История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Приазовсний район разнотравно-злаковой подзоны

Терны. В приазовском районе разнотравно-ковыльной подзоны (в области распространения приазовского чернозема) условия существо­вания для леса не благоприятны. Байрачные леса здесь отсутствуют; их заменяют заросли кустарников, в которых преобладающей породой является терен; отсюда и название их "терны". Такие терны можно наблюдать, например, в лощинах и балочках, прорезывающих правый склон долины Дона между Ростовом и Новочеркасском. Даже поем­ные леса редки в приазовском районе, что, кроме общих климатиче­ских причин (неблагоприятный режим влаги, вследствие сильного испа­рения, вызываемого высокой летней температурой и сухостью воздуха), стоит, вероятно, в связи с солонцеватостью и солончаковатостью почв поймы.

Травянистая растительность приазовской степи. Для степной тра­вянистой растительности условия существования в приазовской степи достаточно благоприятны, о чем свидетельствует хотя бы плодородие приазовских черноземов. Травостой ковыльной степи здесь довольно высокий и, сравнительно с типчаково-ковыльной подзоной, богатый. Однако, процент лугово-степных видов здесь ничтожен. Из них в приазов­ской степи в плакорных условиях (на ровной степи, не в западинах) мож­но встретить лишь немногие, именно: тонколистную вику (Vicia tenui-folia Roth), таволожку (Filipendula hexapetala Gilib.), истод (Polygala comosa Schk.), изредка гранатник (Libanotis montana АН.), незабудку (Myosotis silvatica Hoffm.), фиалку (Viola collina Bess.), полынь непаху­чую (Artemisia inodora M. В.). Гораздо больше лугово-степных растений в лощинах и в западинах. Очень обычны в приазовской степи: воро­нец (Paeonia tenuifolia L.), ферула желобчатая (Ferula ferulago L.), жигу-нец-ломонос (Clematis Pseudoflammula Schmalh.), василек трехжилковыи (Centaurea trinervia Steph.) и сжатый (С. stricta W. et К.), сочевичник (Orcbus pallescens M. В.). Виды ковылей здесь те же, как и в осталь­ной части подзоны разнотравно-ковыльной степи, но Stipa stenophylla Czern. и S. Joannis Celak. окончательно переходят в западины или даже совсем отсутствуют. Из других злаков обычны: типчак (Festuca sulcata [Hack.] Richt.), тонконог (Koeleria gracilis Pers.), мятлик (Роа angustifolia L.), костер прямой (Bromus riparius Rehm.), пырей сизый (Agropyrum intermedium P. В.). Начинает попадаться житняк (flgropyrum cristatum [L,] Gartn. s. а.), столь обычный в подзоне типчаково-ковыльной степи. Перекати-поле и "южные степняки" играют в приазовской степи еще большую роль, чем в остальной части разнотравно-ковыльной подзоны, но в общем видовой состав беднее, чем в этой последней. В связи с большей засушливостью приазовской степи и более редким травостоем, весенние эфемеры - однолетники, особенно на выбитых и стравленных скотом местах, играют в ней довольно большую роль; из них назовем: крупку (Draba nemorosa L. и Erophila verna [L.] E. Меу.), бурачки (fllys-sum desertorum Stapf, fl. fllyssoides L., Meniocus Iinifolius D. С), репя-шок (Ceratocephalus orthoceras D. С), вероники (Veronica verna L., V. polita Fr., V. praecox AIL), перелойку (Androsace maxima L.).

