История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Славяне и вопрос об их появлении на Дону

В это время в истории Подонья-Приазовья открываются новые страницы, тем более значительные, что они будут связаны вскоре с историей заселения нашего края славянскими племенами, сам процесс формирования которых, как мы уже говорили, неотделим от процесса развития племен скифо-сарматского круга. Как в свое время скифы не исчезли бесследно, но в значительной своей части влились в состав сарматских племенных образований, так и приход гуннов не мог, разумеется, навсегда и полностью оборвать жизнь сарматских племен Причерноморья-Приазовья.

К тому же, вообще, «ни один народ, - замечает по сему поводу проф. В. В. Мавродин, - как физическая величина, не исчезает бесследно. Народ вечен. Каждый народ, имя которого, речь, культура, обычаи, соматические (антропологические) особенности с течением времени исчезают, все же продолжает жить в лице своих далеких потомков, и древние племена и народы должны быть учтены как творческая сила формирования позднейших и современных народностей и наций.. Все передвижения и переселения народов, - а они в истории бывали и неоднократно, - как правило, не затрагивают основных масс населения той или иной области, страны, края как физической величины...» (В. В. Мавродин. - Начальный этап в истории русского народа и государства. Труды Секции Исторических Наук Юбилейной Научной Сессии Ленинградского Государственного Университета, Л., 1948).

Не все, конечно, племена Восточной Европы играли равную роль в качестве творческой силы формирования славянства. Установлено, что в этногенезе восточного славянству значительно большую роль играли древние оседлые земледельческие племена, например, Среднего Приднепровья и в гораздо меньшей степени - кочевые и полукочевые племена южно-русских степей. Заселение южно-русских степей славянами, как таковыми, относится к более позднему времени.

Но к какому именно?

Как особый народ славяне были известны очень давно. Еще древнеримские писатели I и II веков н. эры упоминают о ранних славянских племенах-венедах. Много сведений о ранних славянах мы черпаем в трудах византийских историков VI-VII веков (Прокопия, Агафия, Менандра, Протиктора, Феофилакта, Маврикия, Феофана), в трудах готского историка VI века епископа Иордана (или Иорнанда), а также в сирийских и других источниках.

В V главе своей готской истории (551 г.), посвященной географии Скифии, Иордан указывает на территорию расселения славян западных и южных (склавин) и восточных (антов), которые раньше были известны под одним общеплеменным именем - венедов (славян вообще) (Склавины (словене) - племенное название, которое дали себе сами славяне. Антами же славяне сами себя не называли (это было имя, данное восточным славянам иностранцами)). Оказывается, уже в те далекие времена славянские племена были расселены на весьма обширной территории.

В VI веке у славян существовал родовой строй, жили они отдельными родами и племенами. Счет родства велся у славян по отцовской линии, что говорит о патриархальной родовой общине. Отдельные племена славян нередко находились во вражде друг с другом. Однако, когда славянам угрожала опасность со стороны врага или когда они выступали в походы против соседей, между славянскими племенами заключались союзы, во главе которых становились старейшины, наиболее влиятельные и родовитые военные вожди (Когда военные действия прекращались, переставала действовать и власть общего начальника славянских племен). Все это говорит «о развивающейся из родового строя военной демократии» (Энгельс).

На военно-демократический образ жизни славян указывает ж то, что они созывали народные собрания по военным и другим вопросам.

Занимались славяне земледелием, скотоводством, охотой; они также вели торговлю Известно, что в земли, населенные антами, ввозились украшения и оружие из причерноморских и придунайских городов. Вывозились от антов различные меха и т. д.

Жилищами восточных славян часто являлись землянки, которые имели по бокам земляные «скамьи», а в середине - круглые глинобитные печи. Рядом с землянками располагались хозяйственные ямы-хранилища. При раскопках древних славянских поселений в таких ямах обнаруживают зерна проса, что свидетельствует об использовании ям для хранения хлебных зерен, а также кости домашних животных - коровы, свиньи, овцы, козы. В ямах, куда выгребалась зола из печи, находят рыбьи кости и чешую. Славяне выделывали в своих поселениях глиняную посуду, изготовляли металлические изделия - железные ножи, серпы, рыболовные крючки и т. д.

Жили славяне также в хижинах. Для защиты от внезапных нападений врагов славяне нередко строили свои жилища в районе леса, болот, рек и стоячих озер. Иногда жилища имели несколько выходов - на случай внезапной тревоги (Любопытно, что при раскопках славянских городищ у Борщева на Дону были обнаружены землянки, связанные между собой подземными ходами).

Замечательной чертой древних славян являлась их любовь к свободе и независимости, ненависть к иноземному господству, стойкая и решительная борьба против попыток порабощения.

Византийские писатели отмечают храбрость и свободолюбие славян, их честность, гостеприимство. В общественных делах славяне видели свое собственное дело и принимали в них горячее участие. С рабами-военнопленными, как правило, славяне обращались мягко и по истечении некоторого срока предоставляли им свободу. В военной обстановке, однако, в битвах и сражениях, они были беспощадны к врагам. Своей храбростью и стремлением к независимости славяне нередко достигали побед и над более сильным по вооружению противником, как это было, например, в схватках с восточно-римскими войсками.

О мягком отношении славян к рабам византийский писатель Маврикий, рассказывая о славянах VI века, пишет: «Находящихся у них (славян) в плену они не держат в рабстве, как прочие племена, в течение неограниченного времени, но, ограничивая их рабство известным сроком, предлагают им на выбор: желают ли они за некоторый выкуп возвратиться в их земли или же - остаться с ними на положении свободных и друзей» («Древние славяне в отрывках греко-римских и византийских писателей по VII в. н. э.» (сост. А. В. Мишулин). «Вестник древней истории», М., 1941, № 1 (14)).

Во время походов славян дома оставались старики и старухи, женщины и дети, а также лишь очень небольшое, необходимое для текущих работ и охраны количество мужчин.

В походы выступали дружины, захватив добычу, они возвращались обратно.

Львиная доля добычи, полученной во время завоевательных походов, доставалась военным вождям, затем - дружинникам. Это усиливало имущественное неравенство внутри славянских племен.

Рабство у древних славян не получило такого широкого распространения, какое оно имело на территории древней Греции и Рима. Своими походами и набегами на территории рабовладельческих стран славянские племена способствовали окончательной гибели рабовладельческих государств, уже находившихся в то время в состоянии упадка.

Славяне сталкивались с рабовладельческими государствами в ту эпоху, когда рабовладельческий строй в этих государствах являлся в основном пройденным этапом, уступал дорогу новым общественным отношениям - феодализму. Это обстоятельство способствовало тому, что славяне сравнительно быстро вступили на путь феодального развития.

В VI-VII веках поселения славян в Западной Европе покрывали значительные части восточной Германии, а также территории современной (до первой мировой войны) Австро-Венгерской империи и Балканского полуострова.

Начиная с VI века, походы и набеги славян приобретают все более ярко выраженный завоевательный характер.

В VI веке военные дружины славян составлялись как из пеших, так и из конных воинов, вооруженных тяжелыми щитами, мечами, метательными копьями, луками и стрелами с ядовитыми наконечниками. Славянские воины умели хорошо биться и в степях, и в лесах, и в ущельях; они быстро ориентировались в местности, изобретая различные военные хитрости. Если враг настигал славян в походе в степи, то славяне устраивали укрепление из телег. Хорошо умели они скрываться от врага под водой, дыша через тростник. В бой славяне шли чаще всего пешими.

В начале VI столетия произошло первое вторжение славян на территорию Балканского полуострова. Они прошли Македонию, Фессалию, дошли на юге до Фермопил, на западе - до старого Эпира. С этого момента начинается длительное сопротивление византийского правительства дальнейшему вторжению славян на Балканский полуостров. Тем не менее их набеги и походы продолжались, и славяне не раз хозяйничали на полуострове, пока в VII веке Дунай не перестал служить каким-либо препятствием для вторжения славянских племен. Вскоре поселения славян покрыли почти всю территорию Балканского полуострова.

Утвердившись на морском побережье, славяне предпринимали отсюда на своих ладьях успешные морские набеги на острова Эгейского моря, доходя до Крита, а также совершали нападения на крупнейшие центры Восточной римской империи - Фессалоники и даже Константинополь. Вслед за Балканским полуостровом славяне стали массами появляться в Малой Азии.

Как быстро возрастало военное могущество славян, можно судить, например, по тому факту, что в середине 70-х годов VI века 100-тысячный отряд славян, разделенный на 4 колонны, прошел по всей Фракии до Фракийского Херсонеса и до линии крепостных стен города Анастасия. Греки не могли противостоять натиску славян.

Славянам приходилось воевать не только с греческим государством в лице Византии, но еще и с германскими и другими племенами.

Славяне постепенно переходили от первобытно-общинного строя к истокам своей государственности.

Долгое время многие ученые считали, что начало государства Руси совпадает с призванием варягов. Это, конечно, не так. Сказание о призвании варягов представляем собой лишь материал к истории северного княжества (Б. Д. Греков - О роли варягов в истории Руси, журн. «Новое время», 1947, № 30). Первая известная точная дата существования государства Руси относится ко времени еще до появления варягов. Так, в одном из старинных документов (анналы епископа французского города Труа Пруденция) говорится о прибытии в 839 году к императору франков Людовику Благочестивому (814-840), сыну Карла Великого, послов от Византийского императора Феофила вместе с представителями «народа Рос». Этот же документ рассказывает, что росы имели у себя царя, посылавшего в Византию послов «для заключения дружбы» (Царь росов носил также название хакана, или кагана. Слово это восточного происхождения и указывает на длительное и тесное общение славян с восточными народами и, в частности, с хазарами. Арабский писатель X века Ибн Руста называет правителя Руси - хаканрус, т. е. царь русских).

Таким образом, Рос, или Русь, к 839 году имела царя, посылала своих послов в соседние страны. Значит, 1100 лет тому назад государство Русь уже существовало, и было известно в ряде стран. А так называемое призвание варягов, будто бы имевшее место в 862 году, никак, следовательно, не может считаться началом существования государства Руси, даже если это событие - призвание варягов - имело бы место в действительности и не является легендой. А ведь летописный рассказ о «призвании» варягов полон всяких несуразностей и очень похож на известное ирландское предание о призвании трех братьев. Своими корнями рассказ о призвании варягов уходит в глубь веков и представляет собой по времени значительно более ранний рассказ, чем киевская летопись XI-XII веков.

Слово «Русь», следовательно, гораздо древнее и Киева, и Киевского княжества. Слово это пришло на север с юга. Некоторые ученые предполагают возможность существования с давних времен Азово-Черноморской Руси.

Когда же появились славяно-руссы в Подонье-Приазовье?

Любопытно, что само национальное название русского народа - «Русь, Россия» связано с наименованием тех же алан-сарматов, обитавших в междуречье Дона и Днепра. Древние писатели (Страбои, Плиний, а затем византийские и другие писатели более позднего времени) упоминают о роксаланах (рокасах или росах). При этом, само русское слово «язык» тоже ведет начало от наименования одного из сарматских племен - «языгов», обозначая первоначальное понятие «племя», «народ».

«За сагинами, - сообщает греческий историк Прокопий, - осели многие племена гуннов. Простирающаяся, отсюда страна называется Эвлисия; прибрежную ее часть, равно и внутреннюю, занимают варвары, вплоть до так называемого Меотийского озера и до реки Танаиса, которая впадает в озеро. Устье этого озера находится на берегу Понта Эвксинского (Черного моря). Тамошние жители, известные в древности под именем киммериян, теперь называются утигурами. Дальнейшие края на север от Меотийского залива занимают бесчисленные племена антов. Рядом с теми местами, где начинаются озера, живут готы, называемые тетракситами».

Прокопий, следовательно, прямо указывает, что племена антов занимали территорию на север от Азовского моря и Дона {рис. 20). Сведения Прокопия подтверждает и Иордан, рассказывающий, как готам пришлось выдержать натиск антов как раз в районе Азовского моря.

Интересно, что еще римский географ Птоломей (II век н. эры) сообщал, что в местностях по нижнему течению р. Дон живут «савиры». И у позднейших писателей мы находим указания, что на нижнем Дону живет народ,, известный под названием савриков, сабиров, или савиров. Эти савиры (одно из сарматских племен) оказываются связанными исторически со славянскими племенами, с «северой» (От северы и наименование Донца - Северский Донец) - упоминаемой в древнерусских летописях как самое юго-восточное из славянских племен.

Тот факт, что, например, сарматы были ближайшими родственниками некоторых славянских племен Восточной Европы, подтверждается и прямыми указаниями письменных документов (Очень любопытно, что в древних надгробиях III века, найденных в гор Керчи (древнегреческая колония - Пантикапей), встречается имя Антас. Можно думать, что среди скифских племен около времени нашей эры уже имелось «дно из племен, носивших это имя, - анты). Так, известно, что аланы, представлявшие собой одно из сарматских племен, населяли территорию будущей южной Руси, что аланы и руссы предпринимали совместные военные действия, объединялись в общие дружины и т. д.

Можно привести, одним словом, много доказательств в пользу того, что история появления первых славянских племен в Приднепровье, в Подонье-Приазовье своими корнями уходит в далекое прошлое, в глубь веков, в древний скифо-сарматский мир. С давних времен жили в степях по Дону и Донцу славянские и славянизирующиеся (близкие к славянам) племена. Впрочем, и некоторые из соседних с ними степных неславянских племен (из числа касогов, ясов и др.) тоже были не столь чужды славянам, находясь с ними в постоянном экономическом, торговом и культурном общении; часть славян в далекие времена- проникала в глубь степей, оседала там, смешивалась с местным населением, воспринимала его в свою среду (Анты, в частности, участвовали в процессе смешивания северокавказских и приднепровских племен).

Все сказанное выше свидетельствует, что историю русского народа мы должны начинать с первых веков н. эры - периода оформления восточной ветви славянских племен, выступавших под именем антов и становившихся решающим началом в истории народов Центральной и Юго-Восточной Европы.

С конца V - начала VI веков племена восточных славян с особой силой вступают в активную политическую жизнь. Продвигаясь с течением времени на юг и юго-восток, восточные славянские племена начали заселять и бассейн, Донца, местности по верхнему течению Дона, затем - области Нижнего Дона и Тамани. Проникновение славян на юг Восточной Европы было через некоторое время отмечено в Византийской империи и других государствах юго-востока указанием на появление здесь народа рос-русь. Византийские источники различают при этом антов, заселявших область северо-западного Причерноморья, и росов, обитавших в восточном Поднепровье, на Дону, по берегам Азовского моря, на Волге Новейшие исследователи полагают, что в бассейнах Дона, Донца, Азовского моря пребывали не анты, но именно росы, русы, «представшие как новая могучая сила в политической жизни Причерноморья VIII-IX ст. и давшие восточно-славянским племенам свое древнее имя рос-русь» (П. Н. Третьяков. - Восточнославянские племена в свете археологических исследований последних лет. Краткие сообщения Института истории материальной культуры им Н. Я. Марра Академии Наук СССР, Вып. XIII, Л., 1946).

К сожалению и до сих пор еще наука не в состоянии дать точного и бесспорного ответа, когда впервые появились поселения ранних славян в Подонье-Приазовье. На этот счет существуют различные точки зрения, и последнее слово науки далеко еще не сказано. Полагаться в данном вопросе только на известия древних писателей нельзя. В них мы находим самые общие определения, нуждающиеся в уточнении. Наиболее достоверные данные должны дать раскопки, изучение остатков материальной культуры, но и здесь только маша, советская наука обратила надлежащее внимание на работы в этом направлении, и должен пройти известный период времени для накопления достаточного количества тщательно и всесторонне изученного материала.

Что древние славяне в какой то мере были связаны с Подоньем-Приазовьем уже в VI-IX веках, проникали сюда, вели здесь меновые операции, жили среди других племен, - не подлежит сомнению. Этот факт начинает получать свое подтверждение и в вещественных находках.

На Дону, в окрестностях станицы Романовской, были найдены, например, золотые аграфы - застежки времени VI века, очень близкие к застежкам, обнаруженным в славянском кургане близ города Чернигова. О связях древних славян с Подоньем-Приазовьем говорят и письменные источники, сообщающие, например, о пребывании славян среди хазар и др. (Восточные источники IX века называют три центра древней Руси «Куябе» (Куяве, Куявию), под которым подразумевается Среднее Приднепровье с центром в Киеве, «Славию» представлявшую собой сложившееся в борьбе с грабителями норманнами политическое объединение ильменских словен, кривичей, чуди, мери и веси, и «Артанию» расположенную где то на юго-востоке. Но где? Не включала ли эта «Артания» азово-черноморские земли. До сих пор вопрос о месте «Артании» остается открытым).

Что же касается возникновения в Подонье-Приазовье постоянных собственно славяно-русских поселений, то пока они точно известны здесь лишь начиная с конца X века (так называемое «левобережное» городище в окрестностях станицы Цымлянской, поселение у хутора Потайновского, Кобяково городище у станицы Аксайской) 965 годом датировано и первое упоминание о славянах на юго-востоке в древнерусской летописи.

Специально изучавший данный вопрос И. И. Ляпушкин приходит к выводу, что «до второй половины X ст. поселения восточных славян не выходят в юго-восточном направлении за пределы лесостепи (верховья Ворсклы, Сев. Донца, устье Тихой Сосны), доходя на востоке до правого берега р. Воронежа (рубеж верхнего и среднего течения Дона, поселения в районе г Воронежа), это определяется, во-первых, трудностью освоения для славян степных тяжелых почв, в силу наличия у них земледельческой техники, приспособленной лишь к более легким лесным и лесостепным почвам; во-вторых, довольно ранним (конец VII - начало VIII ст.) освоением лучших участков этого района (границы степи и лесостепи, а также берегов рек) степным туземным полуоседлым населением (Салтовское, Саловское, Ольшанское, Алексеевское, Маяцкое, Цымлянское и др. поселения так наз. салтово-маяцкой культуры); в-третьих, отсутствием у славян потребности в продвижении на юго-восток в степь в виду слабой заселенности той территории, на которой они обитали» (И. И. Ляпушкин - Славянорусские поселения IX-XII вв. на Дону и Тамани по археологическим памятникам Материалчы и исследования по археологии СССР Вып. 6, М.-Л., 1941).

Появление с конца X века славянорусских поселений в Подонье-Приазовье не может быть полно и правильно понято без ознакомления с предшествующим периодом в истории нашего края.

* * *

К V веку в приазовских степях кочевали мало известные нам утургуры (или оногуры), а в степях, к западу от реки Дон и до реки Днестра - кутургуры.

В VI веке в южно-русские степи проникают родственные гуннам уйгурские кочевые племена аваров, или вархонитов, как их называли тюрки. По свидетельству древних писателей, авары походили своим внешним видом на «прочих гуннов», но косили длинные волосы, заплетали их в косы и украшали.

Племена аваров разгромили утургуров, а вслед за ними - и кутургуров. Аварам удалось довольно быстро продвинуться далеко на запад. Известно, что авары были союзниками Византии, но под конец выступали против нее, подвергнув, в частности, около 626 года, неудачной осаде столицу Византии - Константинополь.

С появлением аваров имя народа антов вскоре исчезает из римских и византийских литературных и других источников, хотя о поголовном уничтожении-аварами антов, этой сильной и многочисленной группы славянских племен, конечно, не может быть и речи (Известно, в частности, что на предложение аварского хакана славянским князьям покориться аварам и платить дань, князья отвечали «Родился ли на свете и согревается ли лучами солнца тот человек, который бы подчинил себе силу нашу... и в этом мы уверены, пока будут на свете война и мечи»). Хорошо известно, что именно культура антского союза племен послужила основой для культуры Киевского государства и что многие явления в жизни Киевской Руси восходят своими корнями именно к антам-создателям всей культуры восточных славян. Появление аваров привело лишь к территориальным сдвигам в расселении антов, к частичному вытеснению их из ранее занимавшихся ими земель, что могло иметь место и в отношении некоторых местностей Подонья-Приазовья.

После свержения власти авар (аварский каганат был разбит тюрками) в степях Подонья-Приазовья (до начала VIII века) кочевала часть болгарских племен. Раньше считалось, что болгары происходят из среды тюркских племен. Однако - ни болгарский, ни родственный ему чувашский язык в своей основе не принадлежат, к языкам тюркской группы. Болгарские племена представляли собой коренное население Приволжья. В X веке возникает болгарское государство, столицей которого вскоре становится «великий город Болгар», располагавшийся вблизи впадения р. Камы в Волгу, недалеко от города Спасска. Та же часть болгар, которая ушла на Дунай, подчинила там себе ряд славянских придунайских племен, а затем сроднившись и слившись с ними, ославянилась и около 679 года образовала славянское Болгарское царство, населенное болгарским народом, говорящим на близком к русскому славянском языке (Н. С. Державин - История Болгарии, Изд. Акад. Наук СССР, т. I. М.-Л., 1945).

Через некоторое время после авар и болгар в степях Нижней Волги и Дона начали все больше и больше появляться турки. Каждое из турецких племен имело своего вождя; все вожди подчинялись верховному хану.

Местности, занятые турецкими племенами, были заселены не только одними турками. Среди турок было немало племен иного происхождения, живших здесь ранее или вновь приходивших на территорию, подчиненную туркам.

Так, византийский писатель Феофан в своей хронике (758-818 гг.) сообщает, что «на восточных берегах Меотийского озера, за Фанагорией (на Таманском полуострове), кроме евреев, живут многие народы. За тем озером, выше реки Куфиса (Кубани), в которой ловят болгарскую рыбу коист, находится древняя Болгария и живут соплеменные болгарам «котраги» (которые, заметим, были, очевидно, родственны уже упоминавшимся выше кутургурам).

Одним из гунно-болгарских племен и являлось крупное племя хазар, обитавшее в степях Волги и Дона под именем акациров еще при гуннском царе Аттиле. Это племя особенно возвысилось после включения его в турецкую державу.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




заказать надгробный памятник


Пользовательского поиска