История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Подзона типчаково-ковыльной степи

Растительность целинной степи. Подзона злаковой степи, связан­ная с областью распространения "коричневых" (солонцеватых) южных черноземов и темнокаштановых почв, расположена к востоку и юго-востоку от разнотравно-ковыльной подзоны (см. карту).

Условия режима влаги здесь уже менее благоприятны для расти­тельности, так как количество осадков уменьшается до 400-350 мм в год, а испарение, в силу более высокой температуры вегетационного периода и большей сухости воздуха, увеличивается. Следствием этого являются: 1) большая разреженность и меньшая высота травостоя це­линной степи, в связи с чем урожай целинного сена с такой степи будет понятно меньше, чем в подзоне разнотравно-ковыльной степи 2) увеличение роли эфемеров - однолетников и луковичных; 3) почти полное исчезновение байрачных лесов, остаются только поемные леса и то лишь в северной части подзоны, где поймы менее засолены, чем в южной части; даже такие низкорослые кустарники, как бобовник и сибирёк, с плакорных положений начинают переходить в западины и лощины; 4) яснее выраженный период "выгорания" степи; 5) полное исчезновение в зональном типе растительности лугово-степных расте­ний, немногие виды которых встречаются лишь в западинах, на север­ных склонах и на песчаных почвах, и 6) наоборот, все более заметная, по мере продвижения на восток, роль ксерофитных растений-предста­вителей полупустынной флоры, встречающихся теперь не только на солонцах и южных склонах, но и на ровной степи.

Такими ксерофитами, представителями полупустынного флористи­ческого элемента, являются: кохия простертая (Kochia prostrata Schrad.), ромашник (Pyrethrum achilleifolium M. В.), деревей узколистный (Achillea leptophylla M. В.), эфедра, или трава Кузьмича (Ephedra vul­garis Rich.), сарептский кермек [Limonium sareptanum (Bec­ker)] и некоторые другие.

Рис. 8. Ковыльная степь с украинским ковылем - Stipa ucrainica P. Smirnov и Лессинговым - S. Lessingiana Trin. et Rupr. к востоку от станицы Мечетинской (по фото­графии К. М. Залесского)
Рис. 8. Ковыльная степь с украинским ковылем - Stipa ucrainica P. Smirnov и Лессинговым - S. Lessingiana Trin. et Rupr. к востоку от станицы Мечетинской (по фото­графии К. М. Залесского)

Исчезновение лу­гово-степных расте­ний, в большинстве случаев относящихся к группе "разнотра­вья" (двудольным), об­условливает большее, по сравнению с раз­нотравно-ковыльной подзоной, однообра­зие растительного по­крова целинной сте­пи; узколистные злаки 9), главным образом, типчак (Festuca sulcata Hack.), ко-выли (Stipa ucrainica P. Smirn., S. Lessingiana Trin. et Rupr., S. capillata L., изредка - S. pulcherrima L.), решительно доминируют в травостое степи; из более широколистных злаков присутствуют лишь тонконог (Koeleria gracilis Pers.), костер прямой (Bromus riparius Rhem.), мятлик (Poa angustifolia L.) и житняк (flgropyrum cristatum (L. s. а.). На фоне этих злаков попадается большинство тех видов, которые были упомя­нуты при описании растительности целинной степи разнотравно-ко­выльной подзоны, особенно "степняки-южане" и различные "перекати-поле".

В общем, однако, видовой состав целинной степи типчаково-ковыль-ной подзоны беднее, чем разнотравно-ковыльной подзоны. Летнее вы­горание степи здесь становится правилом и наступает раньше, чем в предыдущей подзоне. В это время зеленеют лишь немногие виды с бо­лее поздним периодом вегетации, а также более приспособленные к летнему зною, чем растения, период вегетации которых совпадает с концом мая и началом июня.

Из видов с поздним развитием следует, прежде всего, назвать ковыль волосистый, или тырсу (Stipa capillata L.). Он выбрасывает свои волосовидные закрученные голые ости во второй половине лета, примерно в середине июля; от них степь окрашивается на некоторое время в золотисто-зеленый цвет. Во второй половине лета вегетирует также полынь австрийская (Rrtemisia austriaca Jacq.), кохия простертая, кермеки широколистный и татарский и некоторые другие ксерофиты. Как последнее прощание с летом, осенью цветет безвременник (Colchicum laetum Stev.), клубень которого сначала выгоняет лишь крупный лиловый цветок, а уже после отцветания - листья.

