История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Язовских А. Г. Изделия коропластики Большой греческой колонии (находки 1993-2004 гг.)

Коллекции терракот Елизаветовского городища необычайно разнообразны по своей тематике. Практически каждый полевой сезон на территориях скифского городища и Большой греческой колонии приносит находки изделий из глины малых форм. Они всё больше притягивают внимание к себе и вызывают живой интерес, так как их изучение позволяет иначе взглянуть на светскую, духовную и религиозную жизнь этого уникального археологического памятника в свете греко-варварских отношений.

Общее количество находок изделий коропластики Елизаветовского городища, хранящиеся в фондах Ростовского областного музея краеведения, Научно-методического центра археологии РГПУ и Азовского музея краеведения, насчитывается около 80 единиц. Это целые фигурки объёмных форм, изображения с односторонним рельефом и многочисленные фрагменты. Внимательно изучая и анализируя находки прошлых лет в фондах РОМК и новые поступления в коллекции НМЦА РГПУ, накоплена значительная информационная база, которая позволяет дать интерпретацию многим фрагментам от различных терракот, что ранее казалось практически невозможным.

Цель статьи - краткий обзор находок коропластики с территории Большой греческой колонии за последние 11 лет раскопок (с 1993 по 2004 гг.).

Рис. 1. Изделия коропластики Большой греческой колонии (находки 1993-2004 гг.)
Рис. 1. Изделия коропластики Большой греческой колонии (находки 1993-2004 гг.)

За последние одиннадцать лет основной задачей совместных экспедиций НМЦА РГПУ, государственного Эрмитажа, Ростовского областного музея краеведения являлись исследования поселения греков - боспорян, открытого в 1982г. Раскопки проводились на участках наибольшего разрушения культурного слоя в результате сельскохозяйственной и строительной деятельности.

Раскоп XXXIV расположен на самом северном, высоком участке городища. Здесь были открыты остатки наземной сырцово-каменной постройки, состоящей из нескольких помещений-отсеков. Найдено 7 фрагментов от 7 протом. Строение относится к концу IV-1-ой трети III вв. до н.э.

На раскопе XXXVI в северной части "акрополя", на предполагаемой припортовой части городища, зафиксированы остатки ряда новых строительных комплексов, участок каменной вымостки и мн. др., относящихся к 1-ой трети III вв. до н.э. В результате раскопок обнаружено 7 предметов коропластики: 3 протомы, 4 фрагмента от объёмных фигурок.

Раскоп XXXV находится в центральной части "акрополя". Основная цель исследования на этом участке - это проведение спасательных работ и одновременно выявление характера застройки греческого поселения к востоку от, так называемой, Большой поперечной улицы поселения. В помещении 95 Дома № 32 (комплекс закрытого типа) в завале сырца среди прочих находок была обнаружена протома. Строительный комплекс датируется 1-ой третью III вв. до н.э.

Весьма интересные предметы коропластики (6 единиц) были найдены в результате исследования храмового комплекса с алтарём на раскопе XXX-XXXI, относящегося также к 1-ой трети III вв. до н.э.

На раскопе XXXVII в 2000г. проводились работы по изучению терри­тории, расположенной в западной части городища на гребне вала внутренней линии обороны конца IV - начала III вв. до н.э. Вал носит насыпной характер. Культурный слой в этой части городища всегда подвергался значительным разрушениям ежегодной вспашке. В ходе раскопок в составе керамического материала была найдена протома с изображением Деметры, изображение которой стало эмблемой НМЦА РГПУ. (рис. 1-1)

За рассматриваемый период на этих территориях найдено 23 изделия. К сожалению, многие из них во фрагментах. На наш взгляд это значительное число находок данной категории вещей. Изучая найденный материал, мы можем отнести 8 фрагментов к скульптуре объёмных форм и 15 единиц - к односторонним рельефам.

Следует отметить, что среди протом, по-прежнему, преобладают иконографические изображения Деметры и Коры Персефоны. Из числа 15 единиц - 8 приходится на эти два образа. К сожалению, не всегда возможно точно конкретизировать образ того или другого божества так как часто они имеют значительные утраты и выполнены из форм плохого качества (рис. 1-2,3).

Находки скульптуры малых форм сейчас не редкость на Елизаветовском городище, но они не перестают удивлять своим разнообразием изображений.

В районе храмового комплекса (р.- XXX-XXXI) были обнаружены обломки от 2-х женских статуэток, фрагменты от которых можно отнести к разряду жанровых.

Фрагмент лицевой части от небольшой женской фигурки. Сохранившаяся левая часть головы с причёской, с красиво уложенными прядями в стиле "a la melon". Подобные причёски были характерны для жанровых статуэток с изображением горожанок. Аналогии нашей фигурке можно найти среди терракот Танагры, различных центров Аттики, а в также и в городах Северного Причерноморья конца IV-III вв. до н.э. (рис. 1-4).

Заслуживает особого внимания женская статуэтка, сохранившаяся почти полностью (отсутствует голова). Фигурка изящно задрапирована в гиматий и несколько наклонена в левую сторону. Вероятно, она могла опираться рукой на постамент или колонну. Прямых аналогий ей пока не найдено (рис. 1-5).

В 2002 г. на раскопе XXXVI в ходе исследования помещения № 111 конца IV-III вв. до н.э. в остатках выборки цоколя среди находок обнаружен обломок терракотовой скульптуры - фрагмент обнажённой ноги, согнутой в колене и стоящей на подставке. Изделие покрыто ангобом. Аналогии подобному изображению можно найти среди терракот III вв. до н.э.: в коллекции коропластики Пантикапея есть обнажённая фигурка мальчика, сидящего на скамье, расположенной на квадратной базе-подставке. Другая подобная обнаженная статуэтка (сохранилась только правая часть) известна из коллекции Елизаветовского городища, хранящаяся в фондах РОМК (раскоп XVII - 1982 г.). Но необычность находки 2002 г. заключается в том, что она гораздо больше по размеру, чем выше упомянутые. По канонам изобразительного искусства, фигурка могла бы достигать 30-35 см в высоту (рис. 1-6).

Подводя итоги обзора предварительного изучения находок коропластики за последние 11 лет раскопок на территории Большой греческой колонии, следует отметить, что характер найденных изображений разнообразен по составу. Характер изображений вызывает большой интерес, так как может пролить свет на некоторые вопросы традиции культуры и религиозных представлений жителей боспорской колонии.

Автор статьи выражает благодарность Копылову В. П. и Коваленко А. Н. за любезно предоставленную информацию и археологический материал (ранее не опубликованный) из фондов НМЦА РГПУ.

В 2002 г. на раскопе XXXVI в ходе исследования помещения № 111 конца IV- III вв. до н.э. в остатках выборки цоколя среди находок обнаружен обломок терракотовой скульптуры - фрагмент обнажённой ноги, согнутой в колене и стоящей на подставке. Изделие покрыто ангобом. Аналогии подобному изображению можно найти среди терракот III вв. до н.э.: в коллекции коропластики Пантикапея есть обнажённая фигурка мальчика, сидящего на скамье, расположенной на квадратной базе-подставке. Другая подобная обнаженная статуэтка (сохранилась только правая часть) известна из коллекции Елизаветовского городища, хранящаяся в фондах РОМК (раскоп XVII - 1982 г.). Но необычность находки 2002г. заключается в том, что она гораздо больше по размеру, чем выше упомянутые. По канонам изобразительного искусства, фигурка могла бы достигать 30-35см в высоту (рис. 1-6).

Подводя итоги обзора предварительного изучения находок коропластики за последние 11 лет раскопок на территории Большой греческой колонии, следует отметить, что характер найденных изображений разнообразен по составу. Характер изображений вызывает большой интерес, так как может пролить свет на некоторые вопросы традиции культуры и религиозных представлений жителей боспорской колонии.

Автор статьи выражает благодарность Копылову В. П. и Коваленко А. Н. за любезно предоставленную информацию и археологический материал (ранее не опубликованный) из фондов НМЦА РГПУ.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Пользовательского поиска