НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ГОРОДА И СТАНИЦЫ   МУЗЕИ   ФОЛЬКЛОР   ТОПОНИМИКА  
КАРТА САЙТА   ССЫЛКИ   О САЙТЕ  






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Курган 1 Кузнецовского II могильника (А. А. Узянов)

Кузнецовский II могильник расположен в левобережье нижнего течения р. Сал в Семикаракорском районе Ростовской области, на землях совхоза "Кузнецовский", на левом берегу заболоченной протоки (рис. 1, 2). Он состоит из 6 курганов, протянувшихся среди пахотных полей полосой длиной в 450 м с юго-востока на северо-запад. Курганы 2 - 5 сильно сглажены длительной распашкой, имеют высоту от 0,2 до 0,58 м при диаметре от 10 до 42 м. Два кургана более крупные: это курган 6 (высота 3,15 м, диаметр 48 м) и курган 1 (высота до 2,5 м, диаметр до 40 м). Могильник открыт при работах Багаевского отряда Донской экспедиции Института археологии АН СССР в зоне строительства Багаевско-Садковской оросительной системы. Курган 1, мешавший строительным работам, был исследован в 1976 г. под руководством автора (рис. 3). Курган имел многослойную насыпь весьма интересной конструкции и содержал погребения всех известных на Нижнем Дону этапов эпохи бронзы, а также сарматское погребение.

Насыпь кургана имела полусферическую форму, диаметр ее 36 м в направлении север - юг и 40 м в направлении запад - восток, высота от современной поверхности составила в южной части 1,8 м, в северной - 2,5 м, что объясняется расположением кургана на пологом склоне. В центре кургана были видны следы небольшой (1,0X0,8X0,2 м) овальной в плане ямы, лишь незначительно затронувшей сохранность насыпи. Общий объем насыпи составлял около 1155 куб. м.

Раскопки кургана велись при помощи бульдозера с оставлением одной бровки, проходившей через центр кургана в направлении север - юг и имевшей ширину 1 м. После снятия насыпи до уровня материка бровка разбиралась вручную.

Состав насыпи (рис. 3. II) оказался сложным, насчитывал семь последовательно перекрывавших друг друга слоев. На глубине 2,26 м (Здесь и далее все глубины даны от репера, установленного в вершине кургана.) насыпь подстилал горизонт погребенного гумуса (погребенная почва), ниже шла подпочва светло-каштанового цвета, а затем материковый суглинок желтого цвета с легким рыжеватым оттенком. Горизонт погребенной почвы продолжался и за пределами насыпи кургана. Верхняя его часть была распахана.

Нижний, самый древний слой насыпи прослежен на протяжении 14 м в южной части бровки (Описание слоев дается по восточному профилю центральной бровки.), имел форму симметричной слабовыпуклой линзы, был сложен из опесчаненного суглинка светло-желтого цвета. Наибольшая мощность его 0,15 м. Южный край слоя срезан древней ямой. Второй слой имел ту же форму, состоял из светлого суглинка с малым содержанием гумуса, перекрывал первый слой, значительно превосходя его размерами (длина в бровке 24,5 м, наибольшая толщина 1,2 м). За пределами первого слоя он был насыпан непосредственно на погребенной почве. Вершина второй насыпи находилась в 9 м к югу от современной вершины кургана. Третий слой состоял из темного гумуса с малым содержанием светлого суглинка, залегал к северу от вершины второй насыпи и выклинивался, не доходя 3,15 м до ее северного края. Четвертый слой насыпи состоял из гумуса коричневого цвета, перекрывал северный край третьего слоя и ту часть северного склона второго слоя, которая не была перекрыта третьим. Этот слой также выклинивался в северном направлении, выходя за пределы второго слоя насыпи на 0,5 м. Эта часть слоя лежала на погребенной почве. Мощность слоя 0,5 м в южной части и 0,75 м в северной. Пятый слой состоял из осветленного слабогумусированного грунта, перекрывал северную часть предшествующего слоя, выклинивался в северном направлении. Мощность его колебалась от 0,3 до 0,5 м, северный край лежал на горизонте погребенной почвы, покрывая пространство в 1,7 м за пределами четвертого слоя.

Весьма своеобразен шестой слой насыпи, состоявший из плотного слоя ссохшейся глины грязно-голубого цвета. В профиле кургана глиной покрыта вся поверхность пятого слоя, причем наиболее монолитная и мощная (до 0,2 м толщиной) часть этого "панциря" находилась у вершины кургана, доходя до середины перекрываемого слоя. Остальная часть пятого слоя была покрыта комками голубой глины размером от 1 до 5 см, лежавшими слоем толщиной 5 - 10 см. Глиняный панцирь, в отличие от предшествующих слоев, был прослежен не только в профиле, но и в плане. Вместе с расслоившейся частью он имел форму сегмента радиусом в 7 м и охватывал северо-западный сектор у вершины кургана. Глина была взята с берегов р. Сал, где илистые отложения дна и прибрежной части представляют собой слабый глинистый грунт монтмориллонитовой структуры. Высыхая, он приобретает характерный черновато-голубой цвет. Седьмой слой насыпи состоял из чернозема с небольшими комочками светлого суглинка. Он перекрывал глиняный "панцирь" и тянулся, выклиниваясь, еще на 8,5 м к северу от его края. Южный край его прослежен в 0,7 м к югу от вершины кургана, северный - в 15,5 м к северу от нее. За пределами предшествующих слоев он лежал непосредственно на погребенной почве и распахивался. Мощность его достигала 1,6 м.

С сооружением седьмого слоя формирование насыпи кургана было закончено. При разборке бровки было выявлено два впускных погребения и одно разрушенное. В третьем слое насыпи обнаружено погребение срубной культуры (5), причем могильная яма прослежена только в придонной части. Сохранившиеся бревна перекрытия просели, их верхние концы находились в нижней части четвертого слоя. Это дало основание с определенной степенью вероятности отнести четвертый слой насыпи к срубному времени. В свою очередь, "срубная" насыпь содержала впускное сарматское погребение (6), что, с одной стороны, косвенно подкрепляет хронологическое определение четвертой насыпи, а с другой - с определенной долей вероятности позволяет интерпретировать 5 - 7-е слои как насыпанные в сарматскую эпоху. Погребений более поздних эпох не обнаружено.

В кургане исследовано 9 погребений и сооружение тризнового или жертвенного характера, а также выявлено 22 местонахождения костей животных, фрагментов керамики, кремневых орудий, кусочков дерева, углей которые в дальнейшем будут именоваться комплексами (Определения остеологического материала произведены В. П. Данильченко, древесины - Г. Н. Лисицыной, кремня - А. Н. Геем.).

Погребение 1 (детское; рис. 4,1) обнаружено в юго-восточном секторе кургана, в 14,5 м от центра, на глубине 2,13 м. Скелет лежал на правом боку, скорченно, головой на юг, стопы ног сведены вместе. Правая рука была вытянута к середине бедренных костей, лежала ладонью вниз, левая рука слабо согнута в локте, кости предплечья находились на тазовых костях, кисть первоначально лежала также ладонью вниз. Кости скелета имели бурый цвет, производили впечатление слабо окрашенных охрой. Расслоившийся комок охры (5X5 см) был найден у локтя правой руки (Несмотря на наличие комка охры в непосредственной близости от скелета, оснований для утверждения об окрашенности костей нет. Среди характерных отличий субфоссильных костей от костей трупов современных погребений криминалистическая практика отмечает "кожано-бурый цвет... охряно-желтую окраску на поверхности значительных по размеру участках "выветривания"". (Рубежанский А. Ф. Определение по костным останкам давности захоронения трупа. М., 1978, с. 94 - 96). Исходя из этого нельзя судить о преднамеренном окрашивании трупа по одному только цвету костей в случае отсутствия следов растертой охры.). Скелет лежал в горизонте погребенной почвы, следов могильной ямы не прослежено. Кости находились в анатомическом порядке (исключая кисти и стопы), сохранность костей плохая. На диафизах всех костей зафиксированы глубокие продольные трещины, в области эпифизов компактный слой полностью отсутствовал, по твердости кости походили на мел или истлевшую древесину (Подобное состояние костей характерно почти для всех погребений бронзового века и является результатом "процесса минерализации" (Рубежанский А. Ф. Определение по костным останкам..., с. 18 и сл.).).

По позе скелета и наличию комка охры погребение может быть датировано эпохой средней бронзы.

Погребение 2 (рис. 2, II) обнаружено в центральной части кургана, в 2 м к северо-западу от центра на глубине 1,2 м (череп) - 0,9 м (коленный сустав правой ноги). Следов могильного сооружения не прослежено, вокруг скелета находился грунт, идентичный последнему слою насыпи, хотя стратиграфически скелет залегал в пятом слое. Поза погребенного необычна: скелет лежал на сильно наклоненной плоскости, был положен (если не брошен) вниз головой, лицом к земле, на живот, руки раскинуты в стороны. Судя по положению предплечий, левая рука лежала ладонью вниз, правая - ладонью вверх. Кости ног были частично срезаны скрепером, поэтому их положение восстановить нельзя. Кости грудной клетки и кисти рук растащены грызунами. Череп плохой сохранности, остальные кости в хорошем состоянии. Скелет был ориентирован головой на запад. Вещей при погребенном не было. На поверхности кургана над погребением 2 была зафиксирована заплывшая яма. Глиняная обмазка над ним не обнаружена, хотя прослежена крупными участками к западу, северу и востоку от него. Скорее всего, рассматриваемое погребение было впущено в последний слой насыпи кургана и прорезало глиняный "панцирь". Если это так, то оно должно относиться ко времени, далеко отстоящему от завершения работ по оборудованию насыпи кургана. Безынвентарный скелет взрослого, тоже лежащего в неестественной позе, лицом вниз, с раскинутыми руками, найден в кургане 23 Балабинского I могильника (погребение 1) (Узянов А. А. Отчет о работе Багаевского отряда Донской экспедиции в 1976 г.. т. I. - Архив ИА АН СССР.).

В заполнении над скелетом найдена овальная костяная "пуговица" с двумя просверленными перекрещивающимися отверстиями (рис. 4, III). Поверхность пуговицы заполирована. Принадлежность ее к погребению точно не установлена.

Погребение 3 (рис. А, IV). Прямоугольное, со скругленными углами пятно могильной ямы было выявлено в 3 м к юго-западу от вершины кургана, на глубине 2,47 м. Заполнение могильной ямы рыхлое, мелкозернистое, смешанное, прослеженная глубина ямы 0,62 м. Дно покрыто подстилкой, сохранившейся в виде белого тлена игольчатой структуры мощностью 3 - 5 мм (камыш?). Могильная яма вытянута по оси восток - запад, имела размеры 1,71X1,07 м. На северном и южном краях ее выявлены следы поперечного перекрытия. Скелет погребенного лежал на дне могилы скорченно, на левом боку, головой на запад, бедренные кости расположены под прямым углом к туловищу, ступни сведены вместе, возможно, связаны, берцовые кости образовывали угол в 45° по отношению к бедрам. Руки вытянуты вдоль туловища. Судя по положению костей предплечий, обе руки находились в положении пронации: ладонь правой руки лежала на тыльной стороне кисти левой. Левая безымянная кость таза перекрывала своим подвздошным краем лучевую кость левой руки. В 0,2 м к северу от плюсны левой ноги выявлено пятно растертой охры размерами 5X5 см. В 10 см к востоку от правого колена был положен массивный аморфный кремневый скол с большим участком желвачной корки. Кремень серый, непрозрачный, один край слегка выщерблен, очертания треугольные, размеры 4X4X1,5 см (рис. 6, I). В 10 см к северу от левого локтя на камышовую подстилку была положена сильно фрагментированная деревянная шкатулка (?), украшенная резным орнаментом и бронзовыми скобками, имевшими также конструктивную функцию.

Предлагаемый вариант реконструкции ее сделан на основе полевой документации (рис. 5, I, II; рис. 6, II, III; рис. 6, I, II) и сохранивших первоначальную конфигурацию деталей днища (А), боковых стенок (Б), торцевой части (В) и крышки (Г). Шкатулка была изготовлена из дощечек толщиной 6 - 8 мм, разной длины и формы. Дно ее было квадратным со скругленными углами, размером 12X12 см. По всему периметру сохранились обломки бронзовых скрепок. Еще две линии скрепок проходили параллельно краю, достигая примерно середины дна. Боковые стенки шкатулки состояли, видимо, из верхней и нижней частей, каждая из которых состояла из двух дощечек, соединенных на всей протяженности бронзовыми скрепками, расположенными на расстоянии около 1 см друг от друга. Не ясно, как были соединены верхняя и нижняя половины боковой части шкатулки. Ширина дощечек 2 - 2,5 см, длина сторон соответствует размерам дна шкатулки. Осталось невыясненным, какова общая длина боковых сторон. Два наиболее сохранившихся куска были изогнуты под прямым углом и соответствовали двум сторонам днища (около 24 см). Соединялись ли они торцевыми сторонами (наращивались) или весь периметр состоял из П-образно согнутых боковин? Следов скрепления верхней и нижней частей боковой стенки не обнаружено (рис. 6,II). Нижняя и верхняя части могли быть не соединены. Не исключено, что боковая поверхность состояла из трех дощечек, средняя из которых расслоилась уже в могильной яме. Нижняя дощечка нижней половины боковой стенки была, вероятно, скреплена с дном шкатулки, но скрепок в этой части шкатулки не обнаружено. Торцевая часть шкатулки имела форму шестиугольника, длина ее соответствовала ширине дна, ширина - высоте боковой стороны (рис. 7,I, II). По всему периметру торца (там, где его первоначальный край не выкрошен) сохранились обломки бронзовых скрепок. Скрепками соединена и правая расслоившаяся часть торца. К моменту расчистки торцевая часть лежала в той же плоскости, что и дно шкатулки, наружной стороной вниз. На наружной стороне был вырезан орнамент: круглые углубления диаметром 3 мм, вытянутые в горизонтальную линию. Интервал между ними 2 - 3 мм.

Три орнаментированные фрагмента, собирающиеся в фигуру, похожую на сегмент окружности, возможно, являются остатками крышки (Г). На краях всех фрагментов обломанные скрепки. Детали крышки украшены орнаментом иной композиции, построенной на чередовании линий из ямок (таких же, как и на торце) и ломаных линий. Сохранились три линии ямок и три ломаных линии. Расстояние между ними 1 - 1,3 см. Описанная часть была найдена внутри шкатулки, ее первоначальное положение не зафиксировано, крышкой она названа предположительно. Предлагаемая реконструкция шкатулки (рис. 7, III) опирается на "выкройку", скомпонованную на основе вышеприведенных данных, которых, к сожалению, не достаточно для того, чтобы считать предложенную реконструкцию единственно возможной. Необходимо добавить, что все скрепки были изготовлены из плоских бронзовых полос шириной 1 - 2 мм, толщиной около 1 мм. Полосы согнуты в виде прямоугольника, способ скрепления концов скрепок не установлен. Зафиксировано, что каждая сторона представляла собой отдельный элемент.

Прямых аналогий шкатулке из погребения не известно. А. А. Иерусалимская отмечает четыре случая находок остатков "коробочек из бересты или дерева, изготовленных с применением металлических скреп четырехгранного сечения... обычно заполненных краской, очень плохой сохранности", исключающей их полное описание (Иерусалимская А. А. К истории племен эпохи бронзы степного Предкавказья (предкавказский вариант катакомбной культуры): Канд.... дис. ист. наук.- Архив ИА АН СССР, Р-2, № 1459, с. 158.). Погребения с остатками коробочек она относит к предкавказскому варианту катакомбной культуры, отмечая, что они не известны в соседних районах. Три подобных находки сделаны в Калмыкии (район Элисты) (Рыков П. С. Археологические раскопки курганов в урочище "Три брата" в Калмыцкой области, произведенные в 1933 и 1934 гг.- СА, 1936, I, с. 122, рис. 2; с. 130, 131, рис. 9; Синицына И. В. Отчет о раскопках 1937 г. в Калмыцкой АССР.- Архив ИА АН СССР, Р-2, № 1937/281.), одна - в районе Ворошиловграда (Иерусалимская А. А. К истории племен..., приложение, с. 40). Все они представлены истлевшим деревом и обломками бронзовых скреп, реконструируемые размеры коробочек значительно меньшие, чем у рассмотренного экземпляра.

Погребение 4 (рис. 8, I - III) обнаружено в 7,9 м к западу от центра кургана, на глубине 2.2 м. Могильная яма была вырыта в материковом суглинке, глубина ее 1 м. Верхний контур могильной ямы представлял собой неправильный овал, ориентированный с юго-востока на северо-запад. Она была перекрыта в один ряд 10 поперечными плахами или бревнами, от которых сохранились остатки дерева шириной 10 - 15 см (тополь или осина - Populns Sp.) и тленом белого или черного цвета. Просочившаяся между бревнами перекрытия земля не заполнила всей могилы: под перекрытием оставалось 0,5 - 0,7 м пустого пространства. Перегнившие бревна обрушились вниз, переломившись в центральной части. Верхняя часть ямы над просевшим перекрытием была заполнена светлым сильногумусированным суглинком (рис. 8, II). На уровне просевшего перекрытия в центральной части могильной ямы и на юго-восточном ее краю найдено два фрагмента костей, не поддающихся видовому определению. Нижняя часть могилы приобрела правильную прямоугольную форму, имела округлые углы, плоское дно, была заполнена рыхлой гумусированной землей серого цвета. Северо-западная сторона ямы шире юго-восточной, размеры придонной части 1.65X1,15 м. На поверхности юго-восточной, восточной и северо-западной степ нижней части ямы хорошо сохранились узкие (3 - 4 см) и длинные вертикальные следы орудия, которым производилась работа по выкапыванию или выравниванию стенок, расположенные близко друг к другу (рис. 8,7). Следы подобного инструмента, представлявшего собой, вероятно, заостренный деревянный кол, были неоднократно встречены на стенках ям древнейших погребений Балабинского I могильника. На стенках входных колодцев катакомб они ни разу не встречены. При их сооружении применялись металлические орудия с плоским нешироким лезвием, оставлявшие следы совершенно иного характера.

Дно могильной ямы было покрыто довольно мощным (1 - 1,5 см) слоем камышового тлена пепельно-белого цвета игольчатой структуры. Скелет погребенного лежал на дне ямы, на тлене, скорченно, на левом боку, головой на северо-запад, вдоль оси ямы. Череп упирался теменной частью в северо-западную стенку. Инвентарь в погребении не обнаружен. Кости скелета не имели следов окрашенности (рис. 8,III). Положение погребенного аналогично отмеченному в погребении 3, что позволяет предполагать их однокультурность и синхронность. Однако культурная принадлежность погребений в ямах, скорченных на левом боку с западной и северо-западной ориентировкой, окончательно не определена. А. А. Иерусалимская отнесла их к первому этапу предкавказской катакомбной культуры, опираясь в основном на памятники Калмыкии и Маныча (Иерусалимская А. А. К истории племен..., с, 48, 178, 199.). Н. Я. Мерперт выделил подобные погребения в IV группу нижнедонского варианта древнеямной культурной общности (Мерперт Н. Я. Древняя история степной полосы Восточной Европы (III - начало II тысячелетия до н. э.): Рук. дис... докт. ист. наук.- Архив ИА АН СССР, Р-2, № 2010, с. 398.). В отношении же датировки этих погребений расхождений между указанными исследователями нет. А. А. Иерусалимская датировала их 1700 - 1500 гг. до н. э., Н. Я. Мерперт считал их хронологически соответствующими донецкой катакомбной культуре, III слою Ливенцовского поселения, первому этапу северокавказской культуры, III слою Михайловского поселения на Нижнем Днепре, памятникам полтавкинского типа на Нижней Волге, период существования которых определяется началом второй четверти II тысячелетия до н. э. В определении культурной принадлежности погребений 3, 4 я присоединяюсь к культурно-хронологической периодизации Н. Я. Мерперта. Действительно, все самые ранние погребения катакомбной культуры, синхронные погребениям 3, 4 кургана 1 Кузнецовского II могильника, найденные в хорошо изученных могильниках ближайшей округи и также отмеченные чертами смешанного донецко-манычского варианта, совершены в катакомбах донецкого типа. Одна из таких катакомб найдена и в рассматриваемом кургане (погребение 8). Ни в одном из могильников округи ни разу не встречено катакомбного по инвентарю погребения, скорченного на левом боку, в прямоугольной яме. Наиболее близким к рассматриваемым следует считать погребение 4 кургана 4 в урочище "Три брата". Оно также содержало женское погребение, скорченное, на левом боку, на камышовой подстилке, в прямоугольной яме, с остатками маленькой деревянной коробочки с бронзовыми скрепами (Рыков П. С. Археологические раскопки курганов..., с. 122, рис. 2.). А. А. Иерусалимская отнесла его к смешанным донецко-предкавказским погребениям (I этап). Однако положение конечностей и восточная ориентировка существенно отличают его от рассматриваемых погребений Кузнецовского II могильника.

Погребение 5 (рис. 8, IV) было обнаружено при зачистке бровки кургана, в восточный срез которой попали череп и полуметровый отрезок бревна перекрытия (рис. 9,7). Могильная яма была впущена в темный гумусированный слой с малым содержанием светлого суглинка (третий слой насыпи кургана). Контуров ямы выше погребения проследить не удалось. Органический тлен белого цвета мощностью 0,5 см позволил ограничить контуры дна могильной ямы. Это пятно было неправильной подквадратной формы, имело только один выраженный угол в южной части. Размеры дна могут быть определены как 1,3X1,2 м. Остатки трех коротких бревен перекрытия, частично перекрывавших руки погребенного, находились в пределах пятна тлена на дне ямы. Нижний (южный) конец самого длинного, попавшего в фас бровки бревна выходит за пределы границы распространения тлена. В южной части пятна тлена обнаружены остатки еще одного бревна, лежавшего поперек направления остальных частей перекрытия. Видимо, перекрытие могильной ямы было двурядным, причем верхний контур ямы был немного смещен к югу по отношению к границам дна. Перекрытие сделано из ивы (Salex Sp.). Бревна, лежавшие в меридиональном направлении, находились в наклонной плоскости: южные концы их достигали уровня белого тлена на дне ямы, северные приподняты над ним на 0,3 м. Стратиграфическое положение дна могильной ямы и верхних концов просевшего перекрытия позволяют заключить, что погребение 5 было впущено в третий слой насыпи и перекрыто новой, четвертой подсыпкой грунта. Наиболее мощная часть этой насыпи находилась над погребением 5. Таким образом, этот четвертый слой насыпи может быть отнесен к эпохе поздней бронзы, ко времени существования срубной культуры, к которой относится погребение 5.

Скелет лежал в северной части белого органического тлена, скорченно, на левом боку, ориентирован на юго-восток. Ноги подтянуты к грудной клетке, стопы сведены вместе, обе руки согнуты в локтях, левая находилась под грудной клеткой, кисти рук находились у лица погребенного. Ногтевая фаланга правой руки была зажата между передними зубами верхней и нижней челюстей, как бы "закушена". Все кости покрыты пятнами темно-синего цвета, что неоднократно было отмечено на костях скелетов из срубных погребений на Балабинском I могильнике. Среди впускных погребений срубной культуры, исследованных на близлежащих могильниках, лишь в рассматриваемом погребении сохранилось перекрытие могильной ямы. Это объясняется тем, что слой насыпи, воздвигнутой над ним, был дополнен значительной досыпкой в позднейшее время. Поэтому перекрытие не было уничтожено распашкой.

Погребение 6 (рис. 9,I - III) выявлено в 0,3 м к северу от центра кургана, на глубине 1,4 м от его вершины, в нижней части четвертого слоя насыпи. Контур могильной ямы не прослеживался. На высоте 0,6 м над скелетом четвертый ("срубный") слой заменялся пятым слабогумусированным слоем мощностью 0,4 м, выклинивавшимся к северу и югу от погребения. Наиболее мощная и пологая часть пятого слоя находилась над погребением 6, создавая как бы горизонтальную площадку над ним. Севернее погребения пятый слой насыпи круто опускается вниз, следуя рельефу предшествующего слоя. По внешней поверхности пятый слой насыпи был укреплен довольно мощным слоем голубой глины, наиболее плотная часть которой ("панцирь") перекрывала уплощенную вершину насыпи над погребением 6. Слой глины покрыт седьмым слоем насыпи, состоявшим из чернозема с мелкими вкраплениями светлого суглинка.

При разборке бровки выяснено, что погребение 6 не прорезало "панцирь". Таким образом, он был сооружен после совершения погребения. Погребение 6 было впущено в современную ему вершину кургана, которая в результате предшествующих подсыпок уже значительно сместилась к северному краю. По сооружении досыпок над ним крутизна северного склона значительно возросла, так как основная мощность пятой насыпи и глиняного панциря находились над погребением 6. Досыпав северную часть склона мощной насыпью, соплеменники погребенного достигли того, что его могила оказалась в центре симметричного, круглого в плане новообразованного кургана крупных размеров. Следует добавить, что подавляющее большинство основных и впускных сарматских погребений всегда находится в центре насыпи кургана. Еще одно, косвенное указание на связь глиняного "панциря" с сарматским погребением 6 можно видеть в том, что во всех раскопанных курганах десяти могильников, исследованных к северо-западу от Кузнецовского II могильника, подобная глина в сопоставимых количествах и как элемент насыпи была встречена только однажды, причем также в сарматском кургане. Голубой глиной того же происхождения была заполнена большая часть кольцевого рва, окружавшего основное сарматское погребение кургана 11 Балабинского I могильника. Это погребение относилось к среднесарматскому периоду и являлось самым богатым среди неграбленных погребений округи. Погребение 6 рассматриваемого кургана выделяется среди остальных синхронных погребений нижнего течения р. Сал самым большим объемом работ, затраченных на досыпку кургана после совершения захоронения.

Погребенный лежал на спине, ноги были согнуты и поставлены коленями вверх, стопа левой ноги стояла на 15 см ближе к тазу, чем стопа правой, колени были сведены вместе, возможно спеленуты. Руки были вытянуты вдоль туловища, прижаты ладонями к тазовым костям. Череп лежал на затылочной части, слегка завалившись на левую сторону. Погребенный был ориентирован головой на юго-запад (рис. 9,III). У головы погребенного найден узкогорлый горшок средних размеров (рис. 9,II), между горшком и головой погребенного обнаружены кости овцы (7 фрагментов черепа, фрагмент тазовой кости, 2 фрагмента бедренных костей, 2 берцовые, одна таранная, одна пяточная и 2 суставных.), сложенные кучкой. Сосуд представляет собой относительно высокий узкогорлый горшок с яйцевидным туловом и плоским дном. Высота сосуда 23,7 см, диаметр венчика 13 см, горла - 11,1 см, дна - 9,4 см. Переход тулова в горло подчеркнут слабо. В глине присутствуют естественные вкрапления бурого железняка (О приемах выделения искусственных и естественных примесей в составе глиняной массы сосудов см.: Бобринский А. А. Гончарство Восточной Европы: (Источники и методы изучения). М., 1978, с. 80 - 82.) и примесь мелкого шамота средней концентрации (О шкале принятых нами количественных характеристик состава глиняной массы сосудов см.: Отчет Донской экспедиции ИА АН СССР за 1975 г. Т. 1.- Архив ИА АН СССР, Р-1, с. 7 - 9, альбом, т. 1, рис. "А". Указанные характеристики отличаются от предложенных А. А. Бобринским, согласно которым состав теста рассматриваемого сосуда должен быть отнесен к тонким формовочным массам 3-го или 4-го вида (Бобринский А. А. Гончарство Восточной Европы..., с. 89 - 92, 106 - 108, рис. 37, 9, 10).). Поверхность сосуда заглажена пальцами и слегка блестит, отполировавшись при бытовом использовании. В придонной части сохранились грубые следы заглаживания травой или щепкой. Дно плоское, со следами мелкозернистой подсыпки. Обжиг плохой, цвет поверхности светлый, охристый, но основная часть поверхности темная.

Погребение 6, бесспорно, сарматское, хотя определение хронологических рамок, в которые укладывается обряд и инвентарь погребения, затруднено. Поза погребенного, состав напутственной пищи, горшок не имеют выраженных хронологических признаков. Конструкция надмогильного сооружения (мощная трехслойная досыпка насыпи, содержавшая глиняный "панцирь") уникальна. Лишь южная ориентировка погребенного дает дату IV в. до н. в.- I - II вв. н. э., причем в пределах этой широкой даты можно отнести погребение 6 к среднесарматскому периоду и датировать его I в. до и. э.- I в. н. э. (Благодарю М. Г. Мошкову и Д. Б. Ше-лова за помощь в определении даты погребения 6.).

Погребение 7 (рис. 10) обнаружено в 10,5 м к юго-востоку от центра кургана, на глубине 2,45 м от вершины, в материковом суглинке. Верхняя часть могильной ямы была, возможно, заполнена материковым суглинком и срезана скрепером. Яма имела прямоугольные, с округлыми углами очертания, была вытянута в направлении юго-запад - северо-восток. Прослеженная глубина ее 0,75 м, размеры 1,84X1,1 м. На глубине 15 - 20 см от верхнего края ямы появился белый налет (минеральные соли, гипс?), но не в виде отдельных кристаллов, которыми насыщен материковый слой, а в виде порошковидной плесенеподобной массы. Наибольшей концентрации этот налет достигал к краям ямы. Возможно, это следы перекрытия. Под ним выявлено рыхлое гумусированное заполнение темного цвета, насыщенное мелкими вкраплениями материкового суглинка. Изредка в заполнении попадались небольшие кусочки древесного тлена (5 - 6 см в диаметре) и твердые вкрапления земли черного цвета.

Погребенный лежал на дне ямы, скорченно, на спине, руки были вытянуты вдоль туловища, лежали ладонями вниз, большой палец левой руки отставлен в сторону. Кисть правой руки, возможно, лежала таким же образом (фаланги большого пальца растащены грызунами). Согнутые в коленях ноги опрокинуты вправо. Погребенный лежал ближе к южной стороне ямы, головой на северо-восток, лицевой частью черепа вверх. Лучевая кость левой руки была сломана при жизни погребенного. Оба конца перелома покрыты костной мозолью, видимо, рука так и не срослась. На уровне четвертого ребра левой стороны грудной клетки лежал комок охры диаметром 2 см. Кости скелета, начиная от надбровных дуг и кончая фалангами ног, интенсивно окрашены красной охрой, присутствующей на костях и около них в виде порошка. Инвентаря при погребенном не обнаружено.

Погребение 7 - основное в кургане, безусловно, относится к тому "общему, наиболее архаичному древнеямному типу, который на раннем этапе распространился по всей культурно-исторической области - от Приуралья до Днепра" (Мерперт И. Я. Древнейшие скотоводы Волжско-Уральского междуречья. М., 1974, с. 45, 54, 55.). Среди погребений Донского варианта древнеямной культурно-исторической общности Н. Я. Мерперт выделяет подобные погребения в I группу (древнейшие подкурганные погребения рассматриваемой территории) и датирует их первой половиной III, может быть, и концом IV тысячелетия до н. э. (Мерперт Н. Я. Древняя история населения..., с. 395, 396.).

Погребение 8 (рис. 10,11) выявлено в юго-восточном секторе кургана в непосредственной близи от погребения 7. Южный угол входной ямы погребения 8 прорезал северный угол погребения 7. Погребение совершено в небольшой глубокой катакомбе. Входная яма имела вытянутую подпрямоугольную форму, была ориентирована по линии северо-запад - юго-восток, слабо сужалась ко дну. Размеры входной ямы по верхнему контуру 1,66X1,1 м, по дну - 1,52X0,95 м. Южная и восточная стенки ямы вертикальные, северная и западная слегка наклонные к центру. Плоскость дна наклонная, представляет собой три уступа: самый западный начинается от западного края ямы и проходит вдоль западной и северной стен, его ширина 0,3 м, высота над следующим 0,2 м; второй уступ занимает центральную часть входной камеры, имеет протяженность 0,75 м, высоту 0,4 м; третий уступ ведет в погребальную камеру, его протяженность 0,33 м, высота 0,2 м. Первый и второй уступы наклонные, третий горизонтальный. Общая глубина входной ямы (от верхнего края до плоскости уступа, ведущего в погребальную камеру) 2,25 м. Входная яма была прослежена на глубине 2,5 м от вершины кургана, после расчистки погребения 7.

Погребальная камера имела подпрямоугольную форму, ориентирована по линии северо-запад - юго-восток, ось камеры перпендикулярна оси входной ямы. Камера сохранилась полностью, свод ее осыпался лишь частично, внутри была пустота, погребенный и инвентарь лишь присыпаны землей. В погребальную камеру вел щелевидный лаз, засыпанный плотным суглинком. Северо-западная и северо-восточная стенки камеры вертикальные, четко переходящие в плоское горизонтальное дно. Последняя ступенька (уступ) входной ямы переходит в дно камеры под прямым углом. Высота свода 0,81 м, поверхность его прямая. Дно камеры находится на глубине 2,49 м от верхнего прослеженного контура.

Кости скелета лежали во влажном грунте, вплотную к северо-восточной стене, скорченно, на правом боку, корпус завалился на спину, погребенный положен лицом ко входу в камеру, головой на северо-запад. Ноги сильно согнуты в коленях (под прямым углом к позвоночному столбу), ступни поджаты к тазу, руки вытянуты вдоль туловища, левая лежала на дне, ладонью вниз, правая была зажата между коленями, повернута ладонью вверх. Череп деформирован, изменена форма теменной и затылочной костей. По классификации И. Ранке, это 4-й тип деформации черепа, так называемая затылочно-лобная деформация (Ранке И. Человек: (Современные и доисторические расы). СПб., 1901, т. II, с. 260.). В ногах погребенного, напротив правой берцовой кости стоял реповидный сосуд, в западном углу, в 0,4 м от черепа - курильница.

Реповидный сосуд (рис. 11, III - IV) имел характерное бпконическое тулово, широкий горизонтальный венчик, снабженный воротничком. В верхней части тулова сосуд орнаментирован. Орнамент состоял из налепного валика, покрытого отпечатками боковой стороны круглой палочки диаметром 0,25 см. Под валиком расположен еще один ряд отпечатков, оставленных подушечкой и ногтем указательного или среднего пальца правой руки. Этот орнаментальный ряд охватывает всю окружность сосуда. Над валиком расположен сплошной ряд из прорезных треугольников, обращенных вершинами вверх, к горлу сосуда. Основанием этим треугольникам служит бортик валика, боковые стороны нанесены, видимо, той же палочкой, что и насечка по валику. Внутренняя часть треугольников заполнена отпечатками полой палочки (тростниковая или стеблевая часть растения, возможно - тонкая кость) того же диаметра, что и у инструмента, примененного при орнаментации валика. В центре каждого из кружков прослеживается точка - отпечаток стержневой сердцевины инструмента. В заполнении треугольников разное количество круглых отпечатков, от 3 до 8. Кружки нанесены в два или три ряда. В нижнем ряду всегда не меньше двух в не больше четырех отпечатков. Поверхность дна сосуда выкрошена от сырости, цвет поверхности сосуда грязно-розовый, обжиг хороший, в придонной части сохранились следы заглаживания поверхности пучком травы. Внутренняя поверхность сосуда, особенно дно, исцарапаны уже после обжига острым предметом. Примесь в тесте сосуда - шамот средней величины, низкой концентрации (Средняя грубая формовочная масса 6-го вида по А. А. Бобринскому (Бобринский А. А. Гончарство Восточной Европы..., с. 110, рис. 37, 6).). На дне сосуда зафиксированы остатки напутственной пищи в виде пористого рыхлого тлена рыжеватого цвета. Высота сосуда 20 см, наибольший диаметр 31 см, диаметр венчика 17,5 см, ширина воротничка 3,2 см, диаметр дна 15,5 см.

Курильница (рис. 11,I - II) дошла до нас в худшем состоянии, чем реповидный сосуд. Часть ее внешней поверхности отслоилась и выкрошилась. Она представляет собой классический тип этого вида изделий: круглая чаша с внутренним полуовальным отделением, на крестовидной четырехлепестковой ножке. Курильница орнаментирована веревочкой, перевитой из двух нитей, сложенной петлеобразно вдвое. На наружной стороне чаши курильницы нанесен орнамент в виде четырех шевронов, опущенных между лепестками ножек. Шевроны состоят из трех концентрически расположенных полуовалов, каждый из них имеет петлеобразное окончание. Расстояние между шевронами заполнено параллельными линиями той же веревочки (напротив двух лепестков с уцелевшими концами) и треугольниками с параллельными сторонами (напротив лепестков с обломанным краем). Пространство между отпечатками веревочки заполнено отпечатками круглого полого инструмента, имевшего внешний диаметр 0,6 см. Такие же круглые углубления нанесены у основания ножек на их наружной поверхности. Верхний край чаши орнаментирован сложенной петлеобразно веревочкой или прямыми косо расположенными отпечатками ее же. Общую композицию трудно установить из-за сколов, но видно, что петлеобразные шевроны чередуются с прямыми отпечатками. Бортик внутреннего отделения украшен отпечатком веревочки, заполненным круглыми глубокими вдавлениями. Дно чаши курильницы заглажено пучком травы в направлении от центра к краям. Примесь в глине - мелкий шамот низкой концентрации (Тонкая формовочная масса 5-го вида по А. А. Бобринскому (Бобринский А. А. Гончарство Восточной Европы..., с. 106 - 110, рис. 37, 11).). Цвет поверхности оранжевый, местами темный от плохого обжига. Высота курильницы 6,6 см, диаметр по наружному краю чаши 17,3 см. Курильница асимметрична, ее внешний край сильно наклонен в сторону прикрепления внутреннего отделения, противоположный край имеет высоту 8 см.

