо-востоку от него стояли два лепных сосуда: горшок и кувшин. Горшок сформован из глины в изломе - черного цвета, с примесью шамота, извести и песка. Поверхность его коричневато-серого цвета, с темными пятнами, местами слегка залощена. На дне сосуда хорошо заметна подсыпка песка. Венчик горшка слегка отогнут наружу, тулово имеет биконическую форму с ребром, но выпуклость его с разных сторон различная. Диаметр горшка по краю 6,5 см, диаметр наиболее широкой части тулова 9 см, диаметр дна 5 см, высота горшка 10 см (Арсенъева Т. М. Лепная керамика Танаиса, II. Горшки, с. 194, табл. V, 1). Кувшин имеет тулово биконической формы, расширяющееся кверху горло и вертикальную ручку в виде прямого заостренного кверху стержня (табл. XVI, 2). Сделан кувшин из глины в изломе коричневого цвета, с примесью шамота, извести и песка и имеет серую, хорошо лощеную поверхность. Диаметр горла кувшина по краю 6 см, диаметр наиболее широкой части тулова 8,6 см, диаметр дна 4,4 см, высота 11,8 см. Кувшины с аналогичной формы ручками встречаются в Пантикапее в комплексах III-IV вв. н. э. (Кругликова И. Т. О местной керамике Пантикапея и ее значении для изучения состава населения этого города. - МИА, 1954, № 33, с. 109, 110) Так как погребение 186 лежит выше погребения 195 III в. н. э., то оно может быть датировано IV в. н. э.

Таблица IV. Раскопы: 1 - V, площади XXXVI, XXXVII. План; 2 - V, площади XXIX-XXXV. План
Таблица IV. Раскопы: 1 - V, площади XXXVI, XXXVII. План; 2 - V, площади XXIX-XXXV. План

Погребение 187. Пл. XII, глубина 0,80 м. Могильная яма не прослеживалась. Скелет был прикрыт частично (череп, ноги, кисть левой руки) большими каменными плитами, частично - обломками амфорных стенок, среди которых находились ножка и венчик светлоглиняной амфоры с двуствольными ручками, обломок стенки крупного лепного сосуда и обломок края краснолаковой миски. Такие же фрагменты амфорных стенок находились за головой погребенного.

Над камнями в головах погребенного было обнаружено антропоморфное надгробие. Высота надгробия 38 см, ширина 20 см, толщина 8 см (табл. XLVIII, 2). Скелет лежал вытянуто, на спине, головой на юг. Над правой ключицей находился обломок бронзовой фибулы с узкой спинкой и треугольным приемником I в. н. э. (табл. XXXIV, 6) (Амброз А. К. Фибулы из раскопок Танаиса, с. 255, табл. VI, 3). Вокруг костей пальцев правой руки лежало семь бусин из зеленого стекла, округлой формы. Обломки амфоры относятся к I в. до н. э.-I в. н. э. Фибула и обломок краснолаковой миски позволяют сузить дату погребения до I в. н. э. Погребение 187 частично находит на перекрытие погребения 191 II в. до н. э. и погребение 203 конца II - начала I в. до н. э.

Погребение 188. Пл. XII, глубина 0,80 м. Могильная яма не прослеживалась. Погребение сохранилось плохо. Уцелели лишь кости черепа. Рядом с ним находилось антропоморфное надгробие. Высота надгробия 27 см, ширина 15 см, толщина 3,5 см (табл. XLVIII, 3). Если считать, что надгробие стояло за головой погребенного, то можно предположить, что погребение было ориентировано головою на юг. Инвентаря нет. Для датировки достаточных данных нет.

Погребение 189. Пл. XI, глубина 2,50 м. Могильная яма была вырыта в материке, имела овальную, сильно расплывшуюся форму. Ориентирована продольной осью с северо-востока на юго-запад. Длина ямы 3,20 м, ширина 2 м. Погребение разрушено, и обряд захоронения проследить не удалось. Над костями черепа находились бедренные кости и кости голени, нижняя челюсть лежала в стороне. В могиле найдены: антропоморфное надгробие высотой 27 см, шириной 19 см, толщиной 5,5 см (табл. XLVIII, 1); обломок железного ножа; каменный, удлиненно-прямоугольной формы оселок с отверстием для подвешивания; обломки бусины из cинего стекла с глазчатым орнаментом. Для датировки погребения достаточных данных нет.

Таблица IV, 1 (продолжение)
Таблица IV, 1 (продолжение)

Погребение 190. Пл. XII, глубина 1 м. Могильная яма не прослеживалась. Погребение разрушено. Сохранились обломки отдельных костей, судя по которым скелет принадлежал ребенку. Из инвентаря уцелела полусферической формы крышечка с небольшим круглым отверстием в центре (табл, XXV, 2). Крышечка кружальная, сероглиняная, с серой лощеной поверхностью. Диаметр крышечки 10 см, высота 3,7 см, диаметр отверстия 0,7 см. Подобные крышечки встречаются в могилах Прикубанья III-I ввх до н. э. (Анфимов Н. В. Меото-сарматский могильник у станицы Усть-Лабинской, с. 177, рис. 9, 9, 10, 14-17) Погребение 190 скорее всего можно отнести ко второй половине II-I в. до н. э., так как более ранние захоронения обычно располагались на большей глубине.

Погребение 191. Пл. XII, глубина 1 м. Могильная яма не прослеживалась. Захоронение было прикрыто камнями. Под камнями лежали кости

детского черепа и обломки родосской амфоры, на ручке которой сохранилось клеймо. Клеймо определено Д. Б. Шеловым (Шелов Д. Б. Керамические клейма из Танаиса III-I веков до н. э., с. 77). Амфора целиком не собирается. По родосской амфоре захоронение датируется II в. до н. э. Погребение 192. Пл. XII, глубина 1,2 м. Могильную яму проследить не удалось. Скелет средней сохранности, лежал на спине, в вытянутом положении. Полностью отсутствуют кости левой руки и ступней. От локтевых костей правой руки остались полусгнившие обломки. Скелет лежал головою на юго-юго-восток. Под черепом находился обломок бронзовой сережки. Других предметов погребального инвентаря в могиле не найдено. Достаточных данных для датировки погребения нет. Оно не ранее I в. н. э., так как погребение 192 перекрывает погребения 204 и 207.

Таблица IV, 2 (окончание)
Таблица IV, 2 (окончание)

Погребение 193. Пл. XII, глубина 1,40 м. Могильная яма не прослеживалась. Погребение разрушено. Сохранились лишь бедренные кости, кости голени, стопы и часть таза. Погребенный лежал в вытянутом положении, на спине, головою на юго-восток. Инвентаря нет. Погребение 193 лежит над погребением 197 и, следовательно, совершено позже. Для датировки данных нет.

Погребение 194. Пл. XII, глубина 1,40 м. Могильная яма не прослеживалась. Скелет ребенка был перекрыт обломками стенок, судя по глине, родосской амфоры. Сохранились почти все кости скелета, но многие из них оказались перемешанными. Ориентирован погребенный головою на восток. Положение погребенного установить не удалось. Среди костей обнаружены зола, угли, горелое зерно и остатки белой меловой присыпки. Слева от черепа находились две округлые стеклянные глазчатые бусины. На костях руки обнаружен бронзовый пластинчатый браслет с орнаментом между двумя продольными линиями в виде насечек и спиралей (табл. XXXIII, 9). Концы браслета не сохранились. Рядом с черепом находились кусочки яркой оранжево-красной краски. По обломкам родосской амфоры погребение датируется II-I вв. до н. э.

Погребение 195. Пл. XII, глубина 1,60 м. Могильная яма не прослеживалась. Погребенный лежал на спине, головою на север-восток. Руки вытянуты вдоль тела. Ступни ног скрещены. Вероятно, умерший был положен на подстилку из камки, следы которой прослеживаются в виде светлого, сероватого тлена. Эта же камка перекрывает скелет. Местами у костей прослеживалась подсыпка мела. Грунт, покрывавший скелет, золистый, встречено много угля, обгорелой глины, зерна, рыбьих костей. Череп утрачен, вероятно, он был уничтожен зольной ямой, прослеживаемой в борту раскопа.

При погребенном обнаружен следующий инвентарь: 1) на костях безымянного пальца левой руки был найден серебряный пластинчатый перстенек с припаянным круглым биллоновым щитком, внутри которого находится голубая стеклянная вставка (табл. XXXII, 14). Диаметр перстня 1,9 см; 2) на костях безымянного пальца правой руки обнаружен бронзовый перстень с плоским расширенным щитком, в который вделана выпуклая трехслойная стеклянная вставка (табл. XXXII, 15); 3) у левой плечевой кости лежала железная профилированная фибула(табл. XXXIV, 7) с бусиной на головке (Амброз А. К. Фибулы из раскопок Танаиса, с. 254, табл. V, 5); 4) там же находилось бронзовое зеркало с петлей в центре оборотной стороны (табл. XXXVII, 5); орнамент на зеркале почти не сохранился; диаметр зеркала 5,5 см; 5) около правого бедра находились обломки стеклянного сосуда (табл. XXVII, 6); 6) в ногах стоял двуручный краснолаковый сосуд, очень близкий по форме сосуду из погребения 116 (Шелов Д. Б. Некрополь Танаиса..., с. 42, табл. XXIX, 5); сосуд без орнамента, покрыт плохим жидким лаком оранжевого цвета; диаметр сосуда по краю 9,3 см, диаметр наиболее широкой части тулова 13 см, диаметр поддона 5 см, высота 12,5 см (табл. XXII, 7); 7) там же лежало блюдо из мелкозернистой серой глины, сделанное на гончарном круге (табл. XVI, 4); поверхность его покрыта серовато-черным лаком графитового оттенка; дно плоское, без поддона, на нем имеются четыре концентрических вдавленных круга; бортик невысокий, слегка расширяющийся кверху, край его немного отогнут наружу; в центре, внутри блюда нанесен орнамент из двух концентрических кругов, выполненных зубчатым штампом; большая часть центральной внутренней поверхности блюда сбита, поэтому выяснить, было ли там клеймо, невозможно; диаметр блюда 24,2 см, высота 4,5 см; 8) у костей стопы лежали железные ножницы с пружинной дужкой (табл. XLII, 7); длина ножниц 14,5 см, диаметр дужки 4,6 см; аналогичные ножницы встречаются в Поволжье, в погребениях поздне-сарматского времени (См., например: Синицын И. В. Древние памятники в низовьях Еруслана. - МИА, 1960, № 78, с. 60, 165, рис. 22, 3); 9) там же лежало железное шило с деревянной рукояткой, конец шила не сохранился (табл. XXXIX, 7); подобные шилья встречаются в сарматских погребениях Поволжья (Шилов В. П. Калиновский курганный могильник. - МИА, 1959, № 60, с. 452, рис. 40, 11; 41, 14) и в погребениях Прикубанья (Смирнов К. Ф. Меотский могильник у станицы Пашковской. - МИА, 1958 № 64, с. 309, рис. 7, 4; 10, 15); 10) вокруг кистей правой и левой рук погребенного находились мелкие бусы; бусы лежали и у костей ног погребенного, вероятно, они составляли обшивку одежды. Среди них находились одна округлая бусина из глухого темно-лилового стекла, 50 округлых бусин из прозрачного сизо-зеленого стекла, одна цилиндрическая бусина из прозрачного желтовато-зеленого стекла, 72 цилиндрических бусины из прозрачного сизо-зеленого стекла, одна цилиндрическая бусина из глухого бирюзового стекла, одна цилиндрическая бусина из прозрачного темно-синего стекла, 314 рубленых стеклянных бисеринок, одна округлая стеклянная бусина с внутренней позолотой, одна бочковидная стеклянная бусина с внутренней позолотой, одна округлая стеклянная бусина с орнаментом из чередующихся полос, три коротко-цилиндрических бисеринки из египетского фаянса.

Дата погребения первая половина III в. н. э.

Погребение 196. Пл. XII, глубина 1,60 м. Могильная яма не прослеживалась. Погребенный лежал в вытянутом положении, на спине, головою на запад. Руки протянуты вдоль туловища. Ноги слегка искривлены. У правой руки находились обломки железного предмета неясного назначения. Для датировки погребения данных нет.

Погребение 197. Пл. XII, глубина 1,60 м. Форма могильной ямы прослеживалась. Покойник был положен на спину, вытянуто, с протянутыми вдоль туловища руками, головою на северо-запад (табл. VIII, 7). Из инвентаря сохранился обломок железного предмета, лежащего ниже таза. Для датировки погребения данных нет. Погребение совершено раньше, чем погребение 193, частично его перекрывавшее.

Погребение 198. Пл. XII, глубина 1,60 м. Могильная яма не прослеживалась. Захоронение парное - взрослого и ребенка. Кости ног детского скелета оказались прикрыты большим обломком стенки светлоглиняной амфоры. Оба скелета лежали головою на восток.

Взрослый был положен на спину, вытянуто, руки вдоль тела. Кости голени и ступни не сохранились (табл. VI, 4; IX, 3). Скелет ребенка 5-7 лет несколько смещен к юго-востоку по отношению к взрослому погребенному. Скелет ребенка также лежал на спине, в вытянутом положении, кости правой руки были слегка согнуты в локте. Кости пальцев находились под плечевой костью взрослого скелета.

Инвентарь погребения взрослого: 1) справа от черепа находились обломки серолощеного кувшина, сделанного на гончарном круге (табл. XVI, 5); на поверхности кувшина хорошо заметны вертикальные полосы от лощения; нижняя часть кувшина не сохранилась; кувшин имеет узкое горло, плавно переходящее в тулово и расширяется книзу; вертикальная ручка дошла до нас в обломках, возможно, она была выполнена в виде стилизованного изображения животного; 2) в районе груди находилась бронзовая фибула с узкой длинной спинкой и низким длинным приемником (Амброз А. К. Фибулы из раскопок Танаиса, с. 255, табл. VI, 2); 3) в районе шейных позвонков находилась 81 бусина из черного стекла, округлой поперечно-сжатой формы и одна агатовая бусина бочковидной удлиненной формы.

Инвентарь детского захоронения: 1) на костях среднего пальца левой руки сохранились обломки бронзового уплощенного перстня с расширенным щитком; 2) у черепа находились следующие бусины: семь округлых из прозрачного янтарно-желтого стекла, семь веретеновидных из прозрачного янтарно-желтого стекла, 21 глобоидальной формы, из глухого голубого стекла, одна биконической формы, из прозрачного янтарно-желтого стекла, одна синяя биконической формы, из прозрачного стекла, одна округлая ребристая, из прозрачного стекла, одна ребристая, из глухого желтого стекла, две коротко-цилиндрические бусины с бугорками, из стекла, с внутренней позолотой, две округлые бусы из глухого белого стекла, с тремя глазками, три округлые бусины из глухого красного стекла, с семью глазками, четыре цилиндрические бусины из глухого черного стекла, со спиральным орнаментом, одна цилиндрическая бусина из синего стекла, со спиральным орнаментом.

Погребение датируется I в. н. э.

Погребение 199. Пл. XII, глубина 1,80 м. Могильная яма была обложена небольшими камнями с севера и юга, вытянута с востока на запад. Детский скелет лежал на камнях (голова, позвоночник и ребра) на спине. Кости ног и рук скелета не сохранились. Ориентирован скелет головою на восток.

В головах погребенного находились обломки лепного горшка. Горшок вылеплен небрежно, имеет серую бугристую поверхность, слегка отогнутый наружу венчик и небольшое плоское дно (табл. XV, 3). Диаметр горшка по краю 7 см, диаметр наиболее широкой части тулова 9,5 см, диаметр дна 5 см, высота 12 см. В засыпи могилы найдены две глазчатых стеклянных бусины, белая стеклянная бусина, две бисеринки из египетского фаянса и обломок костяной привески пирамидальной формы. Бусы датированы Е. М. Алексеевой I в. н. э., видимо, к этому времени относится и захоронение.

Погребение 201. Пл. XII, глубина 1,80 м. Могильная яма не прослеживалась. Погребенный ребенок был положен на правый бок, головою на восток, в скорченном положении. Инвентаря при нем не обнаружено. Для датировки данных нет.

Погребение 202. Пл. XII, глубина 2 м. Могильная яма не прослеживалась. Детский скелет сверху был прикрыт небольшими камнями, грудная клетка погребенного находилась на камне. Ориентирован скелет головою на восток. От скелета сохранились обломки черепа и несколько ребер. Инвентаря нет. Дата неопределима.

Погребение 203. Пл. XII, глубина 2,20 м. Могильная яма не прослеживалась. Сохранность скелета плохая, уцелели обломки черепа, плечевые кости рук, обломок локтевой кости правой руки, несколько ребер и позвонков. Ориентирован скелет головою на восток. Возможно, погребенный был положен в гроб, так как около таза обнаружен древесный тлен. В головах погребенного находилась большая каменная плита и несколько мелких камней.

В ногах скелета лежал небольшой лепной горшок с отогнутым наружу венчиком, орнаментированным по краю ямками (табл. XV, 6). Поверхность горшка коричневато-черного цвета, бугристая. В глине крупные примеси мелких камешков, песка и извести. Диаметр горшка по краю 8 см, диаметр наиболее широкой части тулова 9,7 см, диаметр дна 6,8 см, высота 11,3 см (Арсеньева Т. М. Лепная керамика Танаиса, П. Горшки, с. 184, табл. VIII).

Среди костей грудной клетки находилась золотая серьга в виде скрученной проволоки, один конец которой заострен, второй - оканчивается дутой, довольно схематично сделанной головкой льва, украшенной ложной зернью и псевдофилигранью (табл. XXXI, 3). Серьга близкой формы найдена в погребении 180 (табл. XXXI, 7). Похожая на наши серьга, найденная в Херсонесе, датируется концом II - началом I в. до н. э (Пятышева Н. В. Ювелирные изделия Херсонеса, с. 19, табл. VIII, 3).

Там же лежали две округлые бусины из темно-синего стекла, с тремя глазками и рубленая стеклянная бисеринка. Дата могилы конец II - начало I в. до н. э.

Погребение 204. Пл. XII, глубина 2 м. Могильная яма не прослеживалась. Скелет лежал головою на восток. Сохранность скелета плохая, in situ лежали только кости ног. На месте черепа и таза сохранился лишь тлен. Судя по величине костей и бугристости их поверхности, погребенный был взрослым мужчиной. Захоронение произведено в гробу, от которого остались следы дерева. По определению Г. Н. Лисицыной, гроб был сделан из тополя.

В ногах погребенного был найден лепной горшочек (табл. XV, 4). Горшочек имеет плоское дно и отогнутый наружу небольшой венчик, поверхность его местами покрыта копотью и нагаром. Диаметр горшочка по краю 7,5 см, наибольший диаметр тулова 9,8 см, диаметр дна 6 см, высота 11 см (Арсеньева Т. М. Лепная керамика Танаиса, И. Горшки, с. 183). Погребение 204 частично перекрыто погребением 192. Судя по горшочку, погребение может быть датировано I-III вв. н. э. Погребение 205. Пл. XII, глубина 2,30 м. Могильная яма, вырытая в материке, имела неправильные расплывчатые очертания. Грунт в яме темно-коричневый, зольный, с углями. Погребение разрушено. В восточной части ямы находился череп, вокруг которого было много горелого зерна. Остальные кости лежали в полном беспорядке в разных частях могилы. Инвентаря нет. Для датировки достаточных данных нет.

Погребение 206. Пл. XII, глубина 2,70 м. Могильная яма имела удлиненную прямоугольную, не совсем правильную форму. Ориентирована яма по линии северо-запад - юго-восток. В южном углу ямы стояла амфора, сделанная из гераклейской глины, но по форме она ближе к синопским (табл. XIII, 1). Амфора имеет тулово яйцевидной формы, невысокую цилиндрическую ножку, овальные в сечении ручки, венчик ее уплощен и подрезан острым инструментом. Диаметр горла амфоры 8Х Х9 см, наибольший диаметр тулова 28 см, высота 64,5 см. Костей в яме нет, встречены только угольки и древесный тлен. Юго-восточная часть могилы разрушена погребением 209. Амфору погребения 206 скорее всего можно отнести к концу III-II в. до н. э.

Погребение 207. Пл. XII, глубина 3,10 м. Очертания могильной ямы не прослеживались. Открыта каменная стенка шириной от 0,20 до 0,40 м, высотой 0,40 м. Длина стенки 1,90 м. Камень необработанный, уложен бессистемно. Каменная стенка, вероятно, говорит о могиле с подбоем, закладом которой являлись открытые камни. Вдоль камней лежал на спине погребенный, головою на юго-восток, в вытянутом положении. Сохранность скелета плохая, кости частично превратились в труху, но направление их проследить можно. Хуже всего сохранился череп. Кости пальцев рук частично оказались под тазовыми костями. Кости ступней ног соединены вместе. Погребенный лежал в гробу, следы дерева прослеживаются вдоль костей, а также под костями и за черепом. Под костями на дереве заметны следы подстилки из травы или коры.

Погребальный инвентарь: 1) в ногах погребенного стоял большой красноглиняный одноручный кувшин с маленькой круглой дыркой на тулове (табл. XIX, 5); в глине кувшина много извести; поверхностный слой сохранился местами в виде светлого ангоба; округлое тулово покоится на плоском, слегка выступающем наружу поддоне; горло кувшина короткое, с отогнутым наружу венчиком, под которым проходят две рельефные бороздки; ручка согнута почти под прямым углом, профилирована снаружи желобком; диаметр кувшина по краю 11 см; наибольший диаметр тулова 20 см; диаметр дна 12,5 см, высота 23,2 см; похожие кувшины встречаются в погребениях с III в. до н. э. в Фанагории (Марченко И. Д. Раскопки восточного некрополя Фанагории в 1950-1951 гг. - МИА, 1956, № 57, с. 108, рис. 2, 1) и в некрополе в районе поселка имени Войкова, близ Керчи (Капошина С. И. Некрополь в районе поселка им. Войкова близ Керчи. - МИА, 1959, № 69, с. 138, рис. 46, 4; 47, 1); 2) среди костей грудной клетки находился обломок кремневой микропластины, служивший, вероятно, амулетом; 3) у головы погребенного и вокруг костей кисти правой и левой рук находились бусы: восемь округлых бусин из прозрачного янтарно-желтого стекла, две усеченно-конической формы, из глухого ярко-желтого стекла, 18 рубленых стеклянных бисеринок, три уплощенных стеклянных пронизки, одна подвеска в виде стилизованного сосудика из темно-синего стекла, две цилиндрических бусины черного стекла, со спиральным орнаментом, одна цилиндрическая бусина синего стекла, со спиральным орнаментом, одна круглая бусина с расположенными елочкой разноцветными полосками, подвеска из глухого синего стекла в виде амфорки, ножка белого стекла, 59 коротко-цилиндрических гагатовых бусин, четыре ромбовидные пронизи из гагата, с двумя каналами отверстий, 15 ромбовидных гагатовых пронизей с циркульным орнаментом и двумя каналами отверстий, одна продольно вытянутая гагатовая бусина, одна четырехгранная гагатовая бусина, одна костяная подцилинд-рическая ребристая пронизь, одна подвеска из просверленного клыка собаки (табл. XLV, 3). Набор бус близок коллекции бус из погребения 180 II-I вв. до н. э.

