История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

ТАНАИС. У ИСТОКОВ ДОНСКОЙ ИСТОРИИ

Знакомство с памятниками истории и культуры Нижнего Дона мы завершаем Танаисом, добраться до которого проще всего опять-таки из Ростова электропоездом. Сойдя на остановке «Танаис», там, где Мертвый Донец близко подходит к холмистому плато, вы окажетесь перед входом на территорию музея-заповедника. Отлогая дорога приводит к раскопкам городища, расположенного в западной стороне нынешнего хутора Недвиговка. Захватывающая панорама степного простора, необозримая дельта Дона с синеющими далями открывается отсюда.

Только вначале путнику может показаться, что руины безмолвны и груды известняка, возвышающиеся то там, то здесь, уже ничего не могут рассказать нам о Танаисе - древнейшем городе, который несколько раз возникал и разрушался, а потом и совсем закончил свое существование. Вскоре мы начинаем ясно различать кривые улочки, по которым ходили танаисцы, прямоугольные основания их скученных жилищ, грубо сложенных из неотесанного камня, остатки оборонительных башен, стен, рва. Призвав на помощь воображение и исторические источники, мы погружаемся в далекое прошлое этого удивительного уголка донской земли. Теперь, когда проведены многолетние археологические изыскания, создан уникальный музей-заповедник под открытым небом, сделать это не так уж и трудно. Не то было в начале прошлого века.

Танаис. Каменная баба
Танаис. Каменная баба

«При впадении реки в озеро лежит одноименный город Танаис, основанный эллинами, владеющими Боспором», «самое большое после Пантикапея торжище варваров», - писал античный географ и путешественник Страбон, живший в I веке до н. э. И еще, он же: «Недавно его (Танаис. - В. К.) разгромил царь Полемон за неповиновение» (См.: Шелов Д. Б. Танаис - потерянный и найденный город. М., «Наука», 1967, с. 89.) . Вот те скупые отрывки сведений очевидца, которые попали в руки первых исследователей, заинтересовавшихся историей Танаиса. Конечно, это не «Илиада» и «Одиссея» Гомера, а сообщение одного из самых достоверных авторов того времени. И тем не менее подтвердить все это могли только археологические раскопки, так как даже точное местонахождение города тогда еще установлено не было.

Первым такую попытку найти Танаис предпринял страстный археолог, в ту пору полковник русской армии, И. А. Стемпковский, который, побывав в 1823 году в устье Дона и увидев на берегу Мертвого Донца следы древнего поселения, пришел к выводу, что «сей город не может быть иной, как Танаис» (Цит. по кн.: Андрианов В. И., Терещенко А. Г. Памятники Дона. Ростовское книжное издательство, 1981, с. 24.). Однако к раскопкам Недвиговского городища приступили спустя тридцать лет, когда были организованы археологические работы под руководством П. М. Леонтьева (1853). Обнаруженные им мраморные плиты с надписями на древнегреческом языке с упоминанием Танаиса и его жителей неоспоримо свидетельствовали о том, что это и есть искомый город. Но, разочарованный тем, что раскопанные им сооружения никак не походили на греческие, Леонтьев усомнился в первоначальном существовании города на этом месте. Так возникает гипотеза о втором, «раннем Танаисе», который будто бы находился до его разрушения боспорским правителем Полемоном в районе Елизаветинского городища.

Развеять легенду о двух Танаисах удалось только в 1954 - 1955 годах, когда в Приазовье началась планомерная научно-исследовательская работа Нижне-Донской археологической экспедиции Академии наук СССР, Ростовского музея краеведения и Ростовского университета под руководством Д. Б. Шелова. В результате раскопок доказано, что Танаис основан в III веке до н. э. греками Боспорского царства на высоком берегу Мертвого Донца и никуда с этого места не переносился.

Смешанное население Танаиса состояло из греков, скифов, сарматов, меотов, которые совместно управляли городом во главе с выборными архонтами с той и другой стороны. Верховная власть принадлежала наместнику Боспорского царя - пресбевту. Меотийское озеро (Азовское море), куда впадает рукав Дона - Мертвый Донец, - тогда было совсем близко от города, и это, естественно, создавало благоприятные условия для развития торговли не только с Боспором, но и другими городами материковой Греции и Малой Азии. Многочисленные обломки керамических изделий заморского и местного производства, найденные при раскопках, говорят о расцвете Танаиса уже в дополемоновское время. Но и после разрушения Полемоном город продолжал жить и развиваться. По мнению археологов, внезапная катастрофа обрушилась на Танаис в III веке н. э. Вторгшиеся в Причерноморье орды кочевников разрушили крепостные стены, сожгли все городские постройки. И хотя позже жизнь на пепелище возобновлялась, Танаис вскоре был оставлен жителями и перестал существовать. Подробнее обо всем этом, как и о буднях и праздниках увлекательной профессии археолога, читатель может узнать из книги Д. Б. Шелова «Танаис - потерянный и найденный город».