С наступлением осенних дождей степь может опять зазеленеть, иногда даже вторично выпускают свои перистые ости раннелетние ковыли - лессингов и украинский, но главную роль в осеннем позеле­нении степи, особенно на выпасах, играет живородящий мятлик (Роа bulbosa L. v. vivipara Koel.). Это растение выметывает метелки еще в мае, причем вместо цветков оно образует луковички, которые, напол­нившись запасами питательных веществ, отваливаются, и, упав на землю, остаются лежать в ней, не прорастая вплоть до осенних дождей. С наступле­нием осенних дождей луковички мятлика прорастают, и выго­ревшие за лето вы­пасы снова начинают зеленеть.

Рис. 9 Типчаково-ковылъная степь на Сало-Манычском водоразделе к северу от оз. Губило; на заднем плане курган
Рис. 9 Типчаково-ковылъная степь на Сало-Манычском водоразделе к северу от оз. Губило; на заднем плане курган

Всходы мятлика прекрасно зимуют, и та первая зелень, ко­торая ранней весной обнажается из-под пе­лены снега, принад­лежит, главным об­разом, живородящему мятлику и отчасти пе резимовавшим всхо­дам озимых однолет­ников и двулетников, а также побегам некоторых многолетних трав. Ковыли же и типчак-растения, составляющие основной фон степи во время ее полной вегетации, выглядят в это время так же, как и поздней осенью, безжизненными, серовато-бурыми;зеленеют и цветут лишь не­многие однолетники и луковичные. В мае степь уже сплошь зеленая. Разгар цветения степных растений, максимум цветущих видов, совпадает с концом мая и началом июня, когда распускают свои ости перистые ковыли, и когда на нежнозеленом фоне листьев степных злаков, сме­шанном с серебром остей ковыля, пестрят различными красками - си­ними, красными, фиолетовыми, белыми, желтыми - цветы двудольных.

Солонцы в подзоне типчаково-ковыльной степи уже нередкое явление. Они встречаются здесь небольшими пятнами, приуроченными к еле заметным западиночкам микрорельефа, не только на вторых (надпоемных) террасах, но и на водораздельной степи, особенно близ верховий балок. Узнать их легко по сильно разреженному травостою, по исчезновению ковылей (типчак же на солонцах обычен), а также по присутствию солонцовой полыни (Rrtemisia maritima Bess.), отличающейся от австрийской полыни, на которую она похожа, более сильным, пря­ным запахом и более редко сидящими на стебле матовосерыми (а не шелковистыми) листьями с тупыми дольками (у А. austriaca Jacq. доль­ки листьев острые). Кроме солонцовой полыни и типчака (Festuca sul­cata [Hack.] v. valesiaca [Hack.]), на солонцах обычны: кохия простертая (Kochia prostrata Schrad.), ромашник (Pyrethrum achilleifolium M. B.), сарептский кермек (Limonium sareptanum [Becker]), бескильница (fttropis distans Grisb. s. а.), спорыш (Polygonum patulum M. В.), клоповник (Le-pidium ruderale L., L. perfoliatum L.) и другие однолетники-эфемеры, а также живородящий мятлик; здесь же всегда присутствует наземная сине-зеленая дробянка (Nostoc commune Rch.), имеющая в сухую по­году вид прижатых к земле сухих и тонких, почти черных пленок, при смачивании дождем быстро разбухающих и принимающих темную оливково-зеленую окраску, мох (Tortula ruralis Ehrh.) и печеночник (Riccia cliata Hoffm.). Близ границы с полупустынной зоной появляется черная и белая полынь, а также почвенные лишайники (Parmelia) и др.

Растительность лугов. В составе растительности поемных лугов, как и в низовьях Дона (в Приазовском районе), главное значение имеет пырей (ftgropyrum repens [L]. Р. В.), к которому нередко примешивается в большей или меньшей степени осока ранняя (Сагех praecox Schreb). Мастами можно встретить костер безостый (Bromus inermis Leyss.). Из разнотравья наиболее обычными являются: крестовник (Senecio Jacobaea L), девясил британский (Inula britanica L.), лапчатка ползучая (Potentilla riptans L.), виды конского щавеля (например Rumex crispus L.), алтей аптечный (Althaea officinalis L.), синеголовник (Eryngium planum L.), подма­ренник (Galium geniculatum R .et Sch.)> мышиный горошек (Vicia cracca L.), молочай(ЕирЬогЫа uralensis Fisch.), дикий лук (Allium acutangulum Schrad.), дербенник (Lythrum virgatum L.), желтый осот (Sonchus uliginosus M. В.); на стравленных скотом участках поймы разрастается "божье дерево", иначе полынь высокая (Artemisia procera W.), молочай уральский и со­лодка (Glycyrrhiza glabra L., G. echinata L.). На более или менее засо­ленных местах луга, имеющих вид пятен и небольших полос, растут: кермек (Statice alutacea Czern.), полынь солонцовая (Artemisia sa ina W.), солонечник (Galatella rigidula Novopokr.), бескильница (fltropis disj:ans [L] Grisb. s, a., Crypsis schoenoides Lam и реже С. aculeata Hit); из осоковых здесь можно встретить (Сагех nutans Host и Scirpus maritimus L.).

На свежих песчаных наносах, кроме талы, нередки заросли подбела (Petasites tomentosus D. С).

Растительность заболоченных мест поймы и водоемов (стариц, озер) такова же, как и в низовьях Дона.

Внепоемные леса и кустарники. Байрачные леса в подзоне типча-ково-ковыльной степи отсутствуют. Их заменяют заросли высоких степ­ных кустарников-терна, боярышника, бирючины, крушины, шиповника, бересклета европейского и некоторых других, приуроченных большей частью к балкам.

Однако, там, где для древесной растительности создаются еще бо­лее благоприятные условия местного режима влаги, можно встретить и лесочки. Такими "оазисами" лесной растительности являются, кро­ме поймы, песчаные районы, именно песчаные надпоемные террасы, где выходит или же близко подступает к поверхности грунтовая вода.

На склонах такими местами являются полосы, где обнажаются водо­носные пески, подстилаемые каким-нибудь водонепроницаемым слоем, например плотным песчаником. Это можно наблюдать, например, в до­лине р. Большой, на правом склоне ее в Большинской песчаной даче. Здесь, несколько ниже бровки склона и параллельно ей, вдоль обнажа­ющегося водоносного слоя песка тянется полоска леса, состоящего из березы (Betula pubescens Ehrh.), осины, береста (Ulmus suderosa Moench.) и даже дуба (Quercus Robur L.); из кустарников здесь растут: ива серая (Salix cinerea L.), ожина (Rubus caesius L.), терен, боярышник (Crataegus monogyna Jacq.)n сиберек (CaraganafrutexKoch), Высота деревьев-наи­большая в средней части полосы, где вода просачивается наружу; книзу отсюда, и особенно кверху, высота деревьев быстро снижается. В связи с близостью грунтовой воды в этом лесу были встречены и некоторые болотные растения: камыш (Phragmites communis Trim), посконник (Eupa-torium cannabinum L.), мята (Mentha arvensis L.), череда (Bidens tripar­tita L.), поручейник (Sium lancifolium M. В.), дербенник (Lythrum Sali-caria L.), девясил (Inula Helenium L.) и другие (рис. 10 и 11).

Рис. 10. Березово-осановый лес в долине р. Большой, приуроченный к полосе выхода грунтовой воды из водоносного песчаного слоя, подстилаемого водоупорным слоем песчаника
Рис. 10. Березово-осановый лес в долине р. Большой, приуроченный к полосе выхода грунтовой воды из водоносного песчаного слоя, подстилаемого водоупорным слоем песчаника

Рис. 11. Тот же лес (см. рис. 10) в профиль; заметно ухудшение роста деревьев по направлению вверх и вниз от водоносного слоя
Рис. 11. Тот же лес (см. рис. 10) в профиль; заметно ухудшение роста деревьев по направлению вверх и вниз от водоносного слоя

Чаще, однако, лес в виде небольших островков, так называемых "колков", встречается по более глубоким котловинам на песчаной надпоемной террасе, что можно наблюдать, например, в песчаном массиве между Цымлой и Доном. Так же, как и на соответственных местообитаниях в предыдущей подзоне, здесь встречаются обе березы (Betula verrucosa Ehrh. и В. pubescens Ehrh.) и осина; из кустарников характерны ракит­ник или "кагальник" (Cytisus borysthenicus Gruner) и ползучая ива таль-ничок (Salix rosmarinifolia L.). Из травянистых растений для таких котловин характерно осоковое растение Isolepis Holoschoenus R. et Sch.