Погребение 8 занимает своеобразное место в культурно-хронологической шкале, разработанной для нижнедонских погребальных памятников эпохи средней бронзы. Форма катакомбы относится ко второму типу I группы (так называемая "Т"-видная форма) по классификации С. Н. Братченко. Подобные катакомбы, "часто встречающейся деталью устройства которых является наличие во входных колодцах ступенек, заплечек вдоль стенок и у дна, углубления, ведущего ко входному отверстию - лазу" "характерны только для донецких памятников", "являются самым ранним типом катакомб". Период их существования "может быть ограничен 2000 - 1700 гг. до н. э." (Братченко С. И. Нижнее Подонье в эпоху средней бронзы: (Периодизация и хронология памятников). Киев, 1976, с. 20, 33, 137, 142.). Ориентировка погребенного, сильная cкорченность ног, состав погребального инвентаря являются характерной чертой более поздней нижнеманычской группы памятников (Там же, с. 80.). Преимущественно с этой группой памятников связывают и обычай искусственной деформации головы (Иерусалимская А. А. О предкавказском варианте катакомбной культуры.- СА, 1958, № 2, с. 36; Клейн Л. С. Катакомбная культура или катакомбные культуры? - СКМА. М., 1970. с. 170.). Наличие реповидного сосуда является, в данном случае, наиболее характерным признаком манычского варианта катакомбной культуры. Катакомбы манычского варианта (правда, иной конструкции) составляют подавляющее большинство в раскопанных курганах округи. Коллекция реповидных сосудов, найденных в них, насчитывает несколько десятков экземпляров, но только один из них, найденный в погребении 7 кургана 24 Балабинского I могильника, имел аналогичный принцип орнаментики (Узянов А. А. Отчет о работе..., альбом, т. III, рис. 695, 696.). Остальные сосуды или не орнаментированы, или имеют только налепной валик. С. Н. Братченко считает подобную композицию (треугольники вершиной к горлу сосуда) на реповидных сосудах "несомненно заимствованной от бахмутинской группы памятников", рассматривая обе группы как синхронные (Братченко С. И. Нижнее Подонье..., с. 136; В. Я. Зельдина (Рябова) любезно сообщила мне о находках еще трех реповидных сосудов, украшенных прорезными треугольниками, обращенными вершинами вверх. Один из них происходит из Ставрополья, а два найдены на Левобережье Нижнего Дона, в Шахаевских курганах и в группе у хут. Кудинов. На всех сосудах треугольники заполнены только косой штриховкой.). Таким образом, прорезные треугольники можно считать бахмутинским элементом орнамента, синхронным манычскому. Полый круглый чекан, отпечатками которого заполнены прорезные треугольники нашего сосуда, по А. А. Иерусалимской, можно считать характерной чертой манычской орнаментации, "по-видимому, отражающей связи с северокавказской культурой, где они широко использовались" (Иерусалимская А. А. О предкавказском варианте..., с. 39, рис. 5, 2.). Курильница из погребений 8, но классификации А. А. Иерусалимской, относится к наиболее раннему типу (Там же, с. 40, рис. 6, А.). По инвентарю, позе и ориентировке погребенного это погребение можно датировать на основе периодизации, предложенной С. Н. Братченко, в пределах 1700 - 1300 гг. до н. э. (Братченко С. Н. Нижнее Подонье..., с. 153. Дата дана для курганов левобережной части Нижнего Дона.). По периодизации А. А. Иерусалимской, погребение укладывается в пределах 1700 - 1500 гг. до н. э. (Иерусалимская А. А. О предкавказском варианте..., с. 45.). Учитывая дату существования катакомб "Т"-видного типа (2000 - 1700 гг. до н. э.), мы можем сузить дату погребения до XVII в. до н. э.

Погребение 9 (рис. 12,I). Под этим номером объединены разрозненные кости человека (пяточная, кубовидная, семь фаланг стопы, 2 позвонка поясничного отдела) и 5 костей животных (3 фрагмента от двух лопаток мелкого рогатого скота, позвонок и ребро лошади). Все эти кости были найдены при разборке бровки к северу от погребения 6, на глубине 1,9 м - 2 м от вершины кургана. Остатки стоп человека найдены на расстоянии 1,7 м от центра, на глубине 2,0 м, на границе второго и четвертого слоев насыпи, т. е. под "срубной" насыпью. Позвонки человека найдены на границе четвертого ("срубного") и пятого ("сарматского") слоев насыпи, на горизонте погребенной почвы, на расстоянии 4 м к северу от центра кургана (рис. 9,I). Кости животных рассеяны к северу от позвонков человека, на пространстве в 1,2 м. Кости животных и человека перекрыты пятым слоем насыпи. Человеческие кости, видимо, могут быть отнесены к погребению, предшествующему срубному погребению 5, возможно, им и разрушенному. Подобное заключение во всяком случае достоверно по отношению к стопам, переотложенным в "срубном" слое насыпи. Не исключено, что лежащие у северного края этого слоя позвонки человека являются вторично переотложенной частью того же скелета. При сооружении сарматского погребения 6 в "срубном" слое насыпи находившиеся там переотложенные кости погребения 9 были выброшены на поверхность кургана и вместе с выбросом земли вошли в состав пятого слоя насыпи. Кости лошади и мелкого рогатого скота могли быть частью напутственной пищи погребения 9, также вторично переотложенной. Следует отметить наличие разрозненных костей человека и животного в комплексе XI, также относящегося к "срубному" слою насыпи. В целом "срубная" насыпь наиболее насыщена инородными комплексами. Это обстоятельство может быть объяснено длительностью периода, на протяжении которого поверхность "срубной" насыпи являлась дневной поверхностью кургана.

Обломки изделий и кости животных, обнаруженные в насыпи кургана при работе скрепера, составляют следующие комплексы (Местоположение комплексов указывается расстоянием от центра кургана в меридиональном (ЦЮ, ЦС) и широтном (ЦЗ, ЦВ) направлениях, а также глубиной от вершины кургана (нулевого репера). Отсутствие указания на одну из координат означает, что она равна нулю).

Комплекс I - ЦВ 1,25 м, глубина 1,45 м. Обломок ножевидной пластины, изготовленной из серого прозрачного кремня хорошего качества (рис. 12, II).

Комплекс II - ЦС 11,8 м, ЦВ 8 м, глубина 1,8 м. Обломок позвонка животного.

Комплекс III - ЦС 5,0 м, ЦВ 8,0 м, глубина 1,8 м. Мелкие обломки кости животного.

Комплекс IV - ЦЮ 6,0 м, ЦВ 10,0 м, глубина 1,8 м. Обломки костей животного.

Комплекс V - ЦЮ 1,0 м, ЦЗ 2,5 м, глубина 0,8 м. Зуб и вторая фаланга лошади.

Комплекс VI - ЦЗ 2,5 м, глубина 0,8 м. Мелкие угли.

Комплекс VII - ЦС 2,0 м, ЦЗ 1,14 м, глубина 0,8 м. Метаподий лошади.

Комплекс VIII - ЦС 0,5 м, ЦЗ 10,0 м, глубина 1,2 м. Обломки кости животного.

Комплекс IX - ЦС 2,0 м, ЦЗ 3,6 м, глубина 1,0 м. Мелкие угли.

Комплекс X - ЦЗ 4,4 м, глубина 1,0 м. Мелкие угли.

Комплекс XI - ЦС 1,0 м, ЦЗ 10 м, глубина 1,2 м. Обломки костей животного, обломок позвонка человека, небольшой кусок истлевшего дерева.

Комплекс XII - ЦС 2,0 м, ЦВ 1 м, глубина 1,9 м. Фрагмент стенки толстостенного лепного сосуда. Излом черный, поверхность светлая, обизвесткованная, в глиняной массе примесь мелкого шамота средней концентрации (Топкая формовочная масса 3-го или 4-го вида по А. А. Бобринскому (Бобринский А. А. Гончарство Восточной Европы..., с. 106 - 110, рис. 37, 9, 10).). Внешняя поверхность черепка блестит, слегка заполирована в результате бытового употребления. Обжиг слабый, форму восстановить невозможно, культурно-хронологическую принадлежность указать затруднительно.

Комплекс XIII - ЦЮ 5,0 м, ЦЗ 14,0 м, глубина 1,9 м. Фрагмент днища небольшого плоскодонного лепного сосуда с характерной закраиной (рис. 12, IV), Поверхность заизвесткована, плоскость дна заполирована в быту. Обжиг слабый, излом черепка черный, на внешней поверхности следы выгоревших при обжиге кусочков органики. В глине примесь мелкого шамота незначительной концентрации. (Тонкая формовочная масса 5 вида по А. А. Бобринскому (Бобринский А. А. Гончарство Восточной Европы..., с. 106 - 110, рис. 37, 11).)

Комплекс XIV - ЦЮ 16,75 м, ЦЗ 10,0 м, глубина 2,0 м. Обломок кости животного.

Комплекс XV - ЦЗ 9,0 м, глубина 1,9 м. Небольшой кусок истлевшего дерева.

Комплекс XVI - ЦЗ 7 м, глубина 2,1 м. Небольшой фрагмент стенки лепного сосуда. Сохранность не позволяет высказать никаких суждений о культурно-хронологической принадлежности или дать технические характеристики.

Комплекс XVII - ЦС 10,0 м, ЦЗ 2,0 м, глубина 2,4 м. Обломок кости животного.

Комплекс XVIII - ЦС 3,75 м, ЦЗ 0,75 м, глубина 2,4 м. Обломок кости животного.

Комплекс XIX - ЦЮ 10,0 м, ЦЗ 6,0 м, глубина 2,1 м. 3 фрагмента лопатки лошади.

Комплекс XX - ЦЮ 18 м, ЦЗ 6 м, глубина 2,1 м. Мелкий фрагмент керамики. Технологические и культурно-хронологические заключения невозможны.

Комплекс XXI - ЦС 3,8 м, ЦВ 0,5 м, глубина 2,1 м. Обломок лопатки животного.

Комплекс XXII (рис. 13). Жертвенное место. Обнаружено в южном поле кургана, на расстоянии 12,75 м от центра, на глубине 1,9 м от вершины кургана. Представляет собой большую яму, прорезающую первый слой насыпи, но прослеженную только в материковом суглинке на глубину 0,65 - 0,7 м. Наибольшие размеры верхнего контура 4,7X5,9 м. На глубине 0,25 - 0,3 м от прослеженного верхнего уровня яма сужается до размеров 2,7X3,77 м, образуя заплечики. Скорее всего, яма была впущена во второй слой, но зафиксировать это не удалось. В плане верхняя часть ее имеет форму неправильной окружности с вытянутым отростком в восточной части, нижняя - почти подпрямоугольную форму с таким же отростком, но в западной части. Заполнение нижней части ямы - слабогумусированный грунт каштанового цвета.

В юго-восточном углу и в западной части (в отростке) дна ямы расчищены остатки двухслойных кострищ. Слой из мелких угольков и золы мощностью 0,8 см подстилает плотную, слегка обожженную, оранжевую глинистую прослойку. В западной части ямы, где кострище лежит на горизонтальном дне, мощность прослойки 1,2 - 1,5 см. В юго-восточном углу кострище углублено на 4 см, вытянуто с востока на запад, размеры его 0,58X0,1 м. Основная часть кострища, расположенного в западной части ямы, имеет большие размеры: 1,0X0,5 м, дополнено отростком размером 0,6X0,3 м в северной своей части и небольшим (0,45X0,15 м) отдельным кострищем, расположенным в 0,4 м к востоку от основного. На дне ямы найдены разрозненные кости разных видов диких и домашних животных, скопление раковин, фрагменты керамики, необработанный камень, кремневые отщепы. Два фрагмента керамики и одна кость были найдены в заполнении ямы. Керамика концентрируется в северо-восточной части ямы, кости - в юго-западной, около кострища. В верхней части заполнения ямы кость также найдена восточнее отростка, а керамика около противоположной ему западной стороны. Человеческих костей в яме не обнаружено. Определены кости следующих животных: мелкий рогатый скот (2 таранные, берцовая и два фрагмента суставных костей, видимо, от одной особи); лошадь (4 фрагмента пясти, 3 фрагмента плюсны, метаподий, плечевая кость. Возможно, принадлежали одной особи); крупный рогатый скот (суставная кость, фрагментированный стержень рога, таранная кость, возможно, все от одной особи); заяц (пяточная кость). Два обломка костей не поддаются видовому определению. Около остатков рогового стержня найдено 59 раковин моллюсков и ныне обитающих в степной и на юге лесной зон европейской части СССР (Определение раковин выполнено О. М. Анитровым в Лаборатории моллюсков Института палеонтологии АН СССР.).

Керамика представлена 8 фрагментами с орнаментом и 10 неорнаментированными обломками стенок сосудов (рис. 13,II). Количество сосудов восстановить невозможно, но их было не менее двух. Один сосуд, видимо, имел массивный отогнутый венчик с уплощенным краем, на внешней стороне которого были налеплены 4 узких, трехгранных в сечении валика, орнаментированных отпечатками пальцев. Ниже, у перехода венчика в тулово, расположен еще один трехгранный валик, отпечатки пальцев на нем расположены теснее. На внутренней стороне венчика находится также узкий, трехгранный в сечении валик, орнаментированный пальцевыми защипами. Цвет поверхности и излом черепка темный, в примеси мелкий шамот. Второй крупный фрагмент принадлежал острореберному сосуду, орнаментированному по плечикам глубокими пальцевыми расчесами, возможно, имитирующими валик. Остальные пять фрагментов стенок также орнаментированы расчесами. Внутренняя поверхность черепков гладкая, иногда со следами заглаживания травой, стенки грязно-розового цвета. Обнаружены фрагменты придонной части, принадлежавшей массивному сосуду с примесью шамота в тесте. Поверхность заизвесткована, на дне сохранились следы мелкозернистой подсыпки, в изломе стенки видны три жгута.

В заполнении ямы найдены массивный (4,9X2,8X1,3) аморфный кремневый скол с желвака с большим участком желвачной корки. Кремень серый, непрозрачный, невысокого качества, плоский трапециевидный кремень размером 4X2,7X0,7 см с грубой краевой ретушью, нанесенной по меньшему основанию трапеции. Кремень серый, пятнистый, с небольшим участком валунной корки (рис. 13, III).

Рассмотренный комплекс не нарушен позднейшими погребениями или перекопами и дошел до нас в том виде, в каком был когда-то засыпан землей. По керамике его можно отнести к культуре многоваликовой керамики, которая на Нижнем Дону представлена только поселениями (16 пунктов). На правобережье Дона последние датируются XVI - XIV вв. до н. э. (Братченко С. И. Нижнее Подонье..., с. 108, 109, 133, 152.)

Комплекс XXIII - ЦС 0,25 - 0,75 м, ЦВ 0,75 - 1,45 м, глубина 1,6 м. Остатки двух особей крупного рогатого скота. Кости были компактна сложены на одном горизонте, занимали пространство, очертаниями напоминающее правильный треугольник с размерами сторон 0,7 м. В северном углу скопления лежали остатки двух черепов, в западном сохранилась часть черепной крышки и нижняя челюсть, в восточном - черепная крышка. Южнее черепов, вплотную к ним, с запада на восток, сложены: лопатка (акромиальным отростком на юг), 6 крупных обломков длинных костей конечностей, возможно, передних. Кости были плохой сохранности, минерализованы, выкрошены (рис. 12,III). Комплекс XXIII найден в нижней части "срубной" насыпи кургана, в гумусном слое коричневого цвета. Следы впускных ям в этом слое не прослеживаются. Определенных данных для увязки комплекса с каким-либо из погребений кургана нет. Некоторые косвенные данные говорят о возможности считать его остатками тризны при сарматском погребении 6 (Стратиграфически комплекс XXIII в. может быть отнесен либо к срубному, либо к сарматскому времени. Однако ни в одном из исследованных курганов низовьев р. Сал не были найдены кости крупного рогатого скота в качестве остатков тризны при погребениях срубной культуры. При сарматских погребениях такие находки имеются.).

Обратимся к истории формирования насыпи кургана. Для решения этого вопроса мы располагаем, во-первых, данными о стратиграфии кургана. Уже отмечалось, что четвертый слой насыпи относится к эпохе поздней бронзы и датируется временем существования срубной культурной общности, а пятый-седьмой слои были насыпаны в сарматское время. Первый, второй и третий слои насыпи стратиграфически предшествуют срубному времени. К этим слоям относятся погребения 1, 3, 4, 7, 8 и жертвенное место (комплекс XXII), которые хронологически укладываются в рамки ранней и средней бронзы. Однако в нашем распоряжении нет прямых данных о связи этих погребений с конкретными слоями насыпи, не ясна и стратиграфическая позиция жертвенного комплекса. Второй источник для реконструкции истории сложения насыпи - топография ранних погребений. Топографически древнейшие погребения кургана, впущенные в материк, четко разграничены. Погребения 1, 7, 8 расположены в юго-восточной части кургана, где образуют компактную группу, причем погребение 7 прорезано погребением 8. Впускное погребение 1 расположено в 4 м к востоку от них. Погребение 3 и 4 расположены в северо-западной части кургана на расстоянии 5 м друг от друга и 10 м от описанной выше группы. Жертвенный комплекс находится в южной части насыпи, удален от северо-западной группы на 10 м, от юго-восточной - на 6,5 м. Погребения в северо-западной части кургана бесспорно одновременны, погребения в юго-восточной части относятся к разным эпохам бронзового века. Погребение 7 - древнеямное, архаичное, видимо, основное в кургане. Именно с ним должен быть связан и древнейший слой насыпи, лежавший на горизонте погребенного гумуса. Погребение 8 относится к следующему периоду бронзового века, к катакомбной культурной общности. Оно отделено от погребения 7 значительным промежутком времени, прорезает северный угол его могильной ямы. Погребение 1 не имеет четкой культурно-хронологической характеристики, инвентарь в нем отсутствует, нет и данных о могильном сооружении. С равным основанием оно может быть отнесено и к IV группе древнеямных погребений Донского варианта (по Н. Я. Мерперту), и к катакомбной культуре. Жертвенный комплекс в схеме культурно-хронологической последовательности для эпохи средней бронзы занимает (по С. Н. Братченко) промежуточное место между погребением 8 (манычская группа памятников катакомбной культуры) и погребением 6 (срубная культура). Комплекс прорезает древнейший слой насыпи, но его соотношение со вторым слоем не ясно. Погребения 3 и 4 также не имеют четкой культурно-хронологической характеристики. Нет и косвенных данных об их стратиграфическом положении. Оба погребения впущены в материк и перекрыты деревом. Именно из-за этих погребений нельзя пойти самым простым путем: механически отнести слои 1 - 3 соответственно к раннему (погребение 7), среднему (погребение 8) и концу среднего (комплекс XXII) этапов эпохи бронзы. Для реконструкции истории формирования кургана не хватает одного звена: очертаний границ каждого слоя насыпи в горизонтальной плоскости. Таким образом, дальнейшая реконструкция слоев насыпи сводится к двум проблемам: выяснению места стратиграфического горизонта, занимаемого в кургане погребениями 3 и 4.

