История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Самсоновское поселение (А. Н. Гей)

Несмотря на широкий размах археологических исследований в степной полосе Восточной Европы, стационарные поселения неолитического времени и эпохи бронзы с хорошо сохранившимся и стратифицированным культурным слоем изучены далеко не достаточно, а число подобных памятников, особенно в восточных районах (Нижнее Подонье, Нижнее Поволжье) пока невелико. В этой связи значительный интерес представляет многослойное Самсоновское поселение у хутора Крымский Усть-Донецкого района Ростовской области, открытое во время работ Крымского отряда Донской экспедиции Института археологии АН СССР в 1976 г. и исследовавшееся в 1977 - 1978 гг.

Памятник занимает высокий (до 25 - 28 м) обрывистый мыс при впадении Крутой (Ванечкиной) балки в Самсоиову (Крымскую) балку, которая в свою очередь ниже поселения выходит к Сухому Донцу - древней протоке в пойме правого берега Дона. Эта протока впадает в Дон у острова Поречный, на котором расположено знаменитое поселение Ракушечный Яр. Мыс, вытянутый с северо-запада на юго-восток, хорошо защищен с трех сторон крутыми, местами непроходимыми склонами (рис. 1). Почти горизонтальная площадка мыса имеет размеры 150Х35 м. Культурный слой занимает не только площадку, но и участок плато с напольной стороны. Таким образом, площадь поселения превышает 5000 кв. м.

В 1976 - 1977 гг. на памятнике была исследована площадь в 40 кв. м (два небольших раскопа и три шурфа), в результате чего выяснилось, что мощность слоя на площадке достигает 1,0 - 1,3 м, а в районе раскопа 1 - 2,5 м. В 1978 г. на раскопе 1, расположенном в северо-западной части площадки, на склоне в сторону Самсоновой балки, вскрыто еще 48 кв. м. Таким образом, раскопанная площадь достигла здесь 64 кв. м. В результате этих работ установлена достоверность стратиграфической картины, зафиксированной в 1977 г. Одновременно был получен необходимый минимум находок для характеристики культуры отдельных слоев памятника и создания общей схемы истории поселения. Поскольку итогам раскопок 1976 - 1977 гг. посвящена отдельная статья (Гей А. Н. Самсоновское многослойное поселение на Дону.- СА, 1979, № 3.), в данной работе основное внимание обращено на материалы исследований 1978 г.

Суммарная стратиграфия раскопа 1, где мощность культурных напластований достигает 2,5 - 2,6 м, оказалась следующей (рис. 2).

Дерновый слой - 0,04 - 0,08 м.

Слой 1 - темно-серая, местами черная супесь, переходящая в суглинок, мощностью до 0,66 м. Граница с подстилающим слоем четкая.

Слой 2 - светло-коричневый суглинок мощностью 0,14 - 0,34 м. Нижняя граница прослеживается не совсем четко.

Слой 3 - равномерно окрашенный серо-коричневый суглинок толщиной 0,10 - 0,20 м. В качестве самостоятельного слоя прослежен лишь на небольшом участке раскопа 1, на остальной площади сливается с нижележащим слоем.

Слой 4 - равномерно окрашенный коричневый суглинок мощностью 0,30-0,60 м. Граница с подстилающим слоем улавливается не всегда достаточно четко.

Слой 5 - плотный серый суглинок мощностью 0,26 - 0,49 м. Граница с нижележащим слоем хорошо заметна.

Слой 6 - темно-серый гумусированный суглинок толщиной 0,20 - 0,51 м, возможно, погребенная почва.

Слой 7 - тонкая прослойка коричневого суглинка мощностью 0,04 - 0,22 м, прослеженная лишь па части площади раскопа. Если предположить, что слой 6 является погребенной почвой, данный горизонт можно интерпретировать как подпочву (предматерик).

Материк - пятнистая глина, имеющая местами серо-желтый с зеленоватым оттенком, местами - серо-коричневый цвет.

На части квадратов раскопа 1, примыкающих к краю склона, между слоями 6, 7 и материком вклинивались прослойки серого, стерильного в археологическом отношении суглинка, представляющего собой, очевидно, делювиальное образование.

Находки встречены в слоях 1 - 7, однако наибольшей насыщенностью отличались слои 4, особенно в нижней части, 5 и 6 (в верхней части). Учитывая, что, судя по материалам, этим слоям раскопа 1 соответствует основная толща культурного слоя на всем протяжении площадки мыса (в раскопе 2 и шурфах 3 - 5 1977 г.), время отложения слоев 4 - 6 является периодом наиболее интенсивной жизни на поселении.

Характеристика материальной культуры памятника по слоям оказалась следующей.

Слой 6 является наиболее ранним культурным слоем памятника. Это не противоречит допущению, что он является одновременно горизонтом погребенной почвы. Наибольшая концентрация находок приурочена к верхней части слоя. Вполне правомерно предположение о первоначальном заселении мыса в период завершения формирования почвенного горизонта. Единичные находки в слое 7 аналогичны происходящим из 6-го слоя и, вероятно, попали туда случайно.

Сырьем для изготовления орудий слоя 6 служил кремень хорошего Качества, различных оттенков серого цвета - полупрозрачный и матовый, монотонный и пятнистый. Судя по отходам производства, орудиям и ядрищам, сохранившим участки корки, для расщепления служили довольно массивные желваки, покрытые серой, белой или коричневой коркой и имевшие в некоторых случаях внутренние пустоты. Реже использовался серовато-коричневатый или серовато-розоватый мелкозернистый кварцит хорошего качества, еще реже окаменелое (окремнелое) дерево, которое хотя и колется па тонкие пластинки вдоль волокон, но неудобно для ретуширования.

Таблица 1.Распределение находок по слоям в раскопе 1 Самсоновского поселения. Кремневые, кварцитовые и каменные изделия
Слой Сырье Категория находок
кремень кварцит окаменелое дерево пластины отщепы пластинчатые отщепы чешуйки нуклеусы орудие на пластинах орудие на отщепах шлифованные орудия образивные плитки прочие орудия
1 43 4 14 - 17 - 22 1 6 1 - 4 -
2 27 2 3 3 7 - 18 - - 1 - 2 -
3-4 199 19 13 16 109 7 57 8 12 10 - 8 2
(12,1%) (82,6%)* (5,3%) (54,5%) (45,5%)
5 220 10 2 18 89 13 85 12 13 3 - 5 1
(15,0%) (74,2%) (10,8%) (81,2%) (18,8%)
6 69 4 3 2 34 5 26 2 6 - 1 4 1
(4,9%) (82,9%) (12,2%) (100%)

*Процент пластин, отщепов и пластинчатых отщепов вычислен от общего числа первичных сколов и заготовок сырья в слое, процент орудий на пластинах и отщепах вычислен от общего числа орудий в слое.

