История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Деятели литературы и искусства - наши земляки

С историей дореволюционного Дона связана жизнь многих талантливых представителей русской литературы и искусства. Одни из них являются нашими земляками по месту рождения, другие связали свою деятельность с Доном.

Здесь публикуются лишь некоторые документы, отражающие тот период жизни писателей, художников, который связан с пребыванием их на Дону.

Глубокой любовью нашего народа пользуются писатели А. П. Чехов, А. С. Серафимович, К. А. Тренев и др.

В развитии Чехова-писателя большую роль сыграли годы, проведенные им на родине, в Таганроге. Здесь, в маленьком саманном домике, в семье купца 3-й гильдии П. Е. Чехова родился будущий писатель. 19 лет, проведенные в Таганроге, являются годами, когда формировался его моральный и эстетический облик. Будучи гимназистом, Чехов постоянно посещал Таганрогскую библиотеку, читал Гончарова, Тургенева, Белинского, Добролюбова, Салтыкова-Щедрина.

Впоследствии Чехов постоянно заботился о росте фонда Таганрогской библиотеки (документ № 4). Первая партия книг для нее была им отправлена в 1890 г., а последняя - за месяц до смерти. Даже личную свою библиотеку Чехов передал Таганрогу. Хранится она сейчас в литературном музее им. А. П. Чехова.

Сложное противоречивое чувств сохранил Чехов к своему родному городу. Он ненавидел убогую жизнь обывателей с ее низменными интересами и любил свой город как родину, заботясь о его росте. Не случайно Чехов говорил; «После Москвы я более всего люблю Таганрог. Тянет сюда, хоть на несколько дней я должен время от времени сюда приезжать...»

Целый ряд произведений А. П. Чехова тесно связаны с родными местами: «На пути», «Письмо к ученому соседу», «Счастье», «Перекати-поле», «Степь», «Огни», «В родном углу» и др.

С удивительной силой Чехов рисует картины донской природы, а также таганрогской действительности - с его мещанским бытом, купцами, чиновниками. Мы помещаем ряд документов гимназического периода жизни Чехова, документы, отражающие его отношение к родному городу.

Для нашего Дона особенно близок и дорог уроженец ст. Нижне-Курмоярской, талантливый русский советский писатель Александр Серафимович Серафимович (Попов) (1863-1949). На Дону, в ст. Усть-Медведицкой, Серафимович провел многие годы жизни.

Семья писателя жила в крайней бедности, но Александру удалось, хотя и с большим трудом, поступить на физико-математический факультет Петербургского университета. В университете Серафимович примкнул к революционным кружкам студенческой молодежи. Там он познакомился с братом В. И. Ленина - А. И. Ульяновым.

В связи с покушением на Александра III Серафимович написал революционную прокламацию. В июне 1887 г. он был арестован и сослан в г. Мезень, Архангельской губернии (документ № 7).

В изгнании друзьями Серафимовича были политические ссыльные, среди которых известный организатор и руководитель Морозовской стачки 1885 г. ткач П. А. Моисеенко.

С 1890 г. Серафимович отбывал ссылку на Дону, в ст. Усть-Медведицкой (1890-1902 гг.). Несмотря на «гласный» и «негласный» надзор полиции, он поддерживал связь с революционно настроенной частью местных жителей, среди которых были его товарищи по гимназии Ф. Васильев и И. Гордеев. Вместе они организовали подпольный революционный кружок, который был связан с революционным кружком в сл. Михайловской, руководимым известным революционером В. Алабышевым. В это время Серафимович написал целый ряд произведений, в которых с глубоким сочувствием рисует тяжкую жизнь трудящихся масс, их каторжный труд и вечную борьбу с нуждой.

По истечении срока ссылки Серафимович жил в Новочеркасске. Сотрудничая в газете «Приазовский край», он внимательно изучал жизнь и быт местного населения: казачества, шахтеров, рыбаков. Свои впечатления он описывал в целом ряде рассказов таких как «Под землей», «Семишкура», «На заводе», «Сцепщик», «Степь и море», «В калмыках» и др.

Творческий расцвет Серафимовича наступил после Великой Октябрьской революции.

Среди донских степей протекали детские и юношеские годы известного писателя, одного из лучших представителей советской драматургии К. А. Тренева (1878-1945).

Родился Тренев в Харьковской губернии, но, когда мальчику было всего шесть лет, семья его поселилась на Дону, на хут. Мокрая Журавка, близ г. Миллерово. Дон писатель считал своей родиной, любовь к которой сохранил на всю жизнь. Он писал: «Я глубоко и на всю жизнь люблю свою родину - Дон, где я провел детство, юность и зрелые годы. С описания этих самых мест, с описания тихого Дона и его людей я начал свой литературный путь. Всю силу своей любви, восторга и печали я вложил в эти описания. На земле нет для меня более дорогого, близкого и любимого места, чем тихий Дон и его широкие, блестящие и грезящие поля...» (Писатели советского Дона. Ростов-на-Дону, 1949, стр 73).

В 1898 г. Тренев впервые напечатал в газете «Донская речь» свой рассказ из жизни крестьян «На ярмарку».

В течение 1905-1906 гг. он был редактором газеты «Донская жизнь» и одновременно сотрудничал в газете «Донская речь» (Газеты буржуазно-либерального направления), помещая под псевдонимом К. Харьковский статьи и фельетоны, направленные против реакции, наступившей после поражения революции 1905 г.

