История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Условия труда рабочих

Капитализм принес неисчислимые социальные бедствия пролетариату. На рудниках, заводах, фабриках и в мастерских - везде трудящиеся, создававшие огромные материальные ценности, подвергались чудовищной, бесчеловечной эксплуатации.

Публикуемые документы очень ярко иллюстрируют это положение. Большинство из них не нуждается в комментариях.

Страшной каторгой являлся труд шахтеров. Работая по 12-16 часов под землей, они находились под постоянной угрозой смерти вследствие многочисленных обвалов породы и отравления газами. Даже царские чиновники вынуждены были отмечать, что горняки работают в таких условиях, которые «едва можно вынести».

Условия труда были очень тяжелыми и на других предприятиях: рабочий день длился от 10 до 16 часов (документы №№ 1, 3); техника безопасности отсутствовала (документы №№ 1-3, 6, 15), в погоне за прибылями капиталисты не останавливались ни перед чем, они широко практиковали сверхурочные работы (документы №№ 1, 6), штрафовали рабочих по любым поводам, вынуждали их работать со своим инструментом, приобретать втридорога товары в рудничных лавках и т. п. (документы №№ 10, 14).

Из-за игнорирования хозяевами элементарных требований техники безопасности и очень утомительного рабочего дня массовыми были несчастные случаи. Об этом красноречиво говорят далеко неполные цифры царской статистики: только за 5 лет, с 1908 по 1912 г.,на Дону пострадало от несчастных случаев 85214 человек; в 1908 г, на каждую тысячу рабочих на металлургических заводах приходилось 578 несчастных случаев, на рудниках - 235.

Особенно пренебрежительным отношением к технике безопасности отличались иностранные капиталисты, владевшие многими предприятиями на Дону. Для них гибель рабочих проходила безнаказанно: они «не подлежали ответственности» перед законами России. Даже после трагической гибели сотен шахтеров при взрыве на Рыковских рудниках в 1908 г. (документ № 2), на шахте «Итальянка» в 1909 и 1912 гг. виновники катастрофы - владельцы их, бельгийцы и французы, остались ненаказанными.

А сколько мытарств должны были вынести искалеченные рабочие, чтобы получить мизерное вознаграждение за полученное увечье! Страховые общества, являвшиеся частными коммерческими предприятиями, любыми способами старались обсчитать рабочего. Многие из рабочих, так ничего и не добившись, умирали от тяжелых болезней и нищеты (документы №№ 8, 9).

Еще бесправнее и тяжелее было положение женщины-работницы. «Всем нам, бедным рабочим людям, плохо живется. Но хуже всех - это нам, безответным рабам-работницам», - писали в «Правду» работницы переплетной фабрики Хазизова в Ростове-на-Дону.

Женский и детский труд широко применялся везде, так как оплачивался ниже, чем труд взрослого мужчины (документы №№ 5, 6). А во время первой мировой войны в связи с острой нехваткой рабочей силы официально было разрешено применение на подземных работах труда детей 12-15-летнего возраста (документ № 5).

Бичом для пролетариата была безработица. Массы безработных были в Ростове, Таганроге и других городах Дона (документы №№ 11, 12). Даже буржуазная газета «Приазовский край» вынуждена была сообщать: «Число безработных в Новочеркасске увеличивается, некоторые сидят без дела года по два и не могут найти даже дешевого труда (Газ. «Приазовский край» № 46, 16 февраля 1907 г).

Беспросветное существование большинства рабочих семей дополнялось еще тем, что после тяжелого рабочего дня они зачастую не имели своего угла, где бы можно было преклонить голову. Об этом говорят акты обследования жилищных условий рабочих Донской области. Вот одно из свидетельств: «Сулинский завод... Группа из 30 землянок в одной балке носит название Собачьего хутора... Это ямы, сверху покрытые бревнами, с небольшим световым отверстием вверху».

Следствием тяжелых условий производства и быта, неудовлетворительного медицинского обслуживания (документы №№ 13-16) являлись различные заболевания среди рабочих, особенно эпидемические. Донская область занимала 3-е место в Европейской России по заболеваемости холерой. В 1910 г. на Дону заболело холерой 26 171 человек и умерло 11 057 человек (ГАРО, ф. 456, оп. 3, д. 363, л. 116. См. также раздел «Здравоохранение на Дону» (гл. IV)).

Ухудшение положения трудящихся, неимоверный гнет вызывали протест рабочего класса и поднимали его на революционную борьбу

Об этом говорят документы, помещенные в разделах о революционном движении.

РАБОЧИЙ ДЕНЬ

№ 1. ПРОКЛАМАЦИЯ ДОНСКОГО КОМИТЕТА РСДРП С ПРИЗЫВОМ БОРОТЬСЯ ЗА УЛУЧШЕНИЕ УСЛОВИЙ ТРУДА РАБОЧИХ

29 июля 1902 г. Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

К рабочим гвоздильного завода Кекишева

Товарищи! Как бессловесные рабы, мы изнываем изо дня в день над тяжелым каторжным трудом. Как волы, с утра до ночи, до изнеможения тянем мы лямку для того чтобы обогащать своего хозяина. Как каторжники, надрываем мы свои силы, губим свое здоровье, укорачиваем свою жизнь над тяжелой работой. А в благодарность за наш труд наш хозяин тянет из нас жилы, бессовестно пьет нашу кровь. Нигде, ни на одном заводе, нет таких порядков, как у нас. Везде работают 10 часов, а мы работаем 11,5 часов. Нигде нет такого ада, как у нас на заводе. У нас в тянульную нельзя войти, потому что там от газа сейчас начинает щипать тело. От этого газа, от этой отравы желтеет и пропадает одежда. Столб деревянный неделю простоял, и тот пожелтел. Рабочие тоже там стали желтые, а зубы у них почернели и крошатся.