Два найденных нуклеуса разнотипны. Один из них - аморфный, изготовлен из расколотого пополам кремневого желвака и предназначен для получения отщепов (рис. 3, 8). Другой, сильно сработанный, имеет правильную коническую форму и служил для скалывания правильных ножевидных пластинок (рис. 3,9). Полуфабрикаты и отходы производства представлены отщепами, в том числе пластинчатыми, ножевидными пластинками, сколами и чешуйками. Соотношение числа пластин и от-шепов показывает, как и в последующих слоях, преобладание последних. Однако приведенные в таблице цифры нельзя абсолютизировать, так как материал невелик. Думается, что более важной характеристикой техники обработки кремня является показатель соотношения орудий на отщепах и орудий на пластинах. Примечательно, что все орудия слоя 6 изготовлены на пластинах или пластинчатых отщепах (табл. 1). Среди орудий - миниатюрный концевой скребок со скошенным краем (рис. 3,1), концевой скребок на пластинчатом сколе (рис. 3,2), пластинка со скошенным, обработанным пологой ретушью концом (рис. 3,4), пластинки с ретушированными краями, выполнявшие, вероятно, функции ножей (рис. 3, 5 - 7). Рубящие орудия представлены небольшим массивным топориком-теслом из расколотого вдоль кремневого желвака, обработанного продольной подтеской со стороны спинки и грубой приостряющей ретушью по лезвию с брюшка (рис. 4,1), а также шлифованным сланцевым топором трапециевидной формы (рис. 4,3). Близкое по форме миниатюрное сланцевое долотце (рис. А, 2) и острие на пластине из кремня (рис. 3,3) обнаружены в нижних горизонтах культурного слоя на раскопе 2 в центре площадки мыса. Имеются в слое и абразивные инструменты. Наибольший интерес представляет шлифованная плита из слоистого песчаника с тщательно заполированными поверхностями и боковыми гранями, имевшая размеры 38,5X31,0X1,9 см. На плите производилось растирание охры и, судя по следам, шлифовка каких-то небольших предметов.

Керамический материал слоя 6 немногочислен и сильно фрагментирован. При изготовлении глиняного теста использовались два вида отощителей - толченая раковина или органические (растительные) волокна, отмеченные в почти одинаковом числе случаев (табл. 2). Такое их количественное соотношение, а также распределение этих видов примесей в других слоях показывает, что наличие двух различных по составу примесей групп керамики является, скорее всего, не результатом случайного проникновения материалов из слоя в слой, а результатом существования в одно и то же время двух разных рецептов приготовления глиняной массы. Различается керамика слоя и по обработке поверхности: 39% фрагментов не имеют следов дополнительной обработки, 32,7% покрыты расчесами, сделанными гребенчатым штампом или пучком травы, 28,3% имели подлощенную или лощеную поверхность (табл. 2).

Форма сосудов полностью не восстанавливается. Можно отметить, что сосуды слоя 6 слабо профилированы, край венчика их прямой (рис. 5,1), слегка отогнутый наружу (рис. 5,4,5,8) или загнутый внутрь (рис. 5,3,6). Верхняя кромка венчика бывает горизонтально срезана (рис. 5,1,5, 8), приострена (рис. 5,4) или имеет наплыв-утолщение (рис. 5,3,6). Придонные части сосудов пока не найдены, и форма днищ остается неизвестной.

Таблица 2.Характеристика керамики раскопа 1 Самсоновского поселения. Технологические признаки
Слой Примеси Обработка поверхности Всего керамики
песок белые включения толченая раковина волокнистая органика неопределимая органика вымокающая примесь шамот с расчесами гладкая подплощенная
Снаружи Внутри С двух сторон Снаружи Внутри С двух сторон
1 47 40 4 1 1 - 1 - 7 4 81 - - -
49,8% 42,6% 4,3%* 1,1% 1,1% - 1,1% 7,6% 4,3% 88,1% 103
2 5 12 4 2 3 - 2 - 1 2 23 1 - -
17,9% 43,0% 14,2% 7,1% 10,7% - 7,1% 3,7% 7,4% 85,2% 3,7% 36
3-4 18 30 146 16 12 4 5 6 61 54 110 15 3 2
7,8% 13,0% 63,2% 6,9% 5,2% 1,7% 2,1% 2,4% 24,3% 21,5% 43,8% 6,0% 1,2% 0,8% 276
5 11 - 119 51 13 4 2 14 42 17 110 30 5 8
5,5% - 59,5% 25,5% 6,5% 2,0% 1,0% 6,2% 18,5% 7,5% 48,8% 13,3% 2,2% 3,5% 274
6 - - 19 22 3 - - 1 9 5 18 8 1 4
- - 43,2% 50,0% 6,8% - - 2,2% 19,6% 10,9% 39,0% 17,4% 2,2% 8,7% 53

*В графе "Примеси"т вычислен процент фрагментов с данной примесью от общего количества керамики в слое. Таким образом вычислены процентые показатели вариантов в графе "Обработка поверхности".

Орнаментация керамики разнообразна. Один из сосудов с волокнистой органической примесью и подлощенной поверхностью был украшен под венчиком фестонами, образованными оттисками шагающе-протащенного гладкого штампа (рис. 5,1). Возможно, тому же сосуду принадлежат фрагменты с параллельными полосами подобного узора (рис. 5,2). Часто встречаются композиции из прочерченных или проглаженных линий (рис. 5, 3, 6), образующих сложные узоры (рис. 5, 10). Сосуд с подлощенной поверхностью и ракушкой в тесте был украшен отпечатками гребенки, зигзаговыми и прямыми прочерченными линиями в верхней части, а по тулову - сложными меандровыми узорами (рис. 5,4). Имеются елочные композиции из насечек (рис. 5, 5, 9), орнаментация отступающей лопаточкой и клиновидными вдавлениями (рис. 5, 7,8).

О существовании долговременного стационарного поселения в период отложения 6-го слоя говорит находка больших, очевидно, хозяйственных Ям. Из одиннадцати ям, открытых в раскопе 1, восемь были выкопаны с уровня верхней части 6-го или контакта 6-го и 5-го слоев (рис. 6). Две из них (ямы 6, 7) - овальные в плане, имели размеры в поперечнике до 1,52 м и глубину не менее 0,46 м от уровня впуска. Заполнены они серой плотной глиной без культурных остатков. Ямы 1, 3, 4, 5, 8, 10 имели округлую или овальную форму и размеры в поперечнике около 1 - 1,6 м при глубине 1,10 - 1,49 от уровня впуска. Заполнение их - черный гумусированный комковатый суглинок. В яме 3 найдено много разложившегося древесного угля. Прослежено, что ямы 4 и 5 сооружены позже ям 6 и 7.

Определение культурной принадлежности материалов 6-го слоя и его хронологической позиции в общей схеме последовательности культурных типов неолита - эпохи бронзы на Нижнем Дону может быть произведено путем сравнения с материалами многослойного поселения Ракушечный Яр. Общими чертами материальной культуры обоих памятников являются пластинчатый характер кремневой индустрии, наличие шлифованных сланцевых топоров и долот трапециевидной формы, использование двух видов примесей к керамическому тесту (растительной и раковинной), слабая профилированность сосудов, орнаментация их нарезными узорами, отступающей лопаточкой, насечками, вдавлениями разных видов и т. д. Вместе с тем ряд признаков оказывается общим для культуры 6-го слоя Самсоновского поселения верхней свиты слоев Ракушечного Яра, точнее - пятого и четвертого его слоев. Существенными в этом плане представляются следующие моменты. Нижние и средние слои Ракушечного Яра дают главным образом керамику с растительной волокнистой примесью, увеличение доли посуды с раковиной в тесте отмечено лишь начиная с 5-го слоя (Белановская Т. Д. Отчеты о работе Нижне-Донской археологической экспедиции в 1964 и 1965 гг.- Архив ИА АН СССР, Р-1, № 2967, 3060). Вместе с тем на Самсоновском поселении обе разновидности примесей встречаются примерно в равной пропорции. Кроме того, в 5-м слое Ракушечного Яра, наряду с традиционными для памятника орнаментальными мотивами, появляются новые, в том числе - горизонтальные ряды зубчатого штампа, подчеркнутые ломаной углубленной линией, углубленные линии, расходящиеся "елочкой" от трех параллельных прямых линий, ряды отступающей лопаточки и др. (Белановская Т. Д. К вопросу об орнаменте керамики неолитического поселения Ракушечный Яр на Нижнем Дону.- В кн.: Проблемы отечественной и всеобщей истории. Л., 1976, вып. 3, с. 107.)(ср. рис. 5,4,8,10). Наконец, узор из наклонных к краю сосуда и расположенных под углом друг к другу полос протащенно-шагающих штампов, аналогичный открытому на сосуде нижнего слоя Самсоновки (рис. 5,1) встречен именно в материалах пятого-четвертого слоев Ракушечного Яра (Белановская Т. Д. Отчеты о работе…). Таким образом, соответствие указанных культурных горизонтов обоих памятников, очевидно, позволяет предполагать их хронологическую близость.

Намечаются и некоторые сопоставления материалов слоя 6 Самсоиовского поселения с материалами памятников позднего неолита - эпеолита других территорий. Так, сосуд со сложным зигзаговым и меандровым прочерченным орнаментом (рис. 5,4) имеет сходство с одним из сосудов Съезженского могильника в Поволжье (Васильев И. Б., Матвеева Г. И. Поселение и могильник у с. Съезжее.- В кн.: Очерки истории и культуры Поволжья. Куйбышев, 1976, вып. 2), а по орнаменту также с уникальным сосудом-амфоркой Никольского могильника в Надпорожье (Телегин Д. Я. Никольский могильник эпохи неолита - меди в Надпорожье.- КСИА АН УССР, 1961, вып. 11). В то же время топор-тесло (рис. 4,1) имеет аналогию в инвентаре Хвалынском грунтового могильника в Поволжье, где обнаружен топорик из расколотого кремневого желвака с продольной подтеской спинки и лезвием, подправленным со стороны брюшка (Васильев И. Б. Доклад на секторе неолита и бропзы ИА АН СССР 13 февраля 1978 г.). Могильники Никольский и Съезженский бесспорно входят в круг памятников типа Мариупольского могильника и датируются финальным неолитом - ранним энеолитом. Хвалынский же могильник рассматривается как энеолитический, оставленный населением, принявшим участие в сложении древнеямной этнокультурной общности, а по времени - как более поздний, чем мариупольские памятники (Агапов С. А., Васильев И. Б., Пестрикова В. И. Хвалынский онеолитический могильник.- АО 1977 г. М., 1978.). Поэтому сочетание в материальной культуре слоя 6 Самсоновского поселения черт, находящих параллели на памятниках, считающихся разновременными, представляет интерес.

В целом же культура рассматриваемого слоя Самсоиовского поселения может быть охарактеризована как специфически нижнедонская, получившая название ракушечноярской (Белановская Т. Д. Поселение Ракушечный Яр.- АО 1976 г. М., 1977.). На позднем этапе развития она испытала, очевидно, влияние культуры крупных степных этнических образований конца неолита и энеолитического времени.

Слой 5 довольно равномерно насыщен находками, в нем встречались отдельные угольки, пережженные камни, пятна прокала. Сырьем для изготовления каменных орудий из слоя 5 служили те же породы: серый кремень различных оттенков и качества и мелкозернистый кварцит. Встреченные здесь пластинки окремнелого дерева были, очевидно, расколоты преднамеренно, но не имеют следов вторичной обработки. Первичное расщепление кремня начиналось со сбивания верхушки желвака или раскалывания его пополам. Полученная поверхность использовалась в качестве ударной площадки при последующей работе. Нуклеусы разделяются на две группы. Часть из них, предназначенных для получения отщепов, имела неправильную форму, напоминающую шаровидные или кубковидные (рис. 1,7,8). Скалывание с них велось в разных направлениях. Некоторые экземпляры имеют следы вторичного использования в качестве отбойников или отжимников. Нуклеусы второй группы имеют правильную коническую форму (рис. 7,1,2), с них производилось скалывание правильных ножевидных пластинок. Один такой нуклеус обкалывался только с одной стороны, а на тыльной стороне ядрище имеет четко оформленное ребро для закрепления (рис. 7,3), другой, имевший небольшие размеры, уплощен (рис. 7,6). Серийность этой категории находок свидетельствует о бесспорной связи обеих групп нуклеусов со слоем 5. Соотношение пластин, пластинчатых отщепов и отщепов не дает резких отличий от характерного для предшествующего слоя. Соотношение числа орудий на пластинах и отщепах показывает преобладание первых, но почти пятая часть орудий изготовлялась на отщепах (табл. 1). Тем не менее, закономерен вывод об общем пластинчатом характере кремневой индустрии.

Набор орудий довольно разнообразен. Среди скребков имеются подпрямоугольные и подовальные на отщепах (рис. 8,5,6), правильные концевые с подработкой боковых сторон, изготовленные на пластинах (рис. 8,6,7), один массивный ладьевидный на пластинчатом сколе с конического нуклеуса (рис. 8,8). Функции ножей выполняли пластины и пластинчатые отщепы различных размеров с ретушированными боковыми сторонами (рис. 8,10 - 14). Интересно, что обитатели поселения умели получать правильные пожевидные пластины не только из кремня, но и из кварцита (рис. 8,12,13). Другие категории орудий представлены микролитом - трапецией с оструганной спинкой (рис. 8,1), невыразительным резцом на углу сломанной пластинки (рис. 8,2), сверлом на пластине, ретушированной со спинки и подправленной плоской ретушью с брюшка (рис. 8,3), резаком (рис. 8,4). Рубящие орудия, топорик и тесло обработаны небрежными, нерегулярными сколами с обеих сторон, сечение их линзовидное (рис. 7,4, 5). Из других пород камня использовался песчаник, шедший на изготовление разнообразных плиток, абразивов, точил. Особый интерес представляет точильный брусок из темного сланца, первоначально грубо оббитый плоскими сколами, а затем зашлифованный с двух сторон. Для придания определенной формы сглажены и боковые стороны орудия. В одном углу имеется отверстие для подвешивания, полученное двусторонним сверлением (рис. 9).

Керамический материал слоя разнообразен. В качестве отощителя в тесте сосудов использовались почти исключительно органические примеси, причем ведущее место занимает примесь толченой ракушки, доля же органической волокнистой примеси по сравнению с керамикой слоя 6 заметно уменьшается. Одновременно уменьшается количество лощеной и подлощенной посуды, а количество фрагментов, покрытых расчесами, остается почти неизменным (табл. 2). Судить о форме посуды можно на основании обломков верхней части и венчиков сосудов. Намечаются два варианта профиля: а) сосуды, сужающиеся в верхней части, с плавным отгибом венчика (рис. 10,1; 11,1,3,6,7; 12,1); б) сосуды с высоким вертикальным, иногда желобчатым венчиком и довольно четким перегибом от плечиков к горлу (рис. 10,2,5; 12,2). Несколько фрагментов принадлежат, очевидно, прямостенным горшкам, сходным по форме с сосудами подстилающего слоя (рис. 11,8,10). Отмечается также изменение характера орнаментации. Хотя набор штампов и приемов нанесения узора по сравнению с материалом слоя 6 остается почти без изменений, количественное соотношение керамики, украшенной тем или иным способом, заметно отличается, ведущую роль в орнаменте получает гребенчатый штамп (табл. 3).

Жесткой зависимости между различными приемами орнаментации, обработки поверхности, формой сосудов и составом глиняного теста не прослеживается, однако в первом приближении керамика слоя 5 может быть разделена на две группы, различающиеся главным образом стилистическими особенностями орнамента.

Таблица 3.Характеристика керамики раскопа 1 Самсоновского поселения. Орнаментация
Слой Элементы орнамента
гребенка шнур насечки прочерченные проглаженные линии гусеничка гладкий штамп
1 3 - - 1 - 1
2 3 3 - 1 - -
3-4 27 4 3 3 2 -
61,4%* 9,1% 6,8% 6,8% 4,5%
5 18 1 2 6 2 1
56,4% 3,1% 6,2% 18,8% 6,2% 3,1%
6 2 - 3 3 1 1
16,7% 25,0% 25,0% 8,3% 8,3%
Слой Элементы орнамента Всего керамики
накол отступающая лопатка ямки жемчужины с орнаментом без орнамента
1 - - - - 5 85
2 - - - - 7 25
3-4 - 2 3 3 44 218
4,5% 6,8% 6,8%
5 1 - - 1 32 203
3,1% 3,1%
6 - 2 - - 12 38
16,7%

*Указан процент того или иного вида орнамента от общего числа фрагментов с орнаментом в данном слое.

К первой группе относятся сосуды с разреженной гребенчатой орнаментацией, а в некоторых случаях предположительно вообще без орнамента (рис. 10). Характерные особенности композиции узора - горизонтальные или наклонные полосы отпечатков короткого зубчатого штампа, разделенные промежутками пустого пространства (рис. 10,1, 7,8), иногда заполненного или расчлененного полями наклонных оттисков того же штампа (рис. 10,1,4,11). В этой группе представлены оба описанных выше варианта профилей, в глиняном тесте преобладает раковинная примесь, хотя имеются фрагменты с песком и волокнистой органикой, часть керамики имеет слабое лощение (рис. 10,4), часть - расчесы на внутренней поверхности или с двух сторон (рис. 10,2,7). Подобная керамика по составу теста, обработке поверхности, форме сосудов и особенно - по орнаментальным композициям сближается с посудой памятников среднестоговской культуры, таких, как Дереивка в Поднепровье и Александрия на Северском Донце (1-я группа керамики III слоя), относимых Д. Я. Телегиным ко второму "шнуровому" ее этапу (Телегш Д. Я. Середньостогiвська культура епохи мiди. Киiв, 1973, с. 19 - 22.). Однако в отличие от керамики указанных памятников самсоновская керамика совершенно лишена собственно шнурового орнамента.

