НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ГОРОДА И СТАНИЦЫ   МУЗЕИ   ФОЛЬКЛОР   ТОПОНИМИКА  
КАРТА САЙТА   ССЫЛКИ   О САЙТЕ  






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Бомбардирование Таганрога англо-французским флотом в 1855 году

Бомбардированiе Таганрога англо-французскимъ флотомъ въ 1855 году.

Наполеонъ III путемъ насилiя ниспровергъ во Францiи республиканскiй образъ правленiя и объявилъ себя императоромъ. Такой образъ действiй не только создалъ изъ лучшихъ людей Францiи враждебную партiю, которая насчитывала среди своихъ сочленовъ такихъ людей, какъ В. Гюго, Ж. Симонъ и многiе подобные имъ, но и среди иностранныхъ государей мнoгie на это узурпаторство смотрели недоброжелательно. Императоръ Николай I долгое время не хотелъ признавать новое французское правительство, а когда остался изолированнымъ вследствiе отступничества отъ общихъ плановъ Австрiи и Пруссiи и, уступая обстоятельствамъ, призналъ Наполеона III императоромъ, то все таки не назвалъ его «своимъ братомъ», какъ принято было. Это, конечно, не могло не бросить тень на политическiя отношенiя Pocciи и Францiи и темъ более, что политика Наполеона нуждалась въ крупномъ конфликте въ Европе, изъ котораго новый императоръ вышелъ бы героемъ. Нелюбимый лучшими людьми во Францiи и не возбуждавшiй доверiя въ Европе, Наполеонъ долженъ былъ искать популярности, долженъ былъ вызвать новые интересы во Францiи и заставить забыть свое вступленiе на престолъ. Для этого самымъ лучшимъ средствомъ было создать изъ себя европейскаго героя. Россiю въ это время считали несокрушимымъ колоссомъ; режима же священнаго союза, во главе котораго стоялъ Николай I, не любили, но, трепеща предъ громадою Pocciи, не решались вызывать ее на борьбу, упуская изъ виду, что страна не культурная не можетъ быть могущественною, какъ это и оказалось вскоре. Разумеется, Наполеонъ III не былъ настолько проницательнымъ, чтобы знать настоящую слабость Россiи; ему нужно было создать себе культъ, другаго выхода не было, и вотъ онъ одинъ решается поднять мечъ противъ несокрушимаго колосса. Создавъ предварительно союзъ изъ Англiи,, Турцiи, Италiи и даже Австрiи, онъ затронулъ самое чувствительное место русской политики, именно, дела на Востоке. Императоръ Николай I, создавъ независимость Грецiи и протекторатъ надъ Балканскими славянами, всегда охранялъ интересы православнаго населенiя на Востоке и даже оказывалъ услуги Турцiи во время египетскаго возстанiя, чтобы темъ более иметь влiянiе на турецкое правительство. Французские дипломаты съ помощью англiйскихъ ловко повели интригу противъ русскаго влiянiя въ Константинополе, следствiемъ которой былъ рядъ оскорбительныхъ для Россiи меръ въ Iерусалиме, где среди христiанскихъ государствъ до того первенство принадлежало ей. Кроме того турецкiя власти, не стесняясь посылали оружiе на Кавказъ горцамъ, которые сражались съ русскими войсками; одинъ изъ такихъ транспортовъ съ оружiемъ былъ захваченъ русскими и конфискованъ. Это вызвало целую бурю среди политической прессы Европы, крайне враждебной Россiи и до этого клеветавшей на Россiю. Такъ началась известная въ исторiи подъ именемъ «первой восточной» война, въ которой пришлось и Таганрогу быть скромнымъ участникомъ. Къ счастью мы освобождены отъ обязанности воспроизводить въ памяти читателя тяжелыя, мрачныя и даже, не смотря на геройство русскаго народа, постыдные симптомы войны, которые Россiя испытывала вследствiе своей некультурности въ интеллектуальномъ, а, следовательно, и нравственномъ смысле. Утешимъ себя темъ, что бедствiя этой войны были исходнымъ пунктомъ просветительной деятельности Александра II и перейдемъ къ нашему повествованiю.

На время Крымской войны Высочайшимъ повеленiемъ 15 февраля 1854 года главнымъ начальникомъ въ екатеринославской губернiи и таганрогскомъ градоначальстве былъ назначенъ съ правами командира корпуса наказный атаманъ Хомутовъ, а градоначальство было объявлено на военномъ положенiи и подчинено ему-же. Въ виду этого вместо градоначальника графа Адлерберга въ Таганроге былъ назначенъ военный губернаторъ генералъ-маiоръ Георгiй Петровичъ Толстой 2-й, который и вступилъ въ отправленiе своихъ обязанностей 16 марта 1854 г. Принимая меры для обороны вверенныхъ областей, атаманъ Хомутовъ прибегнулъ къ следующимъ мерамъ: 1)затопленiе Керченскаго пролива для прегражденiя входа непрiятеля въ Азовское море, и для сего предположено было затопить каботажныя суда большего размера, для осмотра и покупки которыхъ въ азовскихъ портахъ была назначена Керченскимъ градоначальникомъ княземъ Гагаринымъ коммиссiя. Въ Таганроге также была для таковой цели назначена коммиссiя, которой атаманомъ поручено было озаботиться сборомъ добровольныхъ пожертвованiй для покупки судовъ. Почему произведена была подписка въ Таганроге, Ростове, Нахичевани и Марiуполе. Подписка дала следующiе результаты. Нахичевань доставилъ 10.000 руб., Таганрогъ 8.527 руб., Марiуполь 2.200руб., иностранцы марiупольскiе отдельно 7.300 руб. и Ростовъ 2.050 руб., деньги были представлены атаману Хомутову, за что жертвователи получили Высочайшую благодарность; 2) въ начале марта были назначены два оборонительныхъ отряда; — первый для всей линiи отъ впаденiя Дона до томанскаго округа; онъ вверенъ походному атаману генералъ-маiору Краснову 1-му; подъ командою его должно было находиться четыре донскихъ полка и три конно-артиллерiйскихъ батареи, а второй для линiи отъ устьевъ Дона до Таврической губернiи, который поручался походному атаману генералъ-маiору Kpacнову 2-му; въ веденiи его состояли три донскихъ полка и одна конно-артиллерiйская батарея, азовское казачье войско, все черноморiе и инвалидныя команды, а также таможенная и карантинная стражи. Такимъ образомъ защита Таганрога лежала на обязанности генерала Краснова 2-го, каковой и прибылъ сюда 9 марта 1854 г., а 29 апреля прибылъ и первый полкъ для охраны Таганрога съ полковникомъ Шумковымъ во главе. По береговой линiи были сделаны сторожевые посты, которымъ была дана особая инструкцiя, по которой они должны были поднимать днемъ особые сигнальные знаки, а ночью жечь въ бочкахъ солому, въ различномъ количестве,—то и другое для того, чтобы обозначить, спокойно ли на посту, делаетъ ли высадку непрiятель и т. п. Между темъ трудныя военныя событiя въ Крыму потребовали усиленiя и три казачьихъ полка, охранявшихъ береговую линiю между Таганрогомъ и Бердянскомъ, отправлены были въ Крымъ, а ихъ заменили объездчики изъ местныхъ обывателей, вместе съ темъ и охрана всей азовской линiи поручена генералу Краснову 1-му; средства же къ обороне въ самомъ Таганроге были следующiя: 1) караульная команда, состоявшая изъ 12 унтеръ офицеровъ и 230 рядовыхъ, съ боевою амуницiей, ружьями и 35 патронами на каждаго, подъ командою подпоручика Родiонова. 2) Конно-этапная команда, состоявшая изъ двухъ унтеръ-офицеровъ, одного барабанщика и рядовыхъ: пешихъ 10 ти, конныхъ 5 и служителей 3-хъ въ полномъ вооруженiи и пяти лошадей; подъ командою прапорщика Демешкова. 3) Жандармская команда, состоявшая изъ 2 унтеръ-офицеровъ, 12 рядовыхъ и нестроевыхъ: — писаря, коновала и кузнеца и 9 лошадей; подъ командою барона Клейста. 4) Команда донскаго казачьяго учебнаго полка, содержащая караулъ при дворце, состоявшая изъ 28 нижнихъ чиновъ и 28 строевыхъ лошадей, подъ командою хорунжаго Ульянова. 5) Госпитальная команда таганрогскаго военнаго госпиталя состояла изъ 6 унтеръ-офицеровъ и 98 рядовыхъ не вооруженныхъ. 6) Команда таганрогскаго коммиссiонерства черно-морскаго ведомства, состоявшая изъ 4 унтеръ-офицеровъ и 45 нижнихъ чиновъ, подъ начальствомъ коммиссiонера подполковника Вердемана. 7) Береговой надзоръ, состоявшiй изъ 8 унтеръ-офицеровъ и 46 рядовыхъ, вооруженныхъ, при 11 лошадяхъ, подъ командою поручика Хрущева. 8) Таможенные досмотрщики числомъ 87 человекъ.

Правительственный флотъ состоялъ:

1) Изъ брантвахтной шкуны «Унылая» подъ командою капитанъ-лейтенанта Иванова 2-го съ командою въ 2 унтеръ-офицера при 23 рядовыхъ, съ однимъ кондукторомъ морской артиллерiи, писаремъ, фельдшеромъ; при ней 8 орудiй по 100 выстреловъ на каждое.

2) Две баржи подъ начальствомъ подполковника Вердемана съ командою изъ одного унтеръ-офицера и шести рядовыхъ.

3) Три таможенныхъ катера; изъ нихъ одинъ 12, другой 10 и третiй 4 весельный.

Следовательно, всего сухопутнаго войска въ Таганроге было 596 человекъ, морскаго 35, а офицеровъ 7.

Въ военномъ складе въ Таганроге находилось: муки 5789 четвертей, крупъ 550, пороху до 15 пудовъ.

Такъ какъ съ началомъ войны вывозъ хлеба изъ Россiи былъ остановленъ, то въ Таганроге скопился значительный запасъ хлеба, принадлежащiй частнымъ лицамъ, именно: пшеницы 341.682 четверти, ржи 4.800 четв. Кроме того другихъ сырыхъ продуктовъ: сала говяжьяго 10.620 п. 26 фун., бараньяго 13.428 пуд. 15 фун.; масла коровьяго 1.060 п., икры паюсной 900 пуд.; къ 1855 году количество этихъ предметовъ въ городскихъ хранилищахъ убавилось. Къ 18 мая 1855 г. было: пшеницы 196.036 чет., ячменя 3.550 чет. муки крупичатой 250 мешковъ; обыкновенной муки 16.665 пудовъ; ржи 205 четв., гороху 40 четв., сухарей пшеничныхъ 1.500 пуд. сурепы 80 четв., льна 35 четвертей.

Въ подкрепленiе таганрогской охраны въ Таганрогъ были направлены три дружины тамбовскаго ополченiя. Тяжелыя условiя войны вызвали повсеместно въ Россiи патрiотическiя движенiя, которыя проявлялись въ пожертвованiяхъ деньгами, мукой, сухарями, перевязочными средствами для раненыхъ и составленiемъ добровольныхъ ополченiй. Ополченцы эти принесли мало пользы, потому что не имели хорошего оружiя и совершенно не были знакомы съ военной службой. Въ Таганроге остановились: №180 Моршанская дружина, №184 Спасская и №188 Борисоглебская. Предварительныя меры были завершены устройствомъ батареи въ восемь донскихъ шести-фунтовыхъ орудiй.

Въ средине мая были получены первыя тревожныя известiя. Атаманъ оповещалъ таганрогскаго военнаго губернатора о томъ, что близъ Тамани на разсвете 12 мая непрiятельскiй флотъ въ составе 80 судовъ, разнаго размера, появился въ море на высотахъ Такельскаго маяка и около 12 часовъ дня взялъ направленiе въ Керченскiй проливъ, приближаясь къ Павловской батарее; что часть флота съ дессантомъ вошла въ Камышъ бурунскую бухту; что въ два часа по полудни Павловская и Акбурунская батарея замолчали, и непрiятельскiя кононерскiя лодки съ пловучими батареями прошли Керченскiй проливъ и заняли рейдъ, а въ четыре часа находились противъ Еникале.

Эти известiя вызвали тревогу въ Таганроге, где разсчитывали на Керченскiя твердыни, совершенно неожидали опасности, а также следующiя распоряженiя атамана: находящiяся въ Таганрогскомъ порте каботажныя суда, суда азовской флотилiи—пароходъ «Таганрогъ», канонирскiя лодки и баркасы отослать въ реку Донъ; воспитанницъ керченскаго института, привезенныхъ въ Таганрогь, отправить въ Новочеркасскъ, книги, дела и суммы присутственныхъ местъ отвезти въ Славяносербскъ, арестантовъ тюремнаго замка въ Бахмутъ, а арестантскую полуроту выслать въ Екатеринославъ. Въ Таганроге для ускореннаго сношенiя съ Новочеркасскомъ была учреждена изъ трехъ казаковъ летучая почта. Граждане же составили добровольную милицiю для защиты города. Для жителей Таганрога, можетъ, не безъинтересны фамилiи этихъ защитниковъ города. Начальникомъ охотниковъ таганрогскимъ обществомъ былъ избранъ отставной капитанъ перваго ранга Зигури; офицерами назначены коллежскiе регистраторы: Андрей Дмитрiевичъ Новицкiй и Поповъ; фельдфебелемъ Николай Ладыгинъ; унтеръ-офицеры: Герасимъ Николаевъ, Николай Камбуровъ, Федоръ Огурцовъ, Никифоръ Гусевъ, Ив. Лазаревъ, Дм Низиньковскiй, Пав. Анохинъ, Мих. Хандринъ, Конст. Райка, Дiон. Ликардопуло, Ив. Дорошенко, Никол. Борисовъ, Ив. Грушневъ, Ив. Акименко, Дм. Лазаревъ, Фоти Сорокинъ, Конс. Красса, Юлiанъ Майеръ, Лавр. Новиковъ, Ив. Бережной, Еванг. Травло, Вас. Лазаревъ, Георг. Дмитрiевъ. Въ добровольную милицiю вошли милицiонеры: Ив. Мищенко, Игн. Сигида, Ник. Бондаренко, Григ. Сиверинъ, Ив. Калашниковъ, Конст. Анохинъ, Фед. Матвейчукъ, Фома Жеребцовъ, Мих. Долгополовъ, Гавр. Гончаровъ, Алексей Бутковъ, Тимоф. Гусевъ, Семенъ Луповка, Петръ Ягодинъ, Яковъ Охременко, Петръ Михайловъ, Ник. Светлицкiй, Петръ Косенко, Григ. Триполитовъ, Конст. Лукинъ, Николай Холодовъ, Кпр. Мураенко, Ив. Коваленко, Васил. Романченко, Алексей Губановъ, Федоръ Ефремовъ, Ив. Ивановъ, Ив. Назаровъ, Ив. Гонтаревъ, Ив. Решетниковъ, Ив. Фукинъ, Дмит. Михайловъ, Ив. Голубовъ, Василiй Поповъ, Никол. Кудринъ, Ив. Дорошенко, Григ. Радинъ, Ив. Пашковскiй, Сергей Погатовъ, Петръ Северинъ, Мих. Вешниковъ, Мих. Тетеринъ, Васил. Низиньковскiй, Сем. Коноваловъ, Ив. Писанскiй, Ив. Кудринъ, Николай Геращенко, Фил. Сигида, Макс. Рихтеръ, Ив. Малаксiановъ, Егоръ Кабалюра, Яковъ Горгураки, Вас. Вульфъ.. Демьянъ Кузьменко, Николай Юрьевъ, Ив. Аладкинъ, Никиф. Бородинъ, Ив. Мустафинъ, Iос. Пашковскiй, Федоръ Васильевъ, Василiй Татаринъ, Сем. Емельяненко, Григ. Река, Григорiй Трапезоновъ, Федоръ Рагонинъ, Петръ Стариковъ, Ив. Исланцевъ, Василiй Орловъ, Акимъ Нирковъ, Сидоръ Фисенко, Игн. Брусенко, Спир. Дмитрiевъ, Ив. Гайдукъ, Дмит. Бреевъ, Миронъ Михайловъ, Петръ Беликъ, Сильверстъ Мищенко, Трофимъ Гречушный, Евстафiй Савицкiй, Денисъ Совътовъ, Корней Гарагуля, Вас. Ходыревскiй, Троф. Нефодъ, Ден. Московченко, Федоръ Клименко, Ив. Молчановъ, Емельянъ Криворучка, Леонтiй Ляльковъ, Павелъ Лукьяновъ, Анд. Гричина, Iос. Калашниковъ, Петръ Расторгуевъ, Степанъ Петренко, Петръ Мигакулинъ, Спиридонъ Плаяно, Егоръ Лукинъ, Ив. Хилiоти, Емел. Малюта, Михаилъ Катиневъ, Сем. Колодубъ, Дмит. Сорокинъ, Матвей Колесниковъ, Андрей Бакай, Анд. Боженко, Петръ Щербань, Петръ Рай Грубертъ, Яковъ Ревель, Ефимъ Суховъ, Василiй Старковъ, Николай Лебедевъ, Пав. Подлубный, Платонъ Тарасевичъ, Геор. Леоновъ. Греки: Илья Монологлу, Трандофило Пасори, Дмит. Мелети, Афанасiй Аргировъ, Николай Афанасьевъ Папандопуло Христо Петалозъ, Эпаминондъ Метакса, Павелъ-Савва Сантурино, Панаги Магула, Ламбро Скiадопуло, Алексей Картiоти, Василiй Хрисофосъ, Стемьяносъ Скопелити, Пантелей Протопопа, Маноли Сарисъ, Семенъ Папа-Христодуло, Янн Декористосъ, Деонисiй Трагоносъ, Росето Стала, Матвей Николау, Георгiй Коновасъ, Христо Карiапули, Яни Крипосъ, Афанасiй Калавура, Яни-Стерiо Аравiоти, Димо Макрояни, Николай Кiосъ, Деонисiй Антипанiя, Николай Метакса, Константинъ Звороно, Афан. Бабасисъ, Антонiй Вальяно, Георгiй Вальяно, Савва Дмитрiо-Черовати, Дмит. Стамотопуло, Мари Лани, Iоаннъ Токрани, Дмитрiй Антипа, Антон. Антипа, Конст. Янати, Иванъ Дедо, Илья Цака, Левтерiй Барабашъ, Алекса Саленiоти, Георгiй Якова, Моноли Iонесъ, Николай Дмитрiосъ.

Въ виду полного отсутствiя сколько нибудь серьезной военной силы въ Таганроге и во всей прилегающей маcтности существенно важно было воспрепятствовать непрiятелю проникнуть въ Донъ, где онъ могъ на свободе хозяйничать; для этого донскiя гирла были укреплены следующимъ образомъ: судоходный гирла Дона были запружены баркасами, а въ некоторыхъ местахъ якорями. Главные проходы въ Донъ охранялись двумя канонерскими лодками и 16 баркасами съ 22 орудиями морской артиллерiи. Флотилiя эта называлась «Азовскою гребною» и находилась подъ начальствомъ капитана 2-го ранга Певцова; она была расположена при селенiи Рогожки и поставлена въ боевой порядокъ. Войско при флотилiи состояло изъ 4 штабъ-офицеровъ, 13 оберъ-офицеровъ и 678 нижнихъ чиновъ. Кроме того для той же цели подъ командою подполковника Донцова былъ поставленъ пешiй отрядъ стрелковъ изъ 850 человекъ, который, разделясь на команды, занималъ три важнейшiя гирла: Переволоченное, Каланчу, и Донское или Мереновое; къ этому отряду принадлежало более 300 человекъ, находящихся на 40 каюкахъ или неводникахъ. У Гниловской станицы были затоплены якоря, а повыше ея на 600 саженъ стояли во всю ширину Дона шесть канонерскихъ лодокъ азовской флотилiи съ 12 орудiями; въ самой-же станице были поставлены две батареи одна въ семь, другая въ шесть орудiй, а на противоположной стороне Дона еще батарея въ четыре орудiя. Командовалъ этими батареями подполковникъ Кутневичъ. Донскiе казачьи полки 73-й подполковника Кирсанова и 79 подполковника Ребрикова съ 8-ю орудiями полевой артиллерiи расположены были въ Синявке и около нея и находились подъ командою генералъ-маiора Богаевскаго. На все сооруженiя для прикрытiя Дона жители Ростова пожертвовали 3733 руб. 43 коп. и Нахичевани 4024 руб. 48 коп.

19 мая 1855 года въ шесть часовъ вечера показались первые девять непрiятельскихъ пароходовъ и одинъ трамбакъ. Ихъ появленiе моментально стало известно темъ более, что казенныя суда, брант-вахтная шхуна «Унылая» и лоцъ—шхуна «Секстантъ» были затоплены въ ковше, а транспортъ «Акерманъ» сожженъ.

Многiе жители Таганрога покинули городъ еще до появленiя неприятеля, а только после тревожныхъ слуховъ, также точно какъ жители Ростова и Нахичевани. Многiе торговые люди, наглухо забывъ свои торговыя заведенiя уезжали въ Бахмутъ и др. города изъ Таганрога сначала уезжали въ окрестности, где располагались бивуачною жизнью, а потомъ большею частью расположились въ Николаевке, Троицкой и Покровской. Паника сначала была такъ велика, что на улице и при выезде изъ города отряды казаковъ должны были среди подводъ устанавливать порядокъ.

Въ виду очевидной опасности для города генералъ Красновъ, которому атаманъ советовалъ во всемъ действовать согласно съ графомъ Толстымъ, какъ боевымъ генераломъ, служившимъ въ турецкую войну 20-хъ годовъ, пригласилъ для совещанiя всехъ начальствующихъ лицъ, Бомбардировки въ Таганроге и теперь не ожидали въ виду того, что прошлогодняя бомбардировка Одессы, торговаго и почти беззащитнаго города вызвала неудовольствiе въ Европе; Таганрогъ былъ гораздо более беззащитенъ. Во всякомъ случае решено было бороться и если ужъ невозможно, будетъ удержать Таганрогъ, то уйти на пушечный выстрелъ и, занявъ удобныя места, не пускать далее непрiятеля и оградить сельское населенiе отъ грабежа. Говорили тогда, что среди некоторых, гражданъ Таганрога циркулировала мысль о сдаче города, чтобы такимъ образомъ предотвратить разоренiе города; отвергать это обстоятельство нетъ основанiй въ виду многочисленнаго и разнообразнаго иностраннаго элемента въ населенiи города и многихъ турецко-подданныхъ грековъ, но во всякомъ случае, уже та робость, съ какою эта мысль высказывалась въ интимныхъ беседахъ, показываетъ, что общее настроенiе было совершенно иное.

Между темъ непрiятельскiе пароходы стояли на рейде до 22 мая. Въ этотъ день, въ 6 часовъ утра, двинулись на Таганрогъ; четыре парохода шли отдельно, ведя за собою 50 канонерскихъ лодокъ и гребныя суда. Остановившись отъ города не более какъ въ разстоянiи версты, непрiятельскiй флотъ выпустилъ небольшую лодку подъ белымъ парламентерскимъ флагомъ. Парламентеръ причалилъ къ Воронцовской пристани, куда прибыли чиновникъ баронъ Франкъ и Щербина, корреспонденцию котораго мы здесь подлинно и приводимъ изъ «Московскихъ Ведомостей» № 74,—21 iюня 1855 года.

«Въ воскресенье, въ 8 часу, я едва проснулся, какъ прискакалъ казакъ и объявилъ мне, что непрiятельская эскадра подходитъ къ гавани. Одевшись на скоро я зашелъ за барономъ Франкомъ и отправился съ нимъ въ гавань. Мы къ ней подъехали и застали уже на берегу какихъ то четырехъ господъ и матроса, державшаго белый флагъ. Когда мы выходили изъ экипажа, две изъ нихъ, сделавъ шага два къ намъ , навстречу, остановились, мы подошли къ нимъ и раскланялись очень вежливо. Не успелъ я еще сказать, кто мы, какъ англичанинъ обратился ко мие съ вопросомъ: «Do you speek English?» Я ответилъ, что понимаю, но не говорю. Тогда онъ началъ со мною говорить по французски, совершенно чисто и правильно. Постараюсь вамъ описать, хоть несколько, его физiономiю и наружность; ростомъ онъ довольно высокъ; лицо продолговатое и красное, въ особенности носъ, такъ что я невольно подумалъ, не хватилъ ли онъ предъ этимъ бутылку джину; глаза серые, бакенбарды рыжiе и довольно густые; сложенъ хорошо и крепко; одетъ онъ былъ въ какой то оливковаго цвета фракъ съ золотымъ галуномъ на воротнике и съ золотыми же пуговицами въ два ряда, съ англiйскимъ гербомъ; воротники лезли ему въ ротъ; на голове шляпа круглая съ черною кокардою на тулье, въ роде техъ, какiя у насъ носятъ лакеи. Французъ былъ небольшаго роста, одетъ въ синiй мундиръ; на одномъ плече у него былъ штабъ-офицерсскiй, а на другомъ оберъ- офицерскiй эполетъ, на груди развешены аксельбанты; на голове белая фуражка. Физiономiю его я не могъ хорошенько разсмотреть, потому что во все время переговоровъ онъ держалъ голову наклонно и смотрелъ въ землю. Остальные же двое въ статскомъ платье стояли въ отдалены. После перваго вопроса англичанинъ, который во все время говорилъ одинъ, французъ же не сказалъ ни полъ-слова, — спросилъ меня: «прiйдетъ ли губернаторъ». Я ответилъ, что мы присланы отъ него, чтобы выслушать ихъ предложенiе, но если они хотятъ непременно его видеть, то я поеду передать ему это требованiе. «Нетъ, все равно, отвечалъ англичанинъ, вы передайте ему, что мы (при этомъ онъ обратился къ французу — тотъ молча наклонилъ голову въ знакъ согласiя) отъ имени нашихъ правительствъ, находящихся въ непрiязненныхъ отношенiяхъ къ Россiи, требуемъ, чтобы городъ былъ намъ сданъ и войско выведено за 1 1/2 мили отъ города, Мы уничтожимъ все заведенiя, запасы, провiантъ, которые, какъ намъ известно, принадлежатъ казне; жители же могутъ спокойно оставаться на своихъ местахъ», при этомъ онъ прибавилъ: «весьма жаль было-бы истреблять такой прекрасный городъ» («II serait vraiment dommage de detruire une aussi belle ville»), потомъ спросилъ меня, который часъ на моихъ часахъ, я сказалъ, что восемь съ половиной. Тогда онъ прибавилъ: «и такъ черезъ часъ мы ожидаемъ совершенно яснаго ответа т. е. да или нетъ». Я попросилъ парламентеровъ подождать тутъ же, не удаляясь отъ берега, а самъ поехалъ къ губернатору и генералу командующему войсками, находящимися въ городе, бывшему въ то время въ церкви».

Походный атаманъ Красновъ 1-й и военный губернаторъ Толстой, чрезъ своихъ парламентеровъ прокурора Война и чиновника особыхъ поручетй барона Франка, такую капитуляцiю отвергли и отвечали, что военная честь запрещаетъ уступить безъ боя городъ, и войска русскiя сгораютъ усердiемъ умереть за Государя и что, если непрiятель действительно, а не лицемерно, желаетъ оказать состраданiе жителямъ, то пусть не бомбардируетъ городъ, а выйдетъ на берегъ и вступитъ въ бой — пусть оружiе решить кому сегодня владеть Таганрогомъ. Очевидно таганрогскiе военачальники не особенно верили въ существованiе сильнаго дессантнаго войска у неприятеля, если решились предложить такое сраженiе при томъ смешанномъ и ничтожномъ составе войска и даже не войска, которое, какъ уже известно, составляло охрану Таганрога, брошеннаго совершенно на все случайности войны.

Лишь только парламентеръ привезъ ответь изъ Таганрога начальникамъ непрiятельской эскадры, какъ оттуда былъ открыть первый огонь по Таганрогу, направленный на крепость, несмотря на то, что тамъ былъ выброшенъ госпитальный флагъ: Это было 22 мая въ 9 1/2 часовъ утра.

Въ виду действiя непрiятеля, генералъ Красновъ немедленно распорядился, чтобы у спуска таможеннаго, (что за театромъ) сталъ гарнизонный полубаталiонъ и 200 человекъ наскоро вооруженныхъ таганрогскихъ охотниковъ, предложивъ команду графу Толстому, каковой охотно ее принялъ, при чемъ, при атаке непрiятелемъ высотъ таганрогскаго берега, графъ Толстой, подкрепленный тремя сотнями казаковъ 68 полка, долженъ ударить въ штыки и опрокинуть непрiятеля; при графе состояли и принимали деятельное учасие въ обороне города чиновники: баронъ Франкъ, Чернопольскiй, Щепкинъ и Кобзаревъ. Но неприятель, прежде чемъ высадить дессантъ, выдвинулъ четыре парохода и 50 разныхъ, вооруженныхъ пушками, судовъ противъ лесной биржи и открылъ жестокую канонаду, длившуюся до 6 l/2 часовъ, а въ тоже время семь большихъ пароходовъ, стоявшихъ далее, открыли сильный огонь по строенiямъ Таганрога. Городъ испытывалъ все ужасы бомбардированiя: бомбы и гранаты бороздили воздухъ въ разныхъ направленiяхъ и, разрываясь, бросали всюду убiйственную картечь; штуцерныя пули свистали, а ракеты съ шипенiемъ влетали въ городъ. Стены многихъ домовъ были разрушены, крыши срывались и пробивались потолки; въ некоторыхъ местахъ города вспыхнули пожары. Подъ особенно сильнымъ огнемъ была купеческая биржа и обе греческiя улицы, а также гостинный рядъ. Спасительнымъ для города обстоятельствомъ было то, что онъ расположенъ на крутомъ берегу и непрiятель долженъ былъ бросать снаряды на отвесъ, что, конечно, ослабляло ихъ действiе, такъ какъ многiя ядра перелетали черезъ городъ и падали у кладбищъ. Подъ прикрытiемъ этой канонады 300 человекъ дессанта сошло на берегъ и стали подниматься на крутизны у каменной лестницы, по направленiю къ церкви Царя-Константина, прикрываясь кустарниками. Графъ Толстой, во время заметивъ это движенiе, отделилъ отъ своего скромнаго отряда на таможенномъ спуске роту гарнизоннаго полубаталiона и, поручивъ ее отставному подполковнику Македонскому, ставшему снова въ ряды для защиты своего города, отправилъ его противъ дессанта. Македонскiй бросился въ ограду Царе-Константиновской церкви разсыпалъ тамъ среди деревьевъ i кустарниковъ свой отрядъ и, подпустивъ ихъ ближе, дружнымъ ударомъ сбросилъ ихъ штыками съ горы. Особенное мужество оказали здесь поручить Нестеровъ и подпоручики Лабутинъ и Михайловъ. Другая попытка высадившихся матросовъ зажечь лесную биржу тоже не удалась; скрытые тамъ таганрогские милицiонеры, подъ руководствомъ Зигурн Иванова и Щеровскаго, дали имъ отпоръ, и те поспешно скрылись. Небольшая группа непрiятеля незаметно взобралась на высокiе валы противъ дворца, но была сброшена охотниками подъ предводительствомъ Туроверова. Попытка взобраться на каменную лестницу тоже была отбита казаками, при чемъ сотникъ Ермоловъ былъ раненъ.

Неудачи высадки вызвали еще более сильную и учащенную канонаду со всехъ непрiятельcкихъ судовъ, но после этого продолжалась она не более 1/4 часа; бросивъ более 10.000 разныхъ снарядовъ, между каковыми находились бомбы въ 5 пудовъ, непрiятель сталъ сниматься и ушелъ версть iна 15 отъ города. А на другой день эскадра ушла по направленно къ Mapiуполю.

Въ этотъ день потери съ нашей стороны оказались следующая: одинъ казакъ убитъ, тяжело раненъ двумя пулями прикомандированный къ гарнизонному подубаталiону поручикъ Волковъ, тяжело раненъ осколкомъ гранаты въ голову состоявшiй при военномъ губернаторе чиновникъ особыхъ порученiй коллежскiй ассессоръ баронъ Франкъ, легко контуженъ въ бокъ полицiймейстеръ маiоръ Борзенко, подъ которымъ убита лошадь, нижнихъ чиновъ ранено 12 человекъ. Кроме того изъ жителей города убито 10 мужчинъ и одна женщина; два служителя пожарной команды и 10 человекъ полицейскихъ ранено. Матерiальные убытки были следующiе: сгорало домовъ — 18; магазиновъ на купеческой бирже — 107; лавокъ на Петровской площади — 12; амбаровъ — 2; разныхъ лавокъ въ городе — 9; подвалъ водочный — 1; питейныхъ домовъ — 3; кузницъ — 3; шкуна — 1. Казенныхъ зданiй сгорало: домъ, где помещалась портовая таможня и домъ, где помещалось карантинное биржевое отделенiе. Поврежденiя потерпели церкви: Царя Константина и Архангела Михаила (ныне Троицкая) — значительный, и соборная и церковь св. Николая — не важныя; было повреждено 49 частныхъ домовъ, 6 амбаровъ и 5 сараевъ, а изъ казенныхъ: жандармская конюшня, почтовая контора, госпитальная баня, дворецъ и одинъ магазинъ, да еще 1224 четверти казеннаго хлеба, который не успели вывезти въ Николаевку. Въ этотъ же день человекъ 15 непрiятельскихъ солдатъ выходили на берегъ, где ныне Касперовка, чтобы захватить разной живности, въ особенности птицъ, свиней и пр., но, заметивъ ихъ, пикетъ сталъ стрелять, и они ушли.

Вскоре после этого бомбардировали Красновъ 1-й былъ назначенъ наказнымъ атаманомъ въ кавказкiй корпусъ, но Императоръ оставилъ его на прежнемъ посту для охраны азовскаго побережья.

Въ день бомбардированiя города, известенъ былъ сдедующiй случай: жена церковнаго служителя дворцовой церкви Анисья Гаврiлова Лядова, находясь все время подъ непрiятельскими выстрелами, снабжала войско водою и въ это время заметила около горевшихъ домовъ Мусури и наследниковъ Рокко на Греческой улице девочку, года въ полтора, и, бросившись, не смотря на опасность, грозившую ей самой, къ ребенку, схватила его и вынесла въ безопасное место;, девочка оказалась ушибленной въ лицо. Затемъ этотъ неизвестный ребенокъ былъ Лядовой принять на воспитанiе, а такъ какъ фактъ сталъ известнымъ, то Анисья Лядова получила серебряную медаль на Владимiрской ленте съ надписью «за усердiе» и отъ Государя 25 руб. Въ это время проживалъ въ Таганроге адъютантъ Военнаго Министра капитанъ гвардiи Эльстонъ; онъ выразилъ желанiе выдавать на содержанiе неизвестнаго ребенка по 40 руб. въ мееяцъ, а со временемъ, при выходе девочки замужъ, единовременно 1000 руб. въ виде приданаго съ темъ, однако, страннымъ условiемъ, чтобы ребенокъ былъ при крещенiи названъ Еленою, что было исполнено. Впоследствiи, за нерозысканiемъ родителей, эта Елена была взята Эльстономъ 20 iюля 1863 года.

7 iюля вечеромъ Таганрогъ опять былъ встревоженъ появленiемъ непрiятельскихъ пароходовъ на таганрогскомъ рейде. На другой день одинъ изъ нихъ, подъ англiйскимъ флагомъ, подошелъ на разстоянiе двухъ верстъ отъ города, противъ воронцовской набережной и, сделавъ несколько выстреловъ ядрами и гранатами, пустилъ три ракеты, которыя произвели незначительные поврежденiя, и затемъ ушелъ въ море, делая промеры. Но блокада таганрогскаго залива продолжалась на следующiй день т. е, 9-го iюля. Въ 7 часовъ вечера къ гавани вновь подошелъ одинъ изъ пароходовъ, сделалъ выстрелъ и пустилъ ракету. Пущенное непрiятелемъ 92 фунтовое ядро ударило въ соборную церковь съ правой стороны алтаря и вошло въ стену на четверть аршина, отчего внутри алтаря осыпалась часть штукотурки. Въ это время шла всенощная. Совершавшiе службу о. Василiй Шарковъ и Дiаконъ Моисей Егоровъ, сохранивъ спокойствiе, продолжали богослуженiе, произнося молитву о дарованiи победы православному Императору. Никто изъ молящихся богослуженiя не покинулъ. Сделавъ выстрелъ, пароходъ, какъ и вчера, ушелъ версты на две съ половиною. Съ 8 iюля по 15 ежедневно приближались англiйскiе пароходы и открывали огонь но Таганрогу, а иногда просто осыпали городъ картечью, но серьезнаго вреда ни ихъ бомбы, ни ракеты не причиняли. Затемъ до 23 iюля на море было спокойно; 23-же къ вечеру стали появляться непрiятельскiе пароходы и въ 6 1/2 часовъ открыли пальбу и продолжали ее въ теченiе часа, не причиняя городу никакого вреда. На следующей день, 24 iюля, три парохода съ двенадцатью мелкими судами отделились отъ эскадры и пошли къ устьями Дона, но встретивъ затрудненiя природныя и выстрелы защитниковъ гирлъ къ часу воротились къ Таганрогу и стали противъ воронцовской гавани. Ожидая новыхъ нападенiй со стороны неприятеля, генералъ Красновъ расположилъ въ скрытыхъ местахъ вблизи могущей быть высадки соединенный отрядъ изъ морской команды и местнаго гарнизона подъ командою капиталъ-лейтенанта Иванова и маiора Чернова, присоединивъ къ нимъ и милицiю подъ предводительствомъ капитана Зигури; на подкрепленiе имъ въ случае нужды назначались четыре сотни казаковъ 68 и 74 полковъ подъ командою подполковниковъ Краснянскаго и Леонова. Остальныя казачьи сотни и казацкая легкая батарея были поставлены вне выстреловъ. До высадки непрiятеля запрещалось открывать ружейный огонь. До вечера было спокойно, а въ 6 часовъ вечера съ трехъ пароходовъ и трехъ вооруженных баркасовъ непрiятель открылъ сильную канонаду, продолжавшуюся до 8 часовъ вечера; более 300 выстреловъ за это время выпущено было непрiятелемъ; въ то же время подъ прикрытiемъ пушекъ, на мелкихъ судахъ стали приближаться къ берегу непрiятельскiе стрелки, производя частую резкую штуцерную стрельбу однако же на берегъ выйти не решились; въ ответъ на ихъ безпощадную стрельбу крутизны таганрогcкаго мыcа угрюмо молчали, бросая въ воду густую тень; но непрiятель опасался, что въ городе более значительныя силы, чемъ были оне на самомъ деле. Въ девятомъ часу непрiятель покинулъ Таганрогъ. На этотъ разъ потерь было меньше, чемъ 22 мая: было ранено три нижнихъ чина и столько-же контужено, тяжело ранена картечью девица Евдокiя Кравченко и контужена Троицкая крестьянка Марфа Мирошниченко. Церковь Михаила-Архангельская (ныне Троицкая) опять пострадала более Другихъ; внутри ея разорвалась бомба и шрапнелевая граната, отчего весь иконостасъ былъ испещренъ картечью; иконы же остались целы. Николаевская церковь получила семь пробоинъ; при этомъ oбе церкви были снаружи усыпаны штуцерными пулями; Iерусалимскiй монастырь также получилъ ударъ ядра, но безъ последствiй, кроме того повреждено было 36 частныхъ домовъ. Это вторичное появленiе неприятеля сопровождалось попытками проникнуть въ глубь прилегающей территорiи, между прочимъ въ реку Донъ. 9 iюля въ субботу, какъ намъ уже известно, вечеромъ, во время всенощной, англiйскiй пароходъ, сделавъ выстрелъ, причинившiй небольшое поврежденiе собору, ушелъ потомъ къ гирламъ Дона. Съ непрiятельскихъ судовъ за день до этого были сделаны основательные промеры и поставлены знаки. Разсказываютъ, что одинъ простой рыбакъ, видевшiй всю эту работу неприятеля, вышелъ ночью въ своей утлой рыбачьей лодке въ море, никому ничего не сказавъ, и переставилъ поставленные знаки на мелководные места; вследствiе чего, 12 iюля, проходя мимо Кривой Косы, пароходъ руководясь поставленными знаками, на полномъ ходу селъ на мель въ самомъ близкомъ разстоянiи отъ берега.

На утро казаки заметили, какъ севшiй на мель пароходъ, такъ и поспешную работу непрiятеля стащить его съ мели, и открыли пальбу. Спустя некоторое время восточнымъ ветромъ сильно угнало воду, и пароходъ легъ на бокъ. Но неприятель не терялъ надежды спасти пароходъ и къ 10 часамъ утра прибылъ новый пароходъ, который сильнымъ залпомъ думалъ очистить берегъ отъ казаковъ, но ихъ съ разныхъ постовъ сбежалось человекъ триста и они съ своей стороны ружейною стрельбою мешали непрiятелю. Недовольствуясь этимъ, человекъ 20 казаковъ 70 полка вызвались овладеть сидевшимъ на мели пароходомъ и бросились въ воду; тогда экипажъ его поспешно «Селъ на шлюпки и перешелъ на второй, вновь прибывшiй пароходъ. Неприятель между темъ продолжалъ пальбу. Къ первымъ казакамъ, овладевшимъ сидевшимъ на мели пароходомъ, присоединился еще отрядъ; они зажгли пароходъ, снявъ большой и малый флаги, два орудiя 24 фунтоваго калибра; флаги по Высочайшему повеленiю переданы на храненiе въ Таганрогъ и хранятся по ciе время въ соборной церкви, а пушки отправлены въ Черкасскъ; кроме того снята дощечка съ надписью названiя парохода «Джаспера», 60 гранатъ, шесть ящiковъ съ бомбами, некоторыя части пароходной машины, баркасъ съ рулемъ, мачтою и однимъ весломъ, две сигнальныя книги съ англiйскимъ гербомъ и пропечатаннымъ на первомъ листе приказомъ лордовъ адмиралтейства. Въ этомъ Деле отличились: подполковники Демьяновъ и Божковскiй, старшина Афанасьевъ, есаулъ Кутейниковъ и сотники Стоцкiй и Красновъ. Жители города были въ неописанномъ восторге, когда привезли трофеи въ Таганрогь; такимъ образомъ мечта таганрожцевъ осуществилась: дело въ томъ, что въ Таганроге тогда говаривали по поводу захвата въ Одессе непрiятельскаго парохода «Тигръ»: «въ Одессе взяла Тигра, а намъ хоть бы взять собаку».

На другой день после бомбардированiя Таганрога, 25 iюля, въ 11 часовъ дня, три непрятельскихъ парохода открыли сильный огонь по именiю помещика Бенардаки (Басманова) и обстреливали почти въ теченiе всего дня. Повредивъ церковь и другiя зданiя, пароходы ушли въ море.

19 августа, въ 12 часовъ дня снова на таганрогскомъ рейде противъ Петрушиной Косы появилось три непрiятельскихъ парохода, два изъ нихъ стало на якоре, а третий, заметивъ въ гирлахъ два рыбачьихъ баркаса, погнался за ними и взялъ ихъ на буксиръ; затемъ, подошедши къ Таганрогу, сталъ стрелять по городу, но стоявшая въ крепости батарея стала отстреливаться и нетолько заставила пароходъ уйти, но и бросить одинъ изъ баркасовъ. Въ теченiе всего остальнаго августа непреятель не снималъ блокады съ Таганрога, хотя и не предпринималъ ничего решительнаго, такъ что жители, переставь волноваться, даже выходили на валы смотреть непрiятельскiе пароходы, принимая предохранительныя меры, когда те начинали стрелять. Въ виду крайне опаснаго и беззащитнаго положенiя Таганрога, Ивператоръ Николай Павловичъ предположилъ взять изъ Таганрога памятникъ Александра 1 и перевезти его въ безопасное место. Таковымъ местомъ атаманъ нашелъ именiе графа Платова на реке Тузлове. Но когда приступили къ снятiю памятника, то граждане Таганрога были этимъ глубоко огорчены и въ числе 150 лицъ подали просьбу объ оставленiи памятника въ Таганроге, на что последовало Высочайшее согласiе.

Въ теченiе августа 1855 года Таганрогъ былъ значительно укрепленъ на случай высадки непрiятеля. Въ техъ местахъ, где Henpiятель могъ взойти на крутой берегъ, вырывались траншеи, устраивались крытые ходы, чтобы можно было незаметно для непрiятеля придвигать орудiя и войско; этими работами заведывалъ Македонскiй; жители чрезвычайно всемъ этимъ интересовались, помогали, чемъ могли, и постоянно посещали места созидаемыхъ батарей и укрепленiй; эти места даже стали местами прогулокъ; сюда прiезжали въ зкiпажахъ, приходили пешкомъ, старые и молодые, богатые и бедные. Какъ только оканчивали въ одномъ месте работы, тотчасъ устраивали крестный ходъ, освященiе готовой работы, сердечныя молитвы измученныхъ бедствiями войны жителей; затемъ пробный выстрелъ съ укрепленной батареи и оживляющее «ура»; эти празднества, лестнаго и патрiатическаго характера посещались даже консулами техъ государствъ которыя по отношению къ Россiи держались въ эту войну недобросовестно. Въ это самое время въ окрестностяхъ Таганрога появилась холера. Еще въ iюле она стала свирепствовать въ именiи Платовыхъ Еланчике; здесь дружно боролись съ нею подполковникъ Демьяновъ, доктора Петровскiй и Певницкiй и управляющiй Лемешевскiй; оттуда она распространилась въ другiя окрестности Таганрога, но, не смотря на жестокiй характеръ эпiдемiи, въ городе благодаря прекраснымъ климатическимъ условiямъ, эпидемiя была въ незначительной степени.

Въ начале августа прибыла резервная бригада генералъ-маiора Лейна, это было чрезвычайно важное подкрепление военнымъ силамъ Таганрога. Въ это время блокада города слабела. 19 августа есаулъ Тарасовъ въ поселке Кирпичеве захватилъ двухъ англiйскихъ офицеровъ Одвейна и Калжей, которые съ 80 матросами хотели сжечь поселокъ и гумна; хотя правила войны и позволяли расправиться съ ними, какъ съ поджигателями, а не воинами, но съ ними обошлись милостиво; некоторое время боялись ихъ ввести въ Таганрогь въ виду крайняго раздраженiя гражданъ противъ враговъ, ведшихъ войну съ совершенно ненужными жестокостями и раззоренiемъ мирныхъ населенiй; но приведенные въ городъ пленные не встретили никакихъ оскорбленiй а самое сочувственное и гостепрiимное расположенiе.

Последняя бомбардировка Таганрога была 31 августа, когда одинъ пароходъ, ставъ противъ легкой батареи, стоявшей въ крепости, пустилъ шесть выстреловъ и, не сделавъ ни малейшаго вреда, ушелъ къ рейду; а 2 сентября, въ 8 часовъ утра, все пароходы снялись съ якоря, ушли и уже более не появлялись. Но такъ какъ возможность появленiя непрiятеля снова была вполне естественна, то военное положенiе въ Таганроге сохранялось до 2 iюня следующего 1856 года, а въ сентябре уехалъ военный губернаторъ Толстой. Такимъ образомъ Таганрогъ не былъ захваченъ; онъ отстоялъ свою неприкосновенность. Есть сильныя основания думать, что Таганрогъ былъ нуженъ непрiятелю какъ операцiонный пунктъ для раcпространенiя во всей прилегающей местности агитацiи противъ русскаго правительства, обещающемъ свободы крепостнымъ и разныхъ льготъ населенiю донской и кубанской области и Екатеринославской губернiи. Очень часто схватывали рыбаковъ и внушали имъ идеи такого рода; причемъ давали имъ подарки и евангелiе на русскомъ языке. Конечно, Pocciю тогда мало знали, а потому не удивительно, если и предполагали возможнымъ осуществленiе подобныхъ плановъ.

Въ свое время мы уже указывали техъ лицъ, на которыхъ останавливалось особое вниманiе жителей за ихъ военный и филантропическiя заслуги; кроме техъ И. Красновъ указывалъ еще на 60-летняго подполковника Медведева, ставшаго въ ряды защитниковъ роднаго города, смелыхъ гражданъ Джурича и Манети, председателя Коммерческаго суда Броневскаго, который, не смотря на свои 70 летъ,находился среди сражавшихся и доктора Денисенко, уступившаго свой домъ для перевязочнаго пункта.

Въ теченiе всей войны со стороны Таганрога были оказаны следующiя пожертвования: 1) наряжено безплатно 1471 подвода при передвиженiи войскъ и для подвоза больныхъ и раненыхъ на 3226 руб. 19 коп., 2) пожертвовано купечествомъ и перепечено для армiи изъ собственной муки сухарей 11.000 пудовъ на 11.000 руб., 3) перепечено сухарей для армiи изъ выданной отъ провiантскаго ведомства муки: а) дворянами и чиновниками 1320 четвертей на сумму 2640 руб., б) купцами 2000 четвертей — на 4000 руб., в) мещанами 1200 четвертей — на 2400 руб., 4) пожертвовано купечествомъ на содержанiе женъ и детей безсрочно отпускныхъ нижнихъ чиновъ, прибывшихъ въ Таганрогъ изъ Севастополя и Керчи 701 руб. 68 коп., 5) пожертвовано купечествомъ и мещанами на вспомоществованiе жителямъ Балаклавы 365 руб., 6) пожертвовано купечествомъ и частью дворянами на покупку судовъ для затопленiя въ Керченскомъ проливе 8527 руб., 7) пожертвовано купечествомъ въ пользу раненыхъ войновъ 5.000 руб., 8) пожертвовано всеми сословiями при проходе чрезъ Таганрогъ изъ Севастополя флотскихъ экипажей въ 2354 человека кормовыя деньги за содержанiе ихъ 353 руб. 10 коп., 9) на содержанiе таганрогской милицiи; на обувь и белье для сформированнаго въ Таганроге изъ морскихъ командъ полубаталiона и др. военныя надобности 4.000 руб., 10) на вспомоществованiе раззореннынъ городамъ Керчи и Таганрогу 3.000 руб., 11) на безплатную доставку купечествомъ изъ Ростова въ Таганрогъ казенныхъ лафетовъ къ пушкамъ и снарядовъ 500 руб. и 12) греческимъ мещанскимъ обществамъ въ пользу раненыхъ нижнихъ чиновъ 400 руб. Всего 46.112 руб. 97 коп.

Императоръ Александръ II, во вниманiе къ жертвамъ и потерямъ, понесеннымъ въ эту тяжелую войну всеми сословiями губернiй екатеринославской, херсонской, таврической и области бессарабской въ день священнаго коронованiя 26 августа 1856 года пожаловалъ означеннымъ губернiямъ благоволительныя грамоты. На основанiи этого за совершенные городомъ Таганрогомъ отдельные подвиги мужественнаго отраженiя нападавшего на него непрiятеля съ Высочайшего соизволенiя препровождена копiя съ грамоты пожалованной екатеринославской губернiи, которая доставлена въ Таганрогъ графомъ Сиверсомъ 27 октября 1856 года следующаго содержания: „Божiею Милостiю Мы Александръ II Императоръ и Самодержецъ Всероссiйскiй и пр. и проч. и прочая.

Нашимъ любезно вернымъ подданнымъ всехъ сословiй Екатеринославской губернiи.

Въ пределахъ вашего края на берегахъ реки, видевшiе первую славу Росciи заветной Русскому сердцу, еще недавно вольные сыны пороговъ, какъ передовой оплотъ христiанства противъ варваровъ, съ рыцарской отвагой посвящали жизнь свою на защиту Православiя и Русской народности при громе недавней упорной брани въ васъ ожилъ духъ увлеченiя, который въ былое время одушевлялъ вашихъ предковъ; вы бодро стали на страже Христовой и неутомимо несли все, что выпало вамъ въ уделъ въ это печальное время военной грозы.

Юные поселенцы иного племени, какъ и южныя дети Россiи одинаково участвовали въ смягченiи суровой участи Нашихъ воиновъ: движенiе огромной рати чрезъ вашъ край было ускоряемо и облегчаемо вами по мере вашихъ силъ и способовъ.

Ваши дома, веси и грады обратились въ прiюты страждущихъ отъ рань и язвъ оружiя; безъ зова со стороны властей, вы сами стремились подать руку помощи нуждающимся братьямъ — защитникамъ вашимъ. Вы лишали себя необходимаго, чтобы только быть полезными для общаго отечества, а когда враждебная нога ступила на берегъ вашъ, мирные граждане Таганрога, не уступая старымъ воинамъ въ доблести и решимости лично сами ополчились и, съ помощiю Божiею, мужественно отразили непрiятеля. Вы увековечили деянiями сими имя ваше въ воспоминание целой Россiи: Всевышнiй да наградить васъ за ваше самопожертвование, за ваше терпенiе, за ваше мужество. Сознавая великость вашихъ жертвъ и подвиговъ, Мы воздали вамъ, на память вековъ и потомства сердечную Вашу признательность за доблестныя деянiя, совершенныя вами въ минуты бранной тревоги. Дана въ Москве 26 августа 1856 года. На подлинной написано Александръ ».

На другой день были приглашены въ квартиру исправлявшего должность градоначальника Браневскаго дворяне, и другiя городскiя сословiя, а затемъ прибылъ графъ Сиверсъ съ Высочайшею грамотою. Графъ приветствовалъ собравшееся общество, поздравилъ съ Высочайшимъ вниманiемъ къ отдельному подвигу Таганрога, совершенному въ 1855 году при отраженiи нападавшего на него непрiятеля, и вручилъ Браневскому грамоту. После этого грамота была торжественно вынесена народу, который восторженно привътствовалъ ее, а местныя войска отдали положенную честь. Затемъ процессия направилась въ соборъ, где совершена была литургiя, после которой грамота была прочтена народу и передана настоятелю собора о. Iоанну Себову на храненiе на вечныя времена при соборной церкви. Парадомъ командовалъ случайно бывшiй въ то время въ Таганроге генералъ Красновъ - тотъ самый, который командовалъ обороной Таганрога; участвовало въ параде и бывшiе милиционеры подъ командою своего прежняго вождя Зигури. После парада солдаты получили по стакану водки и по булке; городской голова Иванъ Евстратьевичъ Кобылинъ пригласилъ къ себе на обедъ знать; для остальныхъ участниковъ торжества устроенъ былъ тоже большой обедъ, и тутъ то, поминая "минувшiе дни и битвы, где вместе рубились они", кутнули на славу; героями торжества, конечно, были милицiонеры, изъ которыхъ добрая половина падала на Рыбный базаръ.

Въ виду желанiя правительства, на сколько возможно, помочь городамъ, пострадавшимъ во время нашествiя непрiятеля въ 1855 г., была учреждена коммиссiя, которая должна была подвести итоги убытковъ и группировать ихъ по cocлoвiямъ и предметамъ. Председателемъ коммиcciи былъ управляющiй таможней Неженецъ и соcтоялъ изъ чиновника особыхъ порученiй барона Франка, полицеймейстера Борзенко, архитектора Муратова, городскаго головы и депутатовъ отъ каждаго сословiя. Проработавъ болъе 6 месяцевъ, коммиссiя собрала данныя, изъ которыхъ видно, что торговыхъ судовъ погибло 20, а товара на сумму 10.658руб., что со стоимостью судовъ равно 47.853 руб., купеческихъ судовъ было 9, принадлежащихъ мещанамъ — 6, вольнымъ матросамъ — 4 и дворянамъ — 1; стоимость погибшего товара наибольшая, конечно, падала на купцовъ. Число потерпевшихъ лицъ было 202: более всего купцовъ 82, затемъ мещанъ 35, далее дворянъ 26; домовъ было уничтожено 20 и повреждено 74, а другихъ строенiй истреблено 189 и повреждено 44. Больше всего пострадало сословiе купеческое на сумму 129.122 рубля; затемъ потомственные дворяне 60.165 р., и личные на 22.249 р., далъе разночинцы 21.165 руб , мещане 7.953 руб. и иностранцы 4.530 руб. При разрушенiи построекъ и пожарахъ погибло много движимаго имущества и, главнымъ образомъ товару на сумму 453.557 руб., кроме того домашнихъ вещей, платья и пр.; несомненно, что многое было истреблено непрiятелемъ, но нетъ оснований не поверить старожиламъ, что многое было расхищено защитниками города, между которыми были всякiе элементы; къ тому же городъ былъ на половину брошенъ; магазины, склады и дома некому было охранять; брали, быть можетъ, и не профессиональные грабители, но и люди обыкновенные на томъ основанiи, что все равно Heприятель заберетъ. Товару и имущества погибло всего на 610.415 руб.; хлеба было уничтожено на сумму 88.316 руб. 19.261 четверть, большая часть котораго принадлежала иностранцамъ на 41.011 руб,, затемъ купцамъ 38.372 руб., потомственнымъ дворянамъ 4.400 руб. Всего, вообще, потерь было 992.076 руб., большая часть которой понесена купцами 682.247 р., затемъ потомственными дворянами 87.356 р., иностранцами 70.370 р., личными дворянами 54.358р., разночинцами 49.940 р., и государственными крестьянами 12.031 р.

Въ виду значительнаго раззоренiя жителей Таганрога во время блокады города еще военный губернаторъ возбудилъ вопросъ объ учрежденiи комитета для оказанiя пособия нуждающимся. Комiтетъ этотъ началъ свои действiя въ сентябри 1855 г., но вскоре былъ реформированъ по образцу Высочайше утвержденныхъ комитетовъ для таковой цели. Председательствовалъ въ немъ военный губернаторъ, а членами были предводитель дворянства, городской голова, офицеръ корпуса жандармовъ и депутаты по назначенiю — два отъ дворянъ, а два отъ купечества.

Въ распоряженiе комитета въ различное время поступали следующiя суммы: 1) Пожертвованные Императрицей Mapieй Александровной въ iюле 1855 г., для раздачи пострадавшимъ въ Таганроге 5000 руб., 2) присланные новороссiйскимъ и бессарабскимъ генералъ-губернаторомъ 2000 руб., 3) поступившiе отъ мъстнаго приказа общественнаго призренiя заимообразно отъ казиы 3000 руб., 4) полученныя отъ наказнаго атамана Хомутова 100 руб. и 5) отъ разныхъ лицъ 1.638 руб. 57 коп,, всего 8.738 р. 57 к.

Комитетъ этотъ просуществовалъ до 10 мая 1856 г. и чрезъ своихъ уполномоченныхъ Боженко и Галани роздалъ пособiя 752 семействамъ. Затемъ, на основанiи Высочайше утвержденнаго положенiя, комитетъ снова былъ открытъ 3 августа 1857 г., и существовалъ до 1865 года.

Государь Императоръ, входя въ положенiе сильно пострадавшаго города какъ отъ бомбардированiя непрiятелемъ, такъ и вслъдствiе продолжительнаго застоя въ торговле, которою Таганрогъ и существовалъ, даровалъ, кроме особой грамоты благоволенiя своего, еще другiя льготы. Таганрогъ былъ отнесенъ къ 3-му разряду пострадавшихъ въ прошлую войну городовъ; жители освобождались отъ платежа казенныхъ податей и земскихъ повинностей за весь 1857 г., съ темъ, что внесенные въ 1856 г. подати должны быть зачтены за 1858 г. сложены пени за недоимки по земскимъ повинностямъ, взысканiе же самыхъ недоимокъ приостановлено на два года; оне составили сумму въ 13.675 руб. 13 коп., затемъ казенною палатою зачтены въ счетъ 1858 г., и последующихъ годовъ подати уплаченные въ 1856 и 1857 г., что составило сумму 17.420 руб. 25 коп. Что-же касается до наградъ, то Государь пожаловалъ четыре серебряные медали съ надписью «за храбрость» на Георгиевской ленте въ петлице для раздачи главнымъ милицiонерамъ, и по указанiю начальника мялицiи Зигури оне выданы: Герасиму Николаеву, Николаю Ладыгину, Петру Северину и Никифору Гусеву; кроме того служба въ милицiи засчитывалась въ счетъ государственной службы; офицерамъ милицiи разрешалось носить крестъ ополченiя на груди, а нижнимъ чинамъ на шапке и всемъ милицiонерамъ пожалована была медаль въ память войны 1853—1856 г., на Андреевской ленте и 600 руб. наградныхъ.

предыдущая главасодержаниеследующая глава












© Елена Александровна Абидова (Пугачёва), автор статей, подборка материалов;
Алексей Сергеевич Злыгостев, разработка ПО, оформление 2001-2019

При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://rostov-region.ru/ 'Достопримечательности Ростовской области'
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru