История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Участие донских казаков в освобождении балканских народов от турецкого ига в 1876-1878 гг.

Во второй половине XIX в. большая часть народов Балканского полуострова находилась под гнетом Турции. Славянские народы неоднократно поднимались на вооруженную борьбу, стремясь к завоеванию национальной независимости. Заинтересованное в укреплении своего влияния на Балканах, самодержавие поддержало балканские государства в войне 1876 г. против Турции.

Национально-освободительное движение на Балканах было встречено в России сочувственно среди широких народных масс. В Сербию направлялись русские добровольцы; в адрес организованного в Москве Славянского комитета посылались пожертвования.

Патриотическое движение охватило и жителей Дона. На имя войскового наказного атамана стали поступать телеграммы с просьбой о зачислении волонтерами и посылке в Сербию (документы №№ 3-5).

Росло количество добровольцев и из казаков. Как сообщается в документах тех лет, при зачислении добровольцев приходилось делать строгий выбор, так как казаков и офицеров явилось очень много, несравненно больше требуемого числа. Хорошо передает искреннюю симпатию, которую питали широкие массы трудового народа и передовой интеллигенции к боровшимся за свою свободу и национальную независимость балканским славянам документ № 7.

На средства Общества донских торговых казаков был сформировав первый отряд из 20 волонтеров во главе с генерал-майором Маноцковым И. Е. Несколько сот человек было снаряжено и отправлено в действующую армию на средства Славянского благотворительного комитета. Кроме того, жители станиц Егорлыкской, Кагалыницкой, хут. Попова Старообрядского и многих других собирали вещи, пшеницу (которая затем обменивалась на деньги) и посылали их в пользу славян (ГАРО, ф. 55, оп. 1, дд. 432-435).

В августе 1876 г. стало известно, что Сербия терпит поражение. При посредничестве России удалось добиться перемирия. Но Турция отвергла проект автономного устройства Боснии, Герцеговины и Болгарии, выработанный по инициативе русской дипломатии. Тогда в апреле 1877 г. царское правительство, заручившись нейтралитетом Австрии и согласием Румынии пропустить русские войска к Дунаю (Позже Румыния приняла непосредственное участие в войне) объявило войну Турции.

Подготовка к мобилизации в Области войска Донского, как и в других местах России, началась летом 1876 г. Еще до начала военных действий в Бессарабской и Подольской губерниях было расквартировано 10 донских казачьих полков и 4 батареи. О новом пополнении, прибывшем в начале 1877 г., походный атаман войска Донского Фомин писал: «Донские казачьи полкии конно-артиллерийские батареи, вступившие в состав действующей армии и подчиненные мне, осмотрены и найдены вообще в хорошем состоянии. Нижние чины выглядывают молодцами, слабосильных и больных нет, а по возрасту своему люди вполне надежные для предстоящей боевой деятельности» (ГАРО, ф. 344, оп. 1, д. 1791, л. 13).

В апреле казачьи полки в числе передовых сил русской армии перешли румынскую границу и были встречены жителями городов Галац, Рени и других восторженно, с криками «ура», как освободители.

В июне главные силы русской армии, сломив сопротивление турок, форсировали Дунай в районе Систово. По мере овладения Систовом развернулось наступление в восточном, южном и западном направлениях. В конце июня передовой отряд генерала И. В. Гурко занял Тырново и в первых числах июля, преодолев один из перевалов Балканского хребта, вышел в долину р. Тунджи. Это облегчило штурм перевала Шипки, через который проходило шоссе в Южную Болгарию. Турки после жестокого боя оставили перевал. В этом наступлении стойкими и мужественными проявили себя и казаки донских казачьих полков (№№ 21, 23, 26, 30, 34). 30-й Донской казачий полк стойко выдержал все трудности I штурма Балканского перевала и выбил турок с высот горы Бедек (документ № 13).

В августе главные силы Сулейман-паши безрезультатно штурмовали-Шипкинский перевал, обороняемый отрядом русских солдат и болгарских ополченцев. Героическая оборона Шипки вошла в историю, как пример стойкости и военного мужества.

На западном направлении русскими войсками в июне был взят Никополь и выслан 9-тысячный отряд для занятия г. Плевны, важного укрепленного пункта: без взятия Плевны армия не могла перейти через Балканы. Но здесь турки оказали сильное сопротивление, три атаки русских войск были отбиты. Тогда Плевна была подвергнута длительной осаде. Окруженная со всех сторон, лишенная продовольствия, Плевна капитулировала 28 ноября (10 декабря) 1877 г. Это явилось переломным моментом в войне.