Для решения этого вопроса придется прибегнуть к помощи косвенных данных: к топографическому и стратиграфическому распределению описанных выше комплексов по слоям насыпи. Их положение в том или ином слое насыпи во многом, конечно, случайно, так как при земляных работах, переместивших значительные массы земли, при совершении впускных погребений и в результате деятельности грызунов они могли быть перемещены. Однако и в самих актах этих переотложений содержится определенная системность.

Стратиграфическое положение комплексов определено формально, по соотношению глубины их залегания с глубинами верхней и нижней границ слоев насыпи по бровке кургана. Прямых полевых наблюдений о принадлежности того или иного комплекса к определенным слоям нет.

Таблица 1.Стратиграфическая позиция и состав комплексов
Слои насыпи Состав комплексов
керамика дерево кремень угли кости животных
2 XIII,XVI,XX XV - - IV,XIV,XVIII,XIX
3 - - I - -
4 XII XI - - XI,XXIII
5-7 - - - VI,IX,X III,VII,XVII,XXI
Пахотный слой - - - - II,V,VIII

Для комплексов I, VI, VII, XI, XII, XVIII, XXI, XXIII, расположенных не далее, чем в одном метре от бровки, предполагаемая принадлежность к тому или иному слою должна быть близка к реальной. То же относится и к комплексам IX и X, найденным под глиняным "панцирем". Комплексы IV, XIII, XIV, XV, XVI, XIX, XXI значительно удалены от бровки, велика и глубина их залегания. Вероятность их адекватного стратиграфического определения меньше. Комплексы III, XVII найдены в северной, "сарматской" части насыпи. Такое определение их принадлежности, несмотря на большую глубину залегания, более чем вероятно. Комплексы II, V, VIII найдены в пахотном слое насыпи. Они относятся или к последней, "сарматской" свите слоев, или к еще более позднему времени. Данные о предполагаемой стратиграфической позиции и составе комплексов представлены в табл. 1.

Слои насыпи распадаются на две группы, разделенные почти тысячелетним периодом: насыпь эпохи бронзы (слои 1 - 4) и сарматская свита слоев (слои 5 - 7 и пахотный слой). Вполне правомерно сопоставить эти две "сводные" насыпи по характеру обнаруженных в них комплексов, тем более, что эти насыпи расположены в разных частях кургана, перекрывают друг друга, являясь по существу двумя разновременными курганами, механически объединенными в один. По составу находок эти насыпи существенно отличаются (табл. 2).

Из этой таблицы становится ясным, что изделия (керамика, кремень) найдены только в слоях эпохи бронзы. В свите сарматских слоев кургана в комплексах обнаружены лишь уголь и кости животных. Последние встречены в значительном количестве в обеих насыпях, в насыпи эпохи бронзы 46,15% находок, а в сарматском - 70%. Кости животных в обеих насыпях представлены, как правило, разрозненными остатками. Исключение составляет комплекс XXIII. Объемы обеих насыпей сопоставимы, поверхность насыпи эпохи бронзы (от слоя к слою) была дневной поверхностью па протяжении того же отрезка времени, что и насыпь сарматского времени. Поэтому совпадение количества костей животных в этих двух сводных насыпях отражает, возможно, какое-то общее явление в укладе жизни степных скотоводческих племен, например обычай совершать трапезу па вершине кургана.

Таблица 2.Состав комплексов эпохи бронзы и сарматского времени
Хронология слоев насыпи Состав комплексов
керамика дерево кремень угли кости животных
Эпоха бронзы(слои 1-4) 4 2* 1 - 6
Сарматское время (слои 5-7 и пахотный слой) - - - 3 7

*Комплекс XI содержит дерево и кости животных. Поэтому в таблице он представлен дважды.

Таблица 3.Состав комплексов эпохи бронзы (по слоям)
Слои насыпи Состав комплексов
керамика дерево кремень кости животных
2 3 1 - 4
3 - - 1 -
4 1 1 - 2

В то же время определенные различия в составе комплексов могут быть отмечены и для слоев эпохи бронзы (табл. 3).

Состав комплексов третьего слоя, как видно из таблицы, отличен от состава комплексов второго и четвертого слоев. Второй слой наиболее насыщен такими комплексами, состав которых соответствует "срубному" (четвертому) слою, но керамика в основном сосредоточена во втором слое. Как видно, и слои эпохи бронзы имеют некоторые различия в видовом и количественном составе комплексов. Это повышает надежность произведенной стратификации и позволяет с большим доверием отнестись и к топографической части распределения комплексов.

Схема границ распределения стратифицированных комплексов, очерчивающая минимальные границы соответствующих слоев насыпи, не противоречит данным стратиграфии (рис. 14). Границы всех слоев, определенные по расположению комплексов, укладываются в южные и северные пределы соответствующих слоев в профиле кургана. Несмотря на то, что в центре кургана сконцентрированы комплексы всех слоев насыпи, они четко различаются не только по глубине залегания, но и в плане. Характерной особенностью расположения комплексов самых мощных слоев насыпи (второго и сарматской свиты) является рассредоточенность, а для 3-го и 4-го слоев, досыпавших мощную насыпь 2, характерна компактность, скученность.

Комплексы второго слоя насыпи расположены к югу и юго-западу от центра кургана. Расстояние между ними от 2 до 12,5 м, они располагаются как бы по периметру соответствующей насыпи. Если соединить их одной линией, мы получим фигуру, близкую к окружности, у которой отсутствует юго-восточный сектор - именно тот, где находятся погребения 1, 7, 8 и жертвенный комплекс XXII. Диаметр этой фигуры составляет 22,5 м в меридиональном направлении и 23 м в широтном. Жертвенный комплекс XXII и юго-восточная группа погребений эпохи бронзы (погребения 1. 7, 8) оказываются за пределами этой фигуры, погребение 3 находится в середине и несколько смещено к северному краю, погребение 4 - у северо-западного края этой фигуры. Таким образом, второй слой насыпи перекрывает лишь погребения 3 и 4 и отсутствует над юго-восточной (погребения 1, 7, 8) и южной (комплекс XXII) группами находок эпохи бронзы. Второй слой насыпи может быть предположительно связан, таким образом, с северо-западной группой погребений эпохи бронзы, включающей погребения 3 и 4. Комплекс I, единственный относящийся к третьему слою насыпи, расположен в центре кургана, южнее комплексов четвертого ("срубного") слоя. Топографически он расположен у южного (по профилю) края третьего слоя насыпи.

Комплексы "срубной" насыпи находятся примерно в ее середине, к югу от погребения 5 и вокруг погребения 6. Возможно, они попали в засыпь могильной ямы впускного сарматского погребения, тем более, что комплекс XXIII, вероятно, является остатком тризны именно при этом погребении. Тем не менее, стратиграфически они находятся ниже комплексов из "сарматской" свиты слоев, расстояние между ними 1,5 - 2 м, они образуют замкнутую микрогруппу.

Комплексы "сарматской" свиты слоев расположены полосой, вытянутой с юго-запада на северо-восток и расширяющейся в северо-восточном направлении, "растянуты" на 12,5 м. Комплексы VI, VII, XXI найдены под глиняным "панцирем", остальные над ним. Тем не менее, фигура, образованная этими комплексами, почти точно повторяет очертания прослеженных границ "панциря". Находки из пахотного слоя группируются к юго-западу, югу и северо-востоку от границ распространения комплексов "сарматской" свиты слоев и являются, видимо, их составной частью.

Все они расположены к западу, северу и северо-востоку от сарматского погребения и, в отличие от комплексов второго слоя, занимают центральную, а не периферийную часть своей насыпи. И комплексы сарматских слоев насыпи и пахотного слоя находятся в меридиональных границах своей насыпи, не выходя за ее пределы. Мелкие угли образуют южную микрогруппу к западу от сарматского погребения. Возможно, они являются остатками ритуального кострища и так же, как расчлененные туши коров (комплекс XXIII), входят в состав погребального комплекса погребения 6.

На основе изложенных материалов можно сделать графическую реконструкцию истории сооружения насыпи, которая дана в виде схемы, отражающей сечение реконструируемой насыпи в направлении с юго-востока на северо-запад через современную вершину кургана. При таком сечении в разрез кургана попадает большая часть погребений (рис. 15). Насыпь кургана сооружалась в пять этапов на протяжении трех тысячелетий. На первом этапе над древнеямным погребением 7 возводится сравнительно невысокая насыпь диаметром около 16 м. Ее вершина находилась над западным углом могильной ямы. Западный край полы насыпи представлен в раскопочном профиле кургана первым слоем насыпи. Этот этап относится к III тысячелетию до н. э. На втором этапе сооружается мощный слой, основной для всех последующих погребений эпохи бронзы. Этот второй слой насыпи представлял значительную подсыпку к предшествующему кургану и был воздвигнут, вероятно, над погребением 3. Первоначальная насыпь оказывается включенной в состав новой насыпи, вся ее западная пола перекрывается вторым слоем. Близкое по времени погребение 4, возможно, было впущено в край второй насыпи. Вершина новообразованной насыпи перемещается на 9,5 м к северо-западу, диаметр кургана достигает 24 м в меридиональном направлении и 30 м в широтном, высота была не менее 1,5 м от уровня погребенной почвы. Этот этап в сооружении кургана датируется началом второй четверти II тысячелетия до н. э. На третьем этапе создается третий слой насыпи, охвативший центральную часть двух предшествующих. Он сопровождал впускное погребение раннеманычской группы катакомбной культуры с еще не изжитыми чертами донецкого варианта. Катакомба была впущена в восточную полу кургана. Возможно, комплекс I попадал в насыпь второго слоя именно при сооружении этой катакомбы. Вершина кургана вновь перемещается, на этот раз в северо-восточном направлении, но границы кургана не увеличиваются. Через незначительный промежуток времени в насыпь было впущено детское погребение, отнесенное нами также к катакомбной культуре. Дата этого этапа XVII - XVI вв. до и. э., по времени он незначительно отстоит от предшествующего. В середине II тысячелетия до н. э. в южной части насыпи во второй слой была впущена большая яма, на дне которой горел сильный огонь и, возможно, совершалась тризна или жертвоприношение с использованием мяса домашних и диких животных, моллюсков и т. п. Этот жертвенный комплекс, оставленный носителями донского варианта культуры многоваликовой керамики, был засыпан грунтом, взятым из той же второй насыпи. В третий слой насыпи, недалеко от ее вершины, позднее было впущено погребение срубной культуры (погребение 5), перекрытое четвертым слоем насыпи. Этот новый слой увеличил крутизну северного склона и незначительно переместил вершину к северу. Отсутствие инвентаря не позволяет точно датировать четвертый этап сооружения кургана. Вероятно, это произошло во второй половине II тысячелетия до н. э. На пятом этапе в насыпь срубного времени у ее вершины было впущено сарматское погребение (погребение 6), перекрытое пятым слоем насыпи, выравнявшим крутой северный склон кургана до горизонтальной площадки. Этот "нивелировочный" слой перекрывается мощным глиняным панцирем, по периметру которого сосредоточены обломки костей животных, видимо, остатки погребальной тризны. Следы костра сохранились в центре панциря. Возможно, он являлся своеобразной "тризновой площадкой". После совершения тризны к северному склону кургана подсыпается последний, самый мощный слой насыпи, имевший такой же объем, что и предшествовавшие слои, вместе взятые. Этот последний этап в истории кургана относится к рубежу н. э. Значительно позднее в вершине кургана была вырыта яма, на дно которой лицом вниз был сброшен труп человека (погребение 2). На этом использование насыпи кургана для захоронения умерших заканчивается.

Рис. 1. Схема расположения курганных групп в районе хуторов Кузнецовский, Балабин, Слободской
Рис. 1. Схема расположения курганных групп в районе хуторов Кузнецовский, Балабин, Слободской

а - заболоченные протоки; б - населенные пункты; в - курганные могильники 1 - Кузнецовский II могильник; 2 - "Подрезанный курган"; 3 - Лебединый могильник; 4 - Балабинский III могильник; 5 - Кузнецовский I могильник; 6 - Балабинский I могильник; 7 - Агеевский могильник; 8 - Балабинский II могильник; 9 - Слободской могильник; 10 - курган на полевом стане (в пунктах 1 - 10 производились раскопки)

Рис. 2. План Кузнецовского II могильника
Рис. 2. План Кузнецовского II могильника

1 - оросительные каналы; 2 - курганы: 3 - выемка

Рис. 3. План (1) и профиль восточного фаса бровки (II) кургана 1 Кузнецовского II могильника
Рис. 3. План (1) и профиль восточного фаса бровки (II) кургана 1 Кузнецовского II могильника

1 - распахиваемая часть насыпи кургана; 2 - светлый суглинок с малым содержанием гумуса; 3 - погребенная почва; 4 - слабогумусированный грунт каштанового цвета; 5 - опесчаненный суглинок светло-желтого цвета; 6 - слой ссохшейся глины грязно-голубого цвета; 7 - осветленный слабогумусированный грунт; 8 - чернозем с комками светлого суглинка; 9 - гумус коричневого цвета; 10 - ссохшаяся грязно-голубая глина (на профиле); 11 - темный гумус с малым содержанием светлого суглинка. На плане арабскими цифрами (1 - 6) обозначены погребения, римскими (I - XXII) - комплексы находок

Рис. 4. Погребения 1 - 3
Рис. 4. Погребения 1 - 3

I - погребение 1: 1 - следы охры; II - погребение 2; III - костяной предмет из погребения 2; IV - план и разрез погребения 3: 1 - скребок, 2 - обломки резной деревянной шкатулки, 3 - органический тлен, 4 - охра, 5 - дерево

 Рис. 5. Остатки деревянной шкатулки из погребения 3
Рис. 5. Остатки деревянной шкатулки из погребения 3

I - остатки деревянной шкатулки (первый этап расчистки); II - орнаментированная деталь шкатулки; III - погребение 3 в процессе расчистки. Видны остатки шкатулки

Рис. 6. Инвентарь из погребения 3
Рис. 6. Инвентарь из погребения 3

I - кремень; II - деревянная шкатулка (боковая сторона); III - первый этап расчистки шкатулки

Рис. 7. Остатки деревянной шкатулки из погребения 3
Рис. 7. Остатки деревянной шкатулки из погребения 3

I - рисунок нижней части шкатулки, сделанный после снятия боковых сторон изделия; II - орнаментированная поверхность детали В; III - реконструкция

Рис. 8. Погребения 4 и 5
Рис. 8. Погребения 4 и 5

I - следы землекопного орудия на стенках могильной ямы погребения 4; II - перекрытие могильной ямы погребения 4: 1 - кость животного; 2 - остатки дерева; 3 - белый древесный тлен; 4 - ; черный древесный тлен; III - план и разрез погребения 4: 1 - органический тлен, 2 - фрагменты дерева; IV - погребение 5: 1 - следы дерева

Рис. 9. Погребение 6
Рис. 9. Погребение 6

I - схема стратиграфического положения; II - сосуд из погребения; III - план погребения 1 - кости барана, 2 - сосуд

Рис. 10. План и разрезы погребений 7 и 8
Рис. 10. План и разрезы погребений 7 и 8

1 - курильница; 2 - реповидный сосуд; 3 - дерево; 4 - комок охры. Штриховкой обозначены кости скелета из погребения 7, окрашенные охрой

Рис. 11. Керамика из погребения 8
Рис. 11. Керамика из погребения 8

I - курильница. Орнамент по внешней поверхности; II - курильница. Вид сверху и снизу; III - реповидный сосуд; IV - развертка орнамента на реповидном сосуде

Рис. 12. Погребение 9 (I) и комплексы I(II), ХХIII(III) и XIII(IV)
Рис. 12. Погребение 9 (I) и комплексы I(II), ХХIII(III) и XIII(IV)

Рис. 13. Комплекс XXII
Рис. 13. Комплекс XXII

I - план и разрез: 1 - почвенный слой; 2 - светлый суглинок, слабо смешанный с гумусом; 3 - слой каштанового цвета; 4 - светлый суглинок; 5 - обожженная глина; 6 - углистая прослойка; II - обломки керамики; III - кремень

Рис. 14. Схема пространственного распределения стратиграфированных по слоям насыпи комплексов
Рис. 14. Схема пространственного распределения стратиграфированных по слоям насыпи комплексов

1 - комплексы второго слоя; 2- комплексы третьего слоя; 3 - комплексы четвертого слоя; 4 - комплексы пятого - седьмого слоев; 5 - комплексы пахотного слоя; 6 - глиняный панцирь

 Рис. 15. Реконструкция этапов сооружения насыпи кургана 1
Рис. 15. Реконструкция этапов сооружения насыпи кургана 1

I - реконструкция сложения насыпи кургана по этапам. Разрез в направлении северо-запад - юго-восток: а - первый этап, б - второй этап, в - третий этап, г - четвертый этап, д - пятый этап. Арабскими цифрами обозначены погребения; II - планометрическая реконструкция границ насыпи кургана в разные периоды его создания: 1 - граница насыпи на первом этапе, 2 - граница насыпи на втором этапе, 3 - граница насыпи на третьем этапе, 4 - граница насыпи на четвертом этапе, 5 - граница насыпи на пятом этапе, 6 - глиняный панцирь. Арабскими цифрами обозначены погребения, римскими - комплекс XXII

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Детский кардиолог в г королев моск обл. Консультации детского кардиолога.












© Елена Александровна Абидова (Пугачёва), автор статей, подборка материалов;
Алексей Сергеевич Злыгостев, разработка ПО, оформление 2001-2019

При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://rostov-region.ru/ 'Достопримечательности Ростовской области'
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru