История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Когда лопата совершеннее экскаватора

Экспедиция прибыла на место работы, на городище. Начинаются поиски участка для раскопок и производится разбивка раскопа. О том, как выбирается место для раскопок, здесь говорить не стоит. Это сложное и ответственное дело - право и обязанность начальника экспедиции или отряда. Разные соображения должны быть приняты во внимание, многие факты учтены, прежде чем будет окончательно определено место раскопок. Но вот начальник сказал свое слово, и можно приступить к работе. При помощи мерных лент и реек, рулеток и компаса предназначенный к раскопке участок тщательно замеряется и рельеф его зачерчивается на миллиметровке. Разделенный колышками и шпагатом на идеально ровные квадраты, лежит он перед нами, готовый открыть свои тайны.

Нелегок труд раскопщиков
Нелегок труд раскопщиков

Теперь можно начинать раскопки, теперь главная роль принадлежит лопате. Странно, конечно, видеть, как в наш век автоматики и электронно-вычислительных устройств большой объем работ на раскопках выполняется при помощи простой лопаты, той самой лопаты, которой копали землю наши предки тысячи лет тому назад. Но такова уж особенность археологических раскопок, что в огромном большинстве случаев они могут производиться только человеческими руками и самыми простыми инструментами - лопатой, киркой, кетменем. Если бы какой-нибудь сумасшедший археолог пустил бы на городище землеройные машины, например экскаваторы или бульдозеры, он только уничтожил бы памятник древности, не получив ничего: мощные механизмы снесли бы весь культурный слой со всеми находящимися в нем древними вещами и с остатками построек. Поэтому медленная и кропотливая работа лопатой, а часто и более мелким инструментом - совочком, ножом, кисточкой остается и теперь единственным возможным способом раскопок древних поселений.

Правда, все археологи теперь используют на раскопках механизмы. Но они могут использоваться только на подсобных работах, главным образом для удаления от раскопа выброшенной земли и камня. Скреперы и бульдозеры употребляются иногда еще для снятия насыпи при раскопках курганов, но исследование культурного слоя ведется всегда только вручную.

Зато лопатой археолог должен владеть в совершенстве. И каждые раскопки приходится начинать с обучения новичков обращению с этим, казалось бы, всем знакомым и таким простым инструментом. Тем более что при археологических раскопках и при других работах, скажем при вскапывании огорода, лопатой приходится пользоваться по-разному и это обычное орудие требует разного к себе подхода.

Обыкновенная лопата, которой копают землю, нажимая на нее ногой, носит название штыковой лопаты в отличие от лопаты совковой, или грабарки, которой можно только выбрасывать уже вскопанный рыхлый грунт. А штыком в археологии называется пласт земли, который может быть вскопан на глубину штыковой лопаты, т. е. пласт глубиной в 15-20 см.

Осторожно, штык за штыком, снимается грунт в квадратах. После выборки каждого штыка дно квадрата тщательно зачищается, чтобы на нем видны были грунтовые пятна, которые обычно обозначают древние ямы, перекопы и т. п. Глубина каждого штыка в каждом квадрате замеряется и записывается в дневнике. Туда же заносятся и сведения о составе и характере грунта, о наличии камней и других «включений», о цвете и влажности грунта и т. п. Но главное внимание обращается, конечно, на находки в штыке. Каждый черепок глиняного горшка, каждый обломок кости, каждый осколок стекла должен быть поднят, определен и записан. У лаборанта, работающего, на разборочной площадке на борту раскопа, нет свободного времени: ведь каждый штык на каждом квадрате дает сотни и тысячи обломков, а все их надо пересмотреть, вымыть, рассортировать, пересчитать и записать. Бывает, что попадется несколько черепков от одного сосуда - в таком случае нужно их выделить отдельно, чтобы потом можно было склеить из них целую амфору, или миску, или кувшин. Наиболее интересные, важные и характерные находки отбираются и упаковываются для отправки в музей, остальные только определяются и записываются в дневник. И так штык за штыком на каждом квадрате: сбор находок, мытье, классификация, подсчет, запись, замеры - и опять все снова уже в следующем штыке.

Но вот в одном из квадратов круглое пятно более темного и более рыхлого грунта обнаруживает наличие древней ямы. Снятие штыков прекращается и начинается выборка грунта из ямы. Это работа тонкая: по изменению состава грунта следует определить границы ямы и так вычистить ее, чтобы вынуть все заполнение, но не повредить стенок и дна. Если яма выкопана, например, в глине, а заполнена золистым культурным слоем, это сделать совсем нетрудно, с этим справится любой рабочий. Но часто бывает так, что слой, в котором выкопана яма, и ее заполнение почти совершенно одинаковы, и тогда определить ее границы и произвести очистку ямы может только очень квалифицированный археолог, отлично «чувствующий» землю, умеющий по едва уловимым признакам, по незначительному изменению плотности или влажности грунта отличить перекопанную в древности землю от нетронутого культурного слоя. И сидит он в этой яме часами, постепенно выбирая из нее грунт и выбрасывая его наверх небольшой саперной лопаткой с короткой ручкой. Когда же работа окончена, оказывается, что яма имеет грушевидную форму: сравнительно узкую горловину, широкое плоское дно и около 2 м глубины.

На разборочной площадке
На разборочной площадке

В таких ямах хранили в древности зерно, а отслужившие свой век зерновые ямы засыпались обычно мусором или просто землей. Но выборка грунтового пятна может привести к отрытию и других древних земляных сооружений - каких-нибудь ям другого назначения, канав, землянок, наконец, могил.

При выборке ямы или другого грунтового пятна весь найденный материал разбирается и учитывается отдельно: ведь вещи, встреченные в заполнении ямы, могут сильно отличаться по времени от остатков в окружающем культурном слое. Эти вещи могут определить время существования ямы и ее назначение. После расчистки всякого земляного сооружения оно обязательно фотографируется, измеряется, описывается и заносится на чертежи, как и все постройки и сооружения вообще.

В Танаисе во все эпохи преобладало строительство из камня. Когда в раскопе начинает встречаться много камней, раскопки замедляются. Ведь нельзя вытащить из раскопа камень, не убедившись сначала, что он не является верхним камнем погребенной в земле стены. Поэтому камни не выворачивают, а обкапывают кругом, потом осторожно обчищают их от земли ножом, выясняя, связаны ли они с какой-нибудь кладкой или лежат просто в грунте. В последнем случае их обычно удаляют, отметив только в дневнике. Особенно трудно бывает разбирать каменные завалы, которых на Недвиговском городище великое множество. Они образовались от обрушения стен зданий и обычно заполняют собой развалины помещений, подвалы, дворы и пространство между домами. Главная трудность их разборки не в том, что приходится вручную вытаскивать из раскопов десятки тонн камня, хотя это тоже нелегко, а в том, что часто трудно отличить завал от расползшейся кладки. Если бы дома в Танаисе были сложены, как в других античных городах, из тесаных камней правильной формы, этого затруднения не было бы. Но выделить стену, кое-как сложенную без связующего раствора из необработанных камней неправильной формы, часто развалившуюся, среди завала таких же камней порой бывает не легче, чем найти точные границы земляной ямы.

В грунтовых ямах в древности хранилось зерно
В грунтовых ямах в древности хранилось зерно

Когда стены дома обнаружены, начинается осторожная выборка грунта и завалов из помещений. Теперь уже учет находок ведется не по квадратам, а по помещениям. Особенно осторожным и внимательным приходится быть при исследовании нижних слоев, близких к полу. Ведь на глинобитном или каменном полу помещений лежат все те предметы, которые находились в доме в момент его гибели.

Трудоемкая, но благородная работа - расчистка жилых и хозяйственных помещений
Трудоемкая, но благородная работа - расчистка жилых и хозяйственных помещений

И очень важно не только найти их, не разбить и не сломать лопатой или киркой, но и не сдвинуть с места, чтобы можно было определить первоначальное положение каждой вещи в доме. Обычно в таких случаях лопаты откладываются в сторону и расчистка ведется мелким инструментом. Положение каждой вещи заносится на план, составляется подробное описание каждого помещения и всего здания, все стены, мостовые, печи и пр. обмеряются, зарисовываются, зачерчиваются, делается множество фотографий и всего раскопа, и отдельных деталей, и всех вещей в разных ракурсах, при разном освещении. Чем полнее, подробнее и разнообразнее эта так называемая полевая документация, тем больше уверенности в том, что ничто не упущено, что все необходимые данные зафиксированы. Ведь к дневникам, чертежам и фотографиям не раз придется обращаться позднее, при историческом исследовании и издании открытого памятника, и не только тем ученым, которые производили раскопки, но и другим, современным и последующим, для которых эта полевая документация будет единственным источником. А разве можем мы сейчас знать, какие вопросы и какие требования предъявят к этой информации наши потомки? Поэтому так важно сохранить сведения обо всех особенностях и деталях открытого памятника, как бы ни казались они нам сейчас несущественными.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Пользовательского поиска