В боях за Плевну геройски сражались и казаки донских полков №№ 34 и 38 и 10-й батареи. Под начальством князя Румынского в осаде Плевны принимали участие 56296 казаков и офицеров, из них 44117 были впоследствии награждены за отвагу (ГАРО, ф. 344, оп. 1, д. 1924).

После взятия Плевны развернулось широкое наступление. В это время возобновила военные действия и сербская армия. В конце декабря главные силы русской армии тремя отрядами совершили беспримерный зимний переход через Балканы. Позиции турок были обойдены с тыла. Южнее с. Шипки, у дер. Шейново, группа войск под командованием генерала Скобелева окружила и ликвидировала войско Вессёль-паши.

Русские войска в конце декабря - начале января заняли Софию, Филиппополь, Адрианополь.

В феврале 1878 г. Турция подписала в Сан-Стефано мирный договор. И хотя условия его были по настоянию Англии и Австро-Венгрии пересмотрены в июне-июле того же года на Берлинском конгрессе, основной положительный итог войны для балканских народов не был изменен: победа русской армии обеспечила независимость Румынии, Сербии и Черногории и помогла освободиться от турецкого ига также Болгарии.

* * *

Публикуемые документы рассказывают о фактах участия донских казаков в военных действиях и проявленном ими героизме. Всего в войне 1877-1878 гг. приняло участие 53 донских полка и 24 батареи; в ходе военных действий казаки не только принимали непосредственное участие в сражениях, но вели широкую разведку, находясь в передовых частях и в тылу врага, в случае неудач - прикрывали отступление. Лучше других выразил свое восхищение мужеством своих товарищей командир 30-го казачьего полка: «Как офицеры, так и казаки вели себя, как и всегда, молодцами, несмотря на сильный огонь неприятельский, ни на препятствия чрез высочайшую точку Балкан, ни на глубокие снега и морозы» (ГАРО, ф. 344, оп. 1, д. 1837, л. 46). О трудностях походной жизни, которые с успехом преодолевались, говорится в других рапортах: «На протяжении 12 верст полк шел по совершенно болотистой и залитой водой местности и в некоторых местах должен был переправляться вплавь, на руках, шаг за шагом, снесли орудие с высот горы Дьюниш в Моравскую долину полк в этот день сделал переход в 96 верст, причем отсталых не было» (документы №№ 7-9). О неписанном воинском законе - выручке товарища в бою рассказывает документ № 12.

Превосходство моральных качеств и боевой подготовки русских солдат, отдельных одарённых генералов и офицеров обеспечило благоприятный исход войны, несмотря на бездарность русского верховного главнокомандующего вел. кн. Николая Николаевича (старшего) и лучшее вооружение турецкой армии.

О высоких боевых качествах, мужестве и самоотверженности рядовой массы русской армии можно судить даже по скупым строчкам рапортов командиров, описывающих боевые действия донских полков (документы №№ 11-14). Об этом же говорят и факты получения многочисленных наград не только отдельными казаками, но и целыми полками. За боевые заслуги в этой войне войско Донское в целом было награждено Георгиевским знаменем. Кроме того, нескольким донским полкам были присвоены георгиевские штандарты с надписями: «За отличие в Турецкую войну 1877-1878 гг.», «За быстрое наступление и занятие Браилова 13 апреля 1877 г.», «За Шипку, Ловчу, двукратный переход через Балканы и взятие 50 орудий при Кандикляре в 1877-1878 гг.» и др. За участие в обороне Шипки 1 540 казаков было награждено серебряными медалями. Многие казаки и офицеры были награждены военным орденом Святого Георгия 4-й степени и сербскими орденами и медалями. Донские казаки вместе с русскими солдатами искренне защищали свободу славянских -народов, и местное население относилось к ним дружественно. Это отмечается в нескольких публикуемых документах (документы №№ 8, 10).

ДОБРОВОЛЬЦЫ С ДОНА В 1876 Г.

№ 1. СООБЩЕНИЕ СЕКРЕТАРЯ СЛАВЯНСКОГО КОМИТЕТА ПРЕДСЕДАТЕЛЮ НОВОЧЕРКАССКОГО ОТДЕЛЕНИЯ КОМИТЕТА ОБ АССИГНОВАНИИ 30 ТЫС. РУБ. ДЛЯ СНАРЯЖЕНИЯ И ОТПРАВКИ В СЕРБИЮ 150 ДОБРОВОЛЬЦЕВ ДОНСКИХ КАЗАКОВ

30 августа 1876 г.

Ваше высокопреосвященство, милостивейший архипастырь и отец!

По поручению комиссии по сбору пожертвований... спешу довести до вашего сведения, что в заседаниях комиссии, состоявшихся 23 и 28 авгу-ста, постановлено: назначить на снаряжение и отправку в Сербию 150 донских казаков 30 тыс. руб....

Имею честь быть вашего высокопреосвященства покорнейшим слугой

В. Аристов.

ЦГИА УССР, ф. 192, оп. 1, д. 58, л. 1.

№ 2. ПИСЬМО ДОВЕРЕННЫХ ДОНСКОГО ТОРГОВОГО ОБЩЕСТВА ГЕНЕРАЛ-МАЙОРУ И. Е. МАНОЦКОВУ О СФОРМИРОВАНИИ ОТРЯДА ДОБРОВОЛЬЦЕВ

г. Новочеркасск

Август 1876 г.

Ваше превосходительство, милостивый государь Иван Ефремович!

Посвятив себя на поприще войны, происходящей ныне на Балканском полуострове между славянами и турками, вы изъявили желание поступить в ряды войск Сербской армии волонтером от Донского торгового общества... (О Донском торговом обществе см. главу I, раздел «Экономика Дона в дореформенный период»)

Вместе с этим, препровождая при сем список волонтерам, сформированным от торгового общества, покорнейше просим вас на время пути до места военных действий принять их в свое заведование как в военном отношении, так и в хозяйственном; по прибытии же на место сдать их в распоряжение главнокомандующего Сербской армии его высокопревосходительства Михаила Григорьевича Черняева (Генерал царской России. В 1876 г. по приглашению сербского правительства был главнокомандующим Сербской армией). Причем волонтеры эти обязаны нами подписками во время пути подчиняться вам как в военном отношении, так и в хозяйственном.

Кроме того, просим ваше превосходительство вручаемый вам меч поднести его высокопревосходительству Михаилу Григорьевичу Черняеву на память глубокого уважения к нему Донского торгового общества. Меч этот - тот самый, с которым некогда победоносно сражался на поле брани донской казак бывший войсковой атаман умерший генерал-от-кавалерии Власов.

Итак, пожелав вам счастливого пути и успехов в благих ваших предначертаниях, остаемся вашему превосход[ительству] покорные слуги, представители Донского торгового общества.

ГАРО, ф. 200, оп. 1, д. 705, лл. 5-6.

№№ 3-5. ТЕЛЕГРАММЫ ВОЙСКОВОМУ НАКАЗНОМУ АТАМАНУ О ЖЕЛАНИИ СЛУЖИТЬ ДОБРОВОЛЬЦАМИ В СЕРБСКИХ ВОЙСКАХ

№ 3

15 сентября 1876 г.

Имеем желание отправиться в Сербию 8 человек, разрешите на проезд; ожидаем на ст. Иловля.

Урядник Вишняков

ГАРО, ф. 344, оп. 1, д. 1808, л. 34.

№ 4

25 сентября 1876 г.

Желаю поступить волонтером в Сербию, прошу разрешения, прослужил 15 лет.

Березовской станицы урядник Каменнов

ГАРО, ф. 344, оп. 1, д. 1808, л. 41.

№ 5

3 октября 1876 г.

Желаю отправиться в Сербию защищать веру; прошу ваше превосходительство разрешить идти волонтером.

Сиротинской станицы отставной есаул Стефан Иванов Парамонов

ГАРО, ф. 344, оп. 1, д. 1808, л. 43.

№ 6. ПИСЬМО ПРЕДСЕДАТЕЛЯ НОВОЧЕРКАССКОГО ОТДЕЛЕНИЯ СЛАВЯНСКОГО КОМИТЕТА ВИЦЕ-ПРЕДСЕДАТЕЛЮ СЛАВЯНСКОГО КОМИТЕТА В МОСКВЕ О ПРЕДСТОЯЩЕЙ ОТПРАВКЕ В СЕРБИЮ 200 ДОБРОВОЛЬЦЕВ-КАЗАКОВ

26 сентября 1876 г.

Милостивый государь Иван Сергеевич!

... В настоящее время в Новочеркасске находится около 200 волонтеров, прибывших сюда от отдаленных станиц; дожидаясь своей очереди отправиться в Сербию, большая часть из их продовольствуется за счет нашего комитета, что составляет весьма значительны расход.

Часть их мы думаем отправить завтра пока без лошадей и седел, но не знаем, что делать с остальными, так как не знаем, какую сумму мы можем получить от вас, ввиду увеличившихся расходов по перевозке через Румынию...

Для избежания напрасного, быть может, задержания здесь волонтеров я, принимая во внимание, что закупка лошадей и седел требует заблаговременных распоряжений, покорнейше прошу вас немедленно уведомить меня телеграммою, продолжать ли снаряжение казаков, и каких именно - конных или пеших. Желательно было бы отправить их побольше, потому что находятся отменные и надежные казаки, которые могут быть очень полезны в Сербии.

Имею честь быть вашим, милостивый государь.

ЦГИА УССР, ф. 192, оп. 1, д. 58, лл. 5-6.

ДОНСКИЕ ПОЛКИ В ДЕЙСТВУЮЩЕЙ АРМИИ В 1877-1878 гг.

№ 7. ИЗ ДОКЛАДНОЙ ЗАПИСКИ ВОЙСКОВОГО СТАРШИНЫ И. КУЗНЕЦОВА ПРЕДСЕДАТЕЛЮ НОВОЧЕРКАССКОГО ОТДЕЛЕНИЯ СЛАВЯНСКОГО КОМИТЕТА ОБ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ СПАСЕНИЯ ОРУДИЙ НА ДЖУНИШСКИХ ВЫСОТАХ

18 февраля 1877 г.

Отправившись с Дона в числе добровольцев первого отряда, я с самого выступления из Новочеркасска принял над ними начальство. По прибытии в Сербское княжество также находился с 15 сентября по 23 ноября 1876 г. сотенным командиром над помянутыми чинами. В продолжении службы нашей в рядах Сербской армии я с вверенной мне 1-й казачьей сотней в сентябре и октябре месяцах обязанность нашу по возможности выполняли добросовестно. Сначала рекогносцировали на позициях в Бобовиште, Алексинаце и Буймирских высотах, производили при этом должные разъезды и вообще отправляли аванпостную службу...

17 октября с чинами сотни, по распоряжению начальника штаба Тимоко-Моравской армии генерала Дохтурош, был командирован из Демиграда к р. Мораве, где были устроены мостовые переправы, а именно по Шлеговацкой дороге; несмотря на отступление сербско-русских войск, встречавшихся с моим отрядом по дороге, я поручение это выполнил с успехом. По прибытии к р. Мораве получил от сербского полковника Георгиевича дальнейшее распоряжение: переправиться на левый берег р. Моравы, отправиться на высоты Джунишаян во что бы то ни стало спасти шесть 12-фунтовых орудий, оставленных по некоторым обстоятельствам на пути при отступлени сербских войск без прислуги и лошадей. Хотя находившиеся чрез эту реку 2 моста были сняты, все сербско-русские войска после поражения были переправлены с левого берега на правый; хотя Джуиишские высоты с укрепленными позициями были уже в руках неприятеля, но, несмотря на это, чины вверенной мне 1-й сотни под личной моей командой стремительно бросились по вновь устроенному мосту исполнить святое назначение.

Подъем на Джуниш будучи крут и высок, так что при сделавшейся от дождя сильной грязи невозможно было на конях взобраться, а потому я распорядился при подъеме близ дороги спешить чинов, лошадей при этом поручил коноводам под командою состоявших под ведением моим капитана князя Чавчавадзе, поручиков Мелихова и Зберовского; а как предназначенное наше действие не было обеспечено пехотной цепью, то я распорядился - поставил более в важных пунктах сторожевые наблюдательные пикеты под командою поручика Решетилова.

На довольно порядочной высоте, в тесной местной дороге, нами найдено первое орудие, оно оставлено по причине упавших под ним 4 упряжных лошадей, трех совершенно околевших и четвертой едва живой... Очистивши путь от помянутых лошадей и давши тормоз двум колесам, мы на руках, шаг за шагом, снесли это орудие в Моравскую долину. После спуска нами таким же порядком второго орудия к казакам моим присоединилось до 100 человек пехотных солдат 1-го Сербского класса, сначала немного, а затем более и более они, будучи воодушевлены, были казаками высланы к нам в помощь полковником Межениновым. Кроме этих 2 орудий, нами спасено еще 4-всего 6, и несколько фур со снарядами, которые мы нашли в разных пунктах по дороге.

При взятии нами последнего орудия с открытой местности с поляны, лежащей на третьем уступе гор, мы хотя и встретили сопротивление со стороны неприятельской цепи, но, блистательно отразив таковое нападение, успели увезти это шестое орудие из рук турок, не вступая с ними в бой. При этом под командою моею, кроме вышеозначенных офицеров, находились: сотники Калмыков, Попов, подпоручики Кубанского казачьего войска Гопонов и Просвиров, сотенный вахмистр и 55 человек рядовых; потери с нашей стороны не было, кроме раненного в ногу вахмистра урядника Малахова...

Области войска Донского войсковой старшина Иван Васильев Кузнецов

ЦГИА УССР, ф. 192, оп. 1, д. 59, лл. 3-6.

№№ 8-9. РАПОРТЫ КОМАНДИРА 29-ГО ДОНСКОГО КАЗАЧЬЕГО ПОЛКА ПОХОДНОМУ АТАМАНУ О ЗАХВАТЕ БАРБОШСКОГО МОСТА БЛИЗ Г. ГАЛАЦ, ПЕРЕПРАВЕ ЧЕРЕЗ ДУНАЙ И УЧАСТИИ В ПЕРЕСТРЕЛКАХ

№ 8

Бивуак Барбош, 15 июня 1877 г.

Походному атаману иррегулярных войск Действующей армии.

11-го числа сего апреля в 11 часов вечера получено было мною от командующего 11-й пехотной дивизии генерал-майора Эрнрота приказание выступить немедленно с вверенным мне полком из дер. Калчево к Болгарийской таможне и там же дать приказание для движения далее за границу.

В 12 часов ночи вверенный мне полк в составе 4 сотен выступил из дер. Калчево и около 2 часов пополуночи прибыл к Болгарийской таможне, куда ранее прибыл из дер. Кубей начальник штаба 11-го армейского корпуса полковник Бискупсмий с остальными двумя сотнями вверенного мне полка. Здесь я получил от полковника Бискупского приказание перейти с полком границу и двинуться вперед насколько возможно скорее, занять г. Рени, захватить переправу на р. Прут и затем, если не встретится затруднений, то следовать далее на Галац и, пройдя этот город, поспешить, главным образом, овладеть барбошским железнодорожным мостом через р. Серет, который и охранять до прихода пехоты и артиллерии.

Полковое знамя под прикрытием полусотни и полковой обоз оставлены были при пехотном Селенгинском полку.

Когда полк был выстроен, то к фронту подъехал адъютант главнокомандующего полковник Струков и объявил полку от имени его высочества поздравление с походом и пожелание предстоящий трудный переход совершить молодцами. Ответом на слова полковника Струкова последовало продолжительное «ура». Затем полк двинулся к пограничной заставе и ровно в 3,5 часа пополуночи перешел границу и выступил в румынскую дер. Табяки, ярко освещенную различными кострами на всем протяжении нашего пути через нее; народ радостно приветствовал нас. Полковник Струков все время ехал во главе полка.

Переправившись по двум мостам через р. Ялпуг и пройдя низменным и болотистым пространством в совершенной темноте около 4 верст, полк с рассветом вытянулся на довольно крутую гору шагом, и затем начал движение попеременно то рысью, то шагом, и сделал получасовой привал в дер. Чишле, в 30 верстах от границы. В 9 часов утра подошел к г. Рени, а в 10 часов в виду турецкого военного парохода занял паром на р. Прут.

Немедленно началась переправа. Устанавливая на паром от 20 до 25 лошадей, в. 12,5 часа дня весь полк был уже на правой стороне р. Прут. Переправившись, полк немедленно двинулся далее к г. Галацу по шоссе, идущему вдоль берега Дуная, по совершенно болотистой и залитой водой местности.

Турецкие военные пароходы, сначала один, а затем присоединился и другой, все время провожали полк, почему для уменьшения цели и для сокращения этого крайне опасного пути полк, перестроившись справа по три, разомкнутыми рядами двинулся рысью, и, пройдя это 12-верстное расстояние, подходя к Галацу, пошел, шагом и сомкнул ряды.

По просьбе префекта г. Галаца, не имевшего еще никаких сведений об объявлении войны, полк прошел по окраине города, а в самый город и по берегу Дуная были посланы сильные разъезды. Массы жителей Галаца восторженно, с криками «ура» встречали и провожали нас далеко за город...

В 3 часа дня 12 апреля Барбошский мост был уже занят нашими казаками и по осмотре хорунжим Мержановым вместе с командой казаков, знающих железнодорожное дело, оказался цел, и никаких приготовлений к разрушению или повреждению его не было найдено...

Оставивши на мосту сильный спешенный караул и расставивши пикеты, полк расположился биваком на высотах, близ Барбошской станции, в полуверстовом расстоянии от моста.

Полк в этот день сделал переход в 96 верст, причем отсталых не было ни одного. Во время этого перехода на лошадях имелось, кроме полного вьюка, еще двухдневный запас фуража и сухарей, причем лошадей с набитыми спинами в полку оказалось всего 8...

Приказом по Нижне-Дунайскому отряду я назначен начальником Барбошешго отряда.

О чем и доношу вашему превосходительству.

Подлинный подписал: командир полка полковник Пономарев

С подлинным верно: и. д. полкового адъютанта хорунжий Мержанов

ГАРО, ф. 344, оп. 1, д. 1837, лл. 19- 21.

№ 9

дер. Картал 26, июня 1877 г.

По приказанию командира 14-го армейского корпуса генерал-лейтенанта Цимермана вверенный мне полк в составе 4 сотен 22 сего июня переправился через Дунай по мосту от Браилова на дер. Течёт, а от дер. Течёт до г. Мачина, на протяжении 12 верст полк шел по совершенно болотистой и залитой водой местности и в некоторых местах должен был переправляться вплавь. В тот же день полк прибыл благополучно в Мачин и расположился биваком на ночлег...

Вверенный мне полк со дня прихода на берега Дуная, т. е. с 12 апреля, и по день перехода за Дунай, т. е. по 22 сего июня, кроме исполнения сторожевой службы по берету Дуная, начиная от Рени до Браилова, исполнил следующую службу:

1. Г-да офицеры и казаки вверенного мне полка принимали самое деятельное участие во всех рекогносцировках, производившихся на правый берег Дуная полковником Струковым, подполковником Клеменко, лейтенантами Дубасовым и Шестаковым и другими; причем казакам не раз приходилось быть под неприятельским артиллерийским огнем с мониторов и вести перестрелку...

2. При переправе 10 сего июня наших войск через Дунай против Галаца на Буджакские высоты 40 человек казаков вверенного мне полка под начальством сотника Попова, за неимением моряков, управляли лодками и понтонами, которые приходилось проводить с большим трудом и на значительном расстоянии около 8 верст, сначала через Дунай, а затем протоками по плавным и совершить этот путь два и даже три раза взад и вперед.

3. Девять человек казаков-охотников ввервнного мне полка все время находились и в настоящее время состоят в отряде лейтенанта Никонова, действующего минами против турецких мониторов.

Подлинный подписал: командир полка полковник Пономарев.

С подлинным верно: и. д. полкового адъютанта хорунжий Мержанов

ГАРО, ф. 344, оп. 1, д. 1837, лл. 26-27.

№ 10. РАПОРТ КОМАНДИРА ОТДЕЛЬНОЙ ДОНСКОЙ КАЗАЧЬЕЙ БРИГАДЫ КОМАНДИРУ 14-ГО АРМЕЙСКОГО КОРПУСА О ВСТУПЛЕНИИ В Г. КЮСТЕНДЖИ И РАДОСТНОЙ ВСТРЕЧЕ ОТРЯДА ЖИТЕЛЯМИ

4 июля 1877 г.

Вследствие предписания вашего превосходительства от 2 сего июля за № 1277 я с вверенным, мне отрядом, состоящим из Донского казачьего № 29 полковника Пономарева полка в составе 4 сотен и 4-й Донской (есаула Персиянова) батареи (4 орудия) выступил с бивака близ г. Меджидие в воскресенье, 3 сего июля, в 6 часов утра и направился по дороге в г. Кюетееджи, идущей севернее железного пути...

Верст за пять н>е доходя до Кюстенджи, отряд был встречен высланными к нему несколькими конными и пешими болгарами, жителями Кюстенджи. При входе же в город навстречу отряду вышли духовенство с хоругвями и хлебом-солью, консулы германский, итальянский австрийский, греческий, французский и английский и все народонаселение города.

Отряд был встречен и провожаем по городу, громкими криками «ура»... путь по городу был положительно усеян цветами.

Отряд, пройдя по главным улицам города, вышел за город и расположился биваком в 2 верстах от города, близ дер. Анадалкиой.

По собранным сведениям, оказалось, что в Кюстенджи находилось до 1 тыс. человек неприятельской пехоты при 8 орудиях; отряд этот в ночь с 1 на 2 сего июля был посажен на три турецких парохода и отправлен в Варну.

В гавани в настоящее время находятся французский коммерческий пароход и английский военный под именем Рапид, находящиеся здесь для защиты консулов и иностранноподданных...

С занятием города нашими войсками магазины и лавки открыли, и бежавшие жители с имуществом и товарами возвращаются обратно.

О чем и доношу вашему превосходительству, ожидая дальнейших инструкций.

Подлинный подписал: командир отдельной Донской казачьей бригады флигель-адъютант полковник граф Орлов-Денисов

С подлинным верно: и. д. бригадного адъютанта хорунжий Мержанов

ГАРО, ф. 344, оп. 1, д. 1837, лл. 24-25 об.

№№ 11-13. РАПОРТЫ КОМАНДИРА 30-ГО ДОНСКОГО КАЗАЧЬЕГО ПОЛКА НАКАЗНОМУ АТАМАНУ ВОЙСКА ДОНСКОГО О ГЕРОИЗМЕ, ПРОЯВЛЕННОМ КАЗАКАМИ ПРИ ОБОРОНЕ Г. СЕЛЬВИ, ЗАХВАТЕ ВЫСОТ ГОРЫ БЕДЕК, ШТУРМЕ ШИПКИ, ПРИ ВЗЯТИИ ЛОВЧИ И В ДРУГИХ БОЯХ

№ 11

г. Габрево

12 июля 1877 г.

5 июля вверенного мне полка 2-й сотни 70 человек под начальством сотника Галдина и хорунжего Долгова, спешенные, шли во главе колони, состоящих из 2 рот Орловского пехотного полка, идущих на штурм балканского перевала на высотах горы Бедек и защищаемого таборами регулярной турецкой пехоты. При выходе из леса первыми развернулись и бросились на штурм казаки 2-й сотни и, несмотря на страшный ружейный огонь неприятеля, без выстрела достигли неприятельских ложементов (Ложемент - небольшой окоп для укрытия пехоты или орудий), и первыми вскочили в крайний ложемент выбив прикладами турок, и удержались.

Первым из всего отряда взобравшимся на гору и вскочившим в ложемент был сотник Галдин. Всем отрядом были взяты высоты.

После часовой рукопашной свалки неприятель, разбитый совершенно, бежал, оставив в наших руках до 200 чел., весь лагерь и много оружия. В этом деле убито нижних чинов вверенного мне полка 2, ранено 13, что составляет 22% из всего числа бывших на штурме казаков.

Пехота же потеряла всего 12%. В свалке побито до 20 прикладов казачьих винтовок о турецкие головы.

Обо всем этом имею честь донести вашему превосходительству.

Командир полка полковник Орлов

Полковой адъютант сотник Тихонов

ГАРО, ф. 344, оп. 1, д. 1837, л. 9.

№ 12

г. Габрево

Вверенного мне полка хорунжий Гурбанов с 15 казаками был послан в июле в разъезд за г. Ловчу (Ловча была взята 5 июля 1877 г. отрядом полковника Жукова (ГАРО, ф. 344, оп. 1, д. 1837, л. 17)). На обратном пути в одной из деревень разъезд был атакован более 200 черкесами. Казаки успели выскочить без потерь, и немедленно было послано несколько человек за подкреплением в разные места, где находились наши пикеты. Хорунжий Гурбанов с оставшимися людьми отступал, отстреливаясь. Но вследствие слишком большого превосходства числа неприятеля черкесы успели снова и со всех сторон окружить наш разъезд, которому пришлось пробиваться сквозь ряды неприятеля. Часть казаков уже успела пробиться, как в это время хорунжий Гурбанов был ранен выстрелом из ружья почти в упор; пуля, пробив мякоть ноги выше колена, смертельно ранила лошадь, которая упала. Три казака, увидев это, остались при хорунжем Гурбанове; остальные же, успевшие прорваться, были отделены от оставшихся массою черкес и помощи подать не могли. После геройской защиты убит хорунжий Гурбанов, получивший 16 пуль; убиты также вместе с ним казаки Луганской станицы Венцов и Масякин.

Гундоровской станицы казак Рябов, получивший перед этим Георгиевский крест за разбитие неприятеля под г. Сельви, защищал хорунжего Гурбанова до того времени, пока сей последний был жив. Когда же хорунжий Гурбанов был убит, Рябов, несмотря на то, что сам был ранен пулей, сбив пикой двух черкес, успел прорваться и дать знать о происшедшем.

Прибывшей командой казаков тела хорунжего и 2 казаков были взяты и погребены в г. Сельви.

О чем вашему превосходительству доношу.

Командир полка полковник Орлов

Полковой адъютант сотник Тихонов

ГАРО, ф. 344, оп. 1, д 1837 лл. 12-13.

№ 13

Горный Студень

Доношу вашему превосходительству: с 18 июня по 1 августа части вверенного мне полка участвовали в следующих делах:

У Бедека 1 июля 1-я сотня (командующий сотнею сотник Галдин) без помощи других войск взяла высоту Бедека, защищаемую одною ротою пехоты и башибузуками (Части турецкой легкой коннины). Сотник Галдин удостоен орденом Святого великомученика Георгия 4-й степени, а нижние чины получили 5 Георгиевских крестов.

2 июля 32 охотника из той же сотни под начальством сотника Галдина пробились сквозь цепи неприятельской пехоты на Балканах и, спустившись в долины Казанлыка, произвели рекогносцировку дороги в тылу неприятельского отряда. Нижние чины получили 5 Георгиевских крестов.

4 июля 2-я сотня шла в голове штурмовой колонны при взятии перевала на Бедеке; убито казаков 2, ранено 13; нижние чины получили 7 Георгиевских крестов.

У Габрова. 2 июля - смелая рекогносцировка; 15 казаков 5-й сотни под начальством Митякинской станицы урядника Горшколапова с целью открыть силы передового отряда неприятеля, занимавшего Шипку; рекогносцировка удалясь под сильным неприятельекмм огнем. Урядник Горшколапов удостоен орденам Георгия 4-й степени.

3 июля - рекогносцировка 20 казаков 4-й сотни с сотником Куданцевым по другой дороге,с той же целью и снова под сильным неприятельским огнем.

4 июля - разведка местности 5-й сотни урядником Фетисовым под сильным огнем. Урядник Фетисов получил Георгиевский крест.

5 июля - часть 5-й сотни участвовала в штурме Шипки, два казака получили Георгиевские кресты, оба ранены (Луганской станицы Изосимов и Куркин); убито две лошади под казаками.

Под Сельви и Ловчи. 1, 2, 3 июля - три взвода 3-й сотни под начальством есаула Антонова защищали г. Сельви от вдесятеро сильнейшего неприятеля; ранен один урядник Шляхтин Гундоровской станицы; есаул Антонов удостоился награды Георгия 4-й степени, хорунжий Алубаев - Анны 4-й степени; нижние чины получили 8 Георгиевских крестов.

4 июля - разбитие черкес у Сельви соединенными сотнями 3-й и 6-й под общим начальством командира 6-й сотни есаула Афанасьева, который был ранен; убит один казак Гундоровской станицы Аникин; нижние чины получили по 2 Георгиевских креста на сотню.

5 июля - взятие г. Ловчи флигель-адъютантом полковником Жеребковым; участвовала сборная сотня из 3-й и 6-й под начальством есаула Антонова. Нижние чины получили на сотню 6 Георгиевских крестов.

15 июля - отступление от г. Ловчи. 3-я и 6-я сотни прикрывали отступление. Ранен один казак.

21 июля-взятие у г. Ловчи с боя дер. Присяки 2-ю сотнею под начальством сотника Галдива; нижние чины получили 3 Георгиевских креста.

25 июля - вторичное взятие с боя дер. Присяки тою же 2-ю сотнею; нижние чины получили 2 Георгиевских креста.

26 июля - усиленная рекогносцировка г. Ловчи генералом Скобелевым (Михаил Дмитриевич Скобелев (1843-1882 гг.) видный военный деятель, последователь А. В. Суворова. За победу при Ловче был произведен в генерал-лейтенанты. Ловча была опорным пунктом, прикрывавшим пути от Плевны к Трояновскому перевалу. Русское командование, готовясь к атаке Плевны, организовало на Ловчинском направлении разведывательные действия. 22 августа (3 сентября) Ловча была атакована войсками генерала М. Д. Скобелева и генерала В. М. Добровольского и занята); принимали участие 1-я, 2-я и 6-я сотни под начальством полковника Орлова; ранен один казак Луганской станицы Манонков; нижние чины получили: 1-й сотни - 3 Георгиевских креста, 2-й сотни - 2 и 6-й сотни-1 крест.

29 июля - разбитие двумя с половиною сотнями Донского казачьего № 30 полка под начальством командира оного 500 черкес, заставивших отступить аванпосты Кавказско-Кубанской бригады у р. Осьмы; ранен один казак Мигулинокой станицы Мрыхин; нижние чины получили Георгиевские кресты: 1-й сотни - 3, 2-й - 3 и 6-й - 2.

Всего же вверенный мне полк принимал участие в 18 делах и перестрелках, в которых убыль полка заключается: убитых - офицер один (хорунжий Гурбанов), казаков-5, раненых -офицер один (есаул Афанасьев), казаков - 22.

Получено нижними чинами 63 Георгиевских креста, которые находятся в полку...

Командир полка флигель-адъютант полковник Орлов

ГАРО, ф. 344, оп. 1, д. 1837, лл. 16-17

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Все для перманентного макияжа и тату магазин.


Пользовательского поиска