История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

ФОРПОСТ АНТИЧНОГО МИРА

Надпись на мраморе

Мастер очень спешил. Следовало уже устанавливать на место надпись, над которой он трудился, а последняя строка все еще не была высечена на жестком мраморе. Июльское солнце палило согнутую спину мастера, нагревало железные инструменты в его руках, мраморную плиту; от блеска мраморной крошки болели глаза, в ушах стоял шум от криков работающих вокруг людей, от громыхания камней, укладываемых в оборонительную стену.

Наконец последние буквы были закончены, мастер смог разогнуться и отереть тыльной стороной руки пот со лба. Перед ним лежала совершенно готовая плита с ровными строчками врезанных греческих букв. «Агатэ тюхэ» - С добрым счастьем! - возвещала первая строка. В центре плиты, оттененный красной краской, ярко выделялся на белом мраморе глубоко вырезанный знак царя Ининфимея, вот уже четвертый год благополучно правившего на Боспоре. Знатный заказчик, богатый танаит Деметрий может быть доволен, его заказ выполнен на славу: надпись ясно и точно говорит, что именно его стараниями и на его счет восстановлена обветшавшая оборонительная башня. Сейчас каменщики вделают эту плиту в кладку реставрируемой башни, и современники и потомки всегда смогут прочесть, что 1-го числа месяца Панема 533 года боспорской эры в царствование царя царей благочестивого Тиберия Юлия Ининфимея восстановлена эта башня заботами и на средства Деметрия сына Аполлония. Упомянуто в надписи и имя римского архитектора Аврелия Антонина, который руководил реставрационными работами, не забыто и имя наместника - пресбевта боспорского царя в Танаисе. И только имен мастера, изготовившего плиту, и рабочих, таскавших и укладывавших камни башни, нельзя будет узнать из надписи. Но кого смогут заинтересовать имена бедняков и рабов, которые день за днем в жару и в холод под ударами надсмотрщиков ломают камень, подвозят и подносят его к строящимся стенам, возводят башни, копают рвы вокруг Танаиса?

В таком виде дошла до нас надпись Деметрия сына Аполлона
В таком виде дошла до нас надпись Деметрия сына Аполлона

Несколько полуголых рабов подняли только что законченную плиту и понесли ее к башне. Мастер осмотрелся вокруг. Везде шло оживленное строительство городских укреплений. Уже на многие метры поднимались отвесно вверх городские стены, сложенные из больших грубо оббитых каменных глыб. А из находившихся неподалеку каменоломен продолжали подтаскивать новые и новые куски известняка для строительства. Особенно большие глыбы, предназначавшиеся для фундаментов новых башен, передвигали десятки рабов, подкладывая под них деревянные катки. В амфорах, навъюченных на лошадей, непрерывно подвозили воду для замешивания глиняного раствора, скрепляющего камни. Прямо перед мастером заканчивали возведение новой огромной четырехугольной башни, на 15 локтей выступающей за линию стен и обрывающейся почти отвесно в глубокий вырытый в земле и высеченный в скале оборонительный ров. Хотя толщина крепостной стены на этом участке достигала трех шагов, этого казалось теперь мало, и вплотную к стене с наружной ее стороны пристраивался новый каменный панцирь, который должен был довести общую толщину оборонительной линии до пяти шагов. Даже если будущим врагам удастся подтащить к стенам мощные тараны и другие стенобитные машины, нелегко им будет проломить укрепления такой мощности.

Впрочем, существуют и другие способы укрепления оборонительных стен. На некоторых участках, например в северо-восточном углу города, строители не ограничились возведением каменной стены из огромных глыб известняка. Они усилили ее с внутренней стороны плотно утрамбованной насыпью из глины, мелких камней и черепков разбитых сосудов. Эти укрепления были построены очень давно, еще до рождения мастера, и до сих пор они надежно охраняют город от нападений врагов. Строительные работы велись и позднее. По вставленным тут и там в оборонительные стены и башни мраморным и известняковым плитам с надписями мастер может, как по книге, прочитать историю строительства городских укреплений.

Вот над узкой и низенькой вылазной калиткой рядом с башней видна небольшая плита с вытесанным на ней замысловатым рельефным знаком, похожим на паука. Надписи нет, но мастер и без надписи знает, что это знак боспорского царя Римиталка, царствовавшего 100 лет тому назад. Видно, по его приказанию был отстроен этот участок оборонительной стены с вылазной калиткой. А вот другая плита, с которой смотрит похожий, но все же отличающийся знак - знак царя Евпатора, преемника Римиталка. Надпись под знаком гласит о том, что испорченную временем городскую стену восстановил при царе Евпаторе какой-то Трифон. Может быть, это тот Трифон сын Андромена, который изображен скачущим на коне на другой плите, вделанной в юго-западную угловую башню? Следующая плита очень хорошо знакома старому мастеру - он сам резал надпись несколько лет тому назад, еще при прежнем царе Нотисе, когда богатый горожанин Мений сын Харитона, много раз выполнявший различные административные должности в городском магистрате, провел ремонт главных городских ворот в южной крепостной стене, ведущих к реке и порту. Тогда были не только отремонтированы ворота, но и заново отстроены две башни, защищающие эти ворота с флангов. Теперь же каждый въезжающий в Танаис может видеть над воротами эту надпись, увековечивающую патриотическую заботу Мения о родном городе.

Эта плита со знаком царя Римиталка была вделана в оборонительную стену
Эта плита со знаком царя Римиталка была вделана в оборонительную стену

Так развертывается перед глазами мастера история восстановления и строительства городских стен Танаиса, восстановления, начатого 150 лет тому назад - после разрушения города Полемоном. Об этом разрушении мастер слышал в детстве полулегендарные рассказы - ведь оно произошло почти за 200 лет до его рождения, и оборонительные стены были давно уже восстановлены, когда он родился. Но и на его памяти город все время продолжал совершенствовать и укреплять свою оборону, строить новые стены и башни, ремонтировать обветшалые постройки. Вот и в этом году опять предприняты большие строительные работы на городских укреплениях. И правильно, думает мастер, уж очень неспокойно стало в окружающих степях, несколько раз под самыми городскими стенами были замечены конные разъезды каких-то неизвестных кочевников. Того и гляди, варвары, недавно появившиеся в меотийских степях, попытаются напасть на город. Но городские укрепления должны служить надежной защитой жителям. Недаром теперь уже весь город обнесен четырехугольником мощных каменных стен, вокруг которых зияют глубокие рвы. Через каждые несколько десятков шагов над стеной возвышаются выдвинутые вперед массивные четырехугольные башни, с которых защитники города легко могут обстреливать подступающих к стенам врагов. Крепостные ворота в южной и северной оборонительных стенах с двух сторон также охраняются каменными башнями. Кажется, все сделано для того, чтобы не только обезопасить город от внезапного набега, но и выдержать, если будет нужно, упорную осаду.

Теперь от мощных танаисских башен остались только развалины
Теперь от мощных танаисских башен остались только развалины

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Работа мастер на час не такая уж и легкая, как может показаться на первый взгляд.


Пользовательского поиска