Вторая группа керамики, более многочисленная, является в то же время менее однородной и при последующем накоплении материала, вероятно, будет расчленена на несколько самостоятельных подгрупп. От первой группы ее отличает заполнение орнаментом значительных площадей поверхности сосуда. Удалось произвести частичную графическую реконструкцию двух сосудов второй группы. Это округлобокий сосуд с плавным профилем, украшенный по всей поверхности "елочкой" и горизонтальными зонами короткого гребенчатого штампа, а по шейке - ломаной линией выдавленных изнутри жемчужин (рис. 12,2). Внутренняя поверхность его покрыта расчесами, в тесте - незначительная примесь ракушки. Аналогию ему представляет фрагмент сосуда близкой формы с орнаментом в виде горизонтальных зон насечек и расчесами на внутренней поверхности, изготовленный из глины с волокнистой органикой (рис. 11,2). Второй частично реконструированный сосуд больших размеров имел желобчатый венчик и четкий перегиб от плечиков к венчику. Поверхность его подлощена, в тесте - примесь толченой раковины, орнамент состоит из поверхностных процарапанных линий, идущих по венчику в вертикальном направлении, а на плечиках образующих узор в виде взаимопроникающих треугольников, заштрихованных горизонтальными и наклонными линиями (рис. 12,2). Из других разновидностей орнамента на посуде второй группы встречаются зигзаговые, "елочные" и зональные композиции гребенчатого штампа (рис. 11,4,7,11), струйчатые прочерченные линии (рис. 11,2), прочерченные линии с заполнением промежутков между ними отпечатками гребенки (рис. 11,12,13). Своеобразны непрофилпрованные сосуды с гребенчатым орнаментом (рис. 11,8,10), миниатюрный сосудик, украшенный наколами (рис. 11, 5), фрагмент донца плоскодонного сосудика (рис. 11,9). В средней части культурного слоя па центральном участке площадки мыса (раскоп 2), соответствующей слою 5 стратифицированного участка, наряду с керамикой среднестоговского облика (рис. 10,5,6) найден фрагмент венчика сосуда с воротничковым утолщением и гребенчатой орнаментацией (рис. 11,6), причем оттиски штампа на этом сосуде оказались совершенно идентичными оттискам гребенчатого штампа из створки раковины Unio, найденного в слое 5 на раскопе 1 (рис. 8,15).

Найти аналогии для керамики второй группы сложнее, чем для первой. Можно заметить определенное ее сходство с керамикой из сборов Г. И. Горецкого в Цимлянском районе и из верхних слоев поселения Ракушечный Яр. Реконструированный сосуд с прочерченным орнаментом (рис. 12,2) сближается с керамикой цимлянского типа по фактуре черепка и обработке поверхности. Кроме того, в сборах Г. И. Горецкого со стоянки у хут. Солеповский имеется венчик сосуда аналогичного профиля с узором из прочерченных заштрихованных треугольников на плечиках (Формозов А. А. Неолитическая керамика Нижнего Подонья.- КСИИМК, 1954, 53.). Определенные параллели можно провести между нашим сосудом, горшком из энеолитического погребения кургана 2 в Мокром Чалтыре под Ростовом (Жибура В. М. Отчет о раскопках у хутора Мокрый Чалтырь Ростовской области в 1961 г.- Архив ИА АН СССР, Р-1, № 2276.), и одним из сосудов стоянки Латошинка под Волгоградом, отнесенной В. И. Ереминым к среднестоговскому времени (Еремин В. И. Стоянки предъямного и ямного времени на территории Нижнего Поволжья.- Историко-крае-ведческие записки Волгоградского областного краеведческого музея. Волгоград, 1977, вып. V.). Что касается Ракушечного Яра, то в верхних слоях этого памятника, особенно во 2-м и 3-м, обычна керамика с гребенчатым орнаментом по всей поверхности, причем характерны зональные композиции частыми оттисками зубчатого штампа. Здесь возрастает роль ракушечной примеси к глиняному тесту, встречаются воротничковые венчики (Белановская Т. Д. К вопросу об орнаменте..., с. 108; Она же. Отчеты о работе…). Все эти признаки позволяют сближать культуру слоя 5 Самсоновского поселения с культурой 3-го и 2-го слоев Ракушечного Яра.

Необходимо отметить, что на имеющемся материале не удается проследить каких-либо закономерностей распространения и стратификации обеих групп керамики внутри слоя, а перекрестное распространение в них разных видов профилировки, различных составов примесей, вариантов обработки поверхности, а также наличие типично среднестоговской орнаментации на фрагментах сосудов "неолитического" облика заставляют думать о параллельном их существовании на данном этапе функционирования поселения. Другие категории находок не противоречат такому предположению. Так, трапеция с оструганной спинкой из слоя 5 характеризуется плоской ретушью, покрывающей всю спинку орудия, и отсутствием крутой краевой ретуши на боковых сторонах. Подобные микролиты не характерны для собственно неолитических памятников, но встречаются на среднестоговских поселепиях (Раздольное - энеолитический горизонт, Александрия - слой III (Шапошникова О. Г. Багатошарове поселения поблизу с. Раздольне на р. Кальмиус.- Археологiя, Киiв, 1970, т. XXIII, с. 144 - 146; Телегiн Д. Я. Середньостогiвська культура..., с. 17, рис. 7.)). Однако трапеция с необработанными боковыми сторонами найдена на поселении Орловка под Волгоградом (Мамонтов В. И. Поздненеолитическая стоянка Орловка.- СА, 1974, № 4, с. 254 - 258; Еремин В. И. Стоянки предъямного и ямного времени..., с. 56, рис. 1,5.310078 Харьков, ул. Чернышевского, 81 ("Книга - почтой"). )- памятнике, который относится исследователями к позднему неолпту и сравнивается с могильниками мариупольского типа, с одной стороны, и с поздними слоями Ракушечного Яра - с другой.

По-видимому, специфика культуры населения, оставившего слой 5 Самсоновского поселения, состоит в наличии двух взаимодействовавших традиций - поздненеолитической мариупольской с известными пережитками ракушечноярских элементов и эпеолитической среднестоговской. Это свидетельствует в то же время об относительности границ между неолитической и энеолитической эпохами.

Остается добавить, что время отложения слоя 5 на Самсоновском поселении остается периодом интенсивного функционирования памятника. В верхней части этого слоя на раскопе 1 открыты остатки трех кострищ, наибольшее из которых имело размеры 0,78X0,60 м при толщине слоя прокала в 0,19 м.

Слои 4 - 3, как уже отмечалось, сливались на большей части площади раскопа 1, в связи с чем представляется возможным дать общую характеристику находок этих горизонтов.

Сырьем для изготовления орудий служили те же породы, что и в нижележащих слоях: серый кремень различного качества, кварцит, окаменевшее дерево. О фактах первичного расщепления кремня прямо на поселении свидетельствуют находки расколотых пополам и, очевидно, забракованных из-за наличия внутренних пустот желваков, а также желваков, подвергнутых грубой оббивке. Нуклеусы имеют форму, близкую к конической, но отличающуюся от ядрищ предыдущих слоев грубостью (рис. 13,15,16), свидетельствующей об определенном ухудшении техники обработки камня. Процентное отношение числа отщепов, пластин и пластинчатых отщепов почти не отличается от зафиксированного в слоях 5 и 6, однако 45,5% готовых орудий изготовлено на отщепах (табл. 1).

Скребки изготовлялись главным образом на отщепах, реже на пластинчатых отщепах или грубых пластинах. Выделяются скребки неправильно-округлых очертаний (рис. 13,5,5) и подпрямоугольные (рис. 13,9,10), причем ретушь покрывает один или два края орудия. Концевые скребки (рис. 13,12,13) отличаются грубостью. Морфологически близок к скребкам округлый отщеп, часть периметра которого ретуширована со спинки, часть - с брюшка (рис. 13,11). Он выполнял, очевидно, функции ножа. Приострящей ретушью покрыт и отщеп из кварцита (рис. 13,14). Кроме того, в коллекции имеются сверла-развертки на пластинах с хорошо оформленным трехгранным острием и тщательно отретушированными боками (рис. 13,2 - 3), два из них имеют подправку острия со стороны брюшка. В верхней части слоя (вероятно, соответствует слою 3) найден сломанный флажковидный наконечник стрелы с асимметричным черешком, обработанный прекрасной плоской струйчатой ретушью и имевший пильчатый край (рис. 13,1). Другие породы камня - песчаники и сланец - употреблялись для изготовления абразивов, растиральников, точильных брусочков (рис. 13,77).

Керамика лепилась чаще всего с примесью толченой раковины, значительно реже встречаются фрагменты с добавлением мелкого речного песка и белых известковистых включений. Что касается двух других примесей, то количество случаев их применения так незначительно, что напрашивается вывод о случайном попадании таких обломков керамики в слой. В первую очередь это касается примеси волокнистой органики (табл. 2). Изменяются и приемы обработки поверхности сосудов: чаще начинает использоваться прием расчесывания стенок сосуда гребенчатым штампом или пучком травы, преимущественно внутри или с двух сторон (табл. 2). Все выразительные части профилей относятся к хорошо профилированным сосудам, имевшим четкий переход от плечиков к венчику (рис. 14 - 17). Сохраняется такая черта, как желобчатость венчика (рис. 14; 15; 11,3,5,11). Один из горшков имел округлое днище (рис. 15). Обломок плоского донца (рис. 17,6) происходит из верхней части слоя. Из элементов орнамента представлены практически все встреченные раньше разновидности, за исключением накола. Принципиально новым является появление шнуровой орнаментации и широкое распространение узора в виде рядов глубоких ямок или жемчужин по горлу сосуда. Значение гребенчатого штампа в орнаментации становится еще большим (табл. 3). Орнаментальные композиции включают зональный и "елочный" узоры из оттисков зубчатого штампа (рис. 14; 15; 11,1,5,7 - 11), зигзаги, выполненные гребенкой или гладким штампом (рис. 14; 11,9), горизонтальные отпечатки шнура (рис. 14; 11,2), или гусенички (рис. 16). Другие приемы орнаментации - отступающая лопаточка (рис. 15), насечки (рис. 16) - единичны.

Насыщенность слоев 4 - 3 не была равномерной. Наибольшее число находок связывается с нижними горизонтами слоя 4, причем самые крупные из них, в том числе развалы сосудов, залегают буквально в нескольких сантиметрах над уровнем контакта слоев 5 и 4.

Культурная атрибуция керамики из нижней части слоя 4 не представляет особых трудностей. Ближайшую аналогию ей дает посуда поселения у хут. Репина на Дону, для которой характерны те же признаки: четкая профилировка, желобчатость венчиков, сочетание шнурового, гребенчатого, ямочного л жемчужного орнаментов (Синицын И. В. Памятники ямной культуры Нижнего Поволжья и их связь с Поднепровьем.- КСИА АН УССР, 1957, вып. 7; Еремин В. И. Стоянки предъямного и ямного времени...). Копией репинских сосудов является небольшой горшок, изображенный на рис. 14. Другие частично реконструированные сосуды более специфичны. Один из них украшен не просто зубчатым штампом, а штампом, скорее напоминающим "рамчатый", в верхней части и сложными, может быть, треугольными, фигурами, нанесенными уголком лопаточки - в нижней (рис. 15). Впрочем, и на сосудах из поселения у хутора Репина также встречается мотив отступающей лопаточки. Имеется он (причем именно в придонной части) и на некоторых сосудах из погребений ямной культуры позднего этапа (группа у пос. Донской под Новочеркасском, кург. 7, погр. 14) (Капошина С. И. Работы Кобяковской экспедиции в 1961 г.- Архив ИА АН СССР, Р-1, № 2368, с. 105 - 106.). Другой сосуд, украшенный по горлу и плечикам горизонтальными полосами гусенички, разделенной рядами насечек (рис. 16), оригинален и в репинских материалах не имеет аналогий.

Керамика верхней части слоя 4 - 3 (условно слой 3) отличается от керамики нижней его части (условно слой 4) прежде всего технологией изготовления. В верхней части этого слоя уменьшается число фрагментов с примесью толченой ракушки в тесте и возрастает количество случаев употребления примесей песка и белых известковистых частиц. Намечается тенденция к увеличению числа случаев использования шнуровой орнаментации (рис. 11,2). К этим же горизонтам слоя приурочены находки фрагментов сосудов, вероятно, совершенно лишенных орнаментации (рис. 11,3), а также обломков горшков, украшенных узором из фигурно расположенных расчесов (рис. 11,4). Подобные находки, по всей видимости, свидетельствуют о позднем возрасте слоя 3, который предварительно может быть отнесен к началу позднего этапа ямной культуры.

Именно к началу, так как в имеющемся материале нет никаких признаков, которые могут быть отнесены к ямно-катакомбному времени. Вероятно, с верхней частью слоя 4-3 следует связывать большую яму (размер 2,05X1,45 м, глубина 0,17-0,32 м от уровня материка), в дне которой имелось углубление диаметром 0,83 м и глубиной 0,29 м с интенсивно черным, насыщенным разложившимся древесным углем заполнением (яма 11). На ступеньке у края этого углубления находились обломки небольшого сосудика ямного типа, покрытого шнуровым орнаментом (рис. 18). Ближайшие аналогии этому сосуду связаны с позднеямными курганными погребениями Нижнего Подонья (Богоявленская, кург 1 погр. 18) (Савченко Е. И. Отчет о работе Богоявленской новостроечной археологической экспедиции Новочеркасского музея истории Донского казачества в 1970 г. - Архив ИА АН СССР. Р-1, № 4150, с. 16, 17.), Нижнего Поволжья (Быково II, кург. 2, погр. 1) (Смирнов К. Ф. Быковские курганы.- МИА, 1960, № 78.)и Приазовья (Мариуполь - Кальчик, кург. 195, погр. 2) (Качалова Н. К. Эрмитажная коллекция Н. Е. Бранденбурга: Эпоха бронзы.- САИ, 1974, вып. В 4-12. с. 44, табл. 10, 9.).

Таким образом, слои 4 и 3 представляют собой остатки поселения племен ямной культуры и отражают эволюцию последней на протяжении длительного времени - от начала развитого ее этапа (репинский тип) до начала позднего этапа.

Слой 2 в отличие от всех нижележащих слоев был слабо насыщен находками, что затрудняет его характеристику. Все более менее выразительные находки керамики напоминают посуду 4 - 3-го (рис 19, 8, 9) и даже 5-го слоев (рис. 19,10). Вместе с тем отмечается увеличение количества случаев использования в тесте сосудов примесей песка и белых включений, а также доли посуды без дополнительной обработки поверхности (табл. 2), что является отличительной чертой керамики уже верхнего слоя. Можно думать, что в слое 2 перемешаны материалы разных эпох, попавшие туда в результате перекопов, неизбежных на поселении, а также деятельности грызунов.

Слой 1 стратиграфически четко отделяется от нижележащих напластований и, вероятно, отделен от них значительным промежутком времени. Для керамики этого слоя характерно использование исключительно неорганических примесей: песка и белых известковистых частиц. Поверхность керамики в большинстве случаев остается без дополнительной обработки, лишь иногда имеет следы замытых расчесов (рис. 19,4). Выразительные фрагменты сосудов встречаются редко. Среди них обломки округлобоких сосудов с оттянутым утолщением-валиком под венчиком, ниже которого проходит полоса орнамента из каплевидных вдавлений или оттисков гребенки (рис. 19,1,2), обломок стенки сосуда с оттянутым валиком, поверх которого нанесены отпечатки зубчатого штампа (рис. 19,3). Подобная керамика может быть отнесена к эпохе поздней бронзы. Такая датировка подтверждается находкой срубного погребения, впущенного из слоя 1 в толщу культурных напластований. Погребение принадлежит грудному младенцу и сохранилось очень плохо. На месте обнаружены лишь остатки раздавленного черепа, часть позвоночного столба и обломок трубчатой кости конечности, судя по которым можно предполагать, что младенец был положен на левом боку (вероятно, скорченно) головой к югу или юго-востоку. Перед лицом его на боку лежал плоскодонный баночный сосуд без орнамента, поверхность которого снаружи и внутри была покрыта замытыми расчесами (рис. 20).

Вместе с тем в слое 1 встречались мелкие обломки гончарной посуды, фрагменты средневековых амфор, корчаг и т. п. Это обстоятельство может быть объяснено тем, что рядом с Самсоновским поселением расположены остатки двух салтовских поселков. Редкие кремневые изделия, найденные в слое 1, в частности такие, как треугольный наконечник дротика (рис. 19,5), миниатюрный концевой скребок на пластине (рис. 19,6), микролит-трапеция (рис. 19,7), вне всякого сомнения, попали сюда из нижележащих слоев в результате перекопов и деятельности грызунов.

Обратимся к основным выводам, которые позволяет сделать материал раскопок 1976 - 1978 гг. на Самсоновском поселении.

Самсоновское поселение является сложным многослойным памятником. Его нижний слой (слой 6) оставлен населением неолитической ракушечноярской культуры позднего ее этапа и в хронологическом плане соответствует 5 - 4 слоям Ракушечного Яра. Материал следующего по времени слоя 5 показывает синкретическую культуру, основные черты которой находят параллели в позднейших 3-м и 2-м слоях Ракушечного Яра и в синхронизируемых с ними материалах стоянок цимлянского типа, известных по сборам Г. И. Горецкого, с одной стороны, и в энеолитических среднестоговских памятниках - с другой. Материалы 4 - 3-го слоев принадлежат ямной культуре. Таким образом, стратиграфическая колонка Самсоновского поселения позволяет связать воедино имеющиеся стратиграфические шкалы Нижнего Подонья, полученные для неолитической эпохи (Ракушечный Яр) и эпохи энеолита - бронзы (Ливенцовка 1, где имеется три последовательных слоя интересующего нас времени - среднестоговский с инородными влияниями, развитый и поздний этапы ямной культуры и катакомбный) ( Братченко С. Н. Багатошарове поселения Лiвенцiвка I на Дону.- Археологiя. Киiв", 1969, т. XXII.), а также нарисовать общую схему смены культурных типов конца неолита - начала бронзового века. Эта последовательность представляется в таком виде: 1) поздний этап ракушечноярской культуры; 2) специфический культурный горизонт, который характеризуется пережитками ракушечноярской культуры, влиянием общей для степной полосы культуры мариупольской провинции и элементами культуры типа Средний Стог II на ее раннем дошнуровом этапе. Позднее, в энеолитическом слое Ливенцовки 1, где появляется шнуровой орнамент (Там же.), собственно среднестоговские элементы представлены в смешении уже не с неолитическими, а с характерными для нижнего слоя Михайловского поселения; 3) культура репинского типа - один из важнейших составных компонентов ямной культурно-исторической общности развитого типа; 4) позднеямная культура.

Для определения хотя бы в самом общем виде абсолютного возраста слоев Самсоновского поселения большое значение имеют наблюдения над характером орнаментации керамики. Бесспорно, что время отложения слоев 5 и 6 предшествует времени широкого распространения в степной полосе шнуровой орнаментации, появление которой в самых различных культурах приходится на первую половину - середину III тысячелетия до н. э. (Мерперт Н. Я. Древнеямная культурно-историческая область и вопросы формирования культур шнуровой керамики.- В кн.: Восточная Европа в эпоху камня и бронзы. М., 1976, с. 122.). Этим же временем датируется "шнуровой" этап среднестоговской культуры (Телегш Д. Я. Середньостогiвська культура..., с. 123.). Исходя из этого, слои 5 и 6 Самсоновского поселения можно ориентировочно относить ко второй половине IV - началу III тысячелетия до н. э. Косвенным подтверждением этого могут являться и некоторые другие наблюдения, в частности наличие в слое 5 точильного бруска со сверлиной. До сих пор древнейшими точильными брусками со сверлилами для подвешивания были находки из погребений майкопской культуры (Майкопский курган, Усть-Джигута, курган 13) (Мунчаев Р. М. Кавказ на заре бронзового века. М., 1975, с. 220, рис. 38, 1; Нечитайло А. Л. Верхнее Прикубанье в бронзовом веке. Киев, 1978, с. 24, рис. 9, 7.), причем оселок из Усть-Джигуты сходен с самсоновским по форме и размерам. Вместе с тем существует вполне аргументированная точка зрения, согласно которой древнейшие майкопские памятники должны датироваться не второй половиной III тысячелетия до н. э., а значительно более ранним временем - второй половиной - концом IV тысячелетия до н. э. (Андреева М. В. К вопросу о южных связях майкопской культуры.- СА, 1977, № 1).