Среди костей плюсны лежал овечий астрагал и глиняное округлой формы пряслице диаметром 2,2 см (табл. XLIII, 4).

В ногах погребенного сохранились кусочки белил, красной краски и обломок стенки сосуда из розовой глины со стесанной с одной стороны поверхностью. Обломок, видимо, служил пестиком для растирки румян. На костях пальцев правой руки было надето два перстня: литой бронзовый пластинчатый, с расширенным щитком и овальным углублением для вставки, вставка утрачена, диаметр перстня 1,5 см (табл. XXXII, 11), второй перстень биллоновый, пластинчатый, сохранился в обломках, форма его не восстанавливается.

Погребение, видимо, можно датировать I в. до н. э.

Погребение 208. Пл. XII, глубина 3 м. Могильная яма удлиненной прямоугольной формы со скругленными углами. Яма продольной осью ориентирована с северо-запада на юго-восток. Длина ямы 0,85 м, ширина 0,45 м. От скелета в яме сохранилось несколько обломков костей, по которым положение погребенного определить не удалось. В засыпи могилы найдены перстень и три бусины: округлая сердоликовая, округлая стеклянная янтарно-желтого цвета и цилиндрическая стеклянная синего цвета со спиральным голубым орнаментом.

Перстень бронзовый в виде тонкого, пластинчатого колечка с припаянным круглым щитком, в который вставлено чечевицеобразное прозрачное стеклышко (табл. XXXII, 6). Аналогичные перстни найдены в погребении 103 Танаиса первой половины I в. н. э. (Шелов Д. Б. Некрополь Танаиса..., с. 38, 39) Видимо, к этому времени можно отнести и захоронение в могиле.

Погребение 209. Пл. XII, глубина 2,90 м. Могильная яма перерезала и, возможно, разрушила могилу 206. Яма имеет удлиненно-прямоугольную форму со скругленными углами. Продольной осью яма ориентирована с северо-запада на юго-восток. Длина ямы 1,05 м, ширина 0,45 м. От погребения в яме сохранился лишь тлен от костей. У южной стороны могилы шла полоса темно-коричневого цвета от древесного тлена толщиной 0,25 м. Вероятно, это следы гроба.

В могиле сохранился следующий инвентарь: 1) разбитый кувшин с большим количеством туфовых и блестящих включений слюды в светлой глине; сделан на гончарном круге, имеет яйцевидное тулово, плоский, слегка выступающий наружу поддон, невысокое горло с отогнутым венчиком (край венчика отбит); плоская ручка профилирована бороздкой и имеет изгиб почти под прямым углом; диаметр наиболее широкой части тулова кувшина 19 см, диаметр дна 12 см, высота около 25 см (табл. XIV, 2); 2) обломок железного предмета неясного назначения; 3) обломок бронзовой фибулы среднелатенского типа (табл. XXXIV, 9) (Амброз А. К. Фибулы из раскопок Танаиса, с. 249, табл. II, 1). Фибула позволяет датировать рассматриваемое погребение I в. до н. э.

В 1965-1966 гг. работы на раскопе III были продолжены. Новая площадь (XIII) размером 16 кв. м примыкала к восточному борту раскопа 1963 г. На ней было исследовано четыре погребения (216, 235-237). Погребение 216. Пл. XIII, глубина 2 м. Могильная яма не прослеживалась. Погребенный лежал вытянуто, на спине, головой на север, ноги параллельны, руки вдоль тела. Погребальный инвентарь состоял из обломка железной дужки, может быть, фибулы (табл. XXXVI, 7). Данных для датировки погребения нет.

Погребение 235. Пл. XIII, глубина 2,20 м. Могильную яму проследить не удалось. Скелет был засыпан темным мусорным грунтом с примесью золы и угольков. Погребение детское, плохой сохранности. Погребенный лежал головой на восток. От скелета сохранились обломки черепа, несколько ребер и позвонков. Около черепа найдено 25 коротко-цилиндрических бирюзовых бисерин из египетского фаянса, наиболее характерных для I в. н. э., известных с I в. до н. э. по II в. н. э. Этим временем может быть датировано захоронение.

