История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Печенеги, половцы и Русь

Уже в начале IX века между Яиком и Волгой кочевали печенеги. Теснимые тюркским же племенем узов (торков), печенеги стали передвигаться в районе между Доном и Днепром.

По словам византийского писателя X века Льва Диакона, - «печенеги - многочисленный пастушеский народ, всеядный, кочующий и живущий большею частью в кибитках» Печенеги делились на восемь орд, а каждая орда - на сорок улусов.

Византийский писатель XI века Феофилакт Болгарский говорит, что для печенегов «жизнь мирная - несчастье, верх благополучия - когда они имеют удобный случай для войны. Самое худшее, что они своим множеством превосходят весенних пчел, и никто еще не знал, сколькими тысячами или десятками тысяч они считаются; число иве бесчисленно».

Воины-печенеги имели при себе не менее двух лошадей, а иногда (в зависимости от конского поголовья) и больше. Лошадь под всадником постоянно менялась, и перемена коня очень значительно «увеличивала быстроту и дальность пробега. «Они не перестают ехать, - говорит о печенегах Роберт де Клари, - днем и ночью с такой неутомимостью, что за ночь и день совершают шесть, семь и восемь конных переходов».

В X веке кочевья печенегов занимали обширные степные пространства от правого берега Дона до впадения Прута в Дунай на западе. На юге земли печенегов доходили до Черного моря, на севере - граничили с Русью. Появившись у русских границ, печенеги стали тревожить Русь. В первой половине XI в. русским удалось основательно ослабить печенегов, но на смену им в степях появились торки. В 1060 году объединенные силы русских князей разгромили и торков. Вскоре появились новые грозные кочевники - половцы, которым подчинились остатки печенегов и торков.

В сравнении со степными кочевниками - своими предшественниками, - половцы (по-видимому, одна из ветвей канглы) явились наибольшей угрозой для Руси В числе племен, наседавших на Киевскую Русь в домонгольский период, половцы были более многочисленны и могущественны, чем их предшественники.

О половцах Рабби Петакиа (около 1170 г.) сообщает, что «они живут в палатках, чрезвычайно дальнозорки, обладают прекрасными глазами... Они отличные стрелки и убивают птиц на лету». По свидетельству Эломари, «питание их составляют животные их лошади, коровы и овцы... Большая же часть их еды состоит из мяса, добываемого посредством охоты». В общем основной отраслью хозяйства половцев являлось кочевое скотоводство. В местностях по соседству с русскими княжествами половцы частично переходили к оседлости и занимались земледелием. Важнейшими предметами вывоза у половцев были меха и рабы, которые приобретались путем вооруженных набегов и обложения покоренных племен данью.

По своему социальному строю половцы находились в стадии разложения патриархально-родовых отношений, выделения родовой знати, перехода к феодализму, но основой общественного производства еще оставался труд свободных членов родовых общин.

В южнорусских степях половцы образовали большое объединение, основная масса населения которого вела кочевой образ жизни, а часть уже переходила на оседлый земледельческий труд. Половцы поглотили население Хазарин, - частично истребили его, частично слились с ним, чем и можно объяснить тот факт, что в XII-XIII веках о хазарах ничего уже не было больше известно.

У окружающих их оседлых народов половцы не имели общего названия. В мусульманских источниках они фигурируют под именем кипчаков, в византийских - куманов, в венгерских - кунов и т. д. Византийское имя «куман» было собственным турецким именем этого тюрко-язычного народа. Имя же «половцы» ему дали русские. О происхождении слова «половцы» было много споров. Наибольшее признание получило объяснение слова «половцы» от «половый» (старославянское слово «плова» - солома, откуда и происходит - «полова», «половый» - бледный, белесовато-соломенного цвета). Так русские будто бы назвали половцев по их белокурости, светловолосости. Однако светловолосость половцев не засвидетельствована письменными источниками Гораздо более вероятно, поэтому, что слово «половцы» - перевод собственно-половецкого (турецкого) наименования - «куман». Река Куман (ногайское название) известна у русских под именем Кубани. Корень этого слова - «Куба» - у ногайцев - «бледный», у шорцев - бледный, сероватый, у казахов - бледножелтый. Казахи называют степь «куба - жон» (сравни с русским «половеть» - блекнуть, вянуть, желтеть). Слово «кубан - куман», очевидно, и было принято русскими в соответствующем смысловом переводе («половцы») (Ср. А. Пономарев. - Куман - половцы, «Вестник древней истории», М., 1940, № 3-4).

С пребыванием на Дону половцев следует связать и происхождение названия-«Кобяково городище», как именуются известные остатки крупного древнего поселения близ станицы Аксайской.

«Кобяк» - широко распространенное среди тюркских племен имя, которое носили и некоторые из знатных лиц в Малой Азии, например, у сельджукидов Рума был визир Са'д - эд - дин Кобяк.

Исторически засвидетельствовано имя крупного половецкого хана Кобяка, который вместе со многими половецкими князьями был разбит и захвачен в плен русскими в 1183-1184 гг. во время их похода против половцев (В 1184 г. князь Святослав одержал блестящую победу над половцами на реке Орели (впадающей в Днепр). Войска Святослава захватили в длен более 7000 половцев, в том числе - свыше 400 половецких князей. В числе пленников был хан Кобяк).

В XI-XII вв. владения половцев-кипчаков составляли степи северного Причерноморья между Дунаем и Волгой, включая также крымские степи и берега Азовского моря с Предкавказьем.

Северные границы земли Половецкой соприкасались с юго-восточными рубежами Киевской Руси. Значительное количество половецких становищ располагалось по Северскому (Северному) Донцу и за ним, в частности, - между Сев. Донцом и Тором (Торцом). Это были донецкие половцы. В бассейне р. Дон кочевали донские половцы. Известно, что в бассейне р. Молочная находился один из крупных центров приморских половцев (а позднее - ногайцев), которые кочевали от Днепра до нижнего Дона по берегам Азовского моря. Между Сев. Донцом и Тором, в глубине Половецкой земли, лежали города Шарукань, Сугров, Балин. В смелых походах против половцев - в 1103, 1109, 1111, 1116 гг., русские достигали этих земель.

Что половцы, обитавшие в Подонье, были многочисленны - подтверждается летописью, свидетельствующей о том, что, когда князь Игорь Святославович совершил свой известный поход на половцев в 1185 году, то, по словам самого князя, он «собрахом (собрал на себя) всю землю Половецкую» (Ипатьевская летопись) (Иногда отдельные группы половцев покидали свои кочевья и переходили на сторону русских князей. В отличие от степных «диких» кочевников, таких замиренных выходцев, звали на Руси «своими погаными», поручая им в отдельных случаях, несение сторожевой военной службы, то есть - оборону русских границ. Подобного рода замиренные кочевники (половцы, печенеги, торки, берендеи и другие) были известны под общим названием «черных клобуков». Некоторая часть торков постепенно окончательно слилась с русскими, приняв участие в общей государственной жизни Руси).

Половецкие древности известны нам по курганным погребениям. В этих погребениях имеются при скелетах (лежащих головою на восток) сабли, колчаны, стрелы, кольчуги (кстати сказать, во всем мире постепенный переход от меча к сабле прослеживается подробно именно по южнорусским погребениям родственных друг другу печенегов, торков и половцев). В женских погребениях встречаются находки серебряных бус. Часто, вместо того, чтобы насыпать над могилами покойников курганы, половцы предпочитали хоронить умерших в насыпях уже существовавших, более древних курганов - бронзового века или скифо-сарматского времени (так называемые «впускные» погребения).

С половцами связан и такой распространенный в южнорусских степях вид памятников древности как «каменные бабы».

Вспомним «Степь» А. П. Чехова: «Летит коршун над самой землей, плавно взмахивая крыльями, и вдруг останавливается в воздухе, точно задумавшись о скуке жизни, потом встряхивает крыльями и стрелою несется над степью... Для разнообразия мелькнет в бурьяне белый череп или булыжник, вырастет на мгновение серая каменная баба или высохшая ветла с синей ракшей на верхней ветке, перебежит дорогу суслик, - и опять бегут мимо глаз бурьяны, холмы, грачи...»

Вечер, ночь. «Едешь час-другой... Попадается на пути молчаливый старик-курган или каменная баба, поставленная бог ведает кем и когда, бесшумно пролетит над землею ночная птица, и мало-помалу на память приходят степные легенды, рассказы встречных, сказки няньки-степнячки и все то, что сам сумел увидеть и постичь душою... Душа дает отклик прекрасной, суровой родине, и хочется лететь над степью вместе с ночной птицей».

Каменная баба неслучайно показана Чеховым в качестве типичного элемента степного пейзажа, который великий писатель так хорошо звал и так вдохновенно воспел.

Рис. 23. Каменные 'бабы' из собраний в Новочеркасском музее. А - женское изваяние.
Рис. 23. Каменные 'бабы' из собраний в Новочеркасском музее. А - женское изваяние.

Неотъемлемой принадлежностью степного южнорусского пейзажа средних веков были стоявшие на курганах изваяния (из песчаника, гранита, известняка и других пород) мужских и женских фигур, так называемые каменные «бабы» (от тюркского - «балбалы»). Изваяния эти и поныне можно встретить в донских станицах и хуторах. Еще в прошлом столетии они насчитывались в донских степях сотнями. Несколько типичных экземпляров каменных баб собрано в Новочеркасском городском саду, отдельные экземпляры имеются во всех музеях Ростовской области (рис. 23). Средняя высота «бабы» - примерно 2 м. Руки изваяния всегда сложены вместе на нижней части живота и держат ритуальный сосуд - кружку, кубок, рог. На лицах мужских фигур изображены усы и, реже - бороды. На некоторых мужских статуях изображалось вооружение - шлемы, сабли, луки, колчаны со стрелами, кресало на подвеске и т. д., на женских - серьги, бусы, ожерелья, нагрудные коробочки и другие украшения. Наличие серег характерно, впрочем, и для мужских статуй.

Рис. 23. Каменные 'бабы' из собраний в Новочеркасском музее. Б - мужское изваяние
Рис. 23. Каменные 'бабы' из собраний в Новочеркасском музее. Б - мужское изваяние

Чаще всего люди изображены в стоячем положении, но иногда - и в сидячем. Ноги всегда непропорционально коротки. Сделаны каменные бабы, как правило, грубо, но некоторые из них, отделаны значительно лучше и тщательно (детали одежды, прическа, вооружение, украшения), другие - предельно схематизированы.

Распространены каменные бабы очень широко - от Днестра на западе через Украину и Крым, южнорусские степи и Кавказ до Монголии. Найденные в Монголии по течению реки Орхон надписи и другие данные свидетельствуют о том, что каменные бабы воздвигались здесь тюркскими племенами, ставились всегда лицом: к востоку и изображали собой главного врага того, кто похоронен под курганом и некогда сразил врага своей рукой. По шаманским верованиям, душа того, кто изображен в изваянии, будет вечно, и за гробом, служить тому, кто покоится под курганом. Такое толкование, однако, нельзя признать полным: оно не объясняет, в частности, значения женских фигур.

Каменные бабы южнорусских степей, таким образом, с наибольшим основанием должны быть отнесены в своей массе к тюркским кочевникам и, прежде всего, - к половцам.

Обилие каменных баб в южнорусских степях было отмечено еще в начале второй половины XIII века. В 1253 году голландский монах Вильгельм де Рубрук был послан французским королем Людовиком IX к татарам для обращения их в христианство. Из Константинополя Рубрук проехал через Крым и приазовские степи, пересек реки Сев. Донец, Дон, Хопер, Медведицу и побывал в Сарае, на Кавказе, в Средней Азии и на юге Сибири.

В интересном описании своего путешествия Рубрук рассказывает, что, проезжая по степям, он заметил, что куманы (половцы) «насыпают большой холм над усопшим и воздвигают ему статую, обращенную лицом к востоку и держащую у себя в руке перед пупком чашу».

На каменных «бабах» с мужским изображением очень часто встречаются перекрещивающиеся на груди ремни, укрепленные по обе стороны металлическими бляхами.

Очень характерно зарисованное художником изваяние из известняка, обнаруженное на Дону в насып» небольшого кургана (см. рис. 23-Б). На голове мужчины-воина - высокий конический шлем с накладной верхушкой, трубкой для перьев, венцом и наносником с двумя отверстиями. На плечах и груди воина три ремня, покрытые, видимо, прямоугольными металлическими пластинами с перекрещивающимися по диагонали насечками. Концы ремней свешиваются на грудь, пересекаясь с поперечным ремнем, при чем в этом месте сверх двух ремней - две нагрудные бляхи. Ремни и бляхи едва ли могли предохранять воина от вражеских ударов и, скорее всего, представляли уж не часть вооружения, а декоративную парадную военную деталь, «быть может, признак определенного военного достоинства или же атрибута определенной категории воинов» (П. Н. Шульц. - Каменные изваяния воинов из курганной группы «Чокрак». Сборник исследований и материалов Артиллерийского исторического музея Красной Армии, I, М.-Л., 1940). Бросается в глаза ярковыраженная скуластость воина, усы, спадающие сзади косы.

Все это типичные элементы «половецкой» группы каменных мужских изваяний.

Любопытно следующее: в одном из курганов у пос. Гусельщикова в 10 верстах от Новониколаевской станицы, б. Таганрогского округа, в 1902 году было найдено средневековое погребение. Вдоль левого бока скелета лежал обоюдоострый прямой железный меч, у пояса - просверленный зуб (амулет), две яшмовых бусы, а на груди - несколько ремней, укрепленных и украшенных медной проволокой, и два круглых щитка, устроенных таким образом, что внизу помещалась крестовина (из меди с примесью около 10% золота), на которую был одет кружок толстой кожи, окованный тонким листом серебра. Иначе говоря, - ремни эти полностью аналогичны тем» что изображены на каменных бабах (Раскопки в Таганрогском округе. Труды XV археологического съезда в Харькове, том I, M., 1905).

* * *

Половцы причиняли Руси немало тревог и бед. Нападениям половцев Русь начала подвергаться с 1061 года.

Особенно сильно стали они тревожить русские земли с половины XII века. Вообще же, за два столетия можно насчитать более 40 крупных опустошительных набегов половцев на Русь, не считая сотен повседневных мелких. Набеги эти прекратились только перед самым нашествием монголо-татар, покоривших половцев и частично приобщивших их к своим полчищам. Борьба Руси против половцев была длительной и упорной. Еще на съезде князей в Любече (1097 г.) раздавались голоса отдельных князей: «почто губим Русскую землю, сами на ся котору имуще? А половцы землю нашу несут розно и ради суть оже межи нами рать доныне. Отселе имейся по едино сердце и соблюдем Русскую землю!» (Ипатьевская летопись, изд. 1871).

Уже с начала XII века Русь перешла в наступление против степных кочевников. Русские нанесли половцам ряд сокрушительных ударов.

Одним из основных направлений русских походов в Половецкую землю, «на Дон», исследователи (К. В. Кудряшев и. др.) считают пути по водоразделу между Оскалом и Доном к нижнему течению Сев. Донца или же по водоразделу между Доном и Хопром (где в XVII в. будет проходить известный ногайский шлях) по направлению к Нижнему Дону. Этот последний путь запечатлен и летописцами.

Наиболее успешными были четыре похода против половцев Владимира Мономаха в 1103-1116 гг., когда Владимир сумел проникнуть в глубь Половецкой земли, «пил, - по словам Летописи, - золотым шеломом Дон» и заставил значительное количество половцев откочевать на Северный Кавказ. Могущество половцев было серьезно ослаблено смелым и активным сопротивлением русских. Однако рост феодальной междоусобицы на Руси, заставлявшей отдельных князей искать себе среди половцев союзников для борьбы с другими князьями, позволял половцам еще некоторое время разорять южнорусские земли. Феодальные распри серьезно ослабляли Русь того времени, мешали объединению ее сил, что чувствительно сказалось в известном трагическом походе на половцев Северского князя Игоря в 1185 году.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




индивидуалки
добавка в бетон


Пользовательского поиска