Товарищи! Здесь сгорает наша жизнь, здесь гибнет наше здоровье, здесь мы без времени старимся… Здесь на своих плечах среди одуряющего газа и зловония рабочий должен переворочать 150 пудов проволоки. Этой работы не выдерживает одежда и рвется, и рабочие ходят оборванные, с голыми пожелтевшими плечами. А наверху от грохота машин, от вечного стука почти все рабочие пооглохли. В кузнице стоит адская, невыносимая жара. В двух боковых печах отжигают проволоку, и из четырехдюймового железа делают шпонку. На этом огне жарятся, как в пекле, кузнецы и молотобойцы. А вот надрывают свои силы рассыпальщики. Каждому из них нужно переворочать и перетаскать на себе по 500 пудов гвоздей в день. Везде, во всех отделениях, работать нестерпимо тяжело, и нигде нет никакой заботы о рабочем. В новом погребе, например, стены рыхлые, и, когда идешь, за шиворот опилки сыпятся. Сбоку от подвала работают сдельно кузнецы, работают без отдыха, без перерыва. Даже завтракают и обедают они, как на пожаре, спешат скорей кусок проглотить и опять становятся на работу. Жалованье на заводе маленькое, расценки низкие. А хозяин, как зверь лютый, с пеной у рта бегает по заводу, как палач безжалостный, не дает ни минутки отдохнуть и все погоняет рабочих, кричит «скорей» и ругается, как бродяга. Станка поправить не дает этот изверг. А рабочие молчат, точно они языка лишились.

Товарищи! Ведь со скотами лучше обращаются, чем с нами, потому что скот денег стоит, а рабочий ничего не стоит. Если одного уморишь на работе, то на его место найдется другой. На каторге легче жить, чем на этом заводе. В Сибири, в рудниках, тяжких преступников не морят так работой, как у нас. А ведь мы виноваты только в том, что безропотно подчиняемся палачу, что не боремся за лучшую долю...

Товарищи! Рабочие других заводов работают 10 часов, а мы 11,5 часов. Неужели мы хуже их? Неужели мы не сможем соединиться и потребовать 10-часового рабочего дня и улучшения всех порядков? Ведь нам помощи ждать неоткуда, ведь мы сами должны о себе позаботиться. Товарищи! Довольно мы молчали и терпели, довольно мы обогащали своим трудом хозяина! Не молчание нам нужно, а борьба за улучшение жизни нашей, и только в борьбе добьемся мы драв своих!

Донской комитет Российской социал-демократической рабочей партии 29 июля 1902 г.

ГАРО, коллекция листовок, днв. № 31.

Начальная часть документа № 1 Untitled 41

№ 2. ИЗ ПРИГОВОРА ПО ДЕЛУ О ГИБЕЛИ 271 РАБОЧЕГО ПРИ ВЗРЫВЕ НА МАКАРЬЕВСКОМ РУДНИКЕ В ИЮНЕ 1908 г.

2 декабря 1909 г.

... Свидетель горный инженер Давыдов показал, что взрыв в шахте № 4-бис Макарьевского рудника произошел 18 июня 1908 г. около 8 часов вечера, что разрабатывавшийся шахтой № 4-бис смольяниновский пласт всегда отличался значительным выделением гремучего газа и по постоянному содержанию его считался самым опасным во всем районе юго-восточной области, что при малейшем нарушении вентиляции содержание гремучего газа в глухих забоях и печах повышалось до взрывчатой смеси, и тогда малейшая неосторожность могла повлечь за собою взрыв его, что с увеличением количества добычи угля должно было увеличиться и количество газа в шахте и что при остановках вентиляции количество гремучего газа должно было быстро повышаться в шахте.

Свидетель артельщик Подшивалов показал, что в день взрыва он утром до 12 часов был в шахте и до 10 часов утра не позволял рабочим его артели по случаю скопления газов работать в его уклоне и что ввиду этого штейгера Иванов и Никитин обратились к штейгеру Бакитько, заведывавшему вентиляцией, за разъяснением о том, почему вентиляция плоха, на что Бакитько объяснил, что не может управиться по недостатку рабочих и материала... Случаи, когда работы продолжались при 2,5% газа у пола и значительно в большем количестве его у потолка бывали часты, и работы прекращались лишь тогда, когда лампы гасли на высоте аршина от пола; что выработки в шахте № 4-бис к последнему периоду перед взрывом по приказанию администрации были значительно увеличены, и вместо прежних 400-500 вагонов смена выдавала от 800 до 1 тыс. вагонов...

Показанием свидетеля Бредихина, оглашенным на суде, установлено, что ввиду частого накопления газа в шахте приходилось менять лампу два-три раза в смену; что в день взрыва утром приходилось разгонять газ рубахами и у погибшего при взрыве рабочего Колесова лампа погасла до взрыва; что в день взрыва рабочие не жаловались на скопление газа потому, что никого из администрации не видели и некому было заявить об этом.

По показанию свидетеля Протченко, скопление газа было настолько значительно, что в смену лампы гасли по пяти и десятник предупреждал рабочих, чтобы они не засыпали, чтобы не умереть...

По показанию свидетеля Давыдова, подсудимый Диран (Управляющий рудником, француз) распоряжался всем на Рыковских копях, касающимся рудника; что заведывающий механическою и электрическою частью Борд никому, кроме Дирана, не подчинялся; что требование свидетеля Давыдова об установке электрического вентилятора было исполнено лишь тогда, когда он лично обратился к Дирану; что управляющий рудника Пашкин высказывал свидетелю Давыдову жалобу на то, что параллельно с его распоряжениями делаются и распоряжения Дираном, причем Пашкин высказывал свои опасения относительно того, что из такого многовластия могут произойти упущения по руднику и что он поэтому подал в отставку; а заведывающий шахтой № 4-бис Левицкий заявлял свидетелю Давыдову, что он не может добиться смены машинистов у вентиляторов благодаря тому, что монтер Дикенсон не признает его, а подчиняется лишь Дирану...

Свидетели Подшивалов, Герасев и Медунов удостоверили, что Диран, когда сказывался недостаток леса для щитов, отдавал распоряжение расходовать поменьше лесу и увеличивать количество выработки угля, вследствие чего им приходилось прибегать к хитрости для получения потребного количества леса. То же самое показал и свидетель Виктор, удостоверивший, что Диран приказывал ему и штейгерам спускать поменьше в шахту леса.

На основании этих данных, окружной суд пришел к тому заключе нию, что фактически Диран нес верховный надзор на Рыковских копях как за работами, так и за служебным персоналом; что вопреки мерам, ограждающим безопасность работ, он отдавал приказания об увеличении количества выработок, о сокращении леса для правильного ведения вентиляции и тем способствовал появлению взрыва 18 июня 1908 г.; что, опускаясь .в шахту, он, как горный инженер, не мог не замечать всех дефектов вентиляции, которые впоследствии и послужили причиною взрыва, и тем не менее не принимал никаких мер для предотвращения его.

ГАРО, ф. 41, оп. 1, д. 967, лл. 86-90.

Отбойщик и тягальщик. Фотографии Лосева (г. Александровск-Грушевский, нач. XX в.)
Отбойщик и тягальщик. Фотографии Лосева (г. Александровск-Грушевский, нач. XX в.)

№ 3. ИЗ ГАЗЕТНОЙ ЗАМЕТКИ О ТЯЖЕЛЫХ УСЛОВИЯХ ТРУДА НА РОСТОВСКОЙ ПИСЧЕБУМАЖНОЙ ФАБРИКЕ

Всех рабочих вместе с женщинами более 500 человек. Женщины в большинстве случаев работают сдельно, начиная работу в половин 7-го утра, кончая в 6 часов вечера, иногда позже, почти без перерыв на обед. Обедают стоя у машин. Зарабатывают самое большее 50 коп., а то 30 коп. и 40 коп. в день. Жара в мастерской невыносимая, в особенности в кулешном отделении, вентиляции нет. Обращение администрации скверное...

Ни одна работница плачется от этого, и это как будто так и надо... На фабрике есть столовая для рабочих, но рабочим не приходится там обедать - чересчур дорого: Пробовали протестовать против дороговизны, но ничего не вышло. Управляющий гнал со двора рабочих, сговаривающихся о столовой, грозя донести полиции...

(один из рабочих)

Газ. «Невская Звезда» № 22, 19 августа 1912 г.

№ 4. СТАТИСТИЧЕСКИЕ СВЕДЕНИЯ О САНИТАРНО-ГИГИЕНИЧЕСКИХ УСЛОВИЯХ ТРУДА НА ПРЕДПРИЯТИЯХ РОСТОВА (Сведения составлялись для Всероссийской гигиенической выставки, проходившей в-Петербурге в 1913г.)

1913 г.

Рабочие г. Ростова-на-Дону

1. Писчебумажная фабрика товарищества И. С. Панченко

Санитарно-гигиенические условия труда. Всего имеется 23 отделения, в которых работают 450 рабочих. Доставлены сведения о 20 отделениях с 415 рабочими. В 16 отделениях с 332 рабочими (80%) нет вентиляции. Свыше 1/3 (35%) всех мастерских с 108 рабочими (26%) сырые. Сквозняки имеются в 14 (70%) мастерских с 315 (76%) рабочими. Пыль - в 12 (60%) мастерских с 353 рабочими (85%). Дым, газ, пары - в 9 (45%) мастерских с 269 (65%) рабочими. Пылесосов, паро- и газоотводов нигде нет. В 6 мастерских (30%) со 172 (41%) рабочими солнца не бывает никогда, так как окна заслонены. В 18 (90%) мастерских с 389 (94%) рабочими окна загрязнены. Неудивительно, что при таких условиях света при работе бывает недостаточно и в 10 (50%) мастерских приходится работать днем при искусственном освещении.

2. Печатники

Санитарно-гигиенические условия труда. Имеются сведения о 50 мастерских с 561 рабочим. Вентиляторы имеются только в 5 (10%) мастерских со 117 (21%) рабочими. Сырость имеется в 20 (40%) мастерских с 227 (40%) рабочими, сквозняки в 24 (48%) мастерских с 243 (43%) рабочими; пыль в 44 (88%) мастерских с 509 (91%) рабочими. Пылесосы имеются только в 2 (4%) мастерских с 16 (3%) рабочими. В 18 (36%) мастерских со 176 (31%) рабочими окна заслонены, и поэтому никогда не бывает солнца. В 33 (66%) мастерских с 347 (62%) рабочими стекла загрязнены. В 21 (42%) мастерских с 224 (40%) рабочими приходится работать днем при искусственном освещении.