Южные склоны. На южных склонах, с их сильно изреженным травостоем, как результат влияния сухости, обычны эфемеры, как однолетники, так и луковичные, например, тюльпаны (Tulipa Schrenkii Rgl., Т. Biebersteiniana R. et Sch.), гусиный лук (Gagea bulbifera Schult., Q. pusilla Schult., G. arvensis Schult.), птицемлечник (Ornithogalum tenui-folium Quss). Здесь (рис. 5), на смытых глинистых, каменистых и песчаных почвах, наряду с обычными, преимущественно южными, степными растениями встречаются средиземноморские виды, например: бо­родач (Andropogon ischaemum L., Crupina vulgaris Cass., Centaurea salonitana Vill., С sterilis Stev [Персиановка]), дубровник (Teucrium polium L., Thymelaea Passerina Coss. et Germ.), а также ксерофиты полупустын­ной флоры: кохия простертая (Kochia prostrata Schrad.), деревей узко­листный (Achillea leptophylla M. В.), трава Кузьмича (Ephedra vulgaris Rich.); близ Персиановки на известняках встречается западно-азиатское растение "свеча" (Eremurus spectabilis M. В.).

Рис. 5. Контраст между растительностью северного склона (направо) и южного (налево) в балке 'Голицыно' близ Новочеркасска. Южный склон занят бородачей степью (Andropogon ischaemum L.), днище же балки и северный склон - зарос­лями терна и оругих кустарников, к которым подсажены некоторые древесные породы.
Рис. 5. Контраст между растительностью северного склона (направо) и южного (налево) в балке 'Голицыно' близ Новочеркасска. Южный склон занят бородачей степью (Andropogon ischaemum L.), днище же балки и северный склон - зарос­лями терна и оругих кустарников, к которым подсажены некоторые древесные породы.

Довольно характерны также для южных склонов приазовского района злак диплахна (Diplachne bulgarica Bornm.) и зонтичное Muretia Jutea Boiss.

Лиманы. В юго-восточной части приазовского района, а также в задонской степи между Доном и Манычем, на широких ровных водо­раздельных плато встречаются более или менее обширные, или же небольшие по площади, неглубокие бессточные западины, с луговой или лугово-степной растительностью, а в центральной части, где подолгу задерживается дождевая вода,- с болотно-луговой растительностью. Это так называемые "лиманы", "роды", "лопатины", "бурукчуны" (впрочем, бурукчунами называют и самые плато с широкими бессточными запа­динами). Примером могут служить лиманы, расположенные в районе станицы Мечетинской и станции Атаман. В них наблюдается пестрая (в зависимости от условий увлажнения) смесь луговых, степных, болот­ных, а в условиях накопления солей - и галофильных растений. Здесь можно встретить заросли вейника (Calamagrostis epigeios Roth), пырея (Agropyrum repens [L.] P. В.), костра безостого (Bromus inermis Leyss.), чаполоть (Hierochloa odorata Wahlenb.), солодку (Glycyrrhiza glabra L.), попадаются даже камыш (Phragmites communis Trin.), чакан (Typha angu­stifolia L.), сусак (Butomus umbellatus L.), дербенник (Lythrum Salicaria L., L. virgatum L.), некоторые осоковые (например Scirpus maritimus L., Carex nutans Host., С praecox Schreb.) и другие болотные и луговые растения.

Заливные луга и займища. Обычным местообитанием луговой, болотной и водной растительности являются так называемые поймы и займища (заливные долины рек). Луговые и болотные ценозы, находясь, благодаря близости грунтовой воды, в благоприятных условиях водного режима, в меньшей степени испытывают на себе влияние зональности - изменений климата в определенном направлении. Однако, все же H3j вестные различия в растительности пойм, скажем, северной и южной части области, существуют. Например, солончаковый тип раститель­ности лучше развит в поймах южной части области, а луга северной части поймы Дона по своему составу несколько отличаются от лугов южной части. Так, по данным С. Г. Горшковой, на севере доминирует лисохвост (Rlopecurus pratensis L.), а на юге-пырей (Rgropyrum repens [L.] Р. В.).

Если сравнивать между собою поймы больших и маленьких рек в пределах одной и той же широты, то поймы больших рек, благодаря вероятно лучшему промыванию их почв, засолены в меньшей степени, чем поймы маленьких рек, что, конечно, соответственным образом сказывается и на их растительности.

Наибольший интерес представляет Донское займище. В нижнем течении Дона, ниже ст. Мелеховской, пойма Дона становится очень широкой, простираясь на несколько километров в ширину. Река обра­зует здесь многочисленные старицы, ерики, рукава. Таким рукавом яв­ляется, например, Лксай, отходящий от основного русла Дона у ст. Мелеховской, и впадающий в Дон у ст. Аксайской, и Мертвый Донец, отходящий от Дона ниже ст. Гниловской. Присутствие ериков, пони­жений и повышений поверхности поймы, разнообразие почв по меха­ническому и химическому составу (например, по содержанию раство­римых солей), а также по влажности, создают в пойме большое разно­образие растительных ценозов, а непостоянный режим поймы - также нередко и их неустойчивость.

В Донском займище, в его нижней части (ниже ст. Мелеховской) наземная растительность слагается из трех основных типов: 1) луго­вого, 2) болотного и 3) солончакового; эти типы связаны между собой переходами. Древесная растительность не играет здесь большой роли и представлена, главным образом, прибрежными зарослями талы (Salix triandra L., S. purpurea L., S. viminalis L. s. a.).

В составе луговых ценозов из злаков наибольшую роль играет пырей (Rgropyrum repens [L.] Р. В.), затем, особенно в слегка засолен­ных местах, овсяница камышевая (Festuca arundinacea Schreb.); меньшую роль играет мятлик луговой (Роа pratensis L. s. а.), тимофеевка лу­говая (Phleum pratense L. incl. Ph. nodosum L.), овсяница луговая (Festuca pratensis Huds.), костер безостый (Bromus inermis Leyss.), полевица белая (Rgrostis a ba L.), перловник высокий (Melica altissima L.), вей-ник (Calamagrostis epigeios Roth); в более влажных местах растет манник (Glyceria aquatica Wahlenb.). Вместе со злаками нередко растут, даже на сравнительно сухих местах, некоторые осоки, именно, осока ранняя (Са-rex praecox Schreb.) и поникшая (С. nutans Host), но обычно осоки приурочены к более влажным - болотным и полуболотным - почвам.

К злакам в большом количестве примешиваются различные двудольные ("разнотравье"), портящие своими толстыми грубыми стеблями качество займищного сена, которое поэтому ценится ниже степного сена; сюда относятся: крестовник (Senecio Jacobaea L.), девя­сил британский (Inula britanica L.), алтей аптечный (RIthaea officinalis L.), конский щавель (Rumex crispus L., R. stenophyilus Ledb.) и другие виды Rumex, молочай уральский (Euphorbia uralensis Fisch.), полынь высокая (Rrtemisia procera W.), подмаренник коленчатый (Galium geniculatum R. et Sch.), вероника длиннолистная (Veronica longifolia L.), дербенник (Lythrum Salicaria L., L. virgatum L.), авран (Gratiola officinalis L.), лапчат­ка ползучая (Potentilla reptans L.), жеруха (Roripa brachycarpa [C. R. Mey.] Woron. и R. austriaca [Crtz.] Bess.), василистник желтый (Thalictrum; flavum L.); из бобовых здесь встречаются: мышиный горошек (Vicia сгасса L., реже V. picta Fisch.), чина луговая (Lathyrus pratensis L.) и мохнатая (L. hirsutus L.), клевер луговой (Trifolium pratense L. ssp. palli­dum [W. К.]), ползучий (Т. repens L.), распростертый (Т. diffusum Ehrh.), земляничный (Т. fragiferum L.), солодка (Glycyrrhiza glabra L., G. glan-dulifera W. K., G. echinata L.).

В болотных ценозах главную роль играет камыш (Phragmites com­munis Trin.), называемый в более северных областях СССР тростником и образующий, обычно, целые заросли. В дельте Дона он является даже доминирующим, ландшафтным растением, достигая иногда высоты, значительно превышающей рост человека. Из других болотных расте­ний назовем чакан, или рогоз (Typha angustifolia L., Т. latifolia L., T. Lax-manni Lepech., обнаруженный H. R. Ивановой и R. В. Богданом в дель­те Дона), кугу (Scirpus Tabernaemontani Gmel., S. lacustris L., S. trique-ter L., S. maritimus L., произрастающий и на относительно сухих местах), (Cyperus serotinus Rottb., Heleocharis palustris R. Br. s. а., ежеголовку (Sparganium ramosum Huds.), сусак (Butomus umbellatus L.), частуху (Rlisma Plantago L. s. а.), стрелолист (Sagittaria sagittaefolia L.), поручей­ник (Sium lancifolium M. В.), омежник (Oenanthe aquatica Lam.), касатик аировидный (Iris pseudacorus L.), аир (Rcorus Calamus L.) и различные осоки, как, например, Carex riparia Curt., С. gracilis Curt., С. Hudsoniiy С. vulpina L., С. acutiformis Ehrh., С. hirta L. и др.).

Рис.6. Солончак (в долине Тузлова близ Новочеркасска) с бескильницгй - Atropis и солян­кой- Salsola Soda L.
Рис.6. Солончак (в долине Тузлова близ Новочеркасска) с бескильницгй - Atropis и солян­кой- Salsola Soda L.

Галофильный тип растительности (рис. 6 и 7) представлен ценозами типичных солончаковых растений, в состав которых входят: солерос (Salicornia herbacea L.), сведа (Suaeda prostrata Pall.), солянки (Salsola Soda L., Obione pedunculata Moq.-Tand.), солончаковая астра (Tripolium vulgare Nees), торичник (Spergularia marginata С R. Mey.)r бескильница (fltfopis distans [L.] Grisb. s. а.), кермеки (Limonium Gme-Iini [W.], L. tanaiticum Gamajunowa), триостренник (Triglochin mariti-ma L). На менее засоленных почвах поймы, иногда в смеси с преды­дущими, растут: морковник Бессеров (Silaus Besseri D. С), Peucedanum latifolium D. С, журавельник (Geranium collinum Steph.), хринок (Lepi-gium latifolium L.), солончаковая полынь (Rrtemisia maritima L. ssp. sa-Iina W.), скорцонера мелкоцветная (Scorzonera parviflora Jacq.), одуванчик болотный (Taraxacum laevigatum D.C.), подорожник Корню (Planfi Itago Cornuti Gouan); здесь же можно найти ряд луговых растениq - овсяницу камышовую, пырей, полевицу белую, лисий хвост (Rlopecurus ventricosus Pers.) и некоторые другие, намечающие переход к луговым ценозам.

Но нередко галофильные растения - солерос, сведа, солончаковая астра и др.- вcтре­чаются и в болотных ценозах, произрастая вместе с камышом, кугой и др. и создавая, таким образом, переход к болотным ценозам. Существуют многочис­ленные переходы и от болотных ценозов к луговым - болотно-луговые ценозы, влажные луга; наконец, встречаются ценозы, в которых смешиваются луговые, болотные и галофиль­ные растения.

Рис. 7. Солерос - Salicornia herbacea L.
Рис. 7. Солерос - Salicornia herbacea L.

Растительность водоемов. В старицах - рукавах, озерах и ериках низовьев Дона из растений, совершенно погруженных в воду так что у большин­ства видов высовываются над водой лишь цветы, встречаются рдесты (Potamogeton perfoliatus Ц P. crispus L., P. pectinatus L., P. pusillus L.), валлиснерия (Vaili snerfa spiralis L., дельта Дона), водяная зараза (Elodea canadensis Mich. Ро­стов), виды роголистника (Ceratophyllum, чаще всего С. demersum L.), тысячелистника (Myriophyllum verticillatum L., M. spicatum L.) и резака (Najas minor All.). Из водных растений с плавающими листьями обычны: кубышка (Nuphar luteum Sibth.), водяная лилия fNymphaea alba L.), рдест плавающий (Р. natans L.), водяной папоротник (Salvinia natans) *, во­дяная гречиха (Polygonum amphibium L., Limnanthemum nymphaeoides Link), водокрас (Hydrocharis Morsus ranae L.); сюда же можно отнести ряску (Lemna minor L. и L. trisulca L.). Местами, но уже в среднем те­чении Дона-станицы Константиновская, Цымлянская, а также в стари­цах Донца (ст. Каменская) и Медведицы (Рахинская дача) встречается водяной орех (Тгара caucasica Fler. v. tanaitica Fler.).

Несколько иной характер носит растительность солонцеватых во­доемов. Так, в старицах р. Тузлова, близ Новочеркасска, растут: рдест гребенчатый (Potamogeton pectinatus L) и цаннихелия (ZannichelHa реdunculata Rchb); здесь же встречаются оба вида резака (Najas major AII. и N. minor), а также крупные водоросли - макрофиты: хара (Chara foetida) и кишечка (Enteromorpha sp.).

* (Salvinia natans попадается также в старицах Донца между Усть-Быстрянской и Н. Кундрючьей и в озерках среди песков Ярчадинской лесной дачи.)

Растительность надпоемных террас. На возвышающейся над пой­мой второй террасе, вышедшей из сферы разлива, мы сталкиваемся уже с ценозами, переходными от луговых к степным, а также с более или менее типичными степными ценозами. Здесь же, в случае глини­стого или суглинистого субстрата, встречаются и пятна структурных солонцов с солонцовой полынью (Rrtemisia salina W.), камфоросмой (Camphorosma monspeliacum L.), бескильницей (Rtropis distans Grisb. s. а.), типчаком (Festuca sulcata valesiaca Hack.), сарептским кермеком (Limonium sareptanum [Becker]j и др.; солонцы эти обычно вкраплены в виде пятен в основной фон растительности степного характера,

Совершенно иной выглядит растительность песчаных надпоемных террас, песчаных почв вообще. По Дону (например в быв. Верхне-Донском округе), Чиру, Калитве, Донцу над поймой возвышается, иногда на несколько метров, терраса, сложенная во многих местах не глинистыми породами, а песками, нанесенными когда-то мощными речными пото­ками; с течением времени в силу углубления рекою своего ложа, эти отложения вышли из сферы весеннего разлива (половодья), образовав так называемую надпоемную террасу. Местами верхние слои этой пес­чаной толщи подвергались развеванию, имевшему место как в далекое прежнее время (так называемый сухой, иначе ксеротермический после­ледниковый период), так, под влиянием выпаса и распашки, и в совре­менную эпоху. Песчаные почвы, по сравнению с глинистыми и сугли­нистыми, являются более выщелоченными и отличаются в наших усло­виях более благоприятным для растительности режимом влаги.

При известных условиях, именно в котловинах с близкой грун­товой водой (пресной), здесь можно встретить местами островки ("колки") леса, большей частью состоящие из березы (Betula verru­cosa Ehrh. и В. pubesens Ehrh), к которой иногда подмешивается осина (Populus tremula L.) и даже, в северной части области, дуб (Quercus Robur L.). В этих колках и вообще в котловинах с близкой грунтовой водой, изредка встречаются столь редкие на юге северные формы, как например мхи-кукушкин лен (Polytrichum commune L.) - ст. Луган­ская, торфяной мох (Sphagnum Girgensohnii Russ.) - Арчадинская дача, плаун (Lycopodium inundaturn L. - ст. Луганская и L. clavatum L. - Ярчадинская дача, по В. Н. Сукачеву), папоротник (Dryopteris thelypteris [L] fl. Gray) - ст. Луганская. Все эти растения, вместе с березой, явля­ются у нас, повидимому, пережитками ледникового времени, сохранив­шимися лишь здесь, в песчаных районах, в силу благоприятных для них особенностей песчаных почв (выщелоченность, влажность).

Повышения, расположенные между котловинами с близкой грун­товой водой, заняты песчаной степью, растительность которой в боль­шинстве случаев сильно нарушена человеком. Описание ее будет дано в соответственном месте следующей главы, посвященной раститель­ности подзоны типчаково-ковыльной степи, где песчаные ландшафты так же весьма нередки.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




http://uristvologda.ru/deed-of-gift.html составление договора дарения квартиры.


Пользовательского поиска