Что касается слоев 4 и 3 Самсоновского поселения, то принадлежность их к ямной культуре развитого и начала позднего этапов вполне определенно свидетельствует в пользу отнесения их к III тысячелетию до н. э., предположительно от его третьей четверти или середины до конца. Верхний слой поселения отделен от предыдущих большим промежутком времени. Вряд ли будет ошибкой относить начало его формирования ко второй половине II тысячелетия до и. э.

Возможность синхронизации дошнуровых звеньев культуры Средний Стог II с поздними проявлениями ракушечноярской культуры и памятниками культурного круга Мариупольского могильника, о которой говорит материал слоя 5 Самсоновского поселения, не является неожиданной. Так, например, в погребении 5 среднего яруса захоронений основного ряда Капуловского могильника на Нижнем Днепре обнаружен фрагмент керамики типа Балки Квитяной (Шапошникова О. Г., Бодянський О. В. Капулiвский энеолiтичний могильник на Нижньому Днiпрi.- Археологiя. Киiв, 1970, т. XXIV, с. 114, 115.). Между тем Капуловский могильник по обряду погребения аналогичен Мариупольскому, а инвентарь его (зубы оленя, известняковые бусы, костяное острие, микролит-трапеция и др.) сближается с инвентарем ранних групп мариупольских погребений, выделенных А. Д. Столяром) (Столяр А. Д. Мариупольский могильник как исторический источник.- СА, 1955, XXIII). В самом Мариупольском могильнике парное погребение XXI со скорченными на спине костяками в каменном ящике, бесспорно сопоставимое со среднестоговскими захоронениями, перекрыто трупосожжением, сопровождавшимся типичным мариупольским инвентарем (пластинки из клыка кабана) (Макаренко Н. Е. Мариупiльский могильник. Киiв, 1933, с. 68 - 70). Это последнее совершено по обряду, встречающемуся как в основном ряду погребений Мариупольского могильника, так и в ряде других памятников этого типа (Телегин Д. Я. Никольский могильник эпохи неолита - меди в Надпорожье.- КСИА АН УССР, 1959, вып. 11; Бодянский А. В. Лысогорский неолитический могильник.- КСИА АН УССР, 1959, вып. 11.). Взаимодействие среднестоговской и поздненеолитической посуды, сходной с керамикой Ракушечного Яра, выразившееся в появлении гибридных типов сосудов, отмечено и в материалах Университетской III стоянки в Среднем Подонье (Синюк А. Т. Памятники неолита и энеолита на Среднем Дону: Дис... канд. ист. наук.- Архив ИА АН СССР, Р-2, № 2100, с. 102, 103, 192.). Подобные факты, число которых можно умножить, заставляют отнестись с вниманием к гипотезе об одновременности поздних звеньев культуры мариупольского типа и ранних звеньев среднестоговской культуры.

Рис. 1. Самсоновское поселение. Вид с юго-запада
Рис. 1. Самсоновское поселение. Вид с юго-запада

Рис. 2. Стратиграфия раскопа 1 (профиль северо-восточной стенки)
Рис. 2. Стратиграфия раскопа 1 (профиль северо-восточной стенки)

 Рис. 3. Кремневые орудия слоя 6
Рис. 3. Кремневые орудия слоя 6

1, 2, 4 - 9 - раскоп 1; 3 - нижние горизонты слоя на раскопе 2

Рис. 4. Орудия слоя 6
Рис. 4. Орудия слоя 6

1, 3 - раскоп 1; 2 - нижние горизонты слоя на раскопе 2; 1 - кремень; 2, 3 - сланец

Рис. 5. Керамика слоя 6 (1-10)
Рис. 5. Керамика слоя 6 (1-10)

Рис. 6. Вид материка на раскопе 1 (ямы 4-9,11)
Рис. 6. Вид материка на раскопе 1 (ямы 4-9,11)

Рис. 7. Кремневые изделия слоя 5 (1-8)
Рис. 7. Кремневые изделия слоя 5 (1-8)

Рис. 8. Орудия слоя 5
Рис. 8. Орудия слоя 5

1 - 11, 14 - кремень; 12,13 - кварцит; 15 - раковина

Рис. 9. Точильный брусок из слоя 5
Рис. 9. Точильный брусок из слоя 5

Рис. 10. Керамика 1-й группы из слоя 5
Рис. 10. Керамика 1-й группы из слоя 5

1 - 4, 7 - 11 - раскоп 1; 5 - 6 - средние горизонты слоя на раскопе 2

Рис. 12. Сосуды 2-й группы из слоя 5 (1-2)
Рис. 12. Сосуды 2-й группы из слоя 5 (1-2)

Рис. 11. Керамика 2-й группы из слоя 5
Рис. 11. Керамика 2-й группы из слоя 5

1 - 5, 7 - 13 - раскоп 1; 6 - средние горизонты слоя на раскопе 2

Рис. 13. Орудия слоев 3 - 4
Рис. 13. Орудия слоев 3 - 4

1 - 13, 15, 16 - кремень; 14 - кварцит; 17 - сланец

Рис. 14. Сосуд репинского типа из слоя 4
Рис. 14. Сосуд репинского типа из слоя 4

Рис. 15. Сосуд из слоя 4
Рис. 15. Сосуд из слоя 4

Рис. 16. Верхняя часть сосуда из слоя 4
Рис. 16. Верхняя часть сосуда из слоя 4

Рис. 18. Сосуд ямной культуры (яма 11)
Рис. 18. Сосуд ямной культуры (яма 11)

Рис. 17. Керамика из слоев 3 и 4
Рис. 17. Керамика из слоев 3 и 4

1 - 6 - верхняя часть слоя 3 - 4 (слой 3); 7 - верхняя часть слоя на раскопе 2; 8 - 11 - нижняя часть слоя 3 - 4 (слой 4)

Рис. 19. Находки слоев 1 и 2
Рис. 19. Находки слоев 1 и 2

1 - 7 - слой 1; 8 - 10 - слой 2; 1 - 4, 8 - 10 - керамика; 5 - 7 - кремень

Рис. 20. Сосуд из срубного погребения 1
Рис. 20. Сосуд из срубного погребения 1

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Пользовательского поиска