Испытав радость первой встречи с древним городом, побродив по раскопкам, мы по деревянному мосту, который, как предполагают, существовал на этом месте еще в I - III веках н.э., направимся к музею «Танаис». Он создан сравнительно недавно - в 1960 году. В уютных залах музея любовно собраны и показаны многочисленные свидетельства жизни той отдаленной эпохи. От витрины к витрине мы получаем все новые и новые сведения о занятии и повседневном быте танаисцев. Особенно много в экспозиции амфор разных типов. Помимо земледелия, скотоводства и рыболовства жители города широко занимались ремеслом и торговлей. В III - I веках до н.э. в Танаис ввозились главным образом амфоры с острова Родос. Позднее, в I - III веках н.э., преобладают амфоры южно-понтийского и боспорского производства, поступавшие сюда через центральные области Боспора. На ручках амфор уцелели клейма, надписи имен владельцев мастерских, указано время их изготовления. Представлены также образцы лепной керамики местного производства, изготовленной без применения гончарного круга: тарелки, кружки, кан-фары, светильники. В жилых помещениях, подвалах и при раскопках некрополя найдены стеклянные сосуды западно-римского (Рейнская область, Галлия) и восточносредизем-номорского происхождения, бусы, фиалы, бальзамарии, которые производились на месте и привозились из отдаленных областей.

Танаис. Деревянный мост. I - III вв. до н. э. Реконструкция
Танаис. Деревянный мост. I - III вв. до н. э. Реконструкция

О развитии меднолитейного и ювелирного дела в городе говорят находки бракованных изделий, фибул, браслетов, пряжек, серег, заготовок к ним и форм для отливки. С интересом зрители рассматривают остатки железного меча, наконечники стрел, топор, колокольцы, ножницы. Удивительное в том, что, например, ножницы мало чем отличаются от современных, а железные, прокованные медью колокольца уже тогда использовались точно так же, как и много лет спустя. Они вешались на шею животным, помогая хозяину отыскивать их в вечернее время на пастбище.

Каждый экспонат, бережно извлеченный из руин города и приведенный в порядок археологами, несет неповторимые черты своего времени и многое рассказывает об их владельцах. Каменные зернотерки, жернова, множество пронумерованных амфор с надписями и рисунками, открытых в «доме крупного торгового посредника», весы, свинцовые гири. В витринах - серолощеная и краснолаковая керамика, сосуды, кубки, чашки, медная боспорская монета.

Музей 'Танаис'. Амфоры
Музей 'Танаис'. Амфоры

Жители Танаиса постоянно заботились об укреплении города. Расположенный в окружении воинственных кочевых соседей, он в любой момент мог подвергнуться нападению врага. Уже в III веке до н. э. были выстроены первые оборонительные стены вокруг города. Толстые стены (до 3 м) возводились из каменных глыб и необработанных плит известняка на глиняном растворе. Углы и башни стен выкладывались более тщательно из отесанных прямоугольных блоков. Каждый метр ограниченного пространства внутри города экономно использовался жителями для размещения небольших домиков и хозяйственных построек. Они отделялись друг от друга лишь узким проходом. Глухая каменная стена тянулась вдоль этих кривых переулков, так как помещения почти не имели дверей и окон, выходящих на улицу. В планировке жилых и хозяйственных помещений, сгруппированных вокруг внутреннего дворика, танаисцы следовали эллинистическим традициям.

После нашествия Полемона в I веке н. э. и позже в городе ведутся большие строительные работы, связанные с восстановлением и ремонтом общественных сооружений, жилых построек. Об этом гласят надписи на мраморных и известняковых плитах, найденных в различных концах крепостных стен и башен. Вот небольшая плита с высеченным на ней рельефным замысловатым знаком в виде трезубца. Это знак боспорского царя Римиталка, по приказанию которого, видимо, был отремонтирован этот участок оборонительной стены. А вот - посвятительный рельеф Трифона, сына Андромена, который одет в костюм сарматского воина и изображен скачущим на коне. В руках он держит наготове длинное копье, за его плечами развевается накинутый поверх панциря плащ. Трифон был, вероятно, пресбевтом, послом (легатом) боспорского царя Бвпатора, при котором велись восстановительные работы юго-западной башни и примыкающей к ней городской стены. Плита найдена П. М. Леонтьевым при раскопках Недвиговского городища еще в 1853 году и находится теперь в Эрмитаже. В экспозиции же мы видим ее копию.

В помещениях, расположенных вблизи этой же башни, археологи обнаружили склад амфор со следами нефти. Единственное объяснение столь редкой находки - это то, что наверху башни некогда существовал маяк. Он зажигался в ночное время и служил ориентиром для судов, пробирающихся к Танаису в лабиринте дельты Дона.

При раскопках установлено, что в Танаисе имелись и святилища, в одном из помещений находился ритуальный очаг, а в другом был установлен каменный алтарь. Здесь же были открыты и пинтадеры - штампы для нанесения рельефных рисунков на ритуальные хлебцы или лепешки. Возможно, что для украшения этих и других общественных сооружений применялись колонны. Об этом свидетельствуют сохранившаяся капитель и база с углублением для крепления деревянной стойки.

Религия танаитов сочетала в себе различные культы греческих и варварских богов. В посвятительных плитках упоминаются верховные божества греческого пантеона - Зевс, Аполлон, Афродита. Танаиты негреческого происхождения поклонялись богине плодородия Кибеле и «богу высочайшему» - верховному божеству варварских племен. Археологами найдены женские терракотовые головки и фигурки, бронзовая статуэтка Гермеса, рельефное изображение богини случая и судьбы Тихе на фронтоне мраморной стелы, амулеты и другие произведения искусства, выполненные в античных традициях. Из надписей на одной из каменных плит ученые узнали, что танаисцы ежегодно праздновали «день Танаиса». Немало удивительного увидит и узнает путник в этом зале, где собраны экспонаты «мертвого города».

Музей 'Танаис'. Посвятительный рельеф трифона сына Андромена. I - III вв. до н. э.
Музей 'Танаис'. Посвятительный рельеф трифона сына Андромена. I - III вв. до н. э.

Обогащенные впечатлениями от посещения музея, мы еще раз вернемся на развалины Танаиса, чтобы посмотреть на него новыми глазами. Он не будет теперь казаться нам таким безжизненным и молчаливым. А изваяние греческой триеры с туго надутыми парусами, вознесенной на высокий пьедестал у самой железнодорожной остановки, еще долго будет манить нас романтикой дальних странствий и путешествий.

Несмотря на то, что мы теперь уже многое знаем и д Танаисе, и о скифских курганах в долине Дона, древняя приазовская земля, которую А. П. Чехов называл «фантастическим краем», не скуднеет легендами и преданиями. Сама природа здесь - благодатная основа для рождения поэтического вымысла и чудесной сказки. С высоты городища виднеется серая гладь Азовского моря, берега которого напоминают очертания изогнутого лука. Издавна это место - Таганрогский залив - называли в народе лукоморьем. Вдоль берегов Азовского моря пролегал большой почтовый тракт, соединяющий Таганрог с Ростовом. Как мы уже говорили в начале нашего путешествия, по этой дороге на Кавказ следовал А. С. Пушкин, любуясь искрящимися в лучах южного солнца водами Таганрогского залива, степным простором и голубой далью. Донской писатель Владимир Моложавенко даже высказал мысль, что именно здесь под впечатлением увиденного, зародились у поэта строки:

«У лукоморья дуб зеленый,
Златая цепь на дубе том...»

Как этому не поверить, если природа действительно настраивает путешественника на такой поэтический лад! Конечно, ни того сказочного дуба, который описывает Пушкин, ни вообще лесов в низовьях Дона нет. Но ведь в некрополе Недвиговского городища археологи не раз вскрывали дубовые гробы, в которых танаиты хоронили своих умерших. Значит, леса здесь все же когда-то были и мог на самом деле существовать прообраз знаменитого дуба. А загадочные амазонки? Так называли греки сарматских женщин, которые участвовали в войнах наравне с мужчинами. Геродот, Гиппократ и другие античные авторы оставили о жизни и быте этих женщин-воительниц красочные описания, которые породили немало легенд с известной долей вымысла.

Но не только запоминающимися картинами природы, историческими памятниками, вобравшими в себя наследие разных эпох и разных народов, поэтическими легендами богата донская земля. Исконно она славилась храбрыми и талантливыми людьми, для которых не было дороже слова, чем слово «Родина».

Посетите Дон, пройдите по дорогам его истории, и вам трудно будет расстаться с этим чудесным краем.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Пользовательского поиска