Медицинская помощь. Из 13 предприятий с 495 рабочими оказывают бесплатную медицинскую помощь рабочим только 4 (31%) предприятия с 282 (57%) рабочими. Лекарства выдаются в 2 предприятиях с 240 (40%) рабочими. Семьям рабочих медицинская помощь нигде не оказывается.

3. Мастерские механического производства обуви

Санитарно-гигиенические условия труда. Имеются сведения о 15 мастерских с 431 рабочим. Нет вентиляции в 7 (47%) с 121 (28%) рабочим. Сырость имеется в 14 (93%) мастерских с 346 (80%) рабочими; пыль -в 14 мастерских с 346 рабочими... Дым, пар и газы-в 11 (73%) мастерских с 320 (74%) рабочими. Сквозняки-в 11 мастерских с 196 (48%) рабочими. Окна загрязнены в 7 (47%) мастерских с 198 (44%) рабочими.

Медицинская помощь. Из 8 предприятий с 560 рабочими, о которых имеются сведения, бесплатная медицинская помощь оказывается только в одном, самом крупном предприятии, в котором работают 200 (36%) рабочих.

Экспонаты по охране труда на Всероссийкой гигиенической выставке в С.-Петербурге в 1913 г., СПБ , 1913, стр. 31-32.

№ 5. ПОСТАНОВЛЕНИЕ СОВЕЩАНИЯ ПРИ ЮГО-ВОСТОЧНОМ ГОРНОМ УПРАВЛЕНИИ О ДОПУСКЕ К ПОДЗЕМНЫМ РАБОТАМ ДЕТЕЙ И ЖЕНЩИН

27 марта 1915 г.

...При соблюдении закона от 9 марта 1915 г. и правил ведения горных работ в видах их безопасности женщины и малолетние могут быть допущены к следующим категориям горных работ подземных и на поверхности.

I. Малолетние мальчики (от 12 до 15 лет):

Подземные работы (На поверхности разрешалось привлекать мальчиков и девочек до 15 лет к работе по чистке путей, ручной откатке угля, чистке котлов и т. п)

1) дверовые;

2) ламлоносы;

3) мазилки;

4) чистильщики путей (под специальным надзором);

5) ветрогонщики в негазовых рудниках (при задолжании (Задолжать, задолжить - нанять) одновременно двух малолетних при каждом вентиляторе)...

II. Женщины:

подземные работы (свыше 17 лет и обязательно в мужском костюме)

1) вагонщики;

2) коногоны;

3) дверовые;

4) лампоносы;

5) мазилки;

6) чистильщики путей;

7) ветрогонщики в рудниках не газовых...

III. Женщины малолетние (от 12 до 15 лет):

Только на поверхности

1) чистка ламп;

2) работы на сортировке и мойке (за исключением обслуживания машин и механизмов);

3) ручная откатка по горизонтальным путям;

4) чистка путей;

5) очистка леса на лесных скллдах;

6) чистка и смазка вагончиков.

Начальник Горного управления [подпись]

ГАРО, ф. 455, оп. 3, д. 458, л. 2.

№ 6. ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ Е. РЯБИНИНОЙ, БЫВШЕЙ РАБОЧЕЙ ТАБАЧНОЙ ФАБРИКИ АСМОЛОВА В Г. РОСТОВЕ-НА-ДОНУ

В кабале

Положение рабочих-табачников, особенно женщин, было тяжелое. Подростки-девочки принимались на работу с 9 лет. Затем для поступления на фабрику был установлен 12-летний возраст. До 15 лет девочки считались малолетними и должны были работать по 8 часов, фактически же работали по 10-12 часов в сутки, часто не меньше взрослых.

По существовавшим тогда фабричным правилам, малолетние начинали работать на час позже, причем на обеденный перерыв им полагалось полтора часа. Но хозяева ухитрялись не давать им этого отдыха, загружая их беспрерывной работой.

По утрам рослых девочек проводили в общем потоке рабочих, чтобы не могли заметить, как малолетние проходят на фабрику раньше положенного времени. За этим должны были следить приказчики и приказчицы, но и тут хозяева хитрили: учениц сажали под стол и туда им давали работу - вставлять мундштуки. Бывало не раз, что девочки просиживали под столом по два или два с половиной часа. Таким образом, их рабочий день, и без того очень большой, проходил к тому же в еще худших условиях, чем у взрослых.

Взрослые работали от 10 до 16 часов в сутки - сколько хотелось фабриканту. Работали фабрики без всякого плана, вернее, весь план сводился к тому, чтобы выпустить как можно больше папирос, перегнать конкурентов и получить возможно больше прибыли.

Бесконечный день работали в тесном помещении, где табачная пыль стояла густым туманом. Лиц рабочих нельзя было отличить от куч табака, о вентиляции не было и разговора. Немудрено, что среди рабочих-табачников был сильно развит туберкулез. До революции этот страшный бич за время моей работы на фабрике унес в преждевременную могилу сотни рабочих.

Особенно тяжело приходилось работнице-матери, принужденной находиться на фабрике зачастую свыше 12 часов. Малых детей бросали дома без всякого ухода. За ними присматривали старшие дети, сами 7-8 лет. Эти малолетние «няни», прикованные к дому, росли без надзора, были лишены возможности учиться в школе (поэтому такой большой был процент неграмотных женщин). Дети же, оставляемые на малолетних нянек, умирали как мухи...

Записки старой табачницы, Ростов-на-Дону, Профиздат, 1933, стр. 2-4

ЗАРАБОТНАЯ ПЛАТА. СТРАХОВАНИЕ

№ 7. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ДОНСКОГО ОБЛАСТНОГО ПРИСУТСТВИЯ ПО ФАБРИЧНЫМ И ГОРНОЗАВОДСКИМ ДЕЛАМ О РАЗМЕРАХ СРЕДНЕЙ ЗАРАБОТНОЙ ПЛАТЫ ЧЕРНОРАБОЧИХ ВСЕХ ВОЗРАСТОВ

11 февраля 1904 г.

Принимая во внимание политические осложнения и вследствие этого возможный застой в торговле и промышленности, Донское областное по фабричным и горнозаводским делам присутствие постановило: указанные цены чернорабочим уменьшить на 10% против цен, определенных окружным горным инженером, установив на основании закона 2 июня 1903 г. среднюю поденную плату чернорабочим на 1904-1907 гг. в следующем размере: при работах на рудниках под землею взрослым от 17 лет и выше - 1 руб. 5 коп. и подросткам от 17 лет - 50 коп.; при работах на поверхности на рудниках: взрослым от 17 лет и свыше, мужчинам- 70 коп., женщинам-40 коп., подросткам 15-17 лет муж.- 35 коп., жен. - 30 коп. и малолетним 12-15 лет муж. - 26 коп., жен. - 25 коп.; на заводах: взрослым от 17 лет и выше муж.-75 коп., жен.- 40 коп., подросткам 15-17 лет муж. - 50 коп., жен. - 30 коп. и малолетним 12-15 лет муж. - 30 коп.

С подлинным верно: старший фабричный инспектор Ф. Прутченко

окружной инженер Таганрогско-Макеевского горного округа Хованский

ГАРО, ф. 455, оп. 1, д. 35, л. 32.

№ 8. ИЗ РАПОРТА ОКРУЖНОГО ИНЖЕНЕРА НАЧАЛЬНИКУ ЮГО-ВОСТОЧНОГО ГОРНОГО УПРАВЛЕНИЯ О ПРОИЗВОЛЕ ЧАСТНЫХ СТРАХОВЫХ ОБЩЕСТВ ПРИ СТРАХОВАНИИ РАБОЧИХ

13 июля 1902 г.

... Будучи предприятиями коммерческими, страховые общества, связанные друг с другом синдикатным соглашением, принимают целый ряд мер к повышению взносов предприятиями за страхование и к понижению и даже лишению причитающихся рабочим страховых премий; к этим последним мерам относятся угроза в случае недовольства рабочего назначаемым агентом пособием лишить его совершенно премии, после чего рабочему ничего больше не остается как искать удовлетворения в суде, где, по множеству примеров, дела страховыми обществами затягиваются на срок до 5 лет; от такой судебной волокиты страдает только увечный рабочий, так как страховое общество, имея у себя на службе постоянных юрисконсультов и агентов, может вести тяжбу до бесконечности. В случае частичной потери трудоспособности, вознаграждаемой в небольшой сумме, рабочим выгоднее отказаться от удовлетворения судебным порядком, что они часто и делают.

В назначении размера вознаграждения увечному агентом страхового общества существует полный произвол этих агентов, которые, несмотря на определение в проценте потери трудоспособности рудничным врачом и размер заработной платы пострадавшего, предлагают этим последним несоразмерно малые вознаграждения...

Есть и такие рудники, на которых врачи, получая вознаграждения от страховых обществ, являются в сущности теми же агентами страховых обществ со всеми недостатками этих последних в вышеобъясненном отношении. Кроме того, страховые общества выговаривают себе право допустить или не допустить пострадавшего рабочего к дальнейшей работе на руднике или заводе и пользуются этим обстоятельством как мерой к понижению страховой премии...

Весьма редки случаи признания правильности иска рабочих предпринимателем с перенесением ответственности, установленной судом, на 3-е лицо-страховое общество; признание же предпринимателем справедливости иска рабочего ускоряет решение дела судебным порядком и облегчает иск рабочему.

Придавая громадное значение рассматриваемому вопросу, в серьезной мере влияющему на спокойствие на рудниках и заводах, так как ничто не вызывает у рабочего большего раздражения, как вид искалеченного товарища, оставленного по воле ли предпринимателя или страхового общества на произвол судьбы, я осмеливаюсь просить ваше превосходительство поставить этот вопрос на обсуждение ближайшего съезда окружных инженеров и их помощников под вашим председательством...

Окружной инженер Таганрогско-Макеевского горного округа Хованский

ГАРО, ф. 455, оп. 3, д. 299, лл. 11-12.

№ 9. ПРОШЕНИЕ ШАХТЕРА ИЗОТОВА НАЧАЛЬНИКУ ЮГО-ВОСТОЧНОГО ГОРНОГО УПРАВЛЕНИЯ О ВЫДАЧЕ ПОСОБИЯ В СВЯЗИ С УТРАТОЙ ТРУДОСПОСОБНОСТИ

2 июня 1914 г.

В настоящее время я имею 65 лет от роду, и с моею законною женой нет нам куда головы приклонить. Безродные. Не имеем нигде никакого имущества, и с 1908 г. я начал ходатайствовать пред высшим начальством о пособии мне, потому что я проработал беспрерывно более сорока лет на рудниках горнопромышленных обществ у разных работодателей, где и потерял все физические силы и лишился трудоспособности. О лишении трудоспособности мне выдано медицинское свидетельство, и на каких рудниках я работал и по скольку лет. Мною все это переслано в Юго-Восточное горнопромышленное управление по требованию его превосходительства г-на начальника Юго-Восточного управления еще в ноябре месяце 1910 г., в последних числах. И вот до сих пор пособия никакого я не получаю. Буквально погибаем от голода и холода. А почему я вынужден лично покорнейше, просить ваше превосходительство, ради Христа, не дайте нам погибнуть при старости наших лет с законною моею женою, помогите лам бедным, и вас Христос не оставит своею милостию.

Сего 2 июня 1914 г. К сему прошению и подписываюсь: проситель Кирилла Изотов

Мой адрес: ст. Мушкетово, Екатериненской ж. д., Области войска Донского, Чулковский рудник, шахта № 8.

ГАРО, ф. 455, оп. 3, д. 407, л. 32.

№ 10. ЗАКЛЮЧЕНИЕ ОКРУЖНОГО ИНЖЕНЕРА О ПРОИЗВОЛЬНОМ ШТРАФОВАНИИ РАБОЧИХ НА НОВО-ПРОХОРОВСКОМ РУДНИКЕ

Сентябрь 1911 г.

Заключение. Из произведенного мною дознания обнаружено: 1) что за то, что было разбито только одно стекло в оконной раме в балконе № 14, т. е. был убыток владельцу только в 25-30 коп., что можно усмотреть, вытребовав и полицейский протокол, составленный о драке, когда было разбито стекло, Минаевым (управляющим рудником и сыном владельца) было удержано с рабочих 78 руб. 30 коп. до составления мною настоящего протокола; 2) усматривается, что подобные вычеты производятся Минаевым произвольно без всяких исполнительных листов; 3) обнаруживается, что Минаев задерживает паспорта рабочих, увольняя рабочих, не выдает рабочим одновременно причитающегося заработка рабочему и, наконец, 4) Минаев Владимир (управляющий, он же сын владельца) штрафует рабочих, налагая чрезмерные штрафы... не занося сведений об этих штрафах даже в штрафную книгу для записи прихода и расхода штрафного капитала, несмотря на мое замечание об этом еще в июне месяце и предупреждение о привлечении к ответственности. Между прочим, рабочие заявляют о наложении подобных штрафов и в предыдущее время... (Только за июль таким же образом было оштрафовано 24 рабочих. Многочисленные штрафы предусматривались в правилах внутреннего распорядка для шахт области за «утрату или порчу конторского инструмента», «несоблюдение правил употребления предохранительных ламп», «всякое ослушание лиц, приставленных для надзора и распоряжений», и т. п. (ГАРО, ф. 455, оп. 3, д. 560, л. 12))

Окружной инженер Далмиусского горного округа А. Вершинин.

ЦГИАЛ, ф. 23, оп. 20, д. 469, л. 295 об.

БЕЗРАБОТИЦА

№ 11. ЗАЯВЛЕНИЕ ГРУППЫ БЕЗРАБОТНЫХ Г. ТАГАНРОГА В ГОРОДСКУЮ УПРАВУ С ТРЕБОВАНИЕМ ОРГАНИЗОВАТЬ ОБЩЕСТВЕННЫЕ РАБОТЫ

5 мая 1907 г,

Острый экономический кризис, наступивший теперь в России, и связанная с ним безработица и голодовка массы населения, постигшие многие места нашего отечества, дали себя знать и в Таганроге. Сокращение промышленности, торговли повлекли за собою сильное увеличение и без того значительной армии безработных, ищущих приложения своего труда и не находящих такового. Мы, таганрогская артель стивадоров (Стивадор - грузчик. Аналогичные заявления подали в управу и другие группы рабочих), не меньше других страдаем безработицей от застоя в делах, и многие из нас теперь обречены на голодное существование, жизнь наша представляет собою сплошную борьбу за ничтожные крохи, но и их скоро неоткуда будет достать.

Мы обращаемся теперь к Таганрогской городской управе с настоятельным требованием общественной помощи голодающим, но не в форме милостыни, к которой мы, как рабочие, не привыкли, а в форме общественных работ, для которых у нас есть общепролетарское достояние - рабочая сила. Мы настоятельно требуем от городской думы немедленно общественных работ.

Нас ждет голод, мы требуем работы.

Городская дума не должна забывать своей обязанности - заботиться о благосостоянии города и его граждан.

Работы! Вот чего мы требуем!

[Следует более 300 подписей]

ГАРО, ф. 577, оп. 1, д. 1031, л. 26

Окончание документа № 11.
Окончание документа № 11.

№ 12. ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ Н. М. ШВЕРНИКА, РАБОТАВШЕГО НА ТАГАНРОГСКОМ МЕТАЛЛУРГИЧЕСКОМ ЗАВОДЕ В 1911 г.

...Вспоминаются мне тяжелые дни безработицы, пережитые мной в 1911 г. Вынужденный бежать от полицейских преследователей из Петербурга, я очутился безработным. Решил «попытать счастья» - поехать искать работу в Таганрог.

Крупный Таганрогский металлургический завод Русско-Бельгийского акционерного общества, завод, который сейчас носит имя тов. Андреева, до революции принадлежал иностранному капиталу. Перед заводом - открытое поле, покрытое бурьяном. На этом поле расположился своеобразный лагерь: сюда собралось тысячи полторы людей, пришедших со всех концов России. Здесь и русские, и украинцы, и татары, и греки. Большинство из них в течение ряда месяцев рыскало по всей России в поисках работы. Выбившись из сил, они пришли сюда, к воротам завода, густо обросшие, грязные, голодные, больные, многие ждали здесь уже неделями. Одежда обносилась, обувь изорвалась.

Знакомясь друг с другом, узнаем, что, как ни различны пути, приведшие нас всех сюда, все же судьбы наши пролетарские изумительно похожи: работали, знались с нуждой, скитались, боролись; большинство пришло сюда с последними пятаками в кармане, питались подачками, многие покинули семьи в деревне, в других городах. Среди разношерстной толпы немало заслуженных квалифицированных пролетариев: прокатчиков, доменщиков, токарей, слесарей и др. Все жаждут работы, все для начала готовы на любые условия. Спрос на рабочую силу невелик...

Лежа на бурьяне, люди все время поглядывают на проходные ворота. Вдруг оттуда выходит мастер-иностранец и говорит, что требуется несколько человек для работы в доменном цехе. Сразу встают сотни людей и, толкая друг друга, наперерыв предлагают свои услуги, демонстрируя свою физическую силу. Мастер отбирает десяток наиболее крепких силачей, быстро скрывается с ними за воротами, а остальные, понуря головы, остаются снова ждать удачи...

Рабочий класс СССР, М., Соцэкгиз, 1937, стр. 13-14.

ЖИЛИЩНО-БЫТОВЫЕ УСЛОВИЯ

№ 13. АКТ О НЕУДОВЛЕТВОРИТЕЛЬНОМ СОСТОЯНИИ ЖИЛИЩ ДЛЯ РАБОЧИХ НА РУДНИКЕ КГАЕВСКОГО

6 января 1902 г.

Мы, нижеподписавшиеся, санитарный врач Таганрогского округа А. П. Попов и заседатель 5-го участка Таганрогского округа П. И. Кузнецов в присутствии г-на управляющего рудником Левестама, мещанина В. А. Волкова, по приглашению горного инженера Н. Л. Ямпольского, 6 января 1902 г. произвели санитарно-полицейский осмотр жилых помещений, находящихся на руднике С. С. Кгаевского...

При осмотре оказалось следующее:,

... В 5 казармах, населенных 273 рабочими, содержится 216,25 куб. саж. воздуха, а на каждого приходится всего около 0,8 куб. саж. воздуха. Некоторые из квартир для семейных и постоянных служащих тоже неудовлетворительны по объему.

Постройки №№ 4, 5, 7, 8, 10, покрытые тонким слоем земли и с плохо обмазанными стенами, не представляют достаточной защиты от дождя и атмосферических колебаний. По заявлению живущих в них, а также и по следам от дождя на потолках и стенах, видно, что дождевая вода в изобилии скопляется на полу, производя в нем вымоины.

Казармы № 4 и 5 и постройка № 8 особенно плохи и невозможны для жилья. Земляные полы и стены казарм и построек для служащих пропитаны сыростью и вследствие большой скученности обитающих в них покрыты толстым слоем грязи (Жилищно-бытовые условия шахтеров на других шахтах были такими же тяжелыми. В многочисленных актах осмотра жилищ рабочих тех лет отмечается, что нары покрыты грязью и угольной пылью, вода плохого качества, бани нет, казармы ветхи, переполнены рабочими, в такой тесноте совместно с рабочими холостыми живут по 3-4 семейства с детьми и т. п. (ГАРО, ф. 455, оп. 3, д. 370 и другие дела))...

Санитарный врач А. П. Попов

Заседатель 5-го участка Таганрогского округа П. Кузнецов

ГАРО, ф. 455, оп. 3, д. 323, лл. 2-3

№ 14. ЖАЛОБА РАБОЧИХ ГРИГОРЬЕВСКОГО РУДНИКА ВОЙСКОВОМУ АТАМАНУ НА ПРИНУЖДЕНИЕ ИХ ПОКУПАТЬ ПРОДОВОЛЬСТВИЕ И ДРУГИЕ ТОВАРЫВ РУДНИЧНОМ МАГАЗИНЕ

31 декабря 1902 г.

У нас, на Григорьевском руднике, открыт магазин, под именем рудничный Григорьевский продуктовый магазин, в котором имеются всевозможные товары, как-то: хлеб, мясо, бакалейные, галантерейные, москательные товары, готовое платье и обувь. Торговлю производит некто Давыдов, за что платит обществу аренду. Торговля производится по конторским ордерам. Цены товаров по договору конторы с Давыдовым должны быть не дороже существующих цен, как и в мес. Юзовке и ее окрестности, и даже дешевле, а господин Давыдов в настоящее время торгует дороже существующих цен на 15-20%...

При этом же контора рудника принуждает нас, рабочих, брать все товары в рудничном магазине и переплачивать лишние деньги. Контора рудника принудила нас, рабочих, следующим образом; до открытия рудничного магазина мы, рабочие, пользовались и делали кредиты, где нам кому желалось... а в получку контора рудника высчитывала с нас деньги и передавала их нашим подрядчикам; а в настоящее время по открытии рудничного магазина контора рудника объявила всем подрядчикам, что вычетов им с ихних рабочих контора делать не будет, чем и заставила нас, рабочих, невольно брать все товары в рудничном магазине...

К сему прошению горнорабочие [23 подписи]

ГАРО, ф. 455, оп. 3, д. 334, л. 2.

№ 15. ПРОТОКОЛ ОСМОТРА ЖИЛИЩ РАБОЧИХ КИРПИЧНО-ИЗВЕСТКОВОГО ЗАВОДА А. ПЛУГАТЫРЕВА В РОСТОВЕ

5 августа 1904 г.

1904 г., августа 5 дня, я, фабричный инспектор 2-го участка Области войска Донского Иван Петрович Омелюстый, совместно с приглашенными мною врачом градоначальства и помощником пристава 1-го уча-х стка г. Ростова и в присутствии нижеподписавшихся понятых произвели осмотр кирпично-известкового завода Александра Петровича Плугатырева, находящегося за р. Темерником близ ст. Гниловекой, причем обнаружили следующее:

1. Казарма, находящаяся близ кирпичного завода, назначенная под квартиру и столовую для рабочих по выделке кирпича, так называемых тысячников, совершенно не пригодна для жилья, так как представляет собой полуразрушенное здание с наполовину обрушенной крышей, вследствие чего во время дождя вода должна свободно проникать в жилое помещение.

Все помещение крайне грязно, темно, и пол его находится значительно ниже поверхности земли.

2. Для жилья сроковых рабочих кирпичного завода в земле близ завода вырыты четыре ямы длиной около 6 аршин, шириной около 3 аршин и глубиною около 2 аршин. Ямы эти покрыты камышом с землею и совершенно лишены окон и какой бы то ни было вентиляции. Каждая яма предназначена для 4 человек.

Такое жилье едва ли пригодно даже для домашних животных.

3. Кухня для заводских рабочих, находящаяся при конторе,во дворе г-на Плугатырева, содержится в высшей степени грязно...

... 5. Столовая для сроковых рабочих находится под навесом близ кухни. Крыша этого навеса во многих местах со щелями и потому проницаема для дождя.

Под этим навесом подле грязных обеденных столов сохраняются кизяк, деготь, старые кадки и хозяйственный скарб.

6. Помещений для жилья и ночлега для многих заводских рабочих не имеется; часть рабочих, по заявлению владельца, спят на сеновале под конюшней, который, конечно, совершенно не пригоден для жилья; часть же рабочих ночует под открытым небом.

На вопрос, где же эти рабочие должны сохранять свои вещи, владелец ответил, что у них обыкновенно ничего не бывает, а потому-де им не нужно и помещения.

7. Казарма, где помещаются рабочие известкового завода, содержится в невозможно грязном состоянии. Пол весь состоит из рытвин и ухабов. Всюду на нем груды сора. Стены, окна и потолок крайне загажены мухами и покрыты пылью и паутиной. Северная стена помещения сырая. Для спания рабочих имеются нары из кое-как сколоченных нестроганых досок. Никаких постельных принадлежностей владельцем не даны, и рабочие спят на куче тряпья.

8. В этой казарме мы застали больного рабочего, с обожженными известью ногами, покрытыми волдырями, от ожогов стопы ног у него смазаны мазью и завернуты в невероятно грязные до черного цвета, онучи. Владелец заявил, что в конторе у него при аптечке имеется достаточный запас перевязочного материала; но когда врач попросил предъявить ему этот материал, владелец ответил, что, вероятно, накануне весь этот материал вышел...

Подписали: фабричный инспектор [подпись]

врач градоначальства [подпись]

помощник пристава 1-го участка г. Ростова [подпись]

Филиал ЦГИА УССР в Харькове, ф. 834, д. 83, лл. 107-108.

№ 16. ПРОШЕНИЕ ШАХТЕРОВ ПРОХОРОВСКИХ КОПЕЙ НАЧАЛЬНИКУ ЮГО-ВОСТОЧНОГО ГОРНОГО УПРАВЛЕНИЯ О ПРИСЫЛКЕ К НИМ НА РУДНИК ФЕЛЬДШЕРА

23 февраля 1907 г.

Мы, рабочие шахты № 27 Анонимного общества Прохоровских каменноугольных копей на Донце, собрались и постановили просить ваше высокопревосходительство предложить вышеупомянутому Обществу пригласить фельдшера для постоянного жительства при шахте для подания первой помощи ушибленным и увеченным, так как таковая помощь отсутствует с января месяца сего года, и за это время, не говоря о незначительных поранениях и ушибах, которые оставались без медицинской помощи за неимением теплой одежды и за отдаленностью больницы, а упомянем более серьезные случаи: 1-й - жена артельщика Анисимова пошла за парной водой и, поскользнувшись, упала в резервуар с кипятком, где и обварилась, и без медицинской помощи, т. е. перевязки, отправлена в больницу, по дороге простудилась и через неделю умерла в больнице; 2-й - запальщик Гофманов, [у него] пистоном оторвало на руке все пальцы, и без перевязки, истекая кровью, направлен в больницу при 18 градусах мороза.

Шахта Яковлевская от больницы около 4 верст, а если заболевает ребенок 3 или 4 лет, то нет никакой возможности получить медицинскую помощь, так как в больнице собирается всегда много больных и доктору нет возможности удовлетворить ,в возможно скором времени своих пациентов. Все время при шахте был фельдшер, а с 1 января дирекция почему-то не сочла нужным иметь при шахте аптеку и фельдшера...

На шахте рабочей силы 500 человек и на прилегающей к ней проходке - 250 человек, не считая в это число наших жен, и детей, и стариков. Вот что и побудило нас мирным путем, не прибегая ж силе, просить ваше высокопревосходительство заставить общество принять фельдшера на упомянутую шахту...

Рабочие Яковлевской шахты

ГАРО, ф. 455, оп. 3, д. 364, л. 26.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




В продаже новые лампы для диапроэкторов и фильмоскопов из СССР


Пользовательского поиска