Статьи его не остались незамеченными со стороны властей, и с этих пор в списках «неблагонадежных лиц» Донская охранка записывает «Тренева Константина Андреева» (ГАРО, ф. 826, оп. 1, д. 44, л. 68; ф. 829, оп. 1, д. 1262, л. 86 об.).

За помещенную в газете «Донская жизнь» заметку, рассказывающую о том, что предводитель дворянства Черкасского округа Леонов пытался при содействии полиции оказать давление на выборщиков в Государственную думу, Тренева вызывают в суд (документ № 8), а затем и высылают из пределов Донской области, как «неблагонадежного» и неугодного местному дворянству журналиста.

В дореволюционный период Тренев-журналист и писатель занимал свое место среди лучшей части демократических русских писателей.

В Ростове жил и выступал на страницах местной прессы известный писатель А. И. Свирский (1865-1942).

Родился Свирский в Ростове-на-Дону, в семье рабочего табачной фабрики Асмолова. Учился в ростовском ремесленном училище. В 1892г. Свирский опубликовал в газете «Приазовский край» первое свое произведение «Памяти А. В. Кольцова», а затем цикл очерков о Ростове, которые вышли отдельной книгой «Ростовские трущобы».

Очерки Свирского рассказывают о нищей, бесправной жизни народа, о растущем сопротивлении и ненависти его к угнетателям. Советским читателям он известен как автор «Рыжика», «Истории моей жизни».

Мы публикуем отрывки из ранних очерков писателя, в которых он дает яркую характеристику дореволюционного Ростова.

Широкой известностью в нашей стране пользуется имя выдающегося художника-пейзажиста Николая Никаноровича Дубовского (1859-1918). Родился Дубовской в г. Новочеркасске, в семье донского казака. Интерес к живописи у него проявился еще в раннем детстве. В 1877 г. Дубовской поступил в Петербургскую академию художеств. Учителем его был художник-пейзажист М. К. Клодт, картины которого сыграли большую роль в развитии русского реалистического пейзажа. Академию художник не окончил, отказавшись писать работу на заданную тему по примеру участников «бунта» в Академии художеств в 1863 г., когда целый ряд художников покинули академию, не желая писать программные «академические» картины.

Вскоре Дубовскойпримкнул к русскому прогрессивному художественному объединению - Товариществу передвижных художественных выставок,-созданному по инициативе Г. Г. Мясоедова, И. Н. Крамского, Н. Н. Ге, В. Г. Перова и др. С 1884 г. он являлся участником передвижных выставок.

Развивая традиции русской пейзажной живописи, Дубовской создал свой тип пейзажа. Пейзаж Дубовокого лаконичен и прост, проникнут оптимизмом. Любимыми темами Дубовского были картины русской природы. К числу лучших пейзажей его относятся «Зима» (1884), «Ранняя веска» (1886), «Поздняя осень» (1886), «Притихло» (1890). Картина «Притихло» была написана художником на основе этюда, привезенного с Балтийского взморья, и получила высокую оценку мастеров русской живописи.

Академия художеств, признав исключительные заслуги Дубовского в искусстве, в 1898 г. избрала его академиком, а в 1900 г. - действительным членом Академии.

С 1911 г. Дубовской стал профессором Академии художеств и руководил мастерской пейзажной живописи. Ученикам своим он старался привить вкус к точному изображению натуры, до конца оставаясь верным реалистическим традициям передвижников.

Дубовокой принимал активное участие в общественной жизни, живо откликался на нужды художников, заботился о росте молодых дарований, о состоянии учебы в художественных школах.

Своей родине - Дону Дубовской посвятил целый ряд картин. Это пейзажи донской степи - «Ураган в степи» (1890), «Сенокос», «Мишкина балка» и др. Дубовской заботился о пополнении художественного фонда Новочеркасского музея истории донского казачества (документ № 11), целый ряд своих картин и этюдов он подарил музею. Несколько этюдов мы публикуем.

Дубовской радостно приветствовал Великую Октябрьскую социалистическую революцию, предвидя расцвет искусства, необходимого народу.

Детские и юношеские годы выдающегося русского художника К. А. Савицкого прошли в г. Таганроге, Савицким был создан целый ряд картин, правдиво отображающих жизнь народа, впоследствии некоторые он подарил таганрогскому музею. В одном из своих писем директору таганрогского музея и библиотеки Иорданову Савицкий писал: «...Блеснет ли в жизни моей луч счастья и радости, нахмурится ли чело скорби и горя, всегда Таганрог, Азовское море, родная сердцу моему Франковка согревают и поддерживают меня, картины родины вдохновляют мое художественное творчество...».

Нашими земляками являются И. И. Крылов, родившийся в донской станице Елизаветинской, известный русский советский художник, автор картины «Ковыльная степь», получившей мировую известность; М. Б. Греков, уроженец хут. Шарпаевки, Области войска Донского, известный мастер батальной живописи.

Среди замечательных музыкантов нашей страны, наших земляков, есть одно имя, к сожалению, малоизвестное современной молодежи - Константин Михайлович Думчев. Этим именем мы можем гордиться, оно занесено на Доску почета Московской Консерватории рядом с именами А. В. Неждановой, Л. В. Николаева и др.

К. М. Думчев прожил долгую жизнь (родился в 1879 г. в Новочеркасске, умер в 1948 г.). Отец Думчева - Михаил Фирсович был большим любителем музыки, и эту любовь он передал сыну. С пяти лет Костя начал обучаться игре на скрипке. В восемь лет он дал свой первый концерт, с девяти лет он уже дирижировал симфоническим концертом в Екатеринодаре. Половина жизни музыканта прошла в дореволюционное время. Тогда он проявил себя как замечательный музыкант-исполнитель. Весь период своей жизни после 1917 г. Думчев посвятил преподавательской и общественной деятельности в родном городе, заботливо воспитывая молодых музыкантов.

В дни Великой Отечественной войны Думчева часто можно было видеть со скрипкой у постели раненого бойца, в госпитале или на импровизированной концертной площадке в воинской части.

Наша публикация в соответствии с хронологическими рамками сборника посвящена дореволюционному периоду творчества К. М. Думчева.

В 1889 г. начинается первое концертное турне Кости Думчева по России (Петербург, Москва, Харьков, Киев, Саратов и многие другие города), а затем большая концертная поездка по самым отдаленным местам Сибири. Юный музыкант проехал в двухместной кибитке всю Россию до океана. Завершением турне явилось посещение Китая, Японии, Америки, европейских стран.

В период с 1894 по 1900 г. концерты Думчева прекращаются. В это время он систематически занимается изучением музыки и общеобразовательных дисциплин в Петербургской консерватории, затем у скрипача Сезара Томсона. Неудовлетворенный достигнутым, Думчев в 1900 г. поступил в Московскую консерваторию в класс И. В. Гржимали, которую он окончил в 1902 г. со званием свободного художника, золотой медалью и занесением имени на Доску почета.

Думчев был не только блестящий скрипач, но и талантливый композитор. Опыты композиции относятся еще к девятилетнему возрасту, когда была написана мазурка, исполнявшаяся им в первых концертах. В годы обучения в Петербургской консерватории Думчев изучал гармонию под руководством А. К. Лядова.

Перу Думчева принадлежат 48 произведений: два концерта, две сюиты, три мазурки, калриччио, вариации на тему песни «Ехал казак за Дунай», две испанские серенады, несколько ноктюрнов и ряд мелких скрипичных произведений (Рукописи сочинений находятся в личном архиве жены скрипача Н. П. Апостоловой, живущей в Новочеркасске).

Жизнь Думчева была богата встречами с выдающимися деятелями русского искусства.

В январе 1893 г. Думчев встретился в Одессе с П. И. Чайковским. Чайковский высоко оценил выдающиеся музыкальные способности юного скрипача (См. М. Чайковсккй. Жизнь П. И. Чайковского, т. 3, стр. 597). Благодаря сердечному отношению и доброжелательности Чайковского Думчев получил тогда от одного из поклонников Петра Ильича - композитора Н. Н. Тарновского в подарок скрипку работы итальянского мастера Санто Серафино, на которой играл неизменно всю жизнь. При расставании, как вспоминает Думчев, Чайковский подарил портрет с теплой надписью: «Косте Думчеву на память от искренне сочувствующего старого приятеля П. Чайковского». Портрет этот, к сожалению, утерян.

Теплая дружба роднила Думчева с замечательными скрипачами М. Б. Поляковым и М. Г. Эрденко.

В Ростове-на-Дону родились известный советский композитор М. Ф. Гнесин, заслуженный деятель искусств РСФСР, композитор И. К. Шапошников. В семье военного фельдшера, в г. Новочеркасске, родился композитор И. П. Шишов.

Много лет своей жизни Посвятил сбору донских казачьих песен известный музыкант-фольклорист А. М. Листопадов, родившийся семье донского казака Екатерининской станицы (ныне Краснодонецкая).

Еще много славных имен можно назвать, говоря о художниках, музыкантах, артистах (Об артистах см. раздел «Из истории театров Дона»).

В данном разделе мы публикуем документы лишь о некоторых из указанных мастеров русской литературы и искусства. Форма публикуемых документов самая разнообразная. Здесь и личные документы, письма, отзывы других лиц, афиши, отрывки произведений. Так, например, о Чехове мы даем личные документы, отражающие ранний период его жизни; произведения же его широко известны. В то же время помещаем отрывки из ранних произведений А. Свирского, мало известных читателям, напечатанных в местной прессе и непосредственно относящихся к событиям, происходящим на Дону.

А. П. ЧЕХОВ

№ 1. ПРОШЕНИЕ БРАТЬЕВ ЧЕХОВЫХ ДИРЕКТОРУ ТАГАНРОГСКОЙ ГИМНАЗИИ О РАЗРЕШЕНИИ ИМ ЗАНИМАТЬСЯ В РЕМЕСЛЕННОМ УЧИЛИЩЕ

20 октября 1873 г.


Таганрогский литературный музей А. П. Чехова, ф. 2, оп. 1, д. 1, № 11.

№ 2. АТТЕСТАТ ЗРЕЛОСТИ А. П. ЧЕХОВА, ВЫДАННЫЙ ТАГАНРОГСКОЙ ГИМНАЗИЕЙ

15 июня 1879 г.


Таганрогский литературный музей А. П. Чехова, ф. 1, оп. 2, д. 1, № 8.

№ 3. ПЕРВЫЙ ЛИСТ КЛАССНОГО СОЧИНЕНИЯ ГИМНАЗИСТА А. П. ЧЕХОВА - «КИРГИЗЫ»

Примерно 1876 г.


Таганрогский литературный музей А. П. Чехова, ф. 2, оп. 1, д. 1, № 2.

№ 4. ПИСЬМО ЗАВЕДУЮЩЕГО ТАГАНРОГСКОЙ ГОРОДСКОЙ БИБЛИОТЕКОЙ И МУЗЕЕМ П. ИОРДАНОВА ХУДОЖНИКУ К. А. САВИЦКОМУ О РОЛИ А. П. ЧЕХОВА В КОМПЛЕКТОВАНИИ БИБЛИОТЕКИ

12 февраля 1902 г.

Глубокоуважаемый Константин Аполлонович!

Позвольте мне, как заведующему Таганрогской публичной библиотекой и музеем, обратиться к вам с покорнейшею просьбою. Попечителем учреждения, которым я заведую, состоит Антон Павлович Чехов, уроженец г. Таганрога. Благодаря его стараниям и заботам библиотека и музей приобретают ежегодно значительное количество как произведений литературы, так и художественных. Но главное свое внимание он обращает на то, чтобы собирать фотографии, автографы и произведения выдающихся деятелей, имеющих отношение к Таганрогу или по рождению, или по своей продолжительной деятельности. По его указанию, я беру на себя смелость обратиться к вам, как высокоталантливому уроженцу г. Таганрога, и покорнейше просить, не найдете ли вы возможным прислать к нам в музей вашу фотографию с автографом, или бюст, или портрет для помещения в музее. Исполнением нашей покорнейшей просьбы вы окажете большую услугу нашему городу. Горячее желание иметь в музее какое-нибудь из ваших произведений теперь не может быть осуществлено за крайней ограниченностью нашего бюджета, но я был чрезвычайно признателен, если бы вы не отказали уведомить, не найдется ли у вас каких-нибудь ваших этюдов, которые мы могли бы поместить в музее и которые вы могли бы пожертвовать нашему музею или которые можно было бы приобрести за недорогую плату.

Примите уверение в глубоком и совершенном почтении и преданности.

Заведующий городской библиотекой и музеем

П. Иорданов

ГАРО, ф. 577, оп. 1, д. 736, л. 17,

А. С. СЕРАФИМОВИЧ

№ 5. СВИДЕТЕЛЬСТВО О РОЖДЕНИИ АЛЕКСАНДРА СЕРАФИМОВИЧА ПОПОВА, ВЫДАННОЕ ДОНСКОЙ ДУХОВНОЙ КОНСИСТОРИЕЙ

30 сентября 1868 г.

По указу его императорского величества Донская духовная консистория слушали прошение хорунжего Серафима Иванова Попова о выдаче ему свидетельства о рождении сына его Александра. И справку, по коей оказалось, что по метрическим книгам Нижне-Курмоярской станицы, Владимирской церкви, за 1863 г. в 11-й части о родившихся под № 7 значится так: хорунжий Серафим Иванов Попов и законная жена его Раиса Александрова, оба православные. Сын их, Александр, рожден 9, а крещен 13 января; восприемники были есаул Иван Антонов Дубовской (крещение) и есаульская дочь девица Юлия Александрова Дубовская. Крещение совершал священник Петр Иродионов с причтом.

Определили: хорунжему Серафиму Иванову Попову о рождении сына его Александра выдать свидетельство, каковое и дано ему из Донской духовной консистории за надлежащим подписом и приложением казенной печати. Сентября 30 дня 1868 г.

Подписали: член священник [подпись], помощник секретаря Анохин, канц. служитель Кочкалдов Засвидетельствовал:

Усть-Медведицкий окружной начальник войсковой старшина [подпись]

ГАРО, ф. 46, оп. 2, д. 85. л. 2.

№ 6. ДОНЕСЕНИЕ ПОМОЩНИКА НАЧАЛЬНИКА ДОНСКОГО ЖАНДАРМСКОГО УПРАВЛЕНИЯ ОБ А. С. ПОПОВЕ, СОСТОЯЩЕМ ПОД ГЛАСНЫМ НАДЗОРОМ ПОЛИЦИИ В СТ. УСТЬ-МЕДВЕДИЦКОЙ

22 апреля 1882 г.

... Принимая во внимание вышеизложенное и политическую неблагонадежность Полова, за что он был даже в административной ссылке, я, руководствуясь положением о государственной охране, высочайше утвержденным в 14 день августа месяца 1881 г., произвел тщательные обыски как в квартире Александра Серафимова Попова, так равно и в квартире арендатора мельницы Знаменского.

При обыске у Александра Серафимова Попова не было обнаружено социально-революционных изданий подпольной типографии или каких-либо взрывчатых веществ, а также каких-либо признаков, по которым бы можно было вывести заключение, что производившиеся им на чердаке работы имели характер преступной в политическом отношении деятельности. Было обнаружено только: III том сочинений Добролюбова, несколько тетрадей собственноручных сочинений Александра Серафимова Попова и переписка его с писателями-народниками Глебом Успенским и Короленко, которые, судя по письмам, принимают живое участие в судьбе Попова и стараются помещать произведения его для печатания в журнале «Русская мысль» и в газете «Русские ведомости». Причем, не будь Попов политически пострадавший человек, его произведения вряд ли были бы печатаемы, настолько они, по идеям и своему содержанию, безынтересны. Наконец, было обнаружено несколько писем от лиц, состоящих под надзором, полиции, как например: от известного вам бывшего студента, казака Федора Васильева из г. Ростова-на-Дону, который служит там в Управлении Владикавказской ж. д. и который описывает быт и угнетенное положение мелких агентов этой дороги, эксплуатируемых высшими агентами, получающими львиные доли, этим описанием Васильев как бы намекает на необходимость социального переустройства...

Подписал ротмистр Яковлев

ЦГИАМ, ф. ДП, д. 115, л. 22

№ 7. ВЫПИСКА ИЗ СВЕДЕНИИ ДЕПАРТАМЕНТА ПОЛИЦИИ ОБ А. С. ПОПОВЕ

1890 г.

...4. Попов Александр Серафимович родился 7 января 1862 г. в ст. Верхней Курмоярской (В сведениях Департамента полиции ошибка: А. С. Попов-уроженец ст. Нижне-Курмоярской), Донской области, происходит из донских казаков, сын умершего есаула, вероисповедания православного, воспитывался первоначально в Усть-Медведицкой гимназии, куда поступил в 1874 г., затем в 1883 г., по окончании курса, поступил в Петербургский университет на математический факультет, но курса там ввиду ареста его в 1887 г. по делу политического характера не окончил; холост, знает столярное и слесарное ремесло.

Обвинялся в политической неблагонадежности согласно постановлению особого совещания, образованного на основании 34 ст. «Положения о государственной охране», был выслан на жительство в Архангельскую губернию под гласный надзор полиции на пять лет, считая срок означенного надзора с 11 июня 1887 г. Во исполнение сего был водворен в г. Мезени, откуда в июле 1888 г. перемещен в г. Пинегу, а затем согласно постановлению особого совещания 11 января 1890 г. ему разрешено было переехать на родину в Область войска Донского с оставлением его под надзором полиции на срок, установленный определением особого совещания, т. е. по 11 июня 1892 г. Вследствие сего 26 июня 1890 г. он прибыл из Пинеги в ст. Усть-Медведицкую...

Имеет мать, вдову есаула, Раису Александровну, проживающую в ст. Усть-Медведицкой, Области войска Донского, и владеющую там домом...

Роста 2 аршина 6 вершков, телосложения среднего, волосы на голове, усах и бороде темно-русые, лоб высокий, глаза темно-карие, нос широкий, подбородок круглый, лицо чистое. Особые приметы: бородавка над правой скуловой костью...

Обыскать, арестовать и препроводить в распоряжение начальника Донского областного жандармского управления, уведомив о сем Департамент полиции.

ЦГИАМ, ф. ДП, 3 д-во. 1890, д. 37, ч. 1, лл. 324 и об.

К. А. ТРЕНЕВ

№ 8. ПРИГОВОР НОВОЧЕРКАССКОЙ СУДЕБНОЙ ПАЛАТЫ ПО ДЕЛУ К. А. ТРЕНЕВА, ОБВИНЯЕМОГО В ПОМЕЩЕНИИ ЗАМЕТКИ В ГАЗЕТЕ ОБ ОКАЗАНИИ ДАВЛЕНИЯ НА ВЫБОРЩИКОВ-КАЗАКОВ ВО ВРЕМЯ ПРОВЕДЕНИЯ ВЫБОРОВ В ГОСУДАРСТВЕННУЮ ДУМУ

17 марта 1908 г.

По указу его императорского величества Новочеркасская судебная палата по уголовному департаменту в судебном заседании, в котором присутствовали:

старший председатель Е. Н. Хлодовский,

члены палаты Н. Н. Ольшамовский, А. Г. Афанасьев,

и. о. товарища прокурора А. С. Петровский,

и. о. помощника секретаря Б. Л. Бурусчианц.

Слушали: дело по апелляционному отзыву подсудимого, кандидата богословия Константина Андреева Тренева, обвиняемого в преступлении, предусмотренном 1039 ст. Уложения о наказаниях на приговор Новочеркасоного окружного суда, состоявшийся 29 октября 1907 г.

Обстоятельства дела: по обвинительному акту к кандидату богословия Константину Андрееву Треневу, 30 лет, было предъявлено обвинение в том, что в № 93 от 11 апреля 1906 г. издаваемой в г. Новочеркасске газеты «Донская жизнь», состоя ответственным редактором названной газеты, в отделе «Хроника» допустил напечатать заметку о том что предводитель дворянства Черкасского округа Леонов прислал наимя донецкого окружного атамана Макеева телеграмму с просьбой сделать возможное понуждение выборщиков от казаков Донецкого округа прибыть к нему в г. Новочеркасск на частное совещание в РГО квартире, каковое обстоятельство, как попытка, пользуясь своим положением предводителя дворянства, при содействии полиции, оказать незаконное воздействие на выборщиков в Государственную думу, позорит Леонова в его служебной деятельности.

29 октября 1907 г. Новочеркасский окружной суд, заочно выслушав судебное следствие, оглашенное показание подсудимого Тренева, данное им на предварительном следствии, и заключительную речь прокурора, нашел, что означенная выше заметка о действиях предводителя дворянства Черкасского округа Леонова, повествующая о том, что он прислал на имя Донецкого окружного атамана Макеева телеграмму будто бы с просьбою сделать возможное понуждение выборщиков от казаков Донецкого округа прибыть к нему в г. Новочеркасск на частное совещание в его квартире, по содержанию своему, очевидно, заключает оглашение в печати таких обстоятельств, которые могут позорить честь и достоинство Леонова как человека и повредить ему по службе как предводителю дворянства, что Тренез, помещая эту заметку в редактируемой им газете, не мог не созвавать, что сообщаемые им сведения-как будто бы попытка со стороны Леонова пользуясь своим служебным положением предводителя дворянства, при содействии полиции, оказать незаконное воздействие на выборш; ков в Государственную думу, позорит Леонова в его служебной деятельности.. Треневым не представлено доказательств того, что факт посылки Леоновым телеграммы окружному атаману Макееву с вышеупомянутою просьбою, действительно имел место, что ввиду сего нельзя признать доказанным справедливость сообщенных инкриминируемой заметкой позорящих обстоятельств - почему и признал Тренева виновным в совершении указанного выше преступления, предусмотренного 1039 ст. Уложения о наказаниях и приговорил-Тренева к денежному штрафу в сумме 50 руб., а при несостоятельности его - к аресту домашнему на две недели...

ГАРО, ф. 41, оп. 1, д. 950, л. 25 об.

Обложка дела Новочеркасской судебной палаты о К. А Треневе. (ГАРО, ф. 41, оп. 1, д. 950)
Обложка дела Новочеркасской судебной палаты о К. А Треневе. (ГАРО, ф. 41, оп. 1, д. 950)

А. И. СВИРСКИЙ

№ 9 ОТРЫВКИ ИЗ ОЧЕРКОВ А. И. СВИРСКОГО О РОСТОВЕ-НА-ДОНУ

1893 г.

Темные уголки Ростова

(Фотографические снимки)

Ввиду недавно обсуждавшегося в городской думе вопроса о замощении улиц и ввиду того, что среди гласных при обсуждении этого вопроса нашлись некоторые оппозиционеры, ссылавшиеся, между прочим, на то, что мостовые не составляют доходной статьи для городской казны, редакция поручила мне, как человеку хорошо знакомому с городом, описать вкратце внешний вид всех его немощеных улиц, а также попутно и склад жизни тех горемычных обывателей, что по воле злого рока вынуждены проживать там. С большой охотой берусь за исполнение данного мне поручения в надежде, что г-да гласные, прочитав мои наброски, поймут наконец, насколько велика необходимость сейчас же, без проволочек, замостить весь город. Начну по порядку.

Скобелевская улица (Ныне ул. Красноармейская). Эта улица является одной из первых, если начать маршрут с северо-западной стороны города. Надо быть таким же отчаянным храбрецом, каким был покойный Скобелев, в честь которого названа эта улица, чтобы решиться не только жить, но даже только пройти по ней в осеннее время. На первый взгляд, Скобелевская улица совсем даже не похожа на улицу, а скорее смахивает на разбросанный хутор. Это широкий, длинный и довольно-таки грязный кусок земли - с одной стороны обстроенный домами, на другой же стороне ее если и попадаются изредка здания, то большею частью казармы или склады. Широка эта, с позволения сказать, улица до того, что, если бы на человека напали грабители, что очень часто и случается там, и если бы он, обладая самыми сильными голосовыми средствами, стал изо всей мочи взывать о помощи, то вряд ли вопли несчастного были бы услышаны кем-нибудь.

Начиная с Таганрогского (Ныне Буденновский проспект) проспекта и кончая Нахичеванской границей, вы не найдете на Скобелевокой ни одного вершка мощеной земли....

Скобелевская улица не только внешностью своею резко отличается от прочих улиц г. Ростова, но даже сама грязь, в которой она утопает в продолжении более полугода, какая-то особенная, специфическая, ей только одной свойственная.

Во-первых, это не грязь, а настоящее болото, какое можно встретить только где-нибудь в Полтавской губернии; во-вторых, она до того липка, вязка и глубока, что, попав в нее ногою, вы подвергаетесь опасности лечь в ней навсегда костьми, если только добрые люди, имеющие длинные ноги, не помогут вам благополучно выбраться на свет божий.

Вот какой является Скобелевская улица в осеннее и весеннее время. Вы думаете, летом она лучше? Ничуть не бывало. Каждому известно, что высохшая грязь, которая к тому же лежит на проезжей дороге, превращается в пыль. Можете себе поэтому представить, какая невыносимая пыль царит летом там, где весной стоит грязь невылазная. Достаточно, чтобы дунул легкий ветерок в то время, когда вы переходите через улицу, и добрых два часа ваши глаза будут это чувствовать. Вот почему так много можно встретить страдающих глазными болезнями среди обитателей немощеных улиц. А для того чтобы на Скобелевской поднялась летом пыль столбом, вовсе не нужно ветра, довольно, если один драгиль проедет по улице. Ну, а если их проезжает штук десять, да еще так, как только умеют ездить ростовские драгили, т. е. с места в карьер, то тогда на злосчастной улице поднимается нечто невозможное. Во-первых, делается темно, как во время затмения солнца, а во-вторых, мелкая едкая пыль, рассыпаясь по обеим сторонам улицы в виде грязноватой муки 3-го сорта, проникает в жилые помещения и моментально покрывает собою все попадающиеся на пути ее предметы. При этом она не щадит ничего: ни мебели, ни кушанья, ни посуды, ни легких человеческих. Раз вы очутились летом на Скобелевской улице, то знайте, что у вас мелкий песок или, говоря точнее, грязь, превращенная в порошок, имеется в ушах, на голове, в глазах, в носу и даже во рту. Попробуйте в это время пожевать что-нибудь - и у вас за зубами так захрустит, что вам все будет казаться, что вы жуете ржаной хлеб местного приготовления. Такова первая, по плану, улица Ростова.

Газ. «Приазовский край», 21 и 23 ноября 1893 г.

Тургеневская улица. Признаюсь, когда мне было поручено описать внешний вид ростовских улиц, я призадумался не на шутку. «О чем писать?-спрашивал я себя.-О том ли, что на наших улицах грязи много, или что ни пройти, ни проехать по ним невозможно?» Но для этого ведь достаточно обрисовать в немногих словах одну улицу, прибавить, что все они такие же, и - делу конец. Но когда я, прежде чем сесть за писание, исходил вдоль и поперек все улицы и переулки Ростова; когда я воочию ознакомился с той непроглядной жизнью, которую ведут там горемыки-обыватели, я пришел к убеждению, что писать не только есть о чем, но что писать необходимо. При этом было бы непростительным пропуском с моей стороны, если бы, описывая обыкновенную грязь, я не упомянул также о другой, более отвратительной грязи, создающейся, большей частью, на заброшенных улицах. Я говорю о грязи нравственной, которой в Ростове чуть ли не больше, чем уличной. Самым лучшим в данном случае примером может служить пресловутая Тургеневская улица, ближайшая и достойнейшая соседка Скобелевской. Будь эта улица вымощена, и прикажи кто-нибудь из лиц власть имущих содержателям притонов разврата отодвинуться чуточку - ну, хоть бы кварталов на пять подальше, - она, без всякого сомнения, стала бы вполне приличной улицей. Теперь же Тургеневская, мало того, что буквально утопает вечно в какой-то зловонной глубокой жижице, - но она еще своими грязными трущобами и веселыми домами возмущает всякого порядочного человека и самым наглым образом оскорбляет память великого русского писателя, чьим именем, к величайшему прискорбию, эта мерзкопакостная улица почему-то названа. Но что большевсего возмущает вас на этой улице, так это те двуногие хищники которые если и не жрут человеческое мясо, то зато торгуют им на свободе. Посмотрите-ка хоть на одного из этих господ: тучный, здоровый, весь заплывший жиром, он чувствует здесь себя маленьким царьком. Всего несколько лет быть может тому назад презренный Петрушка-органщик не имел гроша за душой, а теперь он живет барином, зимой щеголяет в енотах, летом - в шелковых костюмах и разъезжает не иначе, как в собственном экипаже.

Вся фигура этого хищника Тургеневской так и просится на полотно жанриста. Весь обвешанный массой драгоценных камней, с массивной золотой цепью, болтающейся на его сытом брюхе, он производит отталкивающее впечатление...

Газ. «Приазовский край», 24 ноября 1893 г.

Пушкинская улица. Хотя Пушкинская является второй улицей после Большой Садовой, тем не менее она нисколько не походит на свою шикарную соседку. Я уверен, что свежему человеку, очутившемуся в первый раз на Пушкинской, и в голову не придет, что он находится на одной из центральных улиц Ростова, так как по внешности своей она скорее напоминает какое-то захолустное местечко Черниговской губернии, чем улицу такого большого торгово-промышленного города, каким является Ростов. Стоит только взглянуть на эту грязь, в которой здесь утопают люди и животные, на эти маленькие, накренившиеся набок домишки, в два-три оконца, с их традиционными деревянными крылечками, окрашенными в желто-бурый цвет, - чтобы прийти в изумление от удивительного контраста, существующего между соседними улицами. Даже обыватели Пушкинской живут какой-то особенной, захолустной жизнью. Их взгляды, привычки и нравы совсем не такие, как у жителей других больших городов. Пышным цветом, как в самом глухом Пошехоньи, процветают здесь кумовство, сватовство и пьянство. И ни на одной улице так усиленно не сплетничают, как опять-таки на Пушкинской. Даже обороты речи тут своеобразны, свойственны одним только местным кумушкам.

Послушайте, как здесь говорят по-русски:

«- Здравствуй, кумушка, здравствуй, Пахомиха! Как ты добралась сюда, родненькая?

- Через Василенка, Антониха, через Василенка.

- А ты бы, голубушка, через Степаниху прошла бы: там доска лежит».

А то еще и так: «- Постишь, кума?

- Постю, родимая.

- А как сынишка твой?

- Слава богу, уже чертыхается. Третий годок пошел».

Не правда ли, прекрасный язык?

Однако неумение правильно говорить ничуть не мешает местным салопницам с утра до вечера перемывать косточки своих ближних. Любопытство их не имеет границ. Если вы - сосед кумушек, они непременно поинтересуются узнать, чем вы питаетесь, живете ли в ладу с женой, имеете ли богатых родственников, а если вы где служите, то сколько получаете жалованья. Спросите у любой из этих живых газет, скрлько на Пушкинской невест, и они вам, не задумавшись, дадут самый определенный ответ. Мало того, они вам даже скажут, сколько каждой из этих невест лет и каким приданым обладает каждая.

Кроме сплетниц, Пушкинская еще богата трактирными заведениями, посетителями которых являются большей частью кузнецы (не даром она раньше называлась Кузнецкой). Ни один мастеровой на свете, мне кажется, не умеет так много пить и так скверно ругаться, как ростовский кузнец. Нетрудно себе представить, что творится на Пушкинской улице в воскресные и праздничные дни, когда целые банды пьяных кузнецов, которые еще с трехлетнего возраста умели чертыхаться, с шумом и гамом проходят по улице. Горе той женщине или девушке, которая осмелится без провожатого выйти на улицу.

И опять остается сказать, что напрасно такую улицу, с такими правилами и обычаями, назвали Пушкинской. Что общего между ее длинноязычными сплетницами и дивными женскими образами, нарисованными творцом «Евгения Онегина»? И какое вообще отношение имеет чествование величайшего русского поэта ко всем тем безобразиям, которые свили прочное гнездо в этом темном и грязном уголке г. Ростова.

Газ. «Приазовский край», 19 декабря 1893 г.

Н. Н. ДУБОВСКОЙ

№ 10 ПИСЬМО В. СТАСОВА Н. ДУБОВСКОМУ

11 февраля 1894 г.

Многоуважаемый Николай Никанорович!

Давно собирался писать вам, я, к великому своему горю, все не мог. Что-то нездоровилось, да вдобавок по многим причинам был не в духе. В таких случаях совсем нет охоты писать. Наконец понемногу все изменилось к лучшему и вот пишу. Итак, скажу вам, что письмо ваше было мне очень приятно, и я очень рад видеться с вами, когда вы сами захотите. Я всякий день в библиотеке, но всего лучше застать меня и говорить со мной часа в 3 и после. Тут я бываю посвободнее. Предметы наших разговоров такие обширные и сложные, что трактовать их надо не на бумаге, а лично. С другой стороны, я тоже говорил с Н. А. Ярошенко и он сказал, что нынче, со времени отставки, почти всегда постоянно дома и его можно застать почти всегда дома. Видеться же с вами он всегда готов. Пожалуйста, не думайте, что я небрежно отнесся к вам, напротив, я всегда относился к вам, отношусь и буду относиться с почтением и симпатией и буду восхищен, если вы будете принадлежать к сообществу лучших наших художников, которые, авось, соединятся вместе, если прежнее товарищество испортится или отступит на какие-то новые неблагоприятные рельсы.

Итак, может быть, до свиданья.

Ваш всегда В. Стасов

Архив Новочеркасского музея истории донского казачества, ф. Н. Н. Дубовского, п. 4, л. 6

№ 11. ПИСЬМО Н. Н. ДУБОВСКОГО ХУДОЖНИКУ И. И. КРЫЛОВУ О ПОПОЛНЕНИИ ФОНДА НОВОЧЕРКАССКОГО МУЗЕЯ

[без даты]

Многоуважаемый Иван Иванович!

Только что получил частные сведения, что идея Донского музея оказалась и жизненна и осуществима. Мне передали, что и вы высказали желание «передать музею коллекцию своих произведений. Следует вообще всех донских художников привлечь для содействия этому общему делу. Ведь среди наших соотечественников есть много и очень сильных мастеров. Если у вас будет случай, не упускайте обратиться к донским художникам. То же буду делать и я при случае. С своей стороны, кроме картин моих коллег, я в свое время думаю предоставить для музея своих 10-15 работ разного характера.

По поводу поддержки от Академии будущей рисовальной школы в Новочеркасске я, к моему огорчению, должен быть для вас неприятным вестником. Академия имеет смету для школ только 50 тыс. и уже два года были перерасходы, потому в последних двух советах Академии во всех школах субсидии сокращались

На мой вопрос о новых поддержках администрация Академии мне ответила, что никакой новой школы субсидировать нечем. И если через законодательные учреждения не будет каких новых сумм отпущено для этой цели, то развитие этой культуры в провинции должно, к сожалению, приостановить.

Думаю, что не останавливаться же вам из-за этих сведений в вашем начинании, но, приспособляясь к жизни, имейте все же в виду мои сведения. А через 3-5 лет, может быть, дело и изменится.

Всего хорошего! Готовый к услугам Н. Дубовской

Архив Новочеркасского музея истории донского казачества, фонд Н. Н. Дубовского, п. 3, л. 130.

К. М. ДУМЧЕВ

№ 12. ОТРЫВОК ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ ПРОФЕССОРА МОСКОВСКОЙ КОНСЕРВАТОРИИ Б. О. СИБОРА О К. М. ДУМЧЕВЕ

Примерно в 1894 г. судьба забросила меня в Петербург. Не знаю, каким образом я попал на концерт Кости Думчева, но ясно помню то ошеломляющее впечатление, которое произвела на меня его игра. Полуребенок, в пиджаке и коротеньких штанишках, с первых же аккордов овладел вниманием слушателей. Не умея разобраться в деталях его превосходной игры, я уже тогда - четырнадцатилетним мальчишкой - почувствовал всю силу его огромного дарования. Как сейчас, помню его программу того вечера. Исполнение «Пляски ведьм» Баццини, «Пчелки» Шуберта и др. запечатлелось в моей памяти с поразительной ясностью....

Б. Сибор. Привет юбиляру. «Знамя коммуны» № 24, 30 января 1939 г.

№ 13. ПРОГРАММА КОНЦЕРТА В Г. НОВОЧЕРКАССКЕ

20 августа 1902 г.


(Из личного архива П. П. Апостоловой, жены Думчева).

Березки, 1979 г., этюд
Березки, 1979 г., этюд

Хутор зимой, 1883 г.
Хутор зимой, 1883 г.

Мишкина балка. 1885 г.
Мишкина балка. 1885 г.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




rockwool lamella mat


Пользовательского поиска


Компания TravelYourWay поприветствует идею собственноручно заняться темой куда поехать отдыхать в европе позволяет реализовать культурно-познавательное путешествие в всевозможные богатые достопримечательностями города заграницы в масштабах Европы по вашим интересам