Погребение 236. Пл. XIII, глубина 3,50 м. Могильная яма имела овальную форму. Ориентирована по оси восток-северо-восток - запад-юго-запад. Ширина ямы 0,62 м, сохранившаяся длина 0,66 м. О погребальном обряде судить трудно из-за разрушения могилы в древности. От скелета сохранилась только верхняя часть, тазовые кости и кости ног отсутствовали, череп раздавлен. Погребенный лежал на спине, руки вытянуты вдоль тела, головой ориентирован на восток-северо-восток. Вокруг шеи, позвонков и ребер рассыпаны стеклянные бусы: шесть цилиндрических бусин из глухого желтого стекла, четыре биконических бусины из глухого красного стекла, пять биконических бусин из прозрачного янтарно-желтого стекла, 10 биконических бусин бирюзового стекла, 22 биконические бусины из прозрачного синего стекла, три четырехгранные бусины из бесцветного стекла, 282 рубленые стеклянные бисеринки, одна стеклянная уплощенная пронизь, три стеклянные подвески в виде стилизованных сосудиков. Е. М. Алексеевой удалось собрать значительную часть ожерелья в том порядке, в каком оно было, очевидно, нанизано в древности. Среди бус находилась бронзовая спиралевидная пронизка, распавшаяся при расчистке, и костяная подвеска с обломанным ушком.

В засыпи могильной ямы был найден оселок с просверленным отверстием. Оселок с одного конца обломан. Длина оселка 8,5 см, ширина 2,5 см. Здесь же, вместе с оселком лежал железный нож с горбатой спинкой. Сохранившаяся длина ножа 12 см (табл. XLI, 7). Набор бус, по определению Е. М. Алексеевой, характерен для II-I вв. до н. э. К этому времени, видимо, относится и захоронение.

Погребение 237. Пл. XIII, глубина 4 м. Погребение оказалось нарушенным врезавшейся в него древней ямой, которая по форме соответствовала могильной яме, но никаких следов захоронений не содержала. Яма полностью разрушила середину могилы и часть ее восточной половины. Могила имела прямоугольную форму и была вытянута по оси запад-северо-запад - восток-юго-восток, длина ее 2,90 м, ширина 0,90 м. Углы ямы скруглены. Яма вырыта в материковой глине-белоглазке. В западной части перекрыта крупными плоскими камнями. Подошва их находилась на глубине 2,80 м. Вдоль южной стенки ямы, отступя от нее внутрь могилы на 0,10-0,30 м, встречено еще несколько мелких камней. В западной части могильной ямы, под камнями, на глубине 3,70 м, устроена приступка, вытянутая с северо-запада на юго-восток на 0,52 м.

Погребение было совершено в гробу-колоде, форма которого четко прослеживалась в западной части могилы. За костями стоп глубина колоды постепенно уменьшалась. Стенки колоды сохранились на высоту 0,30- 0,35 м. Колода прослежена также и в восточной части могильной ямы, но здесь она была плоско обрезана - остатки древесины идут вертикально вдоль восточной стенки могилы, плотно примыкая к ней. Форму колоды в этой части могильной ямы проследить не удалось, следы древесины были незначительны.

Могила содержала парное захоронение. Погребенные лежали в одной колоде, головами на восток-юго-восток. Скелет № 1 лежал под скелетом № 2. Под черепом скелета № 1 были найдены в большом количестве рыбьи кости, а над фалангами ног погребенных два куска реальгара. Тазовые кости, кости ног и частично рук отсутствуют - они уничтожены врезавшейся в могилу ямой. Скелет № 1 слегка повернут влево, череп лежит на левом виске, ребра тоже имеют наклон влево. Руки скелета № 1 вытянуты вдоль тела. Скелет № 2 сохранился хуже. От ног обоих скелетов сохранились только кости плюсны. Ноги каждого погребенного были сведены вместе (табл. V, 7).

Погребальный инвентарь скелета № 1 состоял из следующих предметов: 1) около висков найдены две золотые серьги в виде ежей (морды зверьков были направлены вверх, очевидно, в таком положении серьги находились в ушах погребенной); дужки серег сделаны из сложенных вместе трех перевитых проволочек; к заостряющемуся концу проволочки утонынаются и переходят в одну круглую в диаметре проволочку; с другой стороны на проволочки напаяна пластинка, которая свита в виде туловища ежа (внутри серьги полые); спина и бока фигурок покрыты высокими шипами - каждый конус шипа свит отдельно из небольших пластинок и напаян сверху; на лбу каждого животного по три таких же шипа, один шип образует нос; голова отделена от туловища напаянной сверху рубчатой проволочкой, глаза и рот рельефно оттиснуты; на месте рта отверстие, в которое входил крючок дужки; на хвосте животного также напаяны проволочки: одна рубчатая, более толстая, и по бокам ее две тонкие гладкие; здесь же тонкой гладкой напаянной проволочкой выведены лучи; исполнение серег грубое (табл. XXIX, 1}; 2) на шее костяка найдены в большом количестве бусы: 53 сердоликовых бочковидной формы, три округлых бусины темно-лилового стекла, пять округлых бусин янтарно-желтого стекла, восемь округлых бусин сизо-зеленого стекла, восемь округлых бусин глухого голубого стекла, одна удлиненная бочковидная бусина из глухого белого стекла, одна веретенообразная бусина из прозрачного янтарно-желтого стекла, семь глобоидальной формы бусин прозрачного лилового стекла, одна бусина биконической формы, из прозрачного синего стекла, 14 стеклянных бусин округлой формы, с внутренней позолотой, одна вытянутая цилиндрическая стеклянная бусина с внутренней позолотой, одна стеклянная бусина усеченно-конической формы, с внутренней позолотой, 66 глобоидальной формы стеклянных пронизей с внутренней позолотой, одна коротко-цилиндрическая стеклянная бусина с ребристой поверхностью, с внутренней позолотой, 47 мелких стеклянных бусин в виде цилиндриков с бугорками, с внутренней позолотой, одна округлая бусина из лилового стекла, с белой полосой, одна бочковидная бусина из лилового стекла, с белой полосой, одна коротко-цилиндрическая бисеринка из египетского фаянса, 196 коротко-цилиндрических гагатовых бусин, три пронизи из гагата в виде алтариков, восемь пронизей из гагата в виде двустороннего гребешка, 58 коралловых подвесок; 3) на среднем пальце левой руки найден железный уплощенный перстень с расширенным щитком с внешней стороны (табл. XXXII, 4), на безымянном пальце левой руКИ - бронзовый перстенек с уплощенным щитком, по краям которого проходят мягкие желобки; щиток плоский, с неясным изображением; часть дужки утрачена (табл. XXXII, 3). На том же пальце, ближе к его концу был надет тонкий уплощенный бронзовый перстенек, обвитый бронзовой проволочкой, своими витками образующей щиток. Часть дужки его утрачена (табл. XXXII, 5).

К скелету № 2 относится только золотая сережка, свитая в два оборота из тонкой, круглой в сечении, золотой проволоки. Найдена она внутри черепа, справа от виска (табл. XXIX, 5).

Кроме описанных вещей, четко распределяющихся между скелетами № 1 и 2: было найдено несколько предметов, принадлежность которых определенному погребению установить невозможно: 1) в западной части могилы, в колоде, около костей стоп лежала в перевернутом состоянии, прислоненная к наклонной стенке колоды, чернолаковая миска на кольцевом поддоне (табл. XXVI, 1): край миски загнут внутрь, на дне тисненый орнамент: два смазанных ряда наклонных насечек и четыре также смазанных пальметты; лак плохого качества, с металлическим блеском; диаметр по краю миски 15,5 см, диаметр кольцевого поддона 8,2 см, высота - 4,5 см; 2) на приступке, в западной части могилы, под камнями найдены три амфоры. Одна амфора - родосская - лежала вдоль северного борта; горло было расположено выше дна, ручки и горло раздавлены; на горле красная полоса; на обеих ручках клейма, которые датируются 200-180 гг. до н. э. (Шелов Д. Б. Танаис и Нижний Дон в III-I вв. до н. э. М., 1970, с. 143; он же. Керамические клейма из Танаиса III-I веков до н. э., с. 45, 46, 83) Диаметр горла по краю амфоры 12 см, наибольший диаметр тулова 35 см, высота 82 см (табл. XI, 3). Вторая амфора стояла прислоненной к юго-восточной стенке. Амфора небольшая, с припухлым горлом и профилированной ножкой. Центр ее производства неизвестен. Диаметр горла по краю амфоры 9,8 см, наибольший диаметр тулова 30 см, высота 61 см (табл. XI, 1; XII, 2). Третья - синопская амфора, без клейм на ручках, была найдена раздавленной. Она лежала поверх описанных выше амфор. Диаметр горла по краю амфоры 9 см, наибольший диаметр тулова 31 см, высота 70 см (табл. XI, 2). Весь материал датирует погребение 237 первой половиной II в. до н. э.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Пользовательского поиска