Песчаная степь и сыпучие пески. С песчаными надпоемными тер­расами, а также с выходами "коренных" (третичных и меловых) песков связаны ценозы песчаной степи. По общему своему характеру она очень походит на степь черноземных суглинистых почв, но содержит ряд рас­тений, свойственных только ей. Характерны также более редкий траво­стой растительности песчаной степи и отчасти, в связи с этим, присут­ствие почвенных лишайников (Parmelia vagans Nyl. и P. ryssolea Nyl.), отсутствующих или редких на суглинистых почвах типчаково-ковыльной подзоны. Песчаная степь характеризуется своими особыми видами и расами, произрастающими только на песках. Таковы: типчак Беккеров (Festuca Beckeri Hack.), ковыль песчаный (Stipa Joannis Celak. v. sabulosa Pacz.), тонконог сизый (Koeleria glauca D. C.), чебрец душистый (Thymus odoratissimus M. В.), деревей Герберов (Achillea Gerberi M. В., с ним нередко смешивают растущую на суглинистых и глинистых поч­вах R. Ieptophylla М. В.), наголоватка (Jurinea cyanodea [L.] Rchb., J. po-lyclonos D. С), диплахна растопыренная (Diplachne squarrosa Link), ва­силек песчаный (Centaurea arenaria M. В.), гвоздика (Dianthus polymorphus M. В.), козелец русский (Tragopogon ruthenicus [C.A.Mey.] Bess.), скор­цонера мечелистная (Scorzonera ensifolia M. В.) и др. К ним присоединяются некоторые лугово-степные растения, например, тимофеевка (Phleum phleoidesSirnonk.), и полынь непахучая (Artemisia inodora M. В.), а также, особенно на более мелкозернистых песках (содержащих большую примесь глинистых частиц), обычные степные растения: тырса (Stipa capillata L.), типчак желобчатый (Festuca sulcata [Hack.]), тонконог изящ­ный (Koeleria gracilis Pers,) и др. Все перечисленные растения можно встретить, например, в районе Чернышевского лесохозяйства (близ ст. Обливской).

При неосторожном обращении с песками, именно неумеренном выпасе, бессистемной распашке, разбивании колесами, разрыхленные пески, не будучи скреплены корнями растений (преимущественно зла­ков) становятся легко доступными развевающей работе ветра. Работе ветра помогает размыв дождевою водой. Ветер сносит песчаную почву слой за слоем, пока не дойдет до более плотных и связных глинистых прослоек.

Таким образом возникают "котловины выдувания". Выдутый из них песок отлагается обычно неподалеку, образуя рыхлую бугри­стую кайму вокруг котловин выдувания и погребая под собою еще не развеянную почву с сохранившимся гумусовым горизонтом. При более интенсивном "разбивании" и развевании песчаных почв и уничтожении естественной растительности, скрепляющей песок, образуются целые "песчаные поля", целые "массивы" сыпучего песка, нагроможденного в холмы, бугры, или даже в более или менее типичные барханы (Голубинские пески, рис. 12).

Рис. 12. Песчаный холм-бархан в районе ст. Голубинской
Рис. 12. Песчаный холм-бархан в районе ст. Голубинской

На таких "сыпучих" песках могут существовать лишь немногие спе­цифические растения, приспособленные к борьбе с ветром, который то выдувает растения, обнажая корни, то, наоборот, погребает их под песком. Растениями, приспособившимися к жизни в таких условиях, являются: писчик (Elymus giganteus Vahl), песчаная полынь, или песча­ный чернобыл (Artemisia arenaria D. С), песчаная осока (Сагех colchica j. Gay), кагальник (Cytisus borysthenicus Gruner), гвоздика оттопыренная (Dianthus squarrosus M. В.), верблюжья трава (Corispermum hyssopifolium L.) и немногие другие. Они образуют вначале редкий покров, дающий возможность постепенно заселять свободные промежутки как однолет­ним растениям, например, ломкой ржи (Secale fragile L.), песчано­му подорожнику (Plantago arenaria W. К.), так и многолетним расте­ниям: вейнику (Calamagrostis epigeios Roth), молочаю (Euphorbia Gerardiana Jacq).

Если вовремя прекратить выпас, то разбитые пески довольно ско­ро зарастают дикорастущими растениями, но процесс "закрепления" песков можно уско­рить посадкой (или посевом) культурных растений. Испытан­ным и притом хоро­шим закрепителем песков являются у нас шелюга, иначе крас­нотал (Salix acutifolia W.), которая может быть использована также для различных плетеных изделий (корзин, легкой мебели и т. п.). Местами на песках с успехом разводят сосну (Pinus silvestris L., рис. 13) и виноград. На более мелкозернистых пес­чаных почвах хорошо удаются арбузы, дающие на песках, как и виноград, высокий процент сахаристости.

Растительность залежей и выгонов. Описанные выше целинные, т. е. никогда непаханные степи в Ростовской обл. сохранились лишь в немногих местах и большей частью незначительными по площади участками. Сотни, а иногда даже тысячи гектаров целины, еще можно кое-где найти в некоторых коневодческих и сенозаготовительных хозяй­ствах, а также на участках, резервированных для военных упражнений. На остальной площади место степных растений, сохранившихся лишь по „неудобным" для пахоты местам (крутые или каменистые скло­ны) заняли различного рода культуры: посевы пшеницы, ячменя, жи­та, подсолнечника, кукурузы, кормовых трав и др. или же пары, залежи, выгоны, растительность которых, хотя и не является культурной, но в известной мере представляет результат воздействия человека на природу.

К описанию этих "вторичных, или "полунатуральных", типов рас­тительности мы сейчас и обратимся.

Если почему-либо поле, бывшее до сего времени под посевом, осталось незасеянным, запущено в "залежь" или под "толоку", то в первом году "отдыха" поля от посевов оно зарастает различного рода "бурьянами". Так народ называет по большей части однолетние или дву­летние, реже многолетние грубостебельные сорняки из класса двудоль­ных. Эти сорняки, разросшиеся в той или иной мере еще в посевах, теперь, когда конкуренция с культурными растениями уже отпала, с первого же го­да завладевают полем, пышно разрастаясь на нем. Сюда относятся: сурепка (Sinapis arvensis L.), гулявники (Sisymbrium Sophia L., S. Loeselii L.), со-кирки (Delphinium paniculatum Host.), лебеда (Chenopodium album L.)" нехворощ (Rrtemisia scoparia W. К.), василек раскидистый (Centaurea diffusa Lam.), курай (Salsola ruthenica Iljin), осот (Sonchus asper L.),ocot розовый, или будяк (Cirsium setosum M. В.) и др. (см. ниже - сорные растения); из однолетних злаков на 1-2-летних так называемых, "мо­лодых" или мягких залежах, обычны мышей (Setaria viridis P. В., а в менее засушливых районах также Setaria glauca (L.) Р. В.); костры; кровельный (Bromus tectorum L.), развесистый (В. japonicus Thnbg.), растопыренный (В. squarrosus L.)

Рис. 13. Искусственное закрепление сыпучих песков в Ореховском лесничестве. Хорошо заметен угнетенный рост сосны на дне котловины выдувания и лучший по краю котловины
Рис. 13. Искусственное закрепление сыпучих песков в Ореховском лесничестве. Хорошо заметен угнетенный рост сосны на дне котловины выдувания и лучший по краю котловины

Из многолетних злаков здесь можно найти пырей (Agropyrum repens [L.] P. В.), которого в 1-м году отдыха залежи обыч­но бывает мало. Одна­ко, с 3-го года пырей настолько разрастает­ся, что уже начинает доминировать на зале­жи, бурьяны же в зна­чительной мере исче­зают. Пырей господствует на залежи довольно долго.

Залежи с господ­ством пырея могут быть с успехом использованы в качестве сенокосных угодий, причем залежное пырейное сено ценится довольно высоко. Молодые бурьянные залежи могут быть использованы лишь как кормовое угодье для овец и в лучшем случае также для крупного рогатого скота. Для лошади такой бурьянный корм непригоден.

Если залежь продолжает оставаться нераспаханной, то по мере уплотнения почвы и слияния пахотного горизонта с подпахотным, пырей на такой уже сухой для него почве начинает мельчать и изреживаться, уступая место растениям, характерным для целинных почв - тонконогу, типчаку, ковылям и др.

Этот процесс "зацелинения" залежи заканчивается обычно через 2-3 и более десятка лет. К этому времени залежь совершенно очи­щается от сорных растений.

Если залежь служит не сенокосным угодьем, а выгоном, то вслед­ствие постоянного уничтожения скотом более съедобных растений,пе­ревес получат такие несъедобные или малосъедобные, а также не боящиеся вытаптывания растения, как австрийская полынь, молочаи (Euphorbia Esula L., E. Gerardiana Jacq., E. glareosa M. В.), василек раски­дистый (Centaurea diffusa Lam.), спорыш (Polygonum aviculare L.), однолетние костры (Bromus tectorum L.), серко (Ceratocarpus arenarius L.), чертополохи (виды Carduus), и некоторые другие; большую роль играет на выгонах живородящий мятлик (Роа bulbosa L. v. vivipara Koeler), успевающий закончить цикл своего развития образованием луковичек уже во 2-й половине мая.

Особенно сильно стравленными являются приселенные выгоны. Их можно узнать уже издали по серому цвету, придаваемому им обильно разросшейся австрийской полынью.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Фейерверк РК7336 Новогодний Отрыв - фильм Новогодний Отрыв www.ooors.ru.


